156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Волк Элизабет (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Волк Элизабет (ЛП)
  • Текст добавлен: 9 ноября 2017, 23:30

Текст книги "Волк Элизабет (ЛП)"


Автор книги: Лора Ли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Лора Ли
Волк Элизабет

Информация о переводе:

Перевод: Оксана Гладышева (1-28 главы), Мария Гридина (29–33 главы)

Редактура: Мария Гридина

Вычитка: Мария Гридина, Анастасия Михайлова

Дизайн обложки: Анастасия Михайлова

Переведено для группы: https://vk.com/hot_universe

Пролог

Это письмо появилось в жизни Дэша в тот момент, когда сражение в его душе могло склонить чашу весов в любую сторону. Борьба с терроризмом была одной из главных проблем в стране, она началась многие годы назад и достигла огромного размаха, а в некоторых районах Ближнего Востока фактически разверзся ад. Спецподразделение Дэша Синклера отправили туда год назад, и, работая вместе, они переплели свои жизни, стали зависимыми друг от друга. Пока их вертолет не сбили самонаводящейся ракетой. Погибло одиннадцать мужчин. Когда прибыла помощь, Дэш едва цеплялся за жизнь.

Тогда он не мог до конца понять, почему именно он остался в живых. Дэш устал. Устал бороться и прятаться, просто устал от одиночества. Эти одиннадцать солдат были ему ближе чем кто-либо еще, а теперь они ушли, оставив его с осознанием, что жизнь превратилась в бескрайнюю пустыню.

Недели спустя, весь перебинтованный, с повязкой на глазах, он лежал одурманенный лекарствами и боролся со смертью. Часть его души вопила от ярости; эта беспокойная, жаждущая часть, которая все не прекращала сожалеть о том, что Дэш продолжал сражаться за жизнь. Почему он выжил, когда все остальные погибли?

Именно в этот момент к нему пришел его командир.

– У тебя появился поклонник, сынок, – именно тогда что-то внутри Дэша, какая-то примитивная и инстинктивная часть его сознания успокоилась. Будто нечто оттеснило боль воспоминаний о крови и смерти и настороженно замерло. Что-то ждало его. У Дэша никогда не было ни поклонников, ни друзей, ни семьи. А теперь он еще и потерял свой отряд. Он чертовски устал прятаться и сражаться, а они не позволяли ему просто уснуть. Но сейчас та его часть, с которой он неизменно боролся и отрицал, проснулась вновь. Интуитивно Дэш понял, что его величайшая битва еще впереди.

– Милая маленькая девочка по имени Кэсси Колдер. Давай я очень быстро прочту тебе письмо. И пока ты не почувствуешь себя лучше, чтобы ответить ей самостоятельно, я помогу с этим. Но что-то мне подсказывает, что эта маленькая девочка очень разозлиться, если ты в итоге не ответишь сам…

«Когда учительница дала нам список, мне сразу же понравилось твое имя. Дэш Синклер. Мне показалось, оно очень хорошо звучит. Мамочка сказала, что это очень мужественное и очень красивое имя, и она считает, что оно должно очень сильно тебе подходить. Я подумала, что оно звучит совсем, как имя для папы. Держу пари, у тебя уже есть много маленьких девочек. И, уверена, они очень гордятся твоим именем. У меня нет папы, но если бы был, то я бы хотела, чтобы папочку звали так же, как и тебя».

Он сам придумал себе имя. Много лет назад. И очень далеко отсюда. Дэш молился, чтобы созданное имя помогло ему перечеркнуть прошлое. А потом боролся, чтобы измениться уже самому. Но он до сих пор так и не стал «папочкой», и у него не было «много маленьких девочек». Каждое прочтенное майором слово проникало в мозг Дэша, наполняя его чувством крайнего нетерпения.

«Мою мамочку зовут Элизабет. И у нее каштановые волосы, как и у меня. А еще красивые голубые глаза. Но мои глаза тоже голубые. У меня очень красивая мамочка, Дэш. Она печет мне печенье и даже говорит, что разговаривать с феей, живущей со мной в комнате, это хорошо. Моя мамочка очень хорошая. Она говорит, что ты очень храбрый мужчина. Что ты сражаешься для того, чтобы мы были в безопасности. И я хочу, чтобы ты, Дэш, был с нами здесь, потому что мамочка иногда очень устает».

Даже испытывая боль и находясь в полубессознательном состоянии, Дэш почувствовал тревогу. В этом простом предложении он ощутил страх. Мольбу о защите. И он стал бороться за жизнь. Теперь ему нужно было выжить. Необходимо спасти Кэсси и ее мамочку.

Вдруг у него в голове возникла картинка – Кэсси, маленькая и хрупкая девочка, плачущая от страха. Но по-настоящему ярко и живо он увидел ее мать – отчаянную и напуганную, прячущую за спиной дочь – точно волчица, защищающая своего волчонка и рычащая от ярости. Почему он видел это? Почему воображение так насмехалось над ним?

Иногда его терзал образ наблюдающей за ним матери Кэсси, в ее полузакрытых глазах дремала страсть, а обнаженное, стройное и грациозное тело находилось под его – мускулистым. Все это происходило из-за писем маленькой Кэсси Колдер. С каждой строчкой о ее мамочке, характере или внешности, с каждой фразой о том, как та ухаживает за ней, нужда Дэша возрастала. Его собственнический инстинкт, голод и какое-то врожденное знание, что Элизабет и Кэсси каким-то образом принадлежали ему, с каждым разом становились лишь сильнее.

Да. Имя Дэш прекрасно подошло бы для папы. Папы для Кэсси. Но оно также превосходно подошло бы и для имени пары. Пары Элизабет. И вновь в его голове проснулся врожденный инстинкт животного. Чувства обострились, борясь с дурманящими разум болью и лекарствами. Извивающиеся тени насилия и темные кровавые пятна смерти стали сгущаться вокруг Кэсси и ее матери. Они принадлежали ему, и находились в опасности. Дэш обязан был выжить.

«Моя Мамочка говорит, что ты очень добрый мужчина. А ведь добрые мужчины не бьют маленьких девочек. Правда?»

Настолько невинная фраза, но с таким огромным смыслом. Дэш чувствовал, как внутри него все сводило от напряжения, а темная агония охватывала душу, пробиваясь сквозь дурман боли, заставляя его очнуться и исцелиться. Выжить. Он был нужен Кэсси и ее мамочке.

«Моя Мамочка говорит, что, возможно, фей и не существует, но хорошо, что я в них верю. Потому что ничего не существует на самом деле, пока ты не поверишь в это. А если верить, то все становится реальным, как лучи солнца за окном. Я верю в тебя, Дэш…»

Почему он постоянно слышал плач? Где-то внутри его головы плакала и приглушенно всхлипывала женщина. Эти слова ребенка, прочитанные вслух майором, вынуждали Дэша все сильнее бороться за свое возвращение. И он очень боялся проиграть это сражение.

«Моя мамочка говорит, что леприконы существуют. По-моему, очень здорово найти золото в конце радуги.

Честное слово, Дэш. Я знакома с настоящей феей. Я рассказала мамочке, а она улыбнулась и заявила, что мне нужно спросить у феи, любит ли та печенье и молоко так же, как и я. Мне пришлось объяснить ей, что феи не едят печенье и молоко. Они очень любят конфеты… потому что потом фея делится конфетами с Кэсси».

Дэш по-прежнему продолжал слышать приглушенные рыдания женщины.


***


Письма ребенка стали спасением для Дэша в течение долгих мучительных месяцев восстановления. Они поддерживали его, ведь у него больше никого не осталось. Раньше он был один в целом мире и думал, что определился со своим предназначением, пока послание одной маленькой девочки не затронуло его душу. Эти письма зачастую были приправлены забавными и милыми незначительными проявлениями привязанности к матери, которая, несомненно, очень любила свою дочь. А девочка делилась с ним этой любовью, которой окружала ее мать.

«Иногда моя мамочка грустит. Она сидит в одиночестве в нашей комнате и смотрит в окно, а я подсматриваю, и мне кажется, я вижу слезы. Думаю, она тоже нуждается в папе, а ты как считаешь?»

Солдаты, сопровождавшие майора в тот день, стали подтрунивать над ним из-за этой фразы. Но майор Томас быстро заткнул их и продолжил чтение.

Теперь Дэш находился в сознании, но все еще был слаб, а впереди его ждал долгий путь к выздоровлению. Но он боролся. Дрался, подобно зверю, каковым и являлся, потому что где-то там плакала женщина, а маленькая девочка дрожала от страха.

«Я хотела отправить тебе сверкающий подарок на Рождество. Но мамочка сказала, что в этом году у нас просто нет на это денег. «Быть может, на день рождения, – сказала она, – но только если ты сообщишь мне, когда он». Поэтому взамен я написала Санте. Я подробно описала ему, что он должен принести тебе, но уверена, другие маленькие девочки уже тоже попросили об этом. Я хотела велосипед, но мамочка сказала, Санта не сможет в этом году его подарить. А я объяснила ей, что у него все получится. Потому что Санта знает, что я уже большая, и мне можно велосипед. Мне уже семь лет. Думаю, семь лет это самый подходящий возраст для велосипеда».

Она украла сердце Дэша своим детским остроумием, чувством юмора и верой во все хорошее в этом мире. Он хотел, чтобы у нее был этот чертов велосипед. Хотел, чтобы Кэсси думала: Санта приглядывает за хорошей маленькой девочкой, спасшей его никчемную шкуру. Хотел, чтобы она знала, он придет за ней. И Дэш послал ей этот велосипед. Так Кэсси будет чувствовать себя лучше до его возвращения. И она не будет больше такой напуганной…

Да и к тому же она выступила в роли свахи. Майор Томас, наконец-то, стал читать ее письма без присутствия навещающих его мужчин. А Дэш, наконец-то, смог заговорить и продиктовать ответное письмо. Оно получилось коротким. Он быстро уставал, но ему хотелось, чтобы маленькая девочка знала, что ее письма для него значат.

«Я получила свой велосипед, Дэш. Мамочка очень удивилась. Прямо в день Рождества, когда я уже подумала, что Санта забыл обо мне. Ведь моего велосипеда не оказалось под елкой. И тут позвонили в дверь, а когда мамочка открыла ее, там стоял мой сияющий красный велосипед. На нем было мое имя. Он был именно для меня, абсолютно новый велосипед. А еще там был шлем. И маленькие перчатки. И налокотники. И наколенники. Там даже был подарок от Санты для мамочки. Ты можешь в это поверить, Дэш? Это самое лучшее Рождество. Санта даже вспомнил про мою мамочку».

Ну конечно же Санта вспомнил. Дэш улыбнулся, и грубо поблагодарил майора за то, что тот позаботился о его просьбе. Длинный халат будет греть Элизабет, пока его руки не смогут сами заняться этим. Кэсси писала, что ее мамочка очень часто мерзнет…


***


А затем письма перестали приходить. Это случилось за месяц до его выписки из больницы, зрение Дэша восстановилось, ноги окрепли, и он был полон сил. Обеспокоенный происходящим, Дэш попросил майора Томаса, проверить их. Выяснить, что случилось со светлой, веселой маленькой девочкой, чья мама растила ее, так щедро одаривая любовью.

«Майор Томас, с сожалением сообщаю вам, что маленькая Кэссиди Колдер и ее мать, Элизабет, погибли при пожаре, произошедшем в их квартире несколько недель назад. От их тел ничего не осталось, но также нет ни капли сомнения, что при взрыве они находились в квартире, как и несколько других людей. У матери и ребенка существовали некие проблемы, и, по слухам, за их жизнь было назначено вознаграждение. Пожалуйста, дайте мне знать, если вы захотите получить больше информации…»

Факс прибыл от нанятого им частного сыщика. Майор Томас незамедлительно все перепроверил. Соседи слышали крики, видели, как жилой дом взорвался, а пламя распространилось за считанные минуты. Дэш почувствовал, как мир рухнул. Маленькая девочка, которая спасла его и подарила волю к жизни, умерла. Несколько дней он провел в молчании, бездумно разглядывая потолок. Дэш так долго был одинок. Каждый день он просыпался с пониманием, что у него никого нет. А каждую ночь засыпал с чувством потери. И все же, когда он находился на пороге смерти, Бог прислал к нему ангелов. Только для того, чтобы вновь забрать их. Это оказалось страшным ударом для его души, которая, как он думал, умерла много лет назад. Дэш был знаком только с кровью и смертью. И никогда не сталкивался с невинностью, пока не нашел Кэсси и ее мамочку Элизабет. Он навсегда запомнил незрелые, ребяческие каракули, которыми в его голове было выведено это имя. Элизабет. Его Элизабет.

За все тридцать лет своего существования, Дэш ни разу не мог назвать кого-то смыслом своей жизни, самой важной ее частью. Он рос, понимая, что его выживание ни от кого не зависит, что он другой, осознавая, насколько важно скрывать эти отличия. Дэш определился со своей дорогой в жизни, буквально создавая из себя лучшее, что смог, пока не стал достаточно взрослым, чтобы пойти в армию.

Служба стала его домом. Мужчины, с которыми он сражался, несмотря на его отчужденность, дали ему основу для взаимоотношений, отточили его интеллект, научили руководить. Все двенадцать лет он делал именно это. Командовал. Дэш продвигался по служебной лестнице и перевелся в спецподразделение, чтобы доказывать свои возможности уже там. И почему-то ему казалось, что он больше ни в чем не нуждался.

Однако теперь Дэш понял насколько ошибался.

Смерть Элизабет и Кэсси глубоко ранила его душу, и он не мог объяснить себе почему. Дэш никогда не прикасался к этой женщине, никогда не держал на руках ее дочь. Она не была его парой, и это был не его ребенок, и все же сердце кричало о чем-то другом. Душа выла из-за потери, а инстинкт и врожденная интуиция не позволяли отрицать связь, возникшую между ним, матерью и ребенком.

– Дэш, ты должен отпустить это, – майор Томас сел рядом с его больничной койкой и посмотрел на Дэша своими мрачными и задумчивыми зелеными глазами. – Такие вещи случаются, сынок. Ты не сможешь найти им объяснения или понять смысл. По крайней мере, у тебя осталась частичка от нее, чтобы помнить.

Дэш сдержал вой, поднимающийся из глубин его души. У него ничего не осталось. Кучки хрупких писем не достаточно. Далеко не достаточно.

Впившись пальцами в простыню, он молча уставился на унылый белый потолок. Они думали, что он впал в депрессию. Потерял волю к борьбе. Но они были очень далеки от истины. Ему нужно пережить еще одно последнее сражение, прежде чем удовлетворить глубокую душевную потребность в отдыхе. Возмездие. Из-за него по жилам Дэша все еще бежала кровь, поддерживая сердце, бьющееся в груди.

Он посмотрел на своего майора долгим, задумчивым взглядом.

– Я хочу знать, что произошло.

Майор Томас устало вздохнул и поежился.

– Почему это так важно, Дэш? Они погибли.

Дэш почувствовал, как его поглощает ярость. Это было важно. И имело значение, потому что он намеревался вершить собственное правосудие.

– Хочу знать. Свяжись со следователем. Мне нужна информация до выписки.

Дэш уже сформировал план действий. Ему было нужно, чтобы следователь лишь обрисовал произошедшее, а уж остальное он закончит сам.

– Так что же ты хочешь предпринять? – майор Томас откинулся на спинку стула, стрельнув в него хмурым взглядом. – Тебе соберут новый отряд…

– Мне дали возможность вернуться в Штаты после увольнения, – это все, что у него получилось произнести, не зарычав при этом. – Я не вернусь на службу, майор. С меня хватит.

Удивление промелькнуло в глазах майора, и Дэш знал причину. Он служил с восемнадцати лет. И ни разу не был в увольнении. Первые двенадцать лет Дэш отдал армии, а остальное Спецподразделению США. Он был одним из лучших, прирожденный лидер и беспощадный солдат. Но ему надоело. Отряда, с которым Дэш сражался бок о бок в течение года, больше не было. Маленькой девочки и ее мамы, которых он видел, находясь при смерти, тоже уже не существовало. Он нуждался в правосудии. Ему нужен был способ сравнять счет, а затем Дэш нашел бы ту часть себя, которую прятал почти всю свою жизнь.

Майор тяжело вздохнул, прежде чем кивнуть.

– Я позвоню ему сегодня вечером. Ты получишь то, что требуется.

Он встал, а затем долго и безмолвно смотрел на Дэша.

– Самосуд – это преступление. Но ты в курсе, не так ли Дэш? – с опаской спросил майор Томас.

Дэш улыбнулся. Медленно оскалив зубы, он знал, что майор догадается. Дэш был одним из лучших не без причины. Ведь он знал, что надо делать. И знал, как это сделать правильно.

– Им придется сначала поймать меня, – сказал он мягко.

Пока Дэш ждал информации, то усердно трудился над окончательным восстановлением. Он все еще с трудом двигался, но намеревался работать над телом и разумом, пока не будет уверен, что они в отличном состоянии. Как только поступили данные, что Дэшу разрешено покинуть местоположение и направиться в Штаты, он сразу же собрал спортивную сумку и подготовился к отъезду.


***


С новыми силами и обладая необходимыми количеством сведений для начала медленной, неторопливой охоты, Дэш сосредоточился на возвращении в Штаты, но за несколько дней до увольнения пришло незнакомое письмо. Он узнал почерк, но не имя. Сердце остановилось, когда он прочитал письмо в простеньком конверте.

«Знаю, что у тебя, наверное, уже много других маленьких девочек, которых ты любишь. Мамочка говорит, что ты женат и у тебя есть дети, а мы тебе не нужны. Но ты мне нужен, Дэш. Пожалуйста, помоги мне и моей мамочке, прежде чем плохие дяди снова найдут нас. Раньше меня звали Кэссиди Колдер, но мамочка говорит, что теперь я Кэсси Уолкер. Думаю Уолкер тоже неплохо. А еще. На шее БоБо теперь есть шарфик. Так ты узнаешь меня. Мама говорит, что ты решил, будто мы погибли при взрыве. Мамочка пострадала, но в целом мы в порядке. Пожалуйста, помоги нам, Дэш».

От этих наспех нацарапанных слов, по его позвоночнику пополз ужас. Внутри письма лежал медальон, который он отправил ей на восьмой день рождения, а в нем фото Кэсси и ее мамы. Элизабет выглядела изможденной. А рядом очаровательно улыбалась девчушка, смотрящая в камеру поразительно умными большими голубыми глазами. Небольшой красный платочек был обмотан вокруг шеи маленького плюшевого медвежонка, которого он просил майора Томаса заказать для нее. Она назвала его БоБо. Он мог почувствовать ее аромат на медальоне. Детская присыпка и невинность. Но там был еще один запах, Элизабет, и он заставил его гормоны взвыть. Непорочная женская соблазнительность. Темная и сладкая, похожая на летний ливень.

Дэш прищурился, сосредоточившись на изображении, и от мысли, что кто-то смеет обижать их, его тело задрожало от ярости. Они принадлежали ему. А никто не смеет трогать ничего и никого, принадлежащее Дэшу Синклеру.

Прежде чем он смог сдержаться, в его груди зародился грохот явной угрозы – агрессивное рычание, обещающее возмездие. И охота началась. Он пойдет по следам врага. Но сначала… сначала он найдет семью, на которую заявил права во тьме боли. Его пара нуждалась в тепле, а ребенок – в защите. Он найдет их первым. А если на своем пути он оставит нескольких мертвых врагов, ну что ж – им не повезло. Значит, после ему останется убить меньше ублюдков.

Глава 1

Шесть месяцев спустя


В нем текла кровь пород Волков. Дэш Синклер узнал, кем является, еще до того, как полгода назад, новость об их существовании распространилось по всему миру. К счастью для Дэша, ученые скрыли его изменения, и их можно было обнаружить только на генетическом уровне, но никак не на физическом. По этой причине, его еще мальчишкой приговорили к смерти. Но это же помогло ему выжить после побега из лаборатории.

В восемнадцать лет Дэш отправился служить в армию. Сражаясь и убивая, он делал все возможное, чтобы скрыть свое существование прямо под носом у людей, которые финансировали его создание. Дэш знал, кем они были, так как видел их в лабораториях, когда был еще совсем ребенком. Он хорошо запомнил те лица, и с тех времен больше никогда не забывал своих врагов.

За прошедшие годы он стал уверенней в себе, сильнее, осознал свои уникальные возможности, и это спасло его от совершения многих ошибок. Дэш никогда и никому не говорил, о своей сущности. Никогда не рисковал и не доверял даже друзьям. Черт, да на самом деле он никогда и не заводил этих друзей. В самые хорошие дни, он был всего лишь не приветлив, а в любое другое время – смертельно опасен. Многие люди понимали, что лучше держаться от него подальше.

И прямо сейчас Дэш жаждал крови. Он стоял посреди маленькой разгромленной комнаты, принюхиваясь к запахам, и чувствуя, как его охватывает ярость. За последние шесть месяцев он провел тщательное расследование и узнал все мельчайшие детали, касающиеся Элизабет и Кэссиди Колдер.

За время службы в армии Дэш обзавелся множеством полезных знакомств. Многие были ему должны, и сейчас, когда возникала необходимость, он был готов воспользоваться этим. Кэссиди была всего лишь маленькой девочкой, но смерть шла за ней по пятам. Девочка – за чью голову была назначена награда, и мать – сражающаяся за свое дитя. Дэш чувствовал, как внутри него все замирало от ужаса, даже несмотря на то, что Элизабет Колдер пока удавалось защитить свою маленькую дочь. Вместо того, чтобы бегать и скрываться опасаясь за жизнь дочери, эта миниатюрная женщина, как и ее малышка, должны были находиться в безопасности у него под боком.

В настоящий момент Дэш чувствовал запахи страха маленькой девочки, ее детских слез, ярости и ужаса матери. Тихо зарычав, он позволил этим ароматам еще сильнее разжечь его гнев. Мужчины, преследующие их, в любом случае заплатят за все.

Подняв детскую курточку, Дэш поднес ее к носу и глубоко вдохнул. На ней еще оставался запах невинности и детской присыпки. Тот факт, что куртка валялась здесь, а не согревала ее маленькое тельце, отдавался дрожью в его позвоночнике. Снаружи было чертовски холодно. И в такую погоду малышка очень быстро замерзнет. Хотя сейчас, эта разорванная надвое курточка, все равно бы не принесла много пользы.

Далее Дэш поднял валяющийся свитер, и также его понюхал. Да, мужчина почувствовал радость от узнавания этого запаха. Женский, свежий, чистый, с небольшим намеком на детскую присыпку, но наполненный тонким ароматом нежности. Моя.

Дэш окинул взглядом комнату. Очевидно, что Элизабет с дочерью пока на несколько шагов опережали, преследующих их мужчин, но сам он уже почти нагнал их. Дэш тихо зарычал. В первую очередь он жаждал найти Элизабет и ее малышку. Снаружи был слишком сильный мороз, и прежде чем Дэш начнет охоту на врагов, ему нужно было убедиться, что те, кто для него так важен, находятся в безопасности.

Кукла маленькой девочки была разорвана на части, а ее наполнитель разбросан по всей комнате. Вся одежда изрезана, а книги разорваны пополам. Дэш холодно улыбнулся, теперь он знал запах врагов. Затем он еще раз глубоко вдохнул, для уверенности, что никогда его не забудет. Видимо, Кэссиди и ее мама пришли сразу после того, как в их временное убежище вломились. Около двери стояла небольшая корзина с одеждой, забытая – но не уничтоженная. Стирка. То, что они спускались в прачечную, спасло им жизни.

Он отбросил одежду обратно на пол. Как только Дэш найдет их, это им уже не понадобится. Все что им нужно, он давно подготовил и сложил в своем внедорожнике. Дэш хотел быть уверен, что когда обнаружит Элизабет и Кэсси, то предоставит им все, в чем они нуждаются. Он всегда заботился о своей собственности, а инстинкты кричали, что Элизабет и ее малышка принадлежали ему.

Развернувшись на пятках, Дэш бесшумно пересек комнату, точно зная, что в той спрятаны «жучки». Он почувствовал их запах еще на входе в помещение. Его губы изогнулись в презрительной улыбке. Видимо здесь работали дилетанты. И захватить их не составит большого труда.

Аромат ярости и страха Элизабет прерывался у двери, и Дэш понял, что она не отправилась осматривать разрушения. Она была умной, и знала, что на это нет времени. Преследуя ее несколько месяцев, он только на прошлой неделе понял, что был близок к окончанию поисков. Элизабет не станет легкой добычей для охотящихся на нее мужчин. А после того, как он доберется до нее, у преследователей не останется ни малейшего шанса, чтобы хоть когда-то вновь приблизиться к ней. Но сначала Дэшу нужно было ее найти.

Следуя за ее ароматом, он вышел из квартиры, и, осторожно ступая вдоль грязного коридора, спустился по лестнице в подвал. Там он обнаружил небольшое приоткрытое окошко. Протянув руку, Дэш снял с разбитого стекла маленький лоскут фланели. Он принадлежал женщине. Видимо пока она выбиралась из окна, то порезалась, запачкав кровью мягкую, изношенную ткань. И все же насколько она была хитра и умна, если догадалась, что они будут следить за выходом. За последние два года Элизабет окрепла, научилась прислушиваться к инстинктам и отточила навыки, помогающие ей скрываться. Дэш понимал это, ощущал, как она пользовалась умом, там, где не хватало физической силы.

Пока Дэш стоял и разглядывал лоскут, прикасаясь пальцами к темным пятнам, испачкавшим ткань, то почувствовал в воздухе, повеявшим из открытой двери, присутствие кого-то еще.

Дэш замер, и, повернув голову к выходу, уловил новый запах, состоявшей из смеси кондиционера для белья, порошка и застоявшейся воды. Аромат хитрости, коррупции и злых намерений. Он витал в холодном подвальном воздухе, пробуждая его чувства и наполняя жаждой крови. Теперь враги охотились и преследовали Дэша, чтобы выяснить, в чем его заинтересованность. Но они опрометчиво пришли без прикрытия. И он с нетерпением ждал этой встречи.

Не желая выдавать себя, Дэш сдержал рычание, которое инстинктивно зародилось в груди. Вместе с поступью осторожных шагов к нему приближался еще и запах холодной стали. Но кто бы это ни был, он был один, притом явно самонадеян, озлоблен и слаб. Дэш улыбнулся. Мужчина, приближающийся к нему, был не более, чем шестеркой. И совершенно не опасен. Всего лишь наемник, ну может немногим поважнее. Расходный материал. Это хорошо, потому как он не собирался выпускать его живым из этого здания.

Безмолвное ожидание Дэша не продлилось долго. Дверь медленно открылась, и показалось худое, напряженное тело противника. Им оказался взрослый мужчина. «Гамма» решил притвориться «Альфой» перед зверем, о существовании которого даже не подозревал. В предвкушении Дэш улыбнулся, понимая, что этот мужчина не увидит в нем смертельной опасности.

– Эй, чужак, и что же ты тут разнюхиваешь? – заворчал мужчина, осторожно закрывая дверь, а затем нацелил оружие в грудь Дэша. – Подними руки, чтобы я мог их видеть, и не делай резких движений, либо ты – труп.

Дэш поднял ладони, заведя их за шею, и пальцами одной руки обхватил рукоять большого ножа скрытого в чехле между лопаток. О да. Теперь он может и поиграть.

– Просто уточнял кое-какие детали снаружи, – Дэш прищурился, понимая, что пушка нацелена прямо в его сердце.

А ствол с глушителем.

«Осторожный ублюдок», – Дэш отдал ему должное. Но только в этом. Потому как с другой стороны его нельзя было назвать умным. Мужчина должен был сразу понять, насколько опасен Дэш, и незамедлительно его убить. Если бы конечно успел. Но вместо этого, парень захотел поиграть. Отлично, Дэш любил игры. И он мог с уверенностью сказать, как умрет его противник. Это уже была его животная сторона. Он чувствовал, что стоящий перед ним мужчина слаб. В глазах врага отражалась самоуверенность, но вокруг Дэша витала потребность в причинении боли.

– Кто ты? – мужчина прищурил свои маленькие глазки. Густые и жирные каштановые волосы падали на лицо, на котором не было даже малейшего следа интеллекта.

– Просто человек, – Дэш пожал плечами, позволив губам изогнуться в оскорбительной насмешке. Он не будет уважать тварь, которая из-за отсутствия хоть каких-то моральных принципов хотела убить ребенка. – Кто ты?

Дэш внимательно наблюдал за мужчиной, как двигается его долговязое тело под нелепым, хоть и дорогим пальто, и с каким самонадеянным видом тот держал оружие. Другой бы уже воспользовался им и убил, но этот привык делать все не спеша. Видимо он просто не ожидал столкнуться с кем-то, подобным Дэшу. Это даже слишком легко. Дэш вздохнул. Он только опозорится, если будет наслаждаться боем.

– Ты нарываешься, чувак, – слэнг мальчика-серфингиста действовал на нервы. Только одно это легкомысленное и неуважительное поведение было достаточной причиной, чтобы его прикончить.

– Видимо не достаточно нарываюсь, – Дэш внимательно следил за осторожным взглядом мужчины, и на его губах расплывалась самодовольная улыбка. – Она вновь сбежала, не так ли? Элизабет оказалась умнее тебя, чувак. А теперь отвали, или мне придется тебя убить.

Вызов брошен. И чтобы мужчина четко осознал это, Дэш передразнил его же слова, придавая голосу оскорбительный оттенок насмешки. Здесь не будет никакой борьбы, ни какого конфликта. Вражеская кровь прольется, и точка.

Мужчина стал вновь приближаться к Дэшу, в его карих глазах отражалась потребность в насилии, щеки покраснели от злости.

«Видимо, он подходит поближе, – подумал Дэш, – чтобы убедиться, что пуля убила, а не просто ранила».

Наверное, надеялся увидеть, как взгляд Дэша переполниться болью и страхом, а его грудь пропитается кровью.

– Когда мы доставим маленькую девочку к боссу, то ее мамочка, этот лакомый кусочек, достанется нам в качестве поощрения, – издевался мужчина, – она тебе понравилась, здоровяк? Очень плохо. Ведь считай, ты уже мертв.

Мужчина решил, что подошел достаточно близко, поэтому остановился и напряг палец на курке.

С небольшим шорохом нож выскользнул из кожаных ножен, как только Дэш взмахнул рукой, вывернув запястье в последнюю секунду так, что лезвие перерезало нежную плоть шеи противника. Клинок разрубил яремную вену мужчины, и его глаза распахнулись от удивления.

– Нет, чувак. Это ты мертв, – он позволил своему звериному рыку вырваться на свободу, восхваляя запах крови и мгновенье триумфа.

Дэш резко отскочил в сторону, так как мышцы мужчины охватило рефлекторным спазмом, и его пальцы свело судорогой на спусковом курке. Парень выстрелил, посылая пули мимо него, не причиняя Дэшу никакого вреда. Кровь из вены пошла еще сильнее, оставляя на рукаве сшитой на заказ кожаной куртки яркие брызги.

Тело тяжело рухнуло на цементный пол, незрячие глаза уставились в потолок с жутким изумлением, а алая кровь растеклась большой лужей под его головой.

Эта смерть не вызвала в сердце Дэша ни капли раскаяния. Некоторые звери были безумны, и этот – один из них. Они не вызывали никакого сострадания, из-за всех страданий, которые принесли в этот мир.

Дэш, в небрежной манере, быстро вытер лезвие ножа о плечо трупа, а затем обыскал тело, ища любую информацию, которая могла бы ему пригодиться. И в итоге он обнаружил смятую визитную карточку, но на ней не было ничего кроме номера телефона, без указания кому тот принадлежит. Дэш засунул визитку во внутренний карман своей куртки. Далее деньги. Их он бросил возле тела. Задание от его босса, ключи, фотография маленькой девочки и ее мамы. Это фото Дэш тоже оставил у себя.

Несколько секунд спустя, убедившись, что у мужчины не осталось ничего, что могло бы навести на Элизабет. Дэш встал на ноги, спрятал нож, поднял валяющиеся возле стиральной машины полотенце, и после того как отчистил рукав куртки, бросил его на лицо трупа. А затем прошел к выходу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю