332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Adamina » Дневник Майкрофта Холмса (СИ) » Текст книги (страница 1)
Дневник Майкрофта Холмса (СИ)
  • Текст добавлен: 18 мая 2017, 17:30

Текст книги "Дневник Майкрофта Холмса (СИ)"


Автор книги: Adamina




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Новинки и продолжение на сайте библиотеки https://www.litmir.me

========== После падения ==========

– Шерлок, я налил тебе ванну, – Майкрофт осторожно коснулся рукой плеча брата.

– Да пошел ты! – Шерлок раздраженно дернул плечом, стряхивая его руку и закрывая лицо ладонями. – Невыносимо… просто невыносимо… невозможно… – его голос предательски дрожит, чувствуется, что он едва сдерживает слезы.

Майкрофт присел рядом с ним на диван и попытался обнять, но Шерлок отпрянул от него, словно от больного проказой.

– Уйди! – он почти кричал. – Уйди! Оставь меня в покое! Я все сделал по плану! Что тебе еще надо?

– Иди в ванную. Ты замерз. Заболеешь.

– Тебе-то какая печаль? Неужто ты сильно расстроишься? Или переживаешь, что теперь тебе придется заниматься моими болячками? Для Джона же я теперь мертв, Майкрофт! – Шерлок поднял на него взгляд, в его глазах стояли слезы, готовые вот-вот выплеснуться через край.

– Шерлок, – Майкрофт присел рядом с ним и все-таки обнял, крепко прижимая к себе, – я прошу тебя. Иди согрейся. Ты замерз. А потом поговорим, хорошо?

– Отлично! – он зло ударил кулаком по дивану, оттолкнул брата и стремительно направился в ванную комнату.

Погрузившись в горячую воду, он почувствовал, как холод, сковывавший тело, начинает медленно отступать, что непонятно почему вызвало лихорадку. Его тело сотрясали судороги, зубы выбивали мелкую дробь, и чем сильнее он их сжимал, тем сильнее при расслаблении они начинали стучать друг об друга. Он сел, подтянул колени к животу и обвил их руками, хоть как-то пытаясь успокоиться и привести хотя бы физическое состояние в норму. Он все понимал, всю необходимость своей «смерти», но его естество не могло смириться с тем, какую боль он принес дорогому ему человеку. Джону Ватсону.

В дверь тихонько постучали.

– Входи, – Шерлок сдул пену с коленей и пристроился на них подбородком.

Майкрофт открыл дверь и остался стоять на пороге, внимательно глядя на брата.

– Тебе плохо, – он не спрашивал, просто сказал это как утверждение.

Шерлок молча кивнул, соглашаясь. Ему и в самом деле было плохо. Не просто плохо, а очень плохо! Очень, очень плохо!

Ни слова не говоря, Майкрофт прошел в ванную, прикрыл дверь, уселся на бортик, и одной рукой зарывшись в волосы Шерлока, притянул его голову, кладя ее на свои колени. Плевать ему, что может пострадать дорогущий костюм. Плевать, что сам он сейчас покроется испариной и будет ощущать так ненавистное ему чувство потного, липкого тела. Плевать на все! Его брату плохо! Плохо его Шерлоку. Такому безразлично-неприступному, надевающему броню, будучи на людях, и такому беззащитно-ранимому за своей броней. И пусть эту броню смог пробить всего лишь один человек, но именно сейчас из-за него так страдает Шерлок.

Черт бы побрал этого доктора Ватсона! Майкрофт ревновал и прекрасно понимал свои чувства. Вот только чувств брата он понять не мог. Кем же для того является этот его друг, что он так страдает? Шерлок влюблен? Конечно, такое может быть. Ведь Майкрофт точно знает, что ему нравятся мужчины. Чего уж там… когда-то давно Шерлок практически признался в своих чувствах ему, родному брату! Он не знал и не знает, что родства между ними нет ни на толику. Правда, даже сейчас сложно сказать, насколько тот был серьезен в своих словах, учитывая, что все последующие события и разговоры носили характер скорее боевых действий, чем чего-то, хоть отдаленно напоминающего чувства. От того юноши в Шерлоке ничего не осталось, кроме, пожалуй, язвительности и желания доставлять неприятности. Но все это сейчас не имеет значения, когда ему так плохо, и Майкрофт точно знает, что ему очень нужна поддержка. Поддержка того, кто всю жизнь только этим и занимается. И чего упорно не хочет ни замечать, ни принимать Шерлок.

– Так было нужно, ты же понимаешь, – он гладил его по мокрым, слипшимся прядям. – Он должен был опознать тебя. Только он. Убедиться в твоей смерти. Иначе…

– Я понимаю, – Шерлок уткнулся в колени носом, – понимаю. Но это так… Майкрофт, это так больно! Я не думал, что мне будет так больно. Я лежал на этом столе… Майкрофт, это ведь на самом деле ужасно! Мне все время хотелось встать и уйти! Я, правда, чувствовал себя покойником. А когда подошел Джон… Это невыносимо, пойми! Его слеза упала мне на руку. Я не знаю, как я не дернулся, не пошевелил ни единым мускулом…

– Ты молодец, – Майкрофт приподнял его голову и посмотрел прямо в глаза, – ты все правильно сделал, – сказал уверенным, твердым голосом. – Джон должен ЗНАТЬ, что ты мертв. Ты своей смертью спасаешь его. И не только его. Ты же знаешь.

Майкрофту было тяжело говорить эти слова. Вроде бы они и правдивы, и план был разработан им вместе с Шерлоком, и за Джоном Ватсоном все время будут присматривать. Только вот где-то в глубине сердца Майкрофт точно знал, что он хотел этого их расставания. Потому что видел, насколько Шерлок прикипел к соседу. Называя его идиотом через фразу, он всегда ждал только его мнения. Он не давал тому житья, пресекая на корню попытки наладить личную жизнь. Как же это было похоже на то, что он творил годы назад.

И Майкрофт ревновал. Да, ревновал к Джону. И хоть тот и был убежденный гетеросексуал, но, как говорится, чем черт не шутит. Понимая всю бессмысленность этой ревности сейчас, ведь тайна остается тайной, а у Шерлока должна быть своя жизнь, он все равно не хотел мириться со всеми этими фактами.

Знать бы, что Шерлок будет так переживать, он бы, наверное, миллион раз подумал, стоит ли именно этот план воплощать в действие. А сейчас ему остается только поддерживать его, пусть он и не хочет принимать никакой поддержки. Но вот именно сейчас-то он сдался. Наверное, совсем плохо. Настолько плохо, что готов забыть на время о своих неприязни и упрямстве, и о своем убеждении, что Майкрофт ему враг и хочет тотального над ним контроля.

– Молодец?! – Шерлок дернул головой, выворачиваясь из его рук. – Ты это серьезно? Ты видел, как он переживал?! Да я убийца, Майкрофт! Мне кажется, что Джон умер вместе со мной! Только я здесь, живой и здоровый, а он выглядел так, словно в нем нет жизни!

– Джон видел смерть не раз, Шерлок. Он справится. Поверь.

Шерлок посмотрел на него очень странным взглядом, словно оценивая, насколько серьезно он говорит и понимает ли, что он ему сказал.

– Ты не понимаешь, Майкрофт? Я стал для него близким другом. Ты не знаешь, что это такое. У тебя нет друзей. И он потерял этого близкого друга. Он терял на войне друзей. А сейчас потерял в мирной жизни. Причем этот друг жестоко заставил его смотреть на себя в момент смерти, а потом еще опознавать его тело в морге. Как ты думаешь, захочет он после всего этого называть меня другом? Останусь я им?

– Тебе это действительно так важно? Не его жизнь, а останется ли он тебе другом? Шерлок, если он не идиот, хоть ты его и называешь так через слово, то он все поймет и примет. Видимо, он не понял твоего намека. Да, слишком он был тонким для такого человека, как Джон Ватсон. Но когда ты все ему скажешь прямым текстом, он действительно будет идиотом, если не захочет понять, почему ты все это сделал.

Все-таки Майкрофту было очень тяжело говорить Шерлоку эти, казалось бы, прописные истины. Все так. Да и Джон, несмотря ни на что, обладает умом и, главное, великодушием. И простит, непременно простит. Но, похоже, что сейчас Шерлоку нужно простить самого себя за этот поступок. Почему? Что лежит в основе его самобичевания? Его чувства к Ватсону или все же чувство вины?

– Майкрофт, ты никогда не хотел понять меня, – Шерлок тяжко вздохнул. – Да, мне важно, чтобы он продолжал верить мне. Не просто называть другом, а верить.

– Почему именно он? – вопрос прозвучал как-то жалко.

Майкрофт и в самом деле не смог скрыть своих чувств.

Ну почему Шерлоку так важно, чтобы ему верил Джон?! И ему абсолютно плевать на то, что Майкрофт верит в него безоговорочно. Да, конечно он знает, что тот ничего не выдумывал, не сочинял никаких историй про Ричарда Брука, но не это важно! Майкрофту просто безумно хочется, чтобы хоть каплю тех чувств, которые сейчас предназначены Джону, Шерлок испытывал к нему. Ему нужна вера друга, он клянет себя за то, что заставил его страдать, и совершенно плевать ему на еще одного близкого человека. Что бы он там ни думал о Майкрофте, но они все равно близки! Но, наверное, никогда не смогут понять друг друга.

– Потому что он мой друг. Единственный друг, – Шерлок вытянулся в ванной, с удивлением обнаружив, что его перестало лихорадить. Все-таки разговор с Майкрофтом пошел на пользу.

– Только друг? – вопрос сорвался с языка помимо воли, и Майкрофт готов был откусить свой язык за него, ожидая справедливой отповеди.

Но Шерлок неожиданно отвел от него взгляд и, тяжело вздохнув, тихо, почти шепотом, произнес:

– Только друг. Просто друг, Майкрофт.

Они оба замолчали на какое-то время. Майкрофт не знал, что ему ответить, Шерлок погрузился в свои мысли. И все-таки он первым нарушил тишину.

– Выйди, пожалуйста. Я собираюсь вылезать.

– Да, конечно, – Майкрофт встал и направился к двери. – Шерлок, все наладится, – выходя за дверь, попытался еще раз успокоить его. – Вот увидишь.

– С тобой? Похоже, никогда. Ты идиот, Майкрофт! Был и остаешься идиотом. И я тоже. Поэтому мне так нужен Джон, – Шерлок посмотрел на закрывшуюся дверь и нырнул под воду.

========== Не такой как все ==========

Шерлок выбрался из ванной и сразу направился в спальню. Он знал, что не уснет. Но и душещипательных, хоть и спасительных бесед с Майкрофтом ему тоже больше не хотелось.

Все в его жизни было неправильно. Сложно сказать, с самого рождения или нет, но он уже склонялся к мысли, что еще при его зачатии произошел какой-то сбой. Сколько он себя помнил, он всегда был не такой как все. Его брат тоже был таким. Но он прекрасно умел адаптироваться к обстоятельствам. Принять общество и сделать так, чтобы общество приняло его. Шерлок не мог ни того, ни другого. Он нашел единственного человека, который смог принять его таким, какой он есть. А сейчас этой своей мнимой смертью фактически предал его. Пусть даже спасая его жизнь. Джон принял его со всеми непонятными никому, считаемыми блажью и глупостью убеждениями, взглядами на жизнь и на людей, со всеми его, как принято говорить, тараканами.

Даже он сам не мог принять себя. Презирал и ненавидел. И было за что. Его абсолютно нелогичное, иррациональное влечение к собственному брату. Откуда оно взялось? Он не знал. Ему казалось, что оно было всегда. Что он родился с ним. Сколько он себя помнил, рядом был Майкрофт. В какой момент он перестал видеть в нем родного человека? Нет, не так. Родным он остается и сейчас. В какой момент он перестал в нем видеть только родного человека? Это же ненормально! Он вырос с ним, он воспитан практически им. Так как же тогда можно видеть в нем того, с кем хочется не только братских чувств, но и совершенно других, по своей сути абсолютно аморальных? Но Шерлок видел. Раньше он не умел с ними справляться. За что, наверное, Майкрофт его презирает. Они и сейчас никуда не делись, просто он за годы жизни прекрасно научился управлять своими эмоциями и скрывать истинные чувства и желания.

А желание у него было одно. Он желал Майкрофта. Во всех значениях и смыслах этого слова. Ужасно? Наверное. Вот только ужаса Шерлок не испытывал. Ненависть к самому себе – да. Он ненавидел свое тело, которое всегда реагировало на близость брата одинаково. Ни к кому другому ничего подобного он не ощущал. Впрочем, после своих экспериментов он вообще ненавидел любые контакты с людьми. Исключением стал Джон, прикосновения которого не вызывали отвращения, и был и остается Майкрофт. Который, скорее всего, просто не показывает своего отвращения. Но ясно дает понять, что абсолютно ему не доверяет, и от его контроля Шерлок никогда не избавится. Что это? Майкрофт боится скандалов? Ну да, Шерлок ведь позор семьи, как однажды назвала его одна дальняя родственница. Да он и сам уже с этим смирился. Это она еще не знает о его истинных чувствах к брату. Неправильных, ненужных, абсолютно безнадежных и глупых. Только вот избавиться от них он не может, как бы ни хотел и ни старался. Что в нем не так? Он гей? Было бы проще, будь это так. Только вот в ходе своих сексуальных экспериментов он не испытал ничего, кроме отвращения. Да, ему было противно. Больно, противно и унизительно. И он и сейчас вздрагивает, когда к нему прикасаются даже врачи или медсестры в больнице. И только Майкрофту позволено все. Более того, он хочет его прикосновений. Только вот тому это совершенно не нужно. Что, в общем-то, правильно. Потому что он, в отличие от Шерлока, не склонен к извращенным формам восприятия родного брата. И от понимания правильности Майкрофта становится еще хуже. Он относится со снисхождением. Как к больному. Сейчас, правда, делает вид, что ничего не было, но Шерлок-то точно знает, что он ничего и никогда не забывает.

И этот вопрос про Джона. Только друг? На что ты надеешься, Майкрофт? Что Джон для меня больше чем друг? Больше, тут ты прав. Но ты сильно ошибаешься в понимании этого «больше». Он близкий человек, который, я уверен, узнай всю правду обо мне, все равно бы не отвернулся. Ты не понимаешь простых, казалось бы, вещей. Мне с ним легче! Я с ним не одинок. С ним я не остаюсь один на один со своей ненавистью к себе. Он так открыто восхищается… восхищался – это будет правильнее, мной, так просто принимал меня, прощая мои не всегда человечные поступки, что я с ним начинал чувствовать себя почти нормальным. И почти не думать о тебе. Он видел во мне нормального человека, убеждал меня в этом. И я порой начинал в это верить, как верил он. А сейчас я наверняка убил эту веру. И это еще раз говорит, что я не человек. Сущность, непонятным образом по ошибке попавшая в вид рода Люди. И ты, Майкрофт, сам бы меня уничтожил, не будь я разновидностью этого вида. Только ты, в отличие от меня, всегда соблюдаешь человеческие законы. А они гласят, что представителей рода Люди нельзя просто так уничтожать. И ты ни за что не нарушишь этих законов. Потому что сам являешься безупречным представителем рода Людей, которому посчастливилось иметь брата с извращенной формой восприятия родственных отношений. А точнее, не посчастливилось иметь нормального брата. С нормальными чувствами и отношениями.

Шерлок за всю ночь не сомкнул глаз ни на минуту, все время размышляя то о Майкрофте, то о Джоне, о том, что ему как можно скорее нужно уехать и, возможно, совсем не возвращаться в Лондон. Никогда. Забыть Джона, стереть его из памяти, словно и не было в его жизни человека, единственного человека, принимавшего его за подобного себе, нормального, хоть он таковым и не являлся. Забыть, что он может чувствовать себя почти таким.

Уехать от Майкрофта, чтобы не видеть его снисходительный, а порой и откровенно презирающий взгляд. Окунуться с головой в уничтожение всей огромной сети Мориарти. Это ведь отвлечет его от себя самого и всего того, за что он себя ненавидит. А там неизвестно, что с ним может случиться. Он бы не хотел умирать, наверное, потому что он очень хочет вернуться к Джону. И вновь рядом с ним ощущать себя почти нормальным. Но это только если Джон сможет простить его. В чем он совсем не уверен. А если нет, то не нужно ему возвращение. И если не смерть, то такая далекая страна, где его не найдет никто. Даже родной брат. Хотя, для Майкрофта нет ничего невозможного. И скрыться от него практически нереально. Но попытаться можно. Попробовать жить какой-то другой жизнью. Потому что эта уже осточертела.

Утром Шерлок слышал, как встал Майкрофт, как собрался и вышел за дверь, как за ним подъехала машина, как он хлопнул дверцей, сев в нее, и как она выехала за ворота дома. Он встал и отправился на кухню. Есть не хотелось, поэтому он просто выпил очень сладкий кофе.

Не зная, чем себя занять, пока не привезут его новые документы и уточненные данные о делах Мориарти, он сначала включил телевизор, в надежде, что сможет просто отвлечься, смотря какое-нибудь глупое шоу. Увы, ничего не получилось. Он даже не слышал звук телевизора.

Потом взял ноутбук и зашел в блог Джона. Новых сообщений не было, что неудивительно. Странно, что он вообще его не удалил. К обеду он уже просто изнывал от скуки и мотался по дому в поисках хоть чего-нибудь интересного.

В комнате Майкрофта на глаза попался его ноутбук. Шерлок поднял крышку, система загрузилась, вот только вход был защищен паролем. Кажется, он нашел себе занятие. Почему бы просто не попытаться взломать пароль на компьютере брата? Вряд ли он у него простой. Тем интереснее. Вообще интересно, что находится у Майкрофта на личном устройстве? Что он там хранит? Он же все время занят правительственным делами. У него есть время еще на что-то? На что? Что собой представляет Майкрофт в приватной территории?

Шерлок устроился в своей комнате на кровати и принялся подбирать пароли. Те возможные, что приходили на ум, не подходили, тогда он воспользовался генератором паролей. Тоже безуспешно. Да уж, следовало ожидать, что брат не так прост. Тогда Шерлок позвонил знакомому хакеру, который тоже обеспечивал его смерть, но был его человеком, а не человеком Майкрофта, и тот через два часа прислал ему какую-то мудреную программу для взламывания паролей, написанную специально для его нужд. Пришлось скинуть ее со своего ноутбука на диск, который он потом вставил в ноутбук Майкрофта. Программа запустилась сама, долго что-то генерировала, перестраивая цифры и буквы, и примерно через час перед ним все-таки засветился рабочий стол компьютера брата. На нем было несколько папок, какие-то значки программ, но в целом ничего особенного. Шерлок попытался открыть папки, но они тоже были запаролены. Но с этим справиться было проще. Для таких случаев у него уже была специальная программа.

В первой открытой папке он не нашел ничего такого, что бы действительно представляло интерес. Какие-то фото совершенно неизвестных ему людей. Вторая папка была с документами на немецком языке, которые представляли собой сканы с подписями и печатями. Еще в одной папке были собраны фотографии его и самого Майкрофта. Даже детские. Скорее всего, Майкрофт сканировал и сохранял изображения. Что ж, разумный способ оставить память о себе. Вопрос только – кому? А вот в следующей папке его ждало нечто интересное. Электронный дневник. Скорее даже ежедневник. Это была какая-то программа, установленная на компьютер и позволяющая делать записи ежедневно. Что-то типа блога Джона, но не в сети.

Шерлок пролистал записи в самое начало. Похоже, это был дневник Майкрофта. Только вот начинался он с записи, когда ему было пятнадцать лет. Но тогда не было еще таких программ и компьютеров! Значит, у него был обычный дневник, бумажный, о котором Шерлок никогда не догадывался, и он перенес его содержание в электронный, как только представилась такая возможность? Что же там такое, что так сильно дорого Майкрофту, что он не поленился и перепечатал текст в электронный дневник? Это должно быть что-то такое, что поистине бесценно!

Шерлок открыл первую запись и увеличил шрифт. Первые прочитанные слова поразили его, словно удар молнии.

«Сегодня я начинаю вести свой дневник, потому что не могу никому сказать о том, что узнал. Но и просто молчать у меня нет сил. Мой брат, Шерлок… Нет, совсем не так! Шерлок мне не брат! Сегодня я случайно обнаружил документы, из которых выяснил, что он является приемным ребенком. Его усыновили мои родители, когда ему было шесть месяцев. Я не знаю, как мне это воспринимать…»

Шерлок оторвал взгляд от экрана, потрясенный прочитанным. Так вот значит как. Он не брат Майкрофту. Наверняка это правда. Он вновь уставился в экран, пролистывая дневник-ежедневник и бегло просматривая содержание. Майкрофт писал о нем, о себе, очень часто он ругался на него. Последние слова, написанные в дневнике, были: «Шерлок, я тебя ненавижу!»

Шерлок положил ноутбук Майкрофта на место, предварительно перекинул дневник на флешку. Он почитает его потом. Сейчас уже должен прийти Майкрофт. И скорее всего читать он будет уже не здесь. Потому что находиться рядом с теперь уже не братом нет совершенно никаких сил. Он прекрасно знал, что Шерлок не является ему родственником. И все время молчал. Даже когда тот практически признавался ему в своих чувствах. Это говорит только о том, что он ему просто не нужен. В том самом смысле именно чувств. Никогда не был нужен. И ничего не сказал как раз потому, чтобы хоть что-то сдерживало именно Шерлока.

Майкрофту просто не нужны его чувства, и не нужен он сам. Осознать это оказалось очень больно. Почти невыносимо. Никогда он не будет даже почти как все. В нем все не так, раз даже при таком раскладе единственный человек, который был ему нужен и знал об этом, предпочел скрыть от него правду, лишь бы не оказаться впутанным в отношения с ним.

Что ж, это еще одно доказательство, что ему здесь больше не место, и завтра он просто потребует своего отъезда.

========== Перед отлетом ==========

Шерлок очень вовремя убрал на место компьютер Майкрофта. Он едва успел спрятать флешку в потайном кармане своего пальто, как тот вошел в дом.

– Здравствуй, – Майкрофт снял плащ и повесил его на вешалку. – Как ты?

– Прекрасно, – Шерлок с интересом разглядывал его.

Ему очень хотелось после прочитанного просто взять и возненавидеть. Увидеть в нем что-то другое, то, чего он никогда не видел, что оттолкнет его навсегда. Хотел… и не видел. Наоборот, зная теперь, что преград не существует, Шерлок с еще большей ясностью осознал, что этот человек для него являлся и будет являться всем. Но он никогда не был ему нужен и не станет. Как брата, возможно, Майкрофт его и любил. И то с этим утверждением тоже можно поспорить. Когда-то давно, в детстве, так оно и было. А вот потом… Скорее терпел и все время контролировал. Чтобы ненормальный братец, к тому же еще и не родной, не сотворил чего-то такого, что запятнает честь семьи.

А ведь он творил. Ох как творил! Только Майкрофт всегда успевал все спустить на тормозах прежде, чем это могло выйти за пределы полицейского участка или стены больницы. А так же какого-нибудь низкопробного клуба или бара, где Шерлок проводил эксперименты над собой.

– Что ты на меня так смотришь? – Майкрофт чувствовал себя совершенно неуютно под его взглядом.

Видимо, за день тот проанализировал сложившуюся ситуацию, отстранился от эмоций, справился с ними, оценил трезво обстоятельства, сделал выводы и вернул себе свое хладнокровие. А вместе с ним и отчужденность и ненависть к Майкрофту. То есть вновь вернул их отношения в привычное русло. И как же от этого больно и плохо! Если бы он знал, что движет Майкрофтом все эти годы противостояния, а порой и самого настоящего отчуждения.

Когда-то он сам отверг Шерлока. Отверг, потому что не понимал, как они смогут жить дальше с тем, что могли натворить, не разобравшись в чувствах. Слишком тот был молод и бесшабашен. Отверг, потому что поклялся себе и родителям, что никогда не расскажет брату, именно брату, о том, что тот не является им кровным родственником. Какая разница? И он, и родители любили его. Очень любили. Отец, наверное, даже больше, чем Майкрофта. Но он не ревновал, как ни странно. Потому что и сам был без ума сначала от маленького чуда, внезапно ворвавшегося в жизнь и наполнившего ее смыслом и пониманием, что теперь он не одинок, а потом и уже более взрослого и невыносимо прекрасного. Разве знал Майкрофт тогда, давая это обещание, что сам станет его заложником? Ведь он и потом еще сто раз уверял отца, что Шерлок никогда ни о чем не узнает. Отец слишком боялся его потерять. А Шерлок, со своим вечным стремлением к независимости и свободе, узнав, что никак не связан с семьей, однозначно бы разорвал все отношения. Он и так не очень вспоминает о том, что у него есть родители, и, скорее всего, они его тяготят, как и Майкрофт, просто он понимает, что не может никуда деться от влиятельного и, чего уж там, властного брата. Но это до той поры, пока он не узнал, что этот брат ему вовсе не брат. Он ведь не понимает, что Майкрофту нужна не власть над ним. И он вовсе не контролирует каждый его шаг. Он просто боится за него, его жизнь, да просто даже за его состояние! И если пользуется иногда в практически приказном или принудительном порядке его талантом и умениями, то не только потому, что ему это нужно для дела, и он его использует, а еще и потому, чтобы не дать ему иногда просто погубить себя самому. Шерлок это умеет. И дело даже не в том, что он принимал наркотики, не в том, что уходил и пропадал по несколько дней черт знает где, а когда возвращался, то приходилось насильно везти его в клинику и брать все, какие только возможно, анализы, чтобы убедиться, что он не заразился ничем смертельным. Впрочем, это Майкрофт конечно преувеличивает. Таких случаев было всего два. Но и других проблем хватало с его жаждой приключений и адреналина.

Все это настолько отдалило их друг от друга, что даже когда Майкрофт был порой уже готов сказать Шерлоку всю правду, несмотря на данное обещание, ведь и такое тоже было, потому что иногда он просто не мог смотреть на то, как тот просто уничтожает себя и физически, и морально, когда готов был кричать ему о своих чувствах, умолять остановиться, Шерлок всегда, вольно или невольно, давал понять, что это будет бесполезно. Однажды отвергнув его, у Майкрофта не было второго шанса на его чувства. Их просто не осталось. О чем Шерлок весьма успешно давал ему понять. Он ведь и в самом деле стал его ненавидеть и только терпеть. Лишь иногда, когда становилось совсем невмоготу, позволял ему приблизиться к себе. И то ровно настолько, насколько ему это было необходимо для восстановления пошатнувшегося равновесия. А потом все входило в привычную колею ненависти, презрения или безразличия. Как сейчас.

– Как я смотрю? – Шерлок удивленно приподнял одну бровь. – Как-то необычно? Нет, Майкрофт, я просто хочу знать, когда уже смогу приступить к делу. Я, вообще-то, не рассчитывал здесь засиживаться.

– Ты и не засидишься, – из груди Майкрофта, как бы он ни хотел его сдержать, вырвался тяжелый вздох.

Все понятно. Шерлок действительно пришел в себя, здраво обдумав ситуацию. И больше ему ничего не нужно. Особенно нахождение рядом с Майкрофтом. Поэтому он уже рвется в бой. Да куда угодно, лишь бы убраться отсюда. Но ведь этого следовало ожидать. Не думал же Майкрофт, что что-то может измениться из-за этой истории с мнимой смертью.

– Так когда я уже уеду? И куда именно, если не секрет? Время идет, Майкрофт! – тон Шерлока стал вызывающим. – Мы не можем позволить себе медлить!

– Мы и не медлим. Прошли всего сутки.

– По-твоему это мало? Вот поэтому половина преступлений и остается нераскрытыми, что все считают, будто на их раскрытие достаточно времени и можно в первые сутки просто собирать улики! – Шерлок зло треснул по столу кулаком. – Вокруг одни идиоты!

– Перестань! – Майкрофт тоже разозлился на абсолютно беспочвенные обвинения. Его люди уже все подготовили. И оставалось только дождаться назначенного времени отлета. – Ты полетишь сегодня ночью. Я принес все документы.

– Превосходно! – протягивая к нему руку, ехидно отозвался Шерлок. – Просто превосходно. Такая оперативность! Давай сюда, что ты там принес.

Майкрофт, подавив очередной тяжкий вздох, готовый вырваться из груди, открыл портфель и протянул ему папку с документами. Шерлок схватил ее, уселся на диван и тут же погрузился в чтение.

Майкрофт пошел переодеться, а когда вернулся, обнаружил Шерлока лежащим на полу, обложенного со всех сторон бумагами и увлеченно рисующего какую-то схему на тетрадном листе.

– Что ты делаешь? – он тоже присел на пол.

– Решил порисовать, – раздраженно пробубнил себе под нос Шерлок, даже не взглянув на него. – Чего непонятного, Майкрофт? Я ищу связи, хочу понять структуру, как осуществляется руководство. Ты же не думаешь, что Мориарти был вездесущим и сам все мог контролировать. И судя по тому, что все прекрасно функционирует и слаженно работает, у него толковые помощники. Вот только кто они? Пока я не вижу ни одного достойного кандидата. Все имена и фамилии здесь скорее рядовых исполнителей. Может и не совсем рядовых, но и не верхушки его банды. Хотя, тут я не прав. Это уже не банда. Это концерн, судя по размаху. Гигант! Бесподобно!

– Ты восхищен? – Майкрофт не удивился такой реакции Шерлока. Ведь чем сложнее и масштабнее дело, тем у того больше к нему интереса.

– Признаться, да! Мориарти действительно незауряден. Я не понимаю, как у вас под носом могло твориться такое, и вы этого не замечали? Или на все закрывали глаза, а, Майкрофт?

– Не говори ерунду! – он даже задохнулся от такого несправедливого обвинения и гнева. – Ты что же, считаешь, что мы могли закрывать глаза на угрозы безопасности государства, населения, на возможность развязывания пусть и локальных, но конфликтов? Ты в своем уме, Шерлок?!

– Ладно, Майкрофт, дыши ровно, – махнул раздраженно рукой в его сторону Шерлок, тем самым, видимо, без слов предлагая ему замолчать. – Я и так знаю, что вы там просто дальше своего носа ничего не видите и не желаете видеть.

– Ну конечно, только ты один все видишь. Шерлок, а я ведь этого и не отрицаю. Поэтому ты сейчас и занимаешься этим делом.

– Не поэтому, – он ни разу даже не взглянул на Майкрофта. – Я занимаюсь этим потому, что стал врагом Мориарти. Потому что только я смог влезть в этот улей и хоть как-то его потревожить. А ты, дорогой брат, так вообще должен радоваться. Меня не будет долгое время. Твоя жизнь станет гораздо спокойнее. Правда, придется найти еще одну какую-нибудь эффективную диету или увеличить нагрузки на беговой дорожке. А то начнешь толстеть от спокойной жизни.

– Идиот! – Майкрофт все-таки не выдержал. – Нужна бы была мне такая спокойная жизнь, уж поверь, нашел бы, куда тебя определить и жить без хлопот.

– Согласен. Если бы ты не любил мамочку и не боялся ее расстроить. Так что теперь у тебя просто будет время отдохнуть от меня. Смотри, как все удачно складывается. Я бы сказал, что ты даже должен Джеймсу Мориарти. Он оставил тебе наследство практически.

– Прекрати паясничать! – повысил голос Майкрофт.

– А то что? – Шерлок очень ехидно ухмыльнулся. – Майкрофт, не нервничай так сильно. От этого нарушается пищеварение. А тебе это ни к чему. Ты же должен поддерживать себя в форме. Подумай о том, кому это нужно. Ему ведь могут не понравиться лишние килограммы.

– Сволочь! – Майкрофт поднялся с пола и направился в свою спальню. – Будь готов к отлету через час! – он едва сдержался, чтобы не хлопнуть дверью.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю