290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Иномирянка (СИ) » Текст книги (страница 2)
Иномирянка (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 15:00

Текст книги "Иномирянка (СИ)"


Автор книги: Fiolka






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 11 страниц)

Глава 4

Видимо не ожидавшего согласия Шейна, я оставила сидеть истуканом, а сама направилась в ванную комнату, или лучше назвать ее купальней, потому что место таких размеров назвать просто ванной, означает грех на душу взять.

Для начала я решила осмотреться, чтобы понять где что находится. Первое и самое незаменимое в этом месте это огромна купель, сделанная из камня. Смотря на нее, я почувствовала себя Хюррем Султан из "Великолепного века", но увы я не Мерьем Узерли и не получу миллионы долларов за эту роль, в которую мне еще нужно попробовать вжиться. Разглядывая невероятных размеров чашу уже около трех минут, я так и не увидела что нужно сделать, чтобы она стала наполняться водой. Поэтому не став себя мучить и дальше бессмысленными поисками, решила позвать на помощь Шейна.

– Волчонок, нужна твоя помощь, иди сюда, – крикнув, я села на бортик этой огромной купели и стала ждать. Не успев пройти и десятки секунд, как в комнату с опущенной головой заходит Шейн.

– Чего голову-то опустил?

– Вы… то есть ты что!? На неодетую госпожу могут смотреть только ее гарем с супругами, и то далеко не сразу, а остальные если посмеют взглянуть хоть глазком без приказа будут казнены в лучшем случае.

– Шейн, во-первых, я тебя сюда позвала, а это автоматически значит, что ты можешь на меня смотреть, а во-вторых я еще одета, потому что не понимаю, как здесь включается вода, – сначала Шейн недоверчиво на меня взглянул, а потом перевел взгляд на купель и медленно подошел ко мне. Подал руку и начал делать какие-то пассы руками, после чего вода в купели начала медленно, но верно подниматься, а я раскрыла рот, и просто стояла и как дурочка хлопала ресницами. Когда волчонок повернулся ко мне, я наконец отмерла и сказала: " Спасибо, еще пока ты тут скажи, чем мне можно помыться, и во что потом переодеться.

– Наверное господин Джейден уже успел об этом позаботиться. Где твоя гардеробная? Я схожу, посмотрю.

– Справа от сюда, – пока Шейн пошел мне за одеждой, я решила раздеться и залезть в купальню. Сейчас, мне было откровенно плевать, что вода кристально чистая и естественно прозрачная, мне жуть как хотелось смыть с себя всю усталость вместе с пылью, и лечь наконец в постель, тем более меня там ждет массаж.

– Ммм, как великолепно, – простонала я, и стала опускаться в чуть горячеватую воду. Как раз в этот момент зашел волчонок вместе с полотенцем, и по всей видимостью одеждой.

– Ты. вы. ты прости, я не думал, что ты уже моешься, – еле слышно промямлил взрослый на вид мужчина.

– Да успокойся ты, как будто ни раз девушку голой не видел. Выходи давай из ступора, клади одежду и дай мне хоть пену какую-нибудь для аромата.

– Конечно-конечно, сейчас, одну минутку, какие масла ты хочешь? Есть увлажняющие, питающие, против морщин, волос, у тебя здесь целый ассортимент, и все они очень хорошего качества.

– Их можно смешивать?

– Да, можно.

– Давай мне тогда те, которые ты назвал и еще пару штук, только вот возрастные не надо, такие, как от морщин, целлюлита, обзавестись этим я еще вроде бы не успела. Кстати, ты же говорил, что образно говоря девочки у вас королевы, а значит и сами редко, что делают, но как тогда они ванну принимают или переодеваются, неужто сами?

– Для этого есть специально обученные рабы, но чаще всего это делают мужья или близкие наложники.

– Хм, буду знать. После нашего небольшого диалога, волчонок старательно выбирал какие-то бутылечки, а потом выливал их мне в чашу. Этих масел вышло около пяти штук, и только после последнего появилась пена. Эх, чувствую не так прост мой волчонок, как кажется, будет с ним еще делов. Мда… докатилась, пообщалась с мужчиной час, и все, уже мой, но почему-то кажется, что не пожалею, если доверюсь ему. Вот почему-то тянет меня к нему, ох… ладно разберемся, а пока:

– Шейн, ты приготовил, что тебе нужно для массажа?

– Да, вся необходимое я взял.

– Замечательно, тогда принеси, пожалуйста, ужин в комнату, я как раз оденусь. Мы с тобой поедим и приступим к расслаблению моих мышц.

– Госпоже не положено кушать вместе с рабом. Я позже поем.

– Волчонок, мы будем есть наедине, никто об этом не узнает, поэтому иди и топай за едой. Тем более это только пока мы одни в комнате, а потом глядишь в столовую переберемся, как порядок в замке наведем.

После того, как закрылась дверь, я встала и прям голышом пошла к зеркалу, чтобы посмотреть, что же такого сделали эти чудо-масла. И честно говоря, результат меня приятно удивил. Моя кожа как-будто светилась изнутри, она стала более подтянутой и упругой, а главное на всем теле не единого волоска.

Оказывается везде можно найти преимущества, особенно, если ты находишься в мире, где присутствует магия.

Спустя несколько секунд я обтерлась полотенцем, и стала любопытничать, что же за одежду мне принесли. Как я поняла, это было что-то типа сарафан-ночнушка, наподобие его были популярны у нас в мире. Поэтому не долго думая, я надела его на себя, собрала из волос гульку на голове и пошла на выход.

Переступив порог купальни, я приятно удивилась. В спальне, возле кровати стоял небольшой деревянный столик, и мне даже показалось, что он вот-вот развалится, так как был переполнен пищей.

А возле столика, снова на коленях сидел Шейн.

– Волчонок, прошу тебя, и надеюсь в последний раз, давай когда мы наедине, то ты будешь вести себя не как госпожа-раб, а как друг. Например, смотреть в глаза при разговоре и не сидеть на коленях, а? Договорились?

– Руби, понимаешь, то что ты сейчас говоришь очень противоречит тому, как мы здесь живем, и очень сложно перестраиваться от рабской жизни, в которой ты без слова хозяйки и шаг в сторону не имеешь права сделать, и вот к такой, где можно говорить как с равным. Это практически невозможно, такое даже представить сложно, а ты просишь уже во второй раз. Мне сложно так быстро отбросить прошлое и плохо пока верится, что жизнь может так круто измениться.

– Ладно, прости, что я так напираю на тебя. Просто мне хоть немного охота пообщаться с человеком искренне, а ты очень подходишь на эту роль. Садись со мной за стол и давай кушать. – спустя пару секунд, до меня дошло, что я что-то не то сказала, – Так…. подожди, если ты говорил, что люди здесь миф, то кто ты? – мда… как-то поздно до меня дошло, что людей тут нет – от слова совсем.

– Я… иштэ, – и замолчал.

– Шейн, я не знаю, что это за раса, но ты говоришь мне это таким голосом, что я начинаю переживать, что это изверги какие-то или убийцы.

– Я не знаю кто такие изверги, но думаю, что эти расы похожи. Иште – это по сути и есть человек, только они имеют такую особенность как перерождение. Также эти существа могут быть только в человеческом облике, и не имеют никаких ипостасей, только живут они долго по сравнению с людьми и с каждым перерождением у них на теле появляются руны, можно сказать, что они бессмертны.

– Волчонок, я не собираюсь с тобой ничего такого делать что ты себе напридумывал, верь мне. Тем более, ты ни капельки не похож на убийцу, поэтому перестань накручивать себя и общайся со мной как прежне.

Спустя пять минут мы наелись, и я пошла на кровать.

– Волчонок, как мне нужно лечь, чтобы тебе было удобнее?

– Просто приспусти немного пеньюар, и я начну разминать тебе спину.

– Как скажешь, – пока Шейн доставал крема и масла, которые нашел, я призадумалась, а как у них обстоят тут дела с сексом, не то чтобы мне это было так необходимо и я жить без него не могла, нет, это чисто женское любопытство, которое уже две минуты проедает мне плешь. И решив не заморачиваться, напрямую спросила об этом Шейна – Волчонок, а как вы тут развлекаетесь?

– Руби, какие у рабов могут быть развлечения, мы – вещи, наша обязанность выполнят все, что прикажет наша хозяйка.

– Я не совсем об этом говорю, я про то, как вы расслабляетесь в интимном плане?

– В гаремах все просто, там своя иерархия, где Верхний решает или дает согласие кто с кем и когда. А остальные рабы, мало когда могут с кем-то переспать, да и многие после специфических наказаний не хотят, их просто не интересует.

– Спрашивать, как наказывают я даже не буду. Любопытство утолили, голод тоже, теперь давай приступать, наконец-то, к массажу.

После пары минут массирования спины, я растеклась лужицей, а когда Шейн перешел к пояснице, я уже хотела, чтобы он зашел дальше. Я?! Девушка, которая могла пару месяцев спокойно не спать с мужчиной, готова спустя пять минут простого массажа лечь под него. Поэтому, когда прохладные пальцы скользнули чуть ниже поясницы я немного выгнулась, а волчонок в этот момент замер, боясь пошевельнуться. Бьюсь об заклад, он уже раз сто пожалел, что позволил себе эту фривольность. Но, когда я замычала, потому что сказать что-то внятное у меня бы точно не получилось, он дальше преступил к массажу. Неторопливыми, будто невесомыми касаниями он разминал мне шею, спину, поясницу, потом ниже, еще ниже, и я уже не сдержавшись застонала. А этот. этот… короче он довольно мурлыкнул и несмело проложил дорожку поцелуев по позвоночнику. Движения волчонка были такие робкие, что заводиться я стала в геометрической прогрессии. А потом этот нахал(!!!) просто взял и остановился, вот так вот раз и все, как будто ничего не было.

– Руби, я закончил, могу ли еще что-то для тебя сделать?

– Ты мог бы оказать мне услугу не останавливаться, но чувствую, здесь есть какие-то предрассудки.

– Руби, ты можешь вступать в связь, только со своими супругами и наложниками, а с остальными не можешь заниматься любовью, потому что тебя не поймут в обществе и станут относиться без почтения и не серьезно.

– Ох, ладно, поговорим попозже на эту тему. А сейчас все идут спать.

– Мне подождать пока ты уснешь? – поинтересовался он.

– Что уж тебя мучить иди к себе….

После ухода Шейна, я задумалась, что это такое тут было? Помутнение рассудка или что-то более серьезное. Пока я склоняюсь к первому варианту, так как никаких чувств к волчонку я не испытываю, конечно же, кроме как дружеских, правда пока шатких.

Глава 5

Глава ведется от имени Шейна

Бывает иногда так трудно поверить в чудо, особенно если ты живешь в мире, где у тебя нет права слова, твоя жизнь по сути ничего не значит и не принадлежит тебе. В мире, где единственное, что может быть твоим – это мысли, неосуществимые желания и мечты.

Этот мир хорош только для тех, кто имеет хоть что-то, а у нас, обычных рабов – это ад на земле.

Мое детство было по сути не плохим, мать меня практически не замечала и жил я в более-менее нормальных условиях, пока она не умерла. Тогда во главу семьи встала старшая дочь, и она, проведя расчеты, решила, что слишком много рабов, которые не приносят пользы и просто тратят ее деньги, по воли случая, в этот список бесполезных попал я сам. Тина (так звали мою неродную сестру) решила меня подарить своей подруге, та, сначала обрадовалась новой игрушки, а потом, со временем я, как и большинство, стал ей не нужен, а раз я ей наскучил, то можно меня и перепродать, зачем не нужный хлам держать при себе.

Прибывание на рабском рынке было кромешным адом. Каждый день смотреть на то, как измываются над такими же как и я безвольными существами: как их бьют, режут, порят, было невозможно. Чувствовать, когда по твоей спине ударяют плетью не так больно, как осознавать, что на месте невольника, находится твой сын, которому не посчастливилось родиться мальчиком и которого ты ни разу не видел, представлять, как он истекает кровью, как просит помиловать – нет ничего хуже.

Три дня моего персонального мученья тянулись ужасно долго, пока меня не купила хозяйка, хотя теперь уже бывшая хозяйка. Тогда я смог наверное впервые за свои двадцать пять лет жизни искренне порадоваться. Конечно, страх, что со мной будут творить невесть что присутствовал, но я был готов даже к самому страшному наказанию, лишь бы не оказаться снова в том ужасном месте, я готов был вытерпеть все что угодно, только бы не испытать снова ту невыносимую моральную боль. Но на самом деле все оказалось не так уж и плохо, по крайней мере не то что я себе навыдумывал заранее. Конечно, такую жизнь прекрасной не назовешь, но она вполне тянет на пригодную.

У Тиффани я был рабом на побегушках, помогал ей в каких-либо домашних делах, также помогал поварам, уборщицам, и в принципе никогда не получал наказания просто так, ради ее удовольствия. Зато когда я в чем то оступался, испытывал сполна на себе всю фантазию бывшей хозяйки. По настроению она могла сама нас наказать так, что нужно было использовать заживляющие масла или уж если сильно напортачили то терпеть и ходить избитым, пока само не заживет, или же нас мог бить какой-нибудь охранник до полу смерти, пока ей не надоест и она не прикажет ему остановиться. А так, если все было сделано безупречно, то и мы могли жить спокойно, хотя все равно это жизнью не назовешь, так бытийство. Эдак можно сказать в такой одноразовой жизни, провел я год, пока к нам не пожаловала новая хозяйка.

В тот день, когда Тиффани приказала нам в буквальном смысле вылизать весь дом, мы начали не хило так нервничать, да и госпожа вся на взводе была, но спросить, что же такого происходит никто так и не осмелился.

На следующей день нам всем стало известно, что у нас будет новая госпожа. Естественно никто этой новости не обрадовался, так как мы не понимали, чего ожидать. И вот после такого "приятного" известия, минут через пятнадцать мы все стояли в главном зале. Рядом с нами была хозяйка Тиффани и сама чуть ли не тряслась от напряжения. Простояли мы так несколько минут, а потом услышали два голоса, которые к нам направлялись, дураком нужно быть чтобы не понять кто пожаловал.

Диалог, который она вела с мужчиной, пришедшим с ней, был очень странный. Они общались на равных, чем повергли нас в шок. Смотря на него, можно с легкостью было догадаться, что он не раб, и даже не простой господин, так как в нем чувствовалась какая – то неведомая сила, которая очень хорошо ощущалась. И от этого становилось еще страшнее.

Поговорив, новая хозяйка окинула нас взглядом и своим изящным пальчиком указала на меня, сказала чтобы я подождал ее тут, а остальные чтобы отправились к себе. Тогда я застыл в диком ужасе, хоть эта милая с виду особа и не внушала страха, я все равно понимал, что женщины добрыми не бывают, даже если в детстве у них и есть хоть капля милосердия, то к совершеннолетию они понимают, что мужчины ничтожества и нас можно не жалеть, тем более раз нас так много.

Когда они с молодым человеком ушли осматривать владения, я пытался не задумываться, что со мной она может сделать, но мысли неустанно возвращались к этой теме. Спустя некоторое время, госпожа появилась в проходе и приказала следовать за ней в ее покои.

Зайдя к ней в комнату, я удивился, что она выбрала не самые роскошные покои как полагалось, а милые и уютные, что совсем не походило на наших женщин. Госпожа сразу же направилась к кровати и прилегла на нее, потом заговорила, чем повергла меня в шок. В своей речи она разговаривала со мной не унижая и не подавляя, а как с равным, и даже использовала вежливые слова, так еще и интересовалась мной!

Сначала подумал, что она так издевается, кличку ведь придумала, да какую, у нас так по моему никогда ласково мужчин не называли – волчонок. А после того как она узнала, какой я расы, так вообще запутался, почему остался жив, да и отношение плюс такое же осталось. Хотя и сам не очень-то и понимаю зачем признался, ведь прекрасно понимал, что на кону стоит моя голова.

За весь наш с Руби разговор я понял, что она не притворяется, хоть и побаивался. Просто здесь еще она не совсем освоилась и плохо разбирается во всем новом. Ей нужен верный человек, который не придаст и поможет, только я не до конца понял, по чему она выбрала именно меня.

После беседы, она засобиралась в ванную, а мне сказала приготовить все к массажу. Сам не понял, как осмелился такое предложить, поэтому после самораскаивания пошел искать разные расслабляющие масла.

Через несколько минут, я услышал как меня позвала госпожа из ванной, что меня удивило. Ведь всем известно, что женщину без одежды может видеть только элита, а тут спустя пару часов знакомства, я нахожусь в покоях госпожи, так еще и ванну ей помогаю набирать.

Пока я искал какие травы добавить в купель, всеми силами пытался сдержаться и не смотреть на хозяйку. Но для мужчины, который в жизни видел женщину нагишом всего лишь один раз, и то ни капельки не получив от этого удовольствия, то это было настоящим испытанием, когда перед тобой лежит прекрасное молодое девичье тело, а ты не можешь к нему прикоснуться. Спустя пару минут, в течение которых я все доделывал и ходил за одеждой, я с одной стороны тайно мечтал, чтобы время остановилось, а с другой, чтобы все поскорей закончилось, так как терпеть с каждой минутой становится все труднее. Время выбрало первый вариант и вот я уже не возле прекрасной госпожи, а иду заказывать еду для нее.

Когда я все приготовил, Руби вышла из купальни, я уже молился, чтобы она накинула сверху хоть что-нибудь, потому что даже представить не мог, как трудно совладать с собой и сделать этому ангелу во плоти массаж.

На яву оказалось все хуже чем я предполагал, когда мои руки скользили по ее плечам, по ее бархатистой спинке я думал, что начну стонать в голос. Никогда в жизни я не испытывал такого удовольствия, но если бы я это себе позволил, то получил бы сполна, так как даже самая добрая хозяйка такого не простит, поэтому я стиснув зубы терпел изо всех сил, но в конце немного не удержался и поцеловал Рубину очаровательную спинку, это все произошло так быстро, что я даже испугаться своей наглости не успел, но вроде обошлось, и ей даже понравилось.

Потом у нас снова состоялся очень странный диалог, после которого я конкретно задумался с какого мира у нас госпожа, если позволяет себе такое, но решив не забивать голову тем, что знать мне не положено, я в противоречивых чувствах пошел в отведенную нам комнату спать. Молясь, что завтра все будет хорошо, и надеяться, что все что сейчас произошло не было моим лучшем сном.

Глава 6

Утром проснувшись я начала вспоминать события вчерашнего дня, и с каждой секундой мое настроение падало, пока не докатилось до отметки нуля. А когда я вспомнила планы на уже сегодняшний день, так оно вообще скатилось до пометки ниже некуда. Еще немного поразмыслив я поднялась и решила пойти умыться, но так как я без понятия как набрать воду, решительным шагом вышла из своих покоев и пошла искать Шейна, единственного кого я более или менее знаю. Не успев дойти и до первого поворота, как из него выскакивает парнишка, которого я увидела в первые минуты моего пребывания здесь, кажется его зовут Алан.

Он так сильно куда-то спешил, что чуть не налетел на меня, а когда понял кто перед ним стоит, так вообще ужаснулся и чуть не упал на колени, начав что-то щебетать, и уже, по-моему, собрался зареветь, как я прервала его:

– Найди Шейна, и пусть он придет в мою комнату сейчас же, а сам свободен. – я была уверена на все сто процентов, что начала бы я его успокаивать, была бы истерика.

Я развернулась и пошла к себе, и успев закрыть дверь – разрыдалась. Мне даже не представлялось, что это будет так тяжело. Я в жизни не смогу так себя ужасно вести, ладно если бы это были нелюди, которые в чем-то провинились, убили кого-то, или издевались, но нет же, это совершенно несчастные существа, которым просто не повезло. Поревев пару минут, я попыталась взять себя в руки, и решила, что в своем доме я такого не потерплю, максимум до того как я окончательно не стану тут главной. Во-первых, сегодня же познакомлюсь со всеми рабами моего дома и решу что с ними сделать, да и плюс хозяйку Тиффани надо куда-то определить, так как не думаю, что она поможет мне все это провернуть, будет только палки в колеса вставлять. А во-вторых, сегодня отправимся на рынок и я наберу рабов, которые еще смогут вести нормальную жизнь, и у которых еще не погасла та самая искра жизни, и которые не будут ее скрывать. И только я собралась пойти в гардеробную, как услышала робкий и такой тихий стук в дверь, что сначала даже показалось, что послышалось, но потом он повторился снова, по моему даже тише. Решив не мучить, скорее всего Шейна, сказала войти.

Через секунду он уже стоял передо мной и ускоренно решал что же ему делать и как себя вести. Не дав ему и минуты на размышления прервала его мыслительный процесс:

– Шейн, волчонок мой, ты помнишь наш вчерашний разговор?

– Да.

– Ну, тогда, чтобы больше не возвращаться с тобой к этому вопросу разъясню все сейчас. В данный момент, я нахожусь в месте, которое совершенно не похоже на мое прежнее место жительства, мне тоже очень трудно адаптироваться и изображать из себя властную и жестокую женщину. Мне нужен здесь хоть кто-то, кто будет меня понимать, я не знаю почему выбор пал на тебя и доверяю все это, но происходит все это как-то на интуитивном уровне. Я стараюсь на тебя не давить, но, пожалуйста, не нагружай себя, успокойся, и веди себя со мной как с другом, просто не забивай свою голову ненужными размышлениями пока мы одни, хорошо? – после моей тирады лицо паренька хоть все так же и осталось недоверчивым, но все же посветлело и я услышала более уверенное:

– Да, Руби, я тебя понял.

– Вот и замечательно, тогда расскажи-ка мне, как здесь набирать воду, если у меня нет магии, и есть ли тут какое-нибудь средство общения, просто каждый раз бегать и искать кого-то не комильфо для госпожи, да и ситуации разные все-таки бывают.

– Руби, если ты попала в наш мир, то в тебе обязательно должна быть магия, да даже у чистокровных людей частичка есть, а ты, как я понимаю, не просто человек, поэтому тебе нужно или найти опытного и проверенного мага, или купить специальный артефакт для распознания уровня и вида магии. Хотя, как госпожа, ты не должна даже и задумываться, чтобы набирать воду самой, для этого есть специальные рабы. А насчет средства связи, его могут позволить себе только госпожи для общения между собой, а рабам такое не положено. Да и никто в здравом уме не будет на такое тратиться, эти артефакты стоят очень больших денег. Приближенным рабам, или те кто занимает руководящие посты, выдают совершенно другие артефакты, которые при вызове от госпожи посылают электрический импульс, и тогда раб понимает, что его сейчас ожидают. У нас таких артефактов не очень много и их все нужно перестраивать, так как они принадлежат бывшей хозяйке Тиффани, но если ты прикажешь и выберешь кому разрешено будет выйти на рынок, то за ними отправляться и приобретут нужное количество. Такой приказ будет?

– Нет, сейчас я умоюсь и приму ванну, потом пойдем знакомиться со всеми, а затем уже сами отравимся на рынок и прикупим все что нужно. Расклад понятен?

– Да, понятен, Руби. У тебя в речи иногда проскальзывают такие странные обороты, ты очень интересная в общение, и вообще, – последние слова Шейн по моему вообще прошептал и так мило покраснел, что я невольно рассмеялась и потрепала его по шелковым волосам.

– Ну, возможно попозже я тебе расскажу всю историю, а пока, просто спасибо.

– Прости, что лезу не в свое дело, за несколько часов общения с тобой, я уже веду себя не так как подобает рабу, что очень-очень не правильно.

– Ты главное пока со мной при всех та не заговори, а наедине нормально. Все, хватит разговорчиков, ты мне ванну наведешь или нет?

– Ой, прости, сейчас, пару секунд.

– Мда, волшебство да и только, – эти слова я проговорила уже вовсю наблюдая, как вода неожиданным образом появляется в чаше, которая пол минуты назад была совершенно пуста.

Когда моя купель наполнилась, я попросила Шейна дать мне какой-нибудь аналог геля для душа, правда сначала пришлось объяснять что это такое, но к счастью он все очень быстро понял. Посидев немного в ванной и ополоснувшись, я в одном полотенце потопала в гардеробную. Только я собралась покинуть это райское место, как услышала стук в дверь, решив не отвечать, просто приоткрыла главную дверь.

– Ой, Руби, прости, я забыл про одежду. Пошел завтрак для тебя заказывать, его как раз сейчас привезут сюда. Что тебе принести из гардероба?

– Не беспокойся, сама возьму, а насчет завтрака спасибо. Я столько планов построила, что про еду скорее всего забыла бы. Подожди меня здесь, вместе позавтракаем и пойдем вершить, так сказать правосудие. Я сейчас, только оденусь.

– Руби, тебе помощь в гардеробной комнате точно не нужна? – и что странно это опять было сказано с очень хорошо спрятанной надеждой и капелькой страха. Хотя, в принципе его можно понять, не думаю что женщин он часто видит, но все равно как-нибудь нужно будет на эту тему поговорить и может денег всем рабам выделить или нанять кого-то, коль уж у меня их куры не клюют. Да и мужьями скоро обзаведусь, свыклась чего-то я уже за эти сутки, то что я все время буду на виду и в компании. И плюс за жизнь надо платить, не просто ведь так меня снова живой сделали.

Мой гардероб во истину оказался огромен, вчера, я толком его и не рассмотрела, зато сейчас, не помню какой по счету раз, моя челюсть встречается с полом. Мало того, что эта комната по размерам похожа на отдельную квартиру, так она еще и доверху забита одеждой, что все вещи за неделю не пересмотришь, а уж про примерку я вообще молчу, будто я оказалась в каком-то очень дорогом магазине, во время новой коллекции.

Поэтому смело зову волчонка, и велю ему рассказывать, что и где лежит вкратце. Просмотрев практически все, и так как выбора было до фига, я решила выбрать впервые броский наряд, но по виду очень дорогой, для того чтобы не опозориться перед всеми, да и показать, что мы не маслом деланны.

Платье, в которое я сейчас нарядилась, мне кажется нельзя описать словами, а то, как оно на мне сидит, тем более. Мало того, что оно невероятно удобно, так еще и выглядит просто великолепно. Во-первых, я это поняла по горящему взгляду Шейна, который очень хотел его скрыть, а во-вторых, по собственному отражению в зеркале, то как платье повторяет все мои изгибы и выпуклости, более выражая их, невероятно. Но, как и сказал волчонок после комментариев, что не хватает украшений и по желанию неброского макияжа с прической.

Немного поразмыслив решила, что если быть красивой то полностью, поэтому мы отправились выбирать бижутерию, а выбирать там было из чего уж поверьте мне. Прямо возле входа в гардеробную стоял большой шкаф и рядом с ним висело огромное, в полный рост зеркало, а как раз-таки в шкафу находились все украшения. Из этого огромного выбора, почему-то мне кажется, что в магазинах ассортимента встретишь меньше, я выбрала не очень большое колье, скорее всего с бриллиантами, серьги гвоздики, чтобы не переборщить, и Шейн сказал, теперь я должна всегда носить на правой руке перстень, показывающий к какому роду я отношусь, и что в нем я являюсь главой, а также служащий для пометки купленных рабов. Кроме этих украшений я больше ничего надевать на себя не стала, так как не хотелось быть новогодней елкой, плюс ко всему, каждое украшение висящие на мне стояло по целому состоянию, если не больше. А так и в меру, и виден статус.

Когда с дорогостоящими безделушками было покончено, волчонок, протянул мне небольшую коробочку, в ней был мой будущий перстень, который выглядел сейчас как маленькое прозрачненькое колечко, как Шейн мне рассказал, нужно надеть его на палец (я выбрала безымянный) и представить, как я хочу, чтобы кольцо выглядело. Вообразить я решила небольшой перстень из золота, с инициалами. Шейна оно по моему тоже впечатлило, по крайней мере такой вывод я сделала, смотря в его расширенные глаза. Может быть он думал, что я представлю какую-нибудь безвкусицу, обвешанную алмазами, поэтому так удивился.

Отойдя от шока, мы начали заниматься прической, хотя по правде говоря, занимался ей волчонок, а я так, руководила процессом, как говориться. Волчонок, выпрямил волосы, и взяв по бокам небольшие прядочки, завязав из них на макушке красивый бант.

Посмотрев на итоговый результат, я поняла, что все на так плохо, как мне казалось раньше. Выгляжу я более чем отлично, по поводу мужей сильно переживать пока тоже рано, а с рабами, попробую сегодня разобраться, поэтому, как говорится нужно собраться с мыслями и плыть по течению.

Поглядя еще немного в свое отражение в зеркале, и как бы это эгоистично не прозвучало полюбовавшись, мы пошли завтракать, так как еду нам уже привезли, да и на стол накрыть успели.

Очень плотно покушав, да и что немало важно вкусно, мы собрались идти в главный зал, где предварительно Шейн передав мой приказ, сказал, чтобы там все собрались.

Пока мы шли до него, с каждым шагом у меня все больше подрагивали коленки, и с каждым шагом я начинала все медленнее и медленнее передвигаться. Так бы я вообще через пару метров остановилась, но слова Шейна меня подбодрили: Руби, рабы – это вещи, у которых нет права голоса, а как я понял: за наше очень короткое общение, ты хочешь это исправить, жизни всех этих существ, сейчас в твоей власти. Все, что ты скажешь, они выполнят безоговорочно, все здесь находящиеся твое имущество, а имущество это то, что не имеет чувств. Возьми себя в руки и докажи, что это не так, что у нас может быть лучшая жизнь, я верю в тебя и скоро все поверят, – он улыбнулся и сказал, – прости меня за мою тираду, вон как ты за сутки уже на меня повлияла, что я так разговариваю с госпожой.

– Спасибо тебе, волчонок, я в тебе не ошиблась, и ты абсолютно прав, кроме одного, все не в моих руках, а в наших. Без вашей поддержки, веры и доверия я не смогу справиться, поэтому пошли со всеми знакомиться и надеюсь дружить, – и теперь уже решительным шагом преодолела оставшиеся сто метров.

Зайдя в огроменный зал, я увидела, как в одну шеренгу выстроились все мои рабы. А их, как я помню было около тридцати. Пока я не растеряла всю уверенность, решила сразу поговорить с Тиффани.

– Тиффани, можете мне рассказать, буквально в двух предложениях, какое состояние у рабов, – сама себе удивляюсь, но я смогла это сказать уверенным и властным голосом, даже не дрогнувшим голосом.

– Да, конечно, госпожа. Насчет состояния, оно у всех прекрасное, как вы видите, рабы молодого возраста, поэтому здоровье у них отменное, также они беспрекословно подчиняются, и чтобы вы не приказали все сделают в наилучшем виде. А так как здесь еще очень мало рабов, многие выполняют двойную работу, поэтому, как вам будет угодно можно определить кто и чем будет заниматься, – все это было сказано таким слащавым голосом и такой же улыбочкой, что аж противно стало, и я уже твердо решила: что сейчас же ее выпровожу и на ее место поставлю кого-нибудь другого, возможно это будет Шейн или кого он порекомендует.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю