290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Золотое перо (СИ) » Текст книги (страница 2)
Золотое перо (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 07:00

Текст книги "Золотое перо (СИ)"


Автор книги: Estel_Aragon






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

– Отец, они уже здесь! Они дошли домой!

В следующую минуту перед троном, словно из воздуха, появился высокий мужчина и присел на своё законное место, произнося в ответ на этот голосок:

–Триса, не нужно так громко. Ты их испугаешь.

Люси подняла взгляд на обладателя столь глубокого, но в то же время мягкого голоса. И тогда она буквально обомлела. Никогда в жизни ей ещё не доводилось видеть создания более прекрасного. Сперва кажущееся суровым, лицо смягчилось при виде прибывших магов, а взгляд сверкающих золотых глаз стал ласковее. По плечам мужчины рассыпались длинные огненные волосы, а на голове сияли золотые оленьи рога.

Мужчина отряхнул невидимые пылинки с широких рукавов алой мантии и обратился к путникам:

– Наконец вы дошли ко мне, дети мои.

Сказать, что маги были в недоумении, значило бы ничего не сказать. В голове у Роуга крутился лишь один вопрос: “Кто этот странный мужчина?” Но Люси по какой-то причине была почти полностью спокойна и это было непонятно Чени ещё больше. Она, не испытывая никаких сомнений даже на миг, подняла взгляд и посмотрела прямо в глаза сидящему на троне мужчине:

– Вас люди зовут Рогатым Королём?

Тот посмотрел на девушку с нежной снисходительностью, как смотрят лишь родители на собственных детей:

– Если угодно. Но моё имя Кернунн. Я повелеваю землями Запада.

Девушка слегка склонила голову в знак почтения и жестом показала, что Роугу стоило бы сделать тоже самое.

Король не мог и ожидать, что его будущая дочь окажется такой прекрасной. Ветра доносили до его слуха песни, что слетали с её уст и как же рад он был получить известия от Трисы и Мирсэ о том, что эти шальные полевые феи зачаровали браслеты и надели их на одинокую путницу, чтоб та дошла до дворца. Тогда же он рассказал им и про юношу, и приказал лесным девам открыть для путников зачарованную тропу. И эти двое ведь ещё не знают, что уже давно находятся в самом сердце леса, а не на его окраине.

– Почему вы нас назвали детьми, владыка? – решительно спросила девушка, решив, что сейчас данный вопрос более приоритетный, чем рога товарища.

– Один из вас испил вод из лесной реки. Та вода сама решает, кому стать одним из моих детей. А вот ты… – он спустился по ступеням вниз и склонился к Люси, чей рост по сравнению с его казался совсем уж никчёмным. – Нет для меня на свете дочери более желанной, чем та, которую признала спутница моего первого дитя.

И на этих словах он указал на лютню, которую всё ещё держал в руке Роуг. Люси удивленно взглянула на инструмент и мягко забрала его из рук парня, разглядывая. Лютня как лютня. Подумаешь, магическая…

– Чем она так особенна? – недоуменно спросила девушка, проводя тонкими пальчиками по серебряным узорам на тёмной деке.

– Моя первая дочь была смертна. И перед своей кончиной наложила на свой инструмент заклятие. Затем она сказала мне: “Тому, кому она покориться, должно будет стать твоим любимым детищем, ибо в нем будет часть моего духа”, – терпеливо и мягко разъяснял Кернунн, рассматривая лицо Люси. – Потому ты не покинешь Запад.

Она повела бровью, но промолчала. Если уж родной отец удержать её не смог, то второму и подавно не суждено. Но вот в чём дело, желания сбегать почему-то нет. На минуту она задумалась, почему ей не захотелось вопреки всему покинуть этот лес? Но тут же возник противоположный вопрос: “А почему я должна возвращаться туда? Снова вступить в гильдию и вновь встретиться где-то с Хвостом Феи по воле глупой случайности? Не затем я ушла от них, чтоб потом они уговорили вернуться назад”.

Люси подняла взгляд с лютни на мужчину, совершенно не обращая внимания на потуги Роуга воззвать к ней. Сейчас весь мир сузился до неё и стоящего перед ней властелина, жаждущего вернуть себе часть души любимой дочери.

– Я останусь в твоём чертоге, властелин. Но только, если выполнишь мои условия, – твёрдо произнесла она.

Кернунн проникся ещё большей симпатией к этой молодой девушке. Ему понравилось, что она решилась отстоять свои желания и полностью покорился её воле. В этот раз.

– Что пожелаешь, то сей же час исполню, – мягко произнес он, заправляя за ушко девушки прядь её длинных светлых волос.

Она почувствовала приливший к щекам жар после едва ощутимого прикосновения, но не отстранилась, а начала говорить:

– Ты дашь мне облик и имя, какие сам изберёшь. Не станешь держать меня взаперти, как узницу и разрешишь гулять по своим землям. И если мой спутник не захочет стать одним из твоих сыновей, то ты расколдуешь и отпустишь его.

По его меркам это не было невыполнимыми желаниями. Даже более, он сам намеревался предложить ей облик с именем. Сердце короля дрогнуло от радости и он не стал сдерживаться, а подошел к Люси и крепко обнял, любовно целуя в макушку:

– Я клянусь, что буду любить тебя свыше остальных моих дочерей и сыновей.

Роуг пораженно смотрел за тем, с какой лёгкостью она отдала жизнь тому, кого видела впервые и как бессовестно поставила его перед выбором: оставить её тут совсем одну или вернуться к прежней жизни. В это же время из-за одной колонны краем глаза выглядывали две шальные полевые феи, которым теперь полагалась большая награда за то, что они так сильно осчастливили своего великого отца.

Комментарий к Колдовская тропа

Ох, вот уж не знаю, насколько связной получилась глава, но склонна питать надежды, что не слишком сумбурно всё вышло. Обязательно пишите отзывы, они мне ужасно нужны. Иначе я не имею ориентира, что вам нравится, а что нет, мои дорогие читатели, которые остались. Ставьте плюсики и давайте какую-то отдачу моему творчеству. А то не очень весело наблюдать за степным ветром, гуляющим над моей работой и разносящим над нею пыль веков.

========== Лада короля ==========

Роуг тяжело вздохнул и хмуро взглянул на звёздное небо, сидя на окне в отведённой ему комнате. Их с Люси разделили и она спала в комнате этажом выше, в комнате рядом со спальней короля. Ему всё ещё было трудно уверовать, что происходящее – не сказка. Все эти странные существа на мозаиках оказались реальными. А Рогатый Король не был каким-то глупым вымыслом или мифом, созданным для того, чтоб запугивать детей и уберечь их от походов в лес. Впрочем, чему вообще могут они удивляться, покуда живут в магическом мире? Но вот парню была непонятна эта опрометчивость и он не мог полностью осознать причину такого решения спутницы. Она почти не сомневалась, когда отдавала себя на милость Рогатого Бога.

– Ох, Люси, во что ты влезла и почему это меня хоть сколько-нибудь волнует? – прошептал он в пустоту, слегка болтая ногой.

В это же время у себя в комнате на мягкой кровати расселась в позе лотоса сама девушка, поселившаяся нынче в мыслях Чени. Она откинула назад волосы и поправила сползшую с плеча ночную рубашку из тонкого белого хлопка. На коленях у девушки лежала та самая книга, открытая на странице с легендой о королевском цвете, о том растении, за которым и приходил по заданию сюда Роуг.

– И тогда владыка окропил светом звёзд те цветы, что выросли на могиле Гинтаре, и сделал из них эликсир, коим опаивал детей своих, чтоб те всегда были рядом с ним. Ибо он никогда не хотел более знать горя потери, – тихо прочла девушка вслух последнее предложение и рухнула на кровать, прижимая к груди книгу.

Всё происходящее казалось ей настолько невероятным, фантастичным, но в то же время исполненным особой романтики, что она не удержалась и блаженно вздохнула, расплываясь в безмятежной и влюблённой улыбке. Она избрала судьбу дочери Рогатого Короля, но ничуть не жалела об этом. Прежний мир казался ей таким знакомым и простым. Слишком простым. И оставался он далеко позади неё. Впереди ждали бескрайние просторы Запада, которые никогда бы ей не исходить за отведённый изначально человеческий век.

В дверь раздался стук, заставивший девушку повернуть голову и спокойно произнести: “Войдите”. В комнату к ней вошли две рыжеволосые бестии, чьею волею она и оказалась тут.

– Видишь, Мирсэ? Я же говорила, что не спит она! – хохотнула та, что стояла впереди.

Вторая гостья оказалась чуть более робкой и слегка пряталась за спиной первой, так сильно похожей на неё девушки. Она выглянула и ласково улыбнулась Люси, так и продолжавшей лежать на кровати и не пытавшейся скрыть накатившую на неё негу.

– Здравствуй, сестрица. Я Мирсэ, а это Триса. Мы феи с поля, через которое ты шла к лесам, – тихонько защебетала Мирсэ, присаживаясь на кровать подле заклинательницы. – Ты уж прости, что так вот всё вышло и мы привели тебя сюда нашими чарами. Но уж больно ты хорошенькой была, да и отец теперь будет ещё более счастлив, чем прежде…

Обычно куда более болтливой в таких ситуациях была именно Триса, но она сейчас лишь сидела позади Люси и перебирала тонкими пальцами нежные светлые волосы будущей сестрицы, слушая весёлое щебетание Мирсэ.

Внезапно взгляд Трисы зацепился за книгу, лежащую на груди Люси и она ловко подцепила ту пальцами и взяла в руки так быстро, что Хартфилия даже среагировать не успела. Фея начала вертеть книгу в руках и рассматривать ту так и эдак.

– Что это такое? Баллады? – наконец спросила Триса, пробегая глазами по строкам.

Люси приподнялась на локтях и мягко потянула обратно книгу:

– Не только. Тут и легенды есть тоже. Много сказаний из дальних уголков мира.

На этих словах обе рыжеволосые девицы оживились и поудобнее устроились на кровати Люси, начиная умолять ту снова спеть для них какую-то балладу. Люси долго противилась, отговариваясь тем, что поздно, но Мирсэ пресекла эти отговорки парой слов о том, что дети Короля не спят. Сейчас они не шумят ради гостей, которым сон всё ещё надобен.

– Но как же вы отдыхаете тогда? – удивлённо спросила Люси, убирая назад светлые волосы и рассматривая двух ночных гостий.

– Феи спят только, когда скучно. А отдых бессмертным созданиям ни к чему, – звонко засмеялась Триса. – Давай же, спой нам, сестрица!

Кернунн до позднего вечера сидел в тронном зале и размышлял о том, какой должен сделать свою дочь. И давать ли ей другое имя? Он ведь мог наречь её именем первой, но не знал, не вызовет ли это обиду у Люси. Устав от подобных раздумий, он поднялся с трона и покинул зал с розами, направляясь в свою опочивальню, что находилась рядом со спальней Люси.

Ночь во дворце была непривычно тихой. Обычно его дети устраивали игры, пиры да пели песни. Не скупились на развлечения. Что ещё делать тем, у кого вечность впереди? А нынче слышно было только шелест начавших покрываться золотом деревьев. Сентябрь только разгорался и воздух до сих пор был тёплым, но приобретшим некую хрустальную свежесть, наполняющую каждого до краёв. И в тихую гармонию ночных звуков незаметно вплёлся нежный женский голос:

– Ибо она была его тайное сокровище

Она была его позор и блаженство

И цепь, и башня в замке это ничто

По сравнению с поцелуем женщины…

Король замер на месте, вслушиваясь в пение, в котором узнал голос Люси. Вновь поражаясь красоте её голоса, он бесшумно ступал по мраморным плитам, коими был выложен пол коридора. Мужчина подошел к приоткрытой двери, ведущей в спальню Люси и прислушался к словам баллады. Песня окончилась так же незаметно, как и началась. Послышались восхищённые вздохи, принадлежащие Трисе и Мирсэ. Последняя восторженно захлопала в ладошки и спросила:

– Какая чудесная баллада! Расскажи, о ком она была?

Люси прикрыла книгу и отложила ту на столик возле кровати:

– В ней один менестрель, живший несколько веков назад, воспел любовь своего короля, которую тот питал к собственной служанке.

Девушки дальше щебетали о своём, даже не зная, что их властелин в это время стоял за дверью и ласково улыбался. И ощущая, что внутри его души вновь начинает загораться огонь жизни, который до этого лишь тлел, а сам Король походил на застывший в веках камень, он нетерпеливо кусал губы в ожидании нужного дня. Дня, когда он положит к ногам дочери земли Запада и своё сердце.

Драконий слух не подводит своего хозяина никогда. Не подвёл и сейчас. Роуг всё сидел на окне и смотрел на тихий лес. Когда он услышал пение, то сразу понял, кому принадлежит этот голос. Он едва заметно усмехнулся и стал покачивать ногой в такт, вслушиваясь в каждое слово, исходящее из уст девушки.

– Чародейка ты… – вздохнул он, прикрывая глаза и погружаясь полностью в свои мысли.

Как бы он не пытался отговариваться и отрицать это, но были какие-то неведомые причины для того, чтоб он не хотел так просто бросать Хартфилию в лесном чертоге. Но и сам оставаться он здесь не хотел. Не сейчас…

Всё было так сложно и непонятно. Как сказал бы сейчас Стинг: “Без ста граммов не разберёшься”. Роуг усмехнулся, вспомнив своего друга и подумал, а что делал бы Эвклиф, окажись он на его месте? Возможно, страдал бы в одиночестве над своими рогами. Чени незаметно для себя тихо пропел последние строки песни:

– Ибо руки золотые

Всегда холодны

Но женские руки всегда теплы.

И тогда он подумал, что же будет делать в тот день, когда Люси станет бессмертной, а его расколдуют. Она будет любимой дочерью Короля, отправится осматривать Запад. А для него закончится очередное приключение. Это приключение он, наверное, назовёт самым ярким в его жизни, ведь никакие сражения и бойни не сравнятся с парой дней в неведомых доселе местах. Особенно после того как он услышал голос “чародейки”. Впрочем, после момента “Х” он станет называть её только ладой короля. Уже сейчас, увидев так мало, он понимал, что этот Рогатый Бог будет дорожить ею и любить её больше других детищ леса.

Комментарий к Лада короля

https://www.youtube.com/watch?v=Bdmh9eRUz8g – по традиции песня из главы.

Очень жду ваших отзывов и вообще фидбэка. Так же очень благодарна буду, если оцените мои первые две главы фанфика “Наоборот”. Тоже хочется знать, стоит ли продолжать его.

========== Лесная королевна ==========

Наступил сентябрь. Прохладный, звонкий и певучий. В такое время весь лес только полнился жизнью, а в ушах звенел ветер, словно зовя за собой в неизведанные края. Большая часть деревьев подернулась золотом, а каждый уголок леса сверкал разнообразием осенних цветов. Их было так много, что разбегались глаза, но Люси больше всего любила душицу, колокольчики и безвременник. Триса и Мирсэ же исправно радовали будущую сестру букетами из этих милых цветочков, а владыка стал еще чаще ходить к девушке, чтоб узнать о ее настроении, самочувствии и спросить, не хочет ли она чего. Однажды она упросила его ходить с ней на прогулки. Впрочем, уговаривать долго не пришлось, ибо время в компании дочери он проводил с большой охотой. День обращения Люси неумолимо приближался, и вот настал тот самый момент. Вернее, его канун.

Глубоким вечером Хартфелия сидела в своих покоях и при свете мозаичных фонариков из стекла расчесывала свои длинные волосы. Цветные отблески скользили по стенам комнаты, создавая чарующую и загадочную атмосферу. Но вскоре благостная тишина и покой были прерваны тихим стуком в дверь. Люси этому сильно удивилась, ведь Кернунн и сестры всегда заходили сразу.

– Войдите, открыто! – отозвалась девушка, поправляя белоснежную тонкую ночную сорочку и убирая назад длинные волосы.

В комнату почти неслышно шагнула тень, которая при ближайшем рассмотрении оказалась Роугом. Люси даже как-то облегченно выдохнула. Все же они хоть сколько-то знакомы между собой и бояться особо нечего. Но вот было нечто, что заставило ее насторожиться.

Маг прошел в комнату, слегка пошатываясь, и плюхнулся на кровать девушки, падая на нее звездочкой. Люси подскочила со своего места и нависла над драконоборцем, всматриваясь в его лицо. Она убрала легким движением челку с его лица и увидела затуманенный взгляд алых глаз и тень румянца на щеках.

– Ты что пьян? – удивленно спросила девушка, заправляя за ушко прядь своих волос.

Парень промолчал, но позже вздохнул и тихо заговорил:

– Ты чародейка, знаешь это?

На это она лишь засмеялась и в своем привычном ныне игривом тоне ответила:

– Ты упоминал об этом, рогатый дракон. Что заставило тебя напиться лесного мёда почти до зеленого змия?

– Я не хочу оставлять тебя тут. Не знаю как объяснить, но не хочу и все, – заплетающимся языком промолвил он и почти умоляюще уставился в глаза Люси.

Та задумчиво замерла на несколько мгновений, но после мягко провела ладонью по его глазам, закрывая веки:

– Но ты же не станешь силой уводить меня из владений Рогатого Бога? Я бы тебя не простила за это, дракон.

– А что делать тогда мне? Скажи же.

– Слушай меня и спи, дракон. А завтра все решится само собой.

Она присела рядом с ним на коленках и, мягко поглаживая по волосам, шептала какую-то сказку, вычитанную в своей книге. С каждым произнесенным ее устами словом он все глубже погружался в сон. Словно голос девушки действовал подобно снотворному, мягкому и безвредному. Роуг и не смог бы вспомнить точно тот момент, когда он окончательно провалился в крепкий и здоровый сон. Но Люси мирно сидела рядом с ним и улыбалась, продолжая поглаживать по волосам. Они провели здесь уже почти месяц, который пролетел столь незаметно и быстро, что она толком и опомниться не успела. Только вот был август, а уже скоро середина сентября. Но завтра время для нее вновь остановится. Она провела семь лет на острове Тенрю и теперь снова готова лишиться времени и человеческой жизни ради вечного благоденствия под покровительством владыки Запада.

Люси тихо вздохнула и потушила фонари, ложась поперек кровати со стороны головы Роуга. Завтра будет трудный день, нужно поспать.

На следующий день в комнату Люси вихрем ворвались Триса с Мирсэ и оперативно утащили ее куда-то, даже не обратив внимание на мужчину на кровати их сестры. Аргументировали они это тем, что ей нужно подготовиться к церемонии обращения, ведь там будут очень многие жители западных земель. Внезапно девушка уперлась ногами в пол и упрямо спросила:

– А как же мой спутник? Ему не положено разве там быть?

Помолчав в непонятках с полминуты, полевые феи звонко рассмеялись, мягко подталкивая ту вперед. Триса же ответила:

– А твоим мужчиной займутся другие дети короля. Они ему все растолкуют так, что он даже с похмельем своим поймет и запомнит. А тебе нужно блистать сегодня, ведь ты станешь нашей принцессой.

После этих слов Люси уже безвольно подчинялась тому, что велели делать. Она станет принцессой… Дева всегда называла ее так. Она даже к этому успела полностью привыкнуть. Но когда ты понимаешь, что на самом деле станешь дочерью короля, да еще и лесного бога, то ощущения совершенно отличные от прежних. Она вспомнила о своих ключах и о Локи. Недавно она виделась с ним. Он едва сдерживал слезы, ведь им предстоит расставание навеки. Она перестанет быть человеком, обретет иную жизнь и дар заклинателя ее покинет, оставляя за собой место для другого рода силы. Лев сказал, что теперь Люси станет настоящей феей, чародейкой, которой будет подвластно изменять мир вокруг. Все было хорошо, в ее сердце не было места сомнениям о том, что она сейчас делает со своей жизнью и Локи понимал это гораздо лучше других, ведь их с Люси связывали куда более сильные узы, чем можно было бы предположить. И все же, бремя грядущей разлуки таким тяжким камнем ложилось да сердца девушки и духов, что эту боль почти можно было ощутить физически. Локи просил об одном: когда придет условленный день, она по очереди призовет каждого из них и попрощается. Чтоб они все расстались друзьями навеки.

– Триса, Мирсэ, могу я попросить вас об одной услуге? – тихо спросила Люси, затем чуть поджимая губы.

– Проси о чем угодно, милая, – прощебетала Мирсэ, расчесывая золотисто-пепельные косы девушки.

– Оставьте меня ненадолго. Я хочу попрощаться с друзьями своими. Теми, что в ключах.

Девицы понимающе улыбнулись и принесли будущей сестре из ее комнаты ключи, что все это время она бережно хранила в деревянной шкатулке с изысканной резьбой. Феи прикрыли за собой дверь и оставили Люси одну. Собравшись с духом, она начала выполнять свое обещание и прощаться по очереди с каждым из своих духов. Не обошла стороной даже серебряные ключи. Но тяжелее всего давалось прощание с Локи и Водолеем. Тех ей едва ли удалось вызвать вместе, ибо магические силы были почти на исходе.

– Вот она я, перед вами. Скажите мне все, что хотели когда-то, но не осмеливались по какой-то причине, – проговорила она, еле сдерживая слезы.

Духи пару секунд переглядывались между собой и первой решила начать Водолей как самая боевая. Русалка мрачно вздохнула и начала распаляться:

– Знаешь, ты мало чем напоминаешь Лейлу, только внешностью и своим безгранично добрым сердцем. Но все же, другие тебе не сказали, но они все, как и я, считают тебя одной из лучших хозяек, что когда-либо у нас были. Мало кто проявлял о духах такую заботу и мы все это ценим. Но твое нынешнее решение… Оно мне непонятно. Хоть я и чувствую, что ты в глубине души счастлива, но все равно мне трудно признать, что ты нашла свое место в жизни не там, где предполагалось.

Хоть она и говорила почти грубо, но это были ее искренние слова и они заставили по щеке Люси скатиться одинокую слезу. Но девушка не стала рыдать, она утерла рукавом длинной сорочки соленую каплю и улыбнулась русалке. Мол, смотри, какой я теперь стала. Теперь мне не страшно перевернуть страницу и начать совершенно новую жизнь, пускай я и не ведаю, что меня там ждет.

Но как бы она не храбрилась, а прощание с Локи давалось ей очень тяжело, отдаваясь тупой болью в сердце. Лев подошел к ней и обнял ее крепко-крепко, что-то тихонько и тепло шепча на ухо. Водолей не видела лица Люси, так как то было скрыто волосами, но она видела как ладошки, лежащие на спине Локи, сжали его пиджак. Затем она увидела, что Лев прекратил говорить и чуть отстранился от хозяйки, выжидающе глядя на нее. Та кивнула и слабо улыбнулась, нежно проводя пальцами по щеке Льва.

– Прощайте, мои любимые, – произнесла она напоследок, перед тем как духи обратились золотой пылью.

Магических сил не осталось, как и сил тосковать за духами.

– Триса, Мирсэ! Я знаю, что вы за дверью! Пора заканчивать с приготовлениями, сестрицы! – громко произнесла Люси, вполне уверенно улыбаясь.

Теперь она была уверена, что все у нее и у духов будет хорошо.

Праздник будет состоять из двух частей: церемонии и пира. Если на пиру будет очень много гостей, то церемония это событие только для двоих – Рогатого Бога и его будущей принцессы. Церемонии должно проходить в специально отведенном для этого месте. Пока на обширной елани неподалеку от дворца разводили костры и накрывали столы для празднества и танцев, Кернунн вел под руку за собой свою будущую дочь. Облаченная в длинное платье из темно-алого бархата, она была уже сейчас похожа на принцессу. Но все только начиналось. На небесах проснулись звезды, освещая своим светом поляну с алтарем. Тот был более чем необычен. Это не был обычный каменный жертвенник, который окроплялся кровью живых даров. Посреди небольшой поляны стоял каменный трон. При ближайшем рассмотрении было понятно, что на нем вырезаны странные письмена, еще незнакомые Люси.

– Здесь ты и обретешь новую себя, дитя мое. Садись на трон, – мягко произнес король, с бесконечной любовью глядя на девушку рядом с собой.

Она послушно кивнула и присела на обозначенное место, положив изящные руки на каменные подлокотники. Кернунн подошел к Люси, а в его руках, словно из ниоткуда, появилась золотая чаша, украшенная сверкающими во тьме самоцветами. Король протянул чашу Люси и, когда та приняла ее из его рук, чуть отошел назад.

– Выпей все до капли, милая, – последовали следующие указания, сказанные прежним мягким тоном.

В этот момент, когда она смотрела на мерцающую бирюзовым светом прозрачную жидкость в чаше, то вспомнила слова Локи при прощании. Он говорил: “Как бы ты там не думала, чего бы ты не хотела, помни, что мы всегда будем знать о тебе все. Хоть ты нас не увидишь, но будешь слышать наши голоса, чувствовать тепло наших сердец, а мы будем ощущать свет твоей души. Только позови и мы ответим тебе. Это будет последним даром Звездного Владыки тебе. В память о вашей вечной дружбе. И не забывай меня, то время, что мы провели вместе, живя в мире людей бок о бок. Когда станешь королевной, сохрани память о прежней жизни”. Лев не говорил ей о “вечной любви” или прочей пафосной ереси. Но почему-то именно его слова настолько прочно засели в сердце и воспоминаниях, что даже при желании она не смогла бы их забыть.

Девушка вздохнула и одним махом выпила до последней капли все, что было в чаше. Первое время ничего не происходило, но потом она ощутила жжение в груди и выронила кубок на изумрудную траву, затем хватаясь за сердце. С каменного трона она не свалилась лишь благодаря тому, что есть подлокотники, на один из которых она оперлась рукой.

Ее тело начало переживать метаморфозы. Сначала она почувствовала, что ужасно больно в груди, а потом эта боль распространилась по всему телу. Из глаз потекли слезы, но она не издала ни единого крика. Держалась. Во тьме трудно было разглядеть как меняется форма ее лица, глаз, как меняется само ее тело. Но эта пытка длилась недолго. Девушка замерла на месте, как безвольная тряпичная кукла, уронив на грудь голову. В тишине ночи прозвучал ее глухой голос:

– Дай мне имя, владыка.

Кернунн удовлетворенно кивнул, все шло как надо. Теперь пришло время и ему произнести свой обет:

– Именем этим я назову свою дочь, которой суждено стать феей и властвовать вместе со мною над всеми прочими детьми моими. За сим нарекаю тебя Олвен.

И спустя пару мгновений девушка медленно подняла голову и во тьме сверкнули яркие золотые глаза лесной королевны.

Комментарий к Лесная королевна

Хочу просто влепить это сюда – https://i.etsystatic.com/13787219/r/il/cda5ea/1256247369/il_fullxfull.1256247369_jicm.jpg

Простите сердешно, что главы выходят так редко к обеим моим работам. Когда навалилась огромная куча проблем, то не осталось времени думать над продолжением к фанфикам. Но искренне надеюсь, что вы все еще ждете дальнейшего развития событий.

Пишите ваши комментарии, очень хочу знать как вам понравилась новая глава.

И, пользуясь случаем, хочу всех поздравить с праздником Ивана Купала. Так что считайте это моим вам подарочком на ночь с 6 на 7 июля!🌿

========== Люси и Олвен ==========

Роуг сидел за столом по правую руку от места, что предназначено дочери короля. Уже прошло достаточно времени с тех пор как Кернунн увел Люси в лес к алтарю. Как он не выспрашивал у местных о том, что произойдет с девушкой, а все отвечали одинаково: “Она вернется немного другой”. Возможно его раньше и удовлетворил бы такой ответ, но по некоторым стечениям обстоятельств случилось так, что он больше не мог быть по отношению к заклинательнице безразличным. Хотя… Какая там заклинательница? Перед заходом солнца он узнал, что она разорвала договоры со всеми своими духами, поскольку теперь ей дается новая жизнь.

Роуга больше не волновали рога на его голове, которые исправно продолжали расти с каждым днем. Теперь он почти целиком напоминал одного из здешних фавнов. Но сегодня он предпочитал не думать о том, что будет дальше. Взор его поглотили пляски неземных существ, что кружили вокруг огромного костра и распевали свои песни. Голоса детей лесного короля сплетались воедино с грохотом барабанов и литавр, где-то неподалеку жарили на меньших кострах мясо, а милые и игривые феи разливали по чашам душистые вина и, невиданные доселе Роугом в мире людей, напитки с цветами. Удивительно даже, насколько хорошо ему сейчас стало. На душе так легко, что он позволил довольной улыбке появиться на его устах, а сам драконоборец обратил взор к небу, усыпанному звездами, и свободно вздохнуть.

Так много всего произошло за последнее время. Он успел достаточно узнать о жизни существ, населявших западные леса и равнины Фиора. Оказывается, что магия здесь настолько древняя, а Кернунн настолько силен и стар, что сумел создать магическую завесу, которая подсознательно отталкивает людей от его владений. Хотя и были некоторые, что не поддавались этому предчувствию, а потом пропадали здесь навсегда. Незавидная судьба для смертного, но зато дети Рогатого Бога могли в безопасности жить на этих землях и не опасаться абсолютно ничего.

Роуг снова посмотрел на толпу девушек и юношей, поющих свои песни и танцующих вокруг костра, прислушиваясь к словам слетавшим с их уст:

– Разве ты не слышишь барабаны

В своих мечтах?

Ты слышишь барабаны,

Когда остаёшься в одиночестве?

Кто однажды танцевал в лунном свете,

Следует за барабанами,

Когда ночь наступает.

Праздник набирал обороты, а Люси с королем все не было. Роуг начал волноваться и это заметили вечные спутницы девушки – Триса и Мирсэ. Девушки беззаботно улыбнулись и каждая не отказала себе в удовольствии щелкнуть мага по носу. Триса произнесла:

– Нет тебе нужды волноваться за сестру. Отец могущественнейший колдун, какого можно представить, и он все сделает правильно.

Взгляд Роуга в этот момент скользнул по темной чаще леса и он увидел две фигуры, держащиеся за руки и идущие к толпе. Не только он заметил их. Умолкли звуки барабанов, флейт и лютен, перестали рекой литься вина и замерли танцоры на своих местах, восхищенно глазея на высокую светловолосую девушку рядом со своим королем. Та опалила детей Рогатого Бога внимательным взглядом золотых глаз и улыбнулась так, словно вернулась домой после долгих странствий.

Все ждали, что скажет король. Он отошел за спину к девушке и положил свои большие ладони ей на плечи, затем громко обращаясь к присутствующим:

– Примите теперь свою княжну Олвен. Примите к себе и чтите ее, как чтите и меня, дети мои!

Почти сразу поляна вновь заполнилась радостными криками и музыкой. Праздник продолжился с удвоенной силой. Все поздравляли своего властелина и молодую лесную принцессу. Но та недолго находилась в окружении толпы волшебных существ. Ее утащили в сторонку Триса и Мирсэ. Девушки наперебой щебетали о том, какой же красивой она стала, обретя бессмертие.

– Более прекрасной феи, чем сестрица, нигде не сыщешь, – ласково промолвила Мирсэ, целуя Олвен в щеку.

Девушка зарделась от такого, но крепко обняла полевых фей в ответ, благодаря их за поддержку. Она была бы не прочь и подольше поболтать с новообретенными сестрами, но было нечто, что заставило ее покинуть их общество.

Роуг все это время прожигал взглядом тонкий стан девушки. Олвен… Значит вот как теперь ему называть ее. Впрочем, это имя полностью подходила столь неземному созданию, в которое превратилась бывшая Люси Хартфилия. Теперь она дочь Рогатого Бога и его княжна. Как же быстро все произошло.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю