290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Лунный свет (СИ) » Текст книги (страница 1)
Лунный свет (СИ)
  • Текст добавлен: 15 июня 2019, 08:31

Текст книги "Лунный свет (СИ)"


Автор книги: Escriba Simplement




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

========== Пролог ==========

– Элиз, тебе нужно подписать вот это, – в кабинет врывается эффектная блондинка, помахивая какими-то бумагами и приближаясь к столу. Что ж поделать, Мари никогда хорошим тоном не отличалась. Зато она прекрасно справляется с бумагами и посетителями. Наверное, это и есть причина того, что я до сих пор терплю у себя эту француженку.

– Я же просила говорить со мной хотя бы по-английски, – как-то вяло сопротивляюсь я, беря в руки папку и, перелистывая страницы, обращаюсь к ней на языке её родины. – Это всё?

– Да, – радостно говорит она и садится в кресло напротив меня. – Ох, Элиз, как же я устаю от этого противного английского, – она смешно морщит носик, заставляя меня улыбаться. – Честно говоря, ваш язык – ужасен.

– Английский – это не мой родной язык, Мари, – спокойно отвечаю я, обращая внимание на отдельный листок. Интересно.

Меня часто приглашают на подобные мероприятия, но чтобы в Америку… я думала, они ведут политику протекционизма и не особенно жалуют иностранных дизайнеров.

– А какой твой? – в недоумении спрашивает Ансо.

– Русский, – отстранёно говорю я, и протягиваю ей лист. – Что ты знаешь об этой конференции?

Девушка нахмурилась и на её белом лбу пролегла морщинка. Мария Антуанетта Ансо была настоящей француженкой. Светловолосой, голубоглазой, худенькой и просто очаровательной. Нельзя сказать, что она была глупа – напротив, мозги у неё были, причём неплохие. Девушка была вспыльчива, мягкосердечна и немного легкомысленна. Она разбавляла мои будни, заставляя улыбаться чуть чаще.

Мари смешно нахмурила бровки, но через мгновение лицо её просияло.

– О, моя дорогая, это замечательно! Вас приглашают на Неделю моды. Да-да, глупое название, но по-французски оно звучит лучше. Semaine de la mode, – пропела она, прикрывая глаза. – Неправда ли, прекрасно? Ах, ну так вот. Semaine de la mode начинается в Америке, потом идёт Германия, Англия и заканчивается всё Францией, – она блаженно улыбнулась. – Ох, моя дорогая, вы были во Франции? Правда там чудесный климат? Английская погода так выматывает, а во Франции можно отдохнуть quelque part dans la Manche, – дополнила она уже по-французски.

Я уже вполне привыкла к манере разговора моей секретарши и, честно говоря, было бы даже неприятно, если бы её весёлое французское щебетание не разбавлял сухой английский.

– Ты сможешь поехать со мной? Я боюсь, что будет огромный объём работы и я просто запущу корреспонденцию и остальные бумаги…

Девушка, стараясь скрыть волнение, кивнула и, быстро распрощавшись со мной, исчезла из кабинета. Собирать чемодан, наверное. Я усмехнулась и потянулась, сидя в кресле. Часы показывали начало десятого. Кажется, пора домой.

Я собрала вещи, заперла документы в сейф и взяла в руки свой скетч. Недавно меня посетила неплохая мыслишка на счёт весенней коллекции. Хотелось сделать что-то лёгкое и воздушное. Пока, правда, не получалось, но я не отчаивалась.

Пустая трёхкомнатная квартира встретила ночной прохладой. Я открыла все окна, взяла из холодильника пачку сока и устроилась на лоджии, вдыхая прохладный воздух и периодически отбиваясь от комаров. Когда в скетче всё-таки начали появляться кое-какие наброски, я задумалась. Рисовать не хотелось – не было вдохновения. Взгляд бегло прошёлся по лоджии, на которой у меня стояло пара тумб с книгами. Глаза выцапали Росмэновского «Гарри Поттера». Удовлетворённо вздохнув, я потянулась за книгой.

Ну, не знаю, она всегда вдохновляла меня. Я рисовала одежду в слизеринской или райвенкловской цветовой гамме, моделями делала любимых героев. Так я, как мне казалось, приближалась к этому миру. Я улыбнулась и прошлась пальцами по мягкой обложке. Помню от и до.

Усталость давала о себе знать и поэтому, часа через два, я перебралась в спальню. Переодевшись в ночную рубашку, я нырнула в кровать и блаженно выдохнула. Шёлковые простыни пахли кондиционером для белья, с улицы доносился лёгкий и ненавязчивый шум города… Сразу захотелось спать.

***

– Элиз, мы не успеваем… посадка… – суетилась Мари, стоя посреди аэропорта и размахивая картой. Я, улыбнувшись, взяла француженку под локоть и повела к стойке регистрации.

– Сейчас предъявим паспорт, билеты, наш багаж проверят и можно дышать спокойно, – на французском объяснила я и, поймав благодарную улыбку, встала в очередь.

Где-то минут через тридцать-сорок мы уже сидели в самолёте и болтали о коллекции, которую представим на “Semaine de la mode”.

– О, моя дорогая, поверь мне – твоя летняя коллекция, которую ты готовила, обязательно победит, – обнадёжила меня Мари, но я лишь покачала головой. Я была неплохим дизайнером, не спорю, но не замечательным. Мне ещё было расти и расти.

– В конце концов, вам всего тридцать, а многим дизайнерам там уже за сорок, – постаралась успокоить меня подруга, сжимая мою руку. – А вы боитесь летать?

– Нет, – я покачала головой и вдохнула поглубже, чувствуя лёгкое недомогание. – У меня на родине даже поговорка есть: чему быть, того не миновать.

– Расскажи о своём родном доме? – неуверенно попросила Мари. Я улыбнулась уголком губ, видя, как она нервничает перед полётом.

– Ну, слушай…

Мы летели уже двадцать минут. Я улыбалась, глядя в иллюминатор, а Мари наконец задремала. И тут, как в фильмах о крушениях лайнеров, в борт что-то ударилось. Сначала единожды, но через некоторое время удар повторился. Не прошло и минуты, как на лайнер обрушился шквал ударов. Я, борясь с желанием запаниковать, посмотрела в иллюминатор… пространство рядом с лайнером было абсолютно пустым, не было даже облаков. Это пугало. Как бороться с угрозой, не зная где она?

Паника накрывает с головой. Я чувствую, как самолёт накреняется и чей-то женский голос визжит: «Мы падаем». Последнее, что я помню – полные ужаса глаза Мари и её пальцы, цепко обхватившие мою руку.

Комментарий к Пролог

Это пролог, а прологи у меня всегда маленькие))

Первая часть уже на сайте =>

========== Глава 1 ==========

Я вскочила в постели, тяжело дыша. Крик замер у меня в горле, пот градом стекал с моего лба, а всё тело будто онемело. В стороне от себя я услышала бормотание, шорохи и кто-то отдёрнул синий полог, вставая передо мной и щурясь.

– Лавгуд, что стряслось?

Я продолжала молчать, хлопая глазами, а в голове, между тем, прозвенел чужой голос.

«Скажи ей, что тебе приснились мозгошмыги. Ну же!»

– Мне… – прохрипела я, убирая со лба волосы. – Мне приснились… мозгошмыги.

– Пф… Возьми зелье Сна без сновидений и дай всем выспаться – завтра контрольная по Трансфигурации.

Что? Зелья? Трансфигурация? А как она меня назвала? Лавгуд?!

Через некоторое время свет снова потух и бормотание сменилось ровным дыханием. Я укрылась одеялом с головой и запаниковала. Паниковала минуты две точно. Я всегда была дамочкой немного истеричной, а тут, в непонятной ситуации… Да ещё и этот голос в голове. Шизофрения, привет.

Пару раз глубоко вздохнув, я высунула из-под одеяла голову и огляделась. Тишина. На ум, как ни странно, пришла строчка из песни.

– Тиха Украинская ночь, – пробурчала я, садясь в постели. И тут меня будто током ударило. До этого я говорила отнюдь не на родном русском, а использовала английский. Причём использовала так, будто всю жизнь на нём разговариваю.

Так, с языком разберёмся потом – сейчас есть проблемы поважнее. Я тихо встала с кровати и пошла, так сказать, наугад. Каким-то чудом набрела на ванную, зажгла свет. Я вздрогнула и помотала головой. Откуда я вообще знаю, что здесь и как?

Меня не покидало ощущение, что в сознании есть что-то постороннее. Однако, постепенно, по мере того, как я успокаивалась, из моего сознания будто что-то вытекало. Я ухватилась за бортик раковины и вдохнула.

– Посмотри в зеркало, Лиз, посмотри в зеркало, – повторяла я, пытаясь внушить себе хотя бы призрачную уверенность.

Сдавшись, я взглянула в зеркало. С зеркальной глади на меня смотрела невысокая девушка лет пятнадцати с длинными белокурыми волосами. Вообще, девушка была красивая, но очень неухоженная. Немного заросшие брови, обветренные губы, склеившиеся ресницы и прыщи – это портило картину. Но, нужно признать, девушка была мне довольно знакома… и это была точно не я, тридцатилетняя тётенька с короткими ярко-алыми волосами, веснушками и татуировками…

– Значит, Лавгуд. Значит, попаданка, – выдохнула я, оседая на пол.

Не хочу. Хочу назад, домой. Я не готова к судьбе попаданки, нет. Обычно, в фанфиках попаданцы прыгают от счастья, когда оказываются в знакомом им по книгам и фильмам мире и признаюсь – читать о подобном довольно увлекательно… да что уж греха таить, и писать об этом увлекательно! Но попасть в неизвестный мир самой – как-то стрёмно. Я поёжилась и встала с холодного пола. Нужно что-то делать. Так, что обычно делают попаданцы? Радуются или истерят. Значит, первый пункт выполнен на ура – истерика уже была. Дальше… нужно узнать число, день недели и расписание.

Я осторожно вышла из ванны, но тут же остановилась. Меня будто током пробило. Сегодня воскресенье. Завтра будут Руны, Трансфигурация, Зелья и Арифмантика. Зелья и Руны – до обеда, Трансфигурация и Арифмантика – после. Откуда я это знаю?

Задумавшись, я на автопилоте дошла до какого-то чемодана. Присмотревшись, я увидела на нём табличку «Луна Лавгуд». Ох, отлично – вещи нашла. Порывшись в чемодане, я достала оттуда свежую белую блузку, джемпер без рукавов, галстук в стиле Райвенкло – синий с бронзовым – и юбку. Нашла гольфы, такого же цвета, как и джемпер – серые. Я хлопнула себя по лбу. Дура, сегодня же выходной. Я нашла в залежах сомнительного вида одежды белый вязанный свитер и чёрные брюки, которые могут пойти за облегающие. Сойдёт.

Я оделась, расчесала космы и задумалась. Как она ходит с такими волосами? Это же жутко неудобно. Я снова пошла в ванную, к зеркалу, и осторожно, стараясь не растрепать уже зализанные пряди, заплела себе колосок. В школе я очень часто, пока у меня были длинные волосы, носила сложные косы. Сейчас же я просто сделала себе косу на бок и, честно говоря, осталась довольна результатом. Луна была очень милой и довольно сильно отличалась от фильма и книги. Никаких глаз навыкате, никакого тумана в них, никакой угловатости. Просто она не умела подчёркивать то, что у неё было от природы. Исправим.

Я принялась копаться в памяти Лавгуд. Да, кое-что из её знаний, кажется, передались мне. Отлично. Честно говоря, это было трудно. Очень. В своей голове копаться и так трудновато – всё не упомнишь. А что уж говорить про чужую память?

Так, что делать дальше? В голову полез Чернышевский с его бессмертным «Что делать?!». Для начала, выйти из спальни хотя бы в гостиную и подумать. Точно, так и сделаю.

Нужно признаться, что дамочка я нервная, немного истеричная, так что сохранять спокойствие в подобной ситуации было очень непросто. Я тихо вышла из спальни и пробралась в гостиную. За окном только-только начинало светать, однако огонь в камине уже горел. Надо ли говорить, что гостиная пустовала – таких тронутых, как я, ещё надо поискать.

Я забралась в синее уютное кресло, стоящее перед камином, с ногами и обняла себя руками. Ни одна здравая мысль в голове, если честно, не задерживалось. Было страшно. Так, Лиза, возьми себя в руки! Что я помню об этой вселенной? Хм… обучение в Хогвартсе длится семь лет. Директор сейчас – Альбус Дамблдор. Сейчас 1996 год, в прошлом году Гарри попал под опалу из-за его криков о восстании Тёмного Лорда. Ладненько, значит, сейчас ему… пятнадцать? Шестнадцать? Это пятый курс, значит пятнадцать. Стоп. Это у меня пятый курс, а у него, следовательно, шестой. Принц-полукровка, наследство Сириуса, последний более-менее нормальный год в Хогвартсе… интересно. Нет, действительно интересно и ещё немного страшно. Ну-у, совсем чуть-чуть. Я много чего могу предотвратить, но для этого нужно подружиться с Поттером. Интересно, а какой он, Мальчик-который-выжил?

Покопавшись в памяти Луны, я пришла к выводу, что она – бедный, затравленный ребёнок. Нет, серьёзно, что с ней соседки только не делали. Нельзя сказать, что её прямо-таки ненавидели, но она определённо никому не нравилась. Это печально, очень. В дрожь бросает от её воспоминаний. Они меняли ей шампунь на краску и она ходила с ярко-зелёными волосами несколько недель, потому что отказалась идти к мадам Помфри – видите ли, соседок тогда бы наказали, а они просто глупенькие. Девочка часто плакала. У неё таскали вещи, выкидывали конспекты, сжигали письма. Ну всё, твари. Луна ушла, зато на её месте теперь взрослая тётя. Очень злая и вредная, скажу я вам.

Я уткнулась носом в кресло и прикрыла глаза. Нет, спать не хочется, но оставаться наедине со своими мыслями – ещё страшнее. Я снова прошмыгнула в комнату и взяла с собой учебник по трансфигурации. Не знаю, на какой рука поднялась, тот и взяла. На форзаце надпись: выучить параграф 3, выписать из параграфа 4 термины. Бо-оже, ну ладно. Что тут у нас в загадочном параграфе под номером три? Я вздохнула. Брешут, гады. Параграфы три и четыре совмещены, так что тут пахать и пахать. Ладно, тема довольно интересная: полная трансфигурация человека. Хм, а это можно соотнести с метаморфией? Нужно будет посмотреть в библиотеке.

Я сидела над учебниками до семи утра, примерно. Да уж, трансфигурация – дело страшное. И интересное. Зачиталась учебником за второй курс и забылась. Домашка так и осталась неподготовленной… ну и чёрт с ней.

Встречаться с однокурсниками не хотелось до рези в животе. Они, скорее всего, поймут, что я – не та Луна, которую они знали. А потом, если начнут задирать – я ведь долго терпеть не смогу. Отвечу так, что ещё не скоро появиться желание задирать вообще кого бы то ни было.

В общем, ушла я оттуда от греха подальше, мотивируя это ещё и тем, что нужно ещё найти дорогу до Большого Зала. Спрашивая дорогу у портретов, кося глазами и накручивая на пальце локон, я сошла за типичную дурочку-Лавгуд и добралась до «столовой». Столовка – она везде столовка, пусть это и прекрасный зал в готическом стиле. На входе меня окликнули.

– Луна!

– Солнышко, блин, – огрызнулась я, поворачиваясь. Ни с кем не хотелось ни то что разговаривать – пересекаться. Ого, какие люди и без конвоя! Сам Гарри Поттер. Так, Лиза, подбери слюни. Но бо-оги-и, какой он милый. Честно говоря, мне никогда не нравился Дэн Реддклиф. Он сыграл довольно хорошо, да, но я не так представляла себе Мальчика-который-выжил. Высокий, очень худой, с растрёпанными чёрными волосами, яркими зелёными глазами и очаровательной улыбкой. Блин, он просто дышит харизмой.

– Плохо спала? – заботливо поинтересовался он и сам зевнул.

– Кошмары, – более дружелюбно бросила я, рассматривая идущего рядом парня боковым зрением. Интересно, а кубики у него есть? Нет, вы ничего не подумайте, это так, спортивный интерес.

– Мне тоже снятся, – ответил он. – Сядешь со мной?

– А где Рон и Гермиона? – поинтересовалась я. С Гермионой дружит Джинни, а Джинни – с Луной. Она может за пять минут обо всём догадаться.

– Спят пока что. Ну так сядешь?

Взвесив все «за» и «против», я кивнула. Большой Зал действительно был огромным. Но чувствовался в нём какой-то холод. Нет, не реальный, просто здесь было довольно мрачновато и неуютно; свечи, парящие в воздухе, и просто нереальный потолок разбавляли атмосферу. Мы сели за гриффиндорский стол, переговариваясь. Нет, Гарри определённо отличался от канонного.

– Овсянка, сэр, – хмыкнула я, видя перед собой ранее названную кашу.

– Шерлок Холмс? – уточнил Поттер. Я рассеяно кивнула. Значит, Гарри ещё и в магглах сведущ.

Я увидела стакан с чем-то оранжевым. Неужели это ТОТ САМЫЙ тыквенный сок, который пихают просто во все поголовно фанфики об этом фандоме. Ну-ка, ну-ка.

– Фу, мерзость, – выругалась я, кривясь. Мда, я думала, он действительно будет вкусным. Но оставлять жалко – отпила же таки. Поэтому я продолжала хлебать сок, смотреть по сторонам и оценивать происходящее.

– Не нравится? – голос сидящего рядом брюнета вырвал меня из раздумий.

– Что «не нравится»? – с опаской поинтересовалась я. Ну не может же он, в самом деле, знать о том, что Луна – не Луна?

– Сок, говорю, не нравится? – терпеливо пояснил Поттер. Я кивнула. – Хочешь, я допью? Не мучайся.

Без разговоров отдав ему свой кубок, я задумалась. Было в отношениях Луны и Гарри что-то родственное, что ли. Поттер общался с девушкой как с сестрой, это было видно сразу. Ну, что ж сказать, мило. Интересно, а они уже встречаются с Джинни? Если да, то дело – дрянь. Не знаю как кому вообще может нравится это рыжее недоразумение. Интересно было посмотреть ещё на Малфоя, Фреда, Снейпа и ещё, возможно, на Рона. Всё таки интересно насколько сильно они отличаются от книжных.

– Луна, не спи, – Гарри тряс меня за плечи. – Овсянка остывает.

Ох, точно. Большой зал, завтрак, овсянка. Я, поднося ложку ко рту, снова посмотрела на Поттера.

– Ты бы ел побольше, а то худой, как скелет.

Он удивлённо поднял брови.

– Серьёзно?

– Ага.

Поттер усмехнулся и неловко пожал плечами.

– Никто не замечал, вроде.

– Охотно верю, – подтвердила я, задумчиво рассматривая преподавательский стол. Так, кого я вижу? Вижу женщину в синем парчовом платье и тёмно-синей мантии, наподобие плаща. Женщина носит круглые очки, строгий пучок и брошку на груди. Скорее всего, МакГонагалл. Классная тётка была в каноне, мне всегда нравилась. Снаружи – образец правильности, внутри – стерва и оторва. Чем-то меня напоминает, если честно. Так, кто здесь ещё есть? Вижу мужчину с длинными поседевшими волосами и очками-дольками, или как там они называются?.. В общем, персонаж довольно неприятный. Он сидит в каком-то подобии платья или ночной сорочки, тёмно-синем и расшитым золотистыми звёздами. Смотрится аляповато как-то и это, если честно, отталкивает. На голове у этого чуда в пижаме – остроконечный колпак. Ну, это точно Дамблдор. Я уверена практически на сто десять процентов. Левее от него сидит довольно красивый мужчина. Ну, что я могу сказать, это – Снейп. Он намного отличается от того, что нам показали в фильме. Моложе. Знаете, такой, нос с горбинкой, нахмуренные брови, уложенные волосы до плеч и чёрная мантия за спиной. Всё это создаёт притягательный и отталкивающий образ одновременно.

– О чём задумалась? – Поттер, наклонившись ко мне, проследил за моим взглядом и удивлённо приподнял брови. – Ты чего так на Снейпа смотришь.

– Как «так»? – передразнила его я, всё же отворачиваясь и доедая овсянку.

– Как будто ты его жалеешь, – невнятно пробормотал Гарри.

– Гарри, ты серьёзно? Его-то как раз и надо жалеть, – бросила я. – Смотри, он натерпелся от твоего отца в частности и от мародёров в целом, он преподаёт в школе и должен постоянно находиться среди ненавистных ему людей, он вынужден вдалбливать в твою – твою – тупую голову знания… Прибавить к этому проблемы, несчастную влюблённость и…

– Я понял, понял, – рассмеялся он, взъерошивая свои волосы. – Он хороший, а я – плохой, можешь не объяснять.

Я покачала головой и похлопала его по плечу.

– Ты хороший, Гарри, я в этом уверена… но и Снейп не совсем уж плохой.

– Ты ещё скажи, что Волан де Морт хороший, – пробурчал он, неосознанно дотрагиваясь до шрама. Бедняжка, ему ведь наверняка эта штука покоя не даёт.

– Том Марволо Реддл ужасен, Гарри, – прошептала я, подпирая подбородок кулаком и стараясь не смотреть в глаза парню, сидящему рядом. – Но есть люди ещё ужаснее, поверь мне.

– И кто же это? – хмыкнул парень с интересом смотря на меня.

– Не знаю, – я неопределённо пожала плечами. – Есть и всё.

Он снова тихо рассмеялся и обнял меня за плечи. Интересно. Меня всегда интересовали отношения Луны и Гарри. Какое-то время я их даже шипперила, писала по ним фанфики и рисовала их, делая моделями для набросков. Фетишистка, блин.

– Что у вас завтра первым уроком? – спросила я, прекрасно зная ответ. Зелья.

– Зелья, – парень забавно поморщился и выпрямился. – Слава Богу, их ведёт Слагхорн, а не Снейп: это повышает мои шансы поступить на мракоборца…

– Богу? – я скептически изогнула бровь. – Скорее Дамблдору.

– Причём тут Дамблдор? – раздался за моей спиной чистый женский голос. Блин, вот даже оборачиваться не хочу.

– Привет, Джинни, – вяло поздоровался Гарри, утыкаясь в тарелку и как-то поникая. Они поругались, что ли?

– О-о-о, Луна, – от произношения «моего» имени меня, честно говоря, покорёжило. – Подвинешься?

Я наконец соизволила обернуться. Хороша. Джинни была хороша. Рыжая, невысокая, с уже вполне оформившейся фигурой, длинными тёмными ресницами и лучистыми зелёными глазами, которые теперь были слегка прищурены. Ах, точно, она ожидает от меня действий.

– Прости, Джин, но мне и тут удобно, – бросила я, снова поворачиваясь к столу и ловя слегка удивлённый взгляд Гарри. Так Луна позволяла собой крутить ещё и «подруге»?..

– В смысле? – рыжая Уизли, казалось, такого напора не предвидела и немного опешила. – Луна, обычно здесь…

– Сижу я, Джинни, – мягко перебил её ласковый девичий голос. Я снова обернулась. Растрёпанные каштановые пряди, классические черты лица, свободное синие платье ниже колена и книга подмышкой. Гермиона, определённо. – И я не имею ничего против того, что Луна решила сесть сегодня с нами.

Словно в подтверждение своих слов, она показательно опустилась рядом со мной и ободряюще улыбнулась. Да что ж здесь происходит-то? Как Лавгуд вообще должна была себя вести, чтобы когда я дала мало-мальский отпор, меня вдруг решили пожалеть и поддержать? Мда, дело – дрянь…

– Как спалось? – поинтересовалась я у Гермионы, стараясь игнорировать стоящую сзади меня девушку.

– Нормально. А ты?

– Кошмары, – ответил за меня Поттер, заработав ещё один недовольный взгляд от Уизли-младшей, усевшейся рядом с Мионой.

– Да, меня тоже мучают, – пропела рыжая, стреляя глазами в сторону высокого блондина, проходившего мимо неё и получая ответную маслянистую улыбку. – Ох, как вспомню о том, что пережила на первом курсе…

Мой смешок, кажется, отвлёк её от флирта на расстоянии с каким-то парнем из Хаффлапаффа.

– Ты чего? – Джинни зло посмотрела на меня.

– Джин, не обижайся, конечно, но ты сама виновата в том, что произошло на первом курсе, – я спокойно выразила свою точку зрения, продолжая намазывать на тост клубничный джем. – Волан де Морт искал слабого, легко поддающегося внушению и желающего отомстить ребёнка. Ты убрала Колина, который постоянно крутился рядом с Гарри, убрала Гермиону, с которой дружил Поттер. Возможно неосознанно, но ты устраняла конкурентов, понимая свою неразвитость и ограниченность. Поэтому…

– Да как ты смеешь! – выкрикнула она, вскакивая.

– О, Поттер, хоть у кого-то из твоего окружения появился мозг, – фыркнула Паркинсон, сидящая впереди нас. Я благодарно улыбнулась. Панси была симпатичной, очень. Слегка вздёрнутый носик, чёрные волосы, зелёные глаза. Она чем-то напоминала хитрую, пронырливую и любопытную змейку.

– Она же сказала, что, возможно, ты действовала неосознанно, – перебила рыжую Гермиона, задумчиво смотря на Джинни. – Вполне возможно, что ты просто психологически слабая.

– Это не оскорбления, Уизли, это – констатация факта, – припечатала я, вставая и отряхивая брюки.

– Ты куда? – будто очнулся Гарри.

– В библиотеку. Если что, – найдёшь меня там.

И, развернувшись, я с высоко поднятым подбородком вышла из зала. Мне ещё дорогу до обители знаний искать, так что нечего мне тут.

Комментарий к Глава 1

Жду ваших отзывов в комментарии. Если работа пойдёт хорошо – обязательно продолжу.

========== Глава 2 ==========

Библиотека встретила меня тишиной и спокойствием. Мадам Пинс или, как её называла моя подруга, Мадам Птеродактиль, листала формуляры. Не знаю почему, не знаю зачем, но прозвище за ней у нас прикрепилось плотно. Ох, знала бы Светка, как она оказалась права. Женщина действительно была очень похожа на доисторическую птичку: такая же вытянутая мор… простите, такой же вытянутый профиль, глаза на выкате, мелкие зубы и противный голос. Бе…

Я поздоровалась с ней, заслужив заинтересованный взгляд, и прошествовала к полкам с книгами. Так, мне нужно кое-что о метоморфии… и ещё учебники по зельеварению. Может мне повезёт и я наткнусь на книжки «Принца-полукровки», в народе именуемого Северусом Снейпом.

Где-то минут через двадцать на моих руках оказалось всего пять экземпляров каждого из курсов. Странно, а как же малоимущие семьи? Где они должны были покупать довольно дорогие книги? Ну, конечно, может они брали у старьёвщика, а в случае семьи Уизли, например, книжки могли передаваться по наследству. Всё это довольно запутано, но ладно. Школу же должен кто-то спонсировать. Кажется, здесь был совет попечителей, в который, между прочим, входил Малфой-старший и Августа Лонгботтом, это я помню отлично. Но все участники совета попечителей – богаты или находятся на материальном уровне, который считается намного выше среднего. То есть, логично предположить, что именно они давали деньги на еду, домовиков, содержание портретов, капитальный ремонт, зарплаты учителям и директору. Но тогда почему в библиотеке так мало учебников?

Я покачала головой и уткнулась в учебник первого курса. В это пока что лучше не лезть – маленькая пятнадцатилетняя девочка без связей, денег и знаний ничего не может сделать, силёнок не хватит. Ну ничего, прорвёмся.

Через какое-то время я отобрала из стопки книг учебники Снейпа. Вот уж кто, как говориться, шарил в зельеварении. И объяснял он нормально, насколько может объяснить ребёнок, писавший карандашом по учебнику. Не понимаю, почему у многих тогда были проблемы с зельеварением?..

Тень, упавшая на учебник первого курса, конкретно помешала увлекательному чтению. Я подняла глаза, готовясь выплеснуть на подошедшего волну негодования. Ладно, негодовать перехотелось – передо мной стоял виновато улыбающийся Поттер.

– Сильно досталось? – понимающе хмыкнув, спросила я.

Парень фыркнул и упал на стул рядом со мной.

– Спасибо.

– И что, даже не возмутишься? – заинтересованно спросила я.

– А чего возмущаться-то?

О, а я уж думала, что мне конец. Ну как же, Джинни же в ужасе и полном раздрае – её заткнула какая-то там Лавгуд. Следовательно, она должна пожаловаться на меня своему прекрасному принцу. То, что принцев через неё прошло много, роли не играет, ведь у неё «чистая и светлая» к нашему национальному герою. Следовательно, этот герой должен быть послан сразиться с противной химерой, коей меня сто процентов окрестила Уизли. Я озвучила свои мысли. Поттер оценил.

– Неужели ты боишься её гнева? – охнул он, театрально поднимая глаза к потолку и прикладывая ладонь ко лбу. Я хихикнула. Да, такой Мальчик-который-выжил нравится мне определённо больше книжного.

– Нет, конечно. Но это Уизли, а уж они, извини меня, на всё готовы, лишь бы добиться желаемого.

Поттер неопределённо передёрнул плечами и вздохнул.

– В чём-то ты права, но… они мои друзья.

– Не спорю.

Какое-то время он молчал, а я снова погрузилась в изучение учебника. В принципе, школьная программа не казалось особенно сложной. Правда зубрёжкой тут не отделаешься, но, если постараться, можно вытянуть на «Выше Ожидаемого» по крайней мере Зелья. С учебниками Снейпа у меня такая возможность появлялась. Нужно взять книжки на год. Да, могут появиться вопросы на счёт того, а на кой, собственно, чёрт они мне понадобились? Хех, тут можно будет включить дурочку-блондинку. Помню, моя бабушка говорила, что блондинки – существа недоразвитые и их можно не бояться… только если это не брюнетка, перекрашенная в блондинку. Я улыбнулась и осторожно погладила корешок книги.

– О, а у меня такие же надписи в учебниках, – сунул нос в книжку Поттер. – Это твои?

– Неа, – я покачала головой и слегка усмехнулась. – Даже не представляю, чьи они.

Поттер покачал головой и задумался. Да, мальчик мой, думай, это не вредно, а иногда даже полезно. В отдельных случаях.

– Слушай, а пойдём в Хогсмид? – вдруг предложил Поттер. Теперь задумалась я. В Хогсмид хотелось, очень. Но у меня есть только один день для того, чтобы разобраться в непонятных для меня дисциплинах. Чёрт, выбор действительно сложный.

– Гарри, извини, но я…

– Только не отказывайся, – взмолился брюнет. – А то мне придётся идти с Джинни…

– А Гермиона и Рон? – удивилась я.

– Они идут вроде как вместе, – скривился парень, заставив меня усмехнуться. Странно, я не заметила нежных чувств между Грейнджер и Уизли. Хотя я же их вместе не видела, так что всё может быть, всё может быть.

– А чем тебе Джинни-то не приглянулась? – немного рассеяно протянула я. Хм, на первом курсе разбиралась исключительно техника безопасности, ну и ещё свойства ингредиентов. Я нашла указания к использованию разных котлов, ножей, колб. Здесь пометок почти не было, что радовало. Так, можно просто прочитать и забыть. Чует моё сердце, никому нет никакого дела до программы первого курса. Поэтому я осторожно достала учебник с пометкой «2».

– Она мне уже весь мозг выела, – фыркнул Поттер.

– А зачем тогда общаешься?

– Иду по пути меньшего сопротивления, – припечатал Гарри. – Да и девчонки так меньше пристают.

Мда… И что же, он поэтому и женился на ней? Типа, у меня будет домашняя баба, деньги и дети, а я буду жить в своё удовольствие? Фи, как грубо.

– Ну так пойдёшь? – ещё раз попросил парень.

Я вздохнула. Посмотрела на потолок. И сдалась.

– Ладно, чёрт с тобой, должен будешь, – буркнула я, потягиваясь.

– О, здорово, – воскликнул парень.

– Стоп. У тебя же разрешения на посещения Хогсмида вроде…

– Пф, я тебя умоляю, какое разрешение? А на что Карта, Тайные ходы и…

– Карта?!

Так, погодите-погодите. В каноне у маленького Гарри карту взял профессор Люпин и, если мне память не изменяет, так её и не отдал… или я что-то путаю? Ладно, я помню, что карту создали Мародёры. Они вчетвером пользовались ей для своих не вполне законных вылазок. Потом карту они то ли потеряли, то ли спалились вместе с ней, этого я точно не знаю, но суть в том, что она попала к Филчу, который и тогда был завхозом. Классный мужик, кстати, нужно с ним подружиться, потому что, чует моё сердце, ночью я по коридорам буду таскаться часто, а если задобрить Филча – будут мне поблажки. Но, мы отошли от темы.

– Эй, ты меня слушаешь? – Гарри пощёлкал пальцами у меня перед глазами, заслужив неодобрительный взгляд.

– Нет, прости, не слышала, но не обязательно же…

– Молодые люди, это библиотека, а не Бродвей, – гаркнула неизвестно откуда взявшаяся мадам Птеродактиль… ой, то есть мадам Пинс.

– Извините, мы уже уходим, – буркнул Гарри, хватая меня за запястье и таща к выходу.

– Поттер, ты оборзел? Мне книги взять надо.

– Потом возьмёшь, – отмахнулся брюнет, продолжая идти к выходу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю