156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Закатившаяся звезда » Текст книги (страница 1)
Закатившаяся звезда
  • Текст добавлен: 10 июля 2018, 12:00

Текст книги "Закатившаяся звезда"


Автор книги: Илья Шатуновский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Илья Миронович Шатуновский
Закатившаяся звезда



Глава первая
СОТРУДНИКИ «БЮРО НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИХ ПЕРЕВОДОВ»

Лиловый «шевроле» свернул с автострады, ведущей из Мюнхена, и, не сбавляя скорости, помчался по асфальтированной дороге. За стеклами машины мозаичными квадратами проплывали крестьянские делянки, чахлые лесочки, мелькали разноцветные черепичные крыши сельских построек. Голубыми пятнами на вязкой рыжей земле проступали водоемы. В них, шумно плескаясь, плавали гуси. Перед рассветом прошел обильный дождь, и сейчас под арками автомобильных мостов картаво пели свои неумолчные песня бурные весенние ручейки. Да, весна властно вступала в свои права. Она разбросала по деревьям тугие почки, наполнила воздух медовыми запахами, свежестью…

За рулем американского лимузина сидел пожилой, необычно тучный мужчина. Его жесткие фельдфебельские усы обвисли до самой челюсти, под которой складками расползся второй подбородок. Мясистый нос и густые, взлохмаченные брови делали лицо человека, сидящего за рулем, еще более некрасивым, даже отталкивающим.

– Не мешало бы перекусить. Как вы полагаете, «Анди»? – называя своего соседа не по фамилии, а по кличке, произнес толстяк.

«Анди», большеголовый кряжестый детина, оперся щекой о свою огромную, словно вылитую из бронзы, ладонь и о чем-то сосредоточенно думал.

– Нужно позавтракать, – не дожидаясь ответа, повторил толстяк, причмокивая языком.– Да и мальчики, наверное, проголодались.

«Мальчики» – трое мужчин, размещавшихся на задних сиденьях – дружно поддержали говорившего:

– Да, вы травы, господин Кулл. Пора закусить!

У маленького дорожного ресторанчика Кулл резко притормозил. Он нажал большим пальцем на сигнал сирены и не снимал его до тех пор, пока из дверей не выскочил кельнер:

– Что угодно господам?

– Жареную курицу и что-нибудь выпить. Быстро! – распорядился Кулл.

– Может быть, господа соизволят пройти в зал? – кельнер угодливо схватился за ручку двери.

– Мы позавтракаем здесь. Курицу подайте побыстрее: у нас мало времени,-повторил Кулл и в нетерпении забарабанил пальцами по стеклу, давая понять, что разговор окончен.

Кулл говорил на чистом немецком языке, но по его развязной манере разговора и необычному желанию-завтракать в машине – кельнер догадался, что .видит перед собою гостя из-за океана.

– Хорошо, мистер, – послушно промолвил немец.

Кулл подождал, пока кельнер скрылся в высоких стеклянных дверях ресторана, и обернулся к людям, сидящим сзади:

– Ну, как вам понравилась наша прогулка?

– Все было очень мило, господин Кулл.

«Мило! – горько усмехнулся про себя «Анди». – В самый разгар работы неожиданно прилетает из Вашингтона этот Кулл и все переворачивает вверх тормашками. Семь дней беспробудного пьянства в ночных притонах Гамбурга и Мюнхена. Целых семь дней, когда столько дел!»

– Да, перед дальней дорогой не мешает немного отдохнуть и встряхнуться, – словно отвечая на тайные мысли «Анди», заметил Кулл. – Трудные годы войны научили нас каждую свободную минуту умело использовать для развлечений.

Между тем у машины с целым подносом яств и напитков появился кельнер. Кулл бесцеремонно взял в руки курицу, надломил ножку, принюхался и брезгливо фыркнул:

– Мы торопимся, но это не значит, что нас можно кормить сырятиной! Потрудитесь подержать курицу над огнем еще п;ять минут. Да смотрите, не пережарьте!

Кельнер, покорно склонив голову, выслушал замечание и молча удалился.

– И когда в этой стране научатся готовить птицу! – ворчал Кулл.

Впрочем, выпив три рюмки коньяка, он подобрел и, оглядывая курицу, побывавшую еще раз на вертеле, нашел ее пригодной к употреблению.

«Весь он в этом, – подумал «Анди».-Привередлив, чванлив, нагл и оригинален до чудачества. Интересно, зачем все-таки он сюда приехал? Ведь не для того же, чтобы пьянствовать и бражничать».

Коньяк не помешал Куллу безукоризненно вести машину на предельной скорости, и вскоре «шевроле» влетел в тихий курортный городок Кемптен. Попетляв по его узким мостовым, автомобиль остановился на улице Амхохенвег, у дома № 3.

Городские власти Кемптена были поставлены в известность, что в этом доме помещается американское Бюро научно-технических переводов. Конечно, когда речь идет об американских учреждениях, западногерманские власти становятся крайне нелюбопытными. Однако, если бы бургомистр пожелал, он мог бы без труда узнать, что в дом № 3 по улице Амхохенвег не поступает никакой служебной корреспонденции, что бюро не выполняет ни одного заказа на переводы. Да и люди редко выходящие из дома на улицу, мало напоминают клерков.

Цветные занавески во всю ширину окон скрывают от посторонних глаз все, что делается в доме. Впрочем, дом этот стоит на самой окраине города и подле него почти никогда не видно прохожих. Правда, раньше неподалеку находился детский туберкулезный диспансер. Однако как только в дом № 3 въехали новые хозяева, диспансер был закрыт, о чем свидетельствовали две крест-накрест прибитые доски на массивных воротах…

Кулл вынул ключ из кармана плаща, отомкнул замок и первым прошел внутрь дома. В большой комнате, куда вошли Кулл и его спутники, находилось человек восемь мужчин. При виде Кулла и «Анди» они повскакали с мест и вытянулись. Штатские костюмы, в которые были одеты обитатели дома, не могли скрыть их безукоризненной армейской выправки.

– Сидите, господа, – приветствовал их Кулл. – Сегодня вы еще можете отдыхать. Работа у нас начнется завтра в восемь утра, как обычно. Расписание уже составлено?

– Да, господин полковник, – ответил невысокий сухощавый брюнет. – Все сделано, как вы распорядились.

– Ну и отлично! Занимайтесь своими делами, господа. Если кому нужно в город, можете быть свободными до двенадцати часов. Что же касается нас, то мы предпочитаем немедленно отойти ко сну.

…Наутро, после завтрака, Кулл потребовал к себе «Анди». Полковник принял его в небольшой комнате, назначение которой несведущему человеку определить было бы довольно трудно. В углу на маленьком столике стояли три портативных передатчика, рядом на треноге– какой-то аппарат, напоминающий теодолит. На стенах комнаты были развешены топографические карты, схемы.

– Пора поговорить о деле, – оказал полковник, усаживаясь в мягкое кресло, знаком приглашая сесть и «Анди». – Меня прежде всего интересует степень подготовленности курсантов.

Лицо Кулла приобрело деловой и сосредоточенный вид. На нем не было и следа утомленности после только что совершенного путешествия, после семи ночей, проведенных в ресторанах, дансингах и притонах. Да, «Анди» знал, что этот влиятельный полковник из Вашингтона был человеком дела.

«Анди», прежде чем ответить, поудобнее устроился в кресле.

– Как я уже докладывал в первый день вашего приезда, «Герберт», «Борис» и «Имант» подготовлены к самостоятельной работе. Однако нужно еще время, чтобы обеспечить полный успех акции.

– В Вашингтоне придерживаются иного мнения на этот счет, -сухо заметил Кулл.– Считают, что надо поторопиться. Акция «Ейч» ждет своей реализации. Я, собственно, и прибыл сюда, чтобы возглавить последний этап работы.

И хотя полковник не сказал этого, «Анди» понял, что его отстраняют от руководства.

– Вы уже, надеюсь, составили задания всем троим? – спросил полковник.

– Да, конечно.

– Передайте все материалы мне, – предложил Кулл. – Боюсь, что задания придется серьезно .изменить, сообразуясь с новыми инструкциями. Но это я возьму на себя.








Глава вторая
КТО КУРИЛ СИГАРЕТУ «КЕМЛ»?
1

Колхозное стадо лениво двигалось по лесной опушке. Копыта коров, расплескивая лужицы дождевой воды, месили липкую грязь. Молодые , березки роняли на землю свои невесомые золотистые листья. Под скупым осенним солнцем уже поблекла, пожелтела трава, и колхозный пастух Мартиньш Лиепа подумал, что совсем уж скоро коров поставят в стойла нового хлева. А ему, старику, не мешает .подлечить измученные ревматизмом суставы. Сколько раз председатель колхоза брался выхлопотать ему путевку в грязелечебницу

Кемери, что на Рижском взморье. Но Мартиньш все отшучивался: «Нет, не пришла еще пора для капитального ремонта. Поработаю годок-другой, тогда поглядим…»

А в эту осень старый пастух почувствовал, что, наконец, надо отдохнуть и подлечиться. Ох, как надо! Вот сегодня всю ночь шел дождь, и всю ночь не давали покоя ноющие суставы. Да, годы брали свое…

Рядом с пастухом шел сынишка колхозного агронома Янцис. На нем были большие, не по ноге, резиновые сапоги и мохнатая шапка. Лицо мальчугана светилось радостью и гордостью. Еще бы! Не было такого мальчишки на всех окрестных хуторах, который бы не счел для себя большой честью попасти колхозное стадо вместе с дедушкой Мартиньшем.

Да, не каждого брал он с собой в лес. Но только поначалу старый пастух кажется таким строгим и несговорчивым. А на самом деле дедушка Мартиньш совсем не такой. Никто лучше его не может указать в лесу грибные места или поймать в силки птицу, или вырезать свистульку из сырых прутьев. А как начнет старик рассказывать про Перемышль, где он сидел в окопах еще в империалистическую войну, – заслушаешься! До чего же много интересного повидал на своем веку дедушка Мартиньш!

Все мальчишки знают, что у старого пастуха есть Георгиевские кресты. Ими дедушка Мартиньш очень гордится и никому не дает в руки. Мартиньш Лиепа награжден еще медалью «Партизану Отечественной войны». Во время фашистской оккупации отряды народных мстителей держали через старика связь, на чердаке его дома укрывались раненые бойцы. И о тех днях Лиепа мог рассказать много интересного, если его, разумеется, хорошенько попросить…

Осталась позади лесная опушка. Стадо двигалось по узкой дорожке, которая, петляла по балкам, выбегала на большой холм и скрывалась за его высоким гребнем. Кончался короткий осенний день; на верхушки сосен опускались мутные сумерки. Лес казался безлюдным, пустынным.

И вдруг на просеку торопливо вышел человек, огляделся. Заметив .пастухов, он издал прерывистый звук, отдаленно напоминающий крик испуганной птицы, и тут же исчез в чаще. Затем вдалеке между деревьями мелькнула еще одна человеческая тень.

И хотя .все это произошло в какое-то мгновение, Лиепа заметил, что человек, выходивший на «просеку, был одет в короткую кожаную куртку. Обратил внимание на незнакомца и Янцис.

– Дедушка, не нас ли он напугался? Чего это он так? – тревожно опросил мальчуган.

Встреча с незнакомым человеком насторожила старика не меньше, чем Янциса. От леса, где шло колхозное стадо, до границы было не более двадцати километров. В этих местах Лиепа родился и состарился, он знал всех жителей окрестных хуторов не только в лицо, но и по имени. Но человека в кожаной куртке он видел впервые.

Стадо прошло вперед, и теперь старый пастух и его маленький подпасок поравнялись с соснами, за которыми скрылся человек в кожаной куртке.

– Смотри, дедушка Мартиньш, сигарета, и еще курится! – воскликнул Янцис. Мальчуган разворошил ногой кучку желтых листьев и протянул старику окурок.

Лиепа послюнявил указательный «палец, затушил огонек и стал деловито разглядывать сигарету. На ней он заметил синюю надпись «САМЕL».

– Такие сигареты как будто бы в нашем раймаге не продаются,-покачал головой старик, бережно заворачивая окурок в носовой платок…

Ночью Лиепа опал плохо. Он ворочался, вздыхал и даже два раза выходил на крыльцо.

– Что с тобой? – обеспокоенно спрашивала жена.

– Зубы разболелись, – первый раз за все время супружеской жизни соврал Мартиньш.– Завтра поеду в Айзпуте, покажусь врачу…

Утром старый пастух разыскал Янциса и сказал:

– Собирайся-ка, мальчуган, в дорогу. Нам с тобой (поговорить кое с кем надо о том, что мы видели вчера в лесу.

…До районного центра они добрались на колхозном грузовике, примостившись в кузове среди бидонов с молоком. На площади они попросили остановить машину и распрощались с шофером. Спустя пять минут пастух и его маленький «подпасок уже сидели в кабинете райуполномоченного КГБ, майора Стуриса.

До прихода Мартиньша Лиепы и Янциса майор что-то писал, теперь же он спрятал авторучку в карман и приветливо посмотрел на старика с мальчуганом.

– Что хорошего скажете, товарищи? – опросил Стурис.

Пастух развязал носовой платок, вытащил сигарету и начал:

– Вчера мы с Янцисом пасли стадо…

Майор внимательно выслушал рассказ старика.

– Так вы говорите, неизвестных было двое? – попросил уточнить Стурис.

– Мы видели только одного, – ответил пастух. – Но, заметив нас, этот человек крикнул по-птичьи: похоже, что он кому-то подавал сигнал.

– Вы сможете узнать незнакомца, если встретите его еще раз?

– Пожалуй, узнал бы, – сказал Лиепа.

– И я тоже, – поддакнул Янцис. – На нем кожаная куртка, как у летчика, только без мехового воротника, на ногах ботинки. Кепка у него в клеточку. Ростом он не то чтоб маленький, но пониже дедушки Мартиньша будет.

Майор Стурис еще раз взглянул на окурок:

– Спасибо, что пришли, товарищи. Мы постараемся узнать, что за люди вам повстречались в лесу.

Когда посетители вышли из кабинета, рай-уполномоченный КГБ позвонил на пограничную заставу:

– Это майор Стурис. Здравствуйте, товарищ капитан. Скажите, не была ли нарушена в эти дни граница? В нашем районе появились неизвестные.

– Вполне возможно, – ответил начальник погранзаставы. – Погода, сами видите, какая стоит: дожди, туманы. На море шторм. Вчера обнаружен на песчаной отмели неясный отпечаток, напоминающий след. Сейчас этот отпечаток изучается. О результатах экспертизы сообщим вам немедленно…

2

Майор Стурис в этот день должен был уходить в отпуск. Билеты до Сочи были на руках, и жена собирала чемоданы. Воображение уже рисовало дальний скалистый берег, силуэты горделивых кипарисов, винтообразную дорогу на Ахун-гору, изумрудную гладь озера Рица.

Вместе с супругами Стурис до Риги должен был ехать и лейтенант Лидумс, молодой работник республиканского Комитета госбезопасности, проходивший стажировку в Айзпутском районе.

Майор, собственно, и забежал на работу лишь для того, чтобы дать письменный отзыв о своем стажере. Лейтенант только недавно закончил училище, но на практике сумел показать себя с самой лучшей стороны. Что ж, с годами из Лидумса должен был получиться настоящий чекист. Об этом Стурис с полной уверенностью писал в своем отзыве…

Теперь Стурис, заметив недописанный листок бумаги, подумал, что заканчивать отзыв пока рановато. Визит пастухов и разговор с начальником погранзаставы заставили майора насторожиться. Кто знает, как могли повернуться события! Майор решил задержать Лидумса и отложить свой отпуск.

Правда, предстояло не особенно приятное объяснение с супругой. Однако за пятнадцать лет совместной жизни она привыкла ко всяким неожиданностям и уже не роптала на свою беспокойную кочевую жизнь. Стурис черкнул записку жене, в которой просил ее пойти на вокзал и сдать билеты. «Появились неотложные дела», – объяснял он.

В дверь кабинета просунулась чья-то вихрастая голова:

– Разрешите, товарищ майор?

– Да, да, заходите, Лидумс. Вы мне как раз нужны.

К столу .подошел высокий смуглолицый молодой человек.

– Прощальные визиты наношу, – сказал Лидумс. – Совсем немного пробыл у вас, а столько знакомых появилось! Сейчас я из райкома комсомола. На прощанье мне поручение дали: «Прочти, – говорят,– в колхозе лекцию, ведь она у тебя готова»… Я вам не буду нужен вечером, товарищ майор?

– Видите ли, лейтенант, – сказал Стурис,– в Ригу мы с вами завтра не поедем. Вы сожалели, что вам не пришлось быть в настоящем деле. Не так ли?

– Да, было такое…

– Этот случай вам как будто представляется. В нашем районе появились нарушители границы. Так что лекцию придется отменить.

…В середине дня майор Стурис «получил еще одно сообщение, подтверждающее слова старого пастуха. В шести километрах от того леса, где Мартиньш Лиепа и Янцис видели неизвестного, на берегу небольшого озера, колхозницы заметили двух торопливо идущих людей. Действительно, один из них был в кожаной куртке, другой, одетый в полупальто, очень напоминал колхозного бригадира Эверта. Женщины находились далеко от берега и утверждать, что это был именно Эверт, не брались. «Но очень похож на бригадира», – говорили они.

И вот теперь майор Стурис и лейтенант Лидумс сопоставляли два сообщения. Сомнений быть не могло – в обоих случаях действовали одни и те же люди.

– Очевидно, нарушителей границы по крайней мере двое, – размышлял вслух майор.– Но при чем же здесь Эверт, известный на всю республику -полевод? Это непонятно. – Стурис задумался. – Знаете что, лейтенант,– сказал он после недолгой паузы, – не стоит, пожалуй, отменять лекции. Поезжайте в колхоз и непременно побывайте у Эверта. Ведь вы с ним, кажется, знакомы?..

…В назначенный час в сельском клубе собрались не только комсомольцы, но и люди постарше. Лейтенант прошел на сцену, оглядел зал и в предпоследнем ряду заметил Эверта. Как и все, бригадир с интересом ожидал на-чала лекции.

Лидумс не раз выступал перед колхозниками, и всегда успешно.

Вот и сейчас, едва начав говорить, Лидумс почувствовал, что ему удалось завладеть аудиторией. Написанный конспект лекции не сковывал его – держался он свободно, говорил легко, плавно.

По тому, как долго аплодировали колхозники, Лидумс понял: лекция удалась.

Выходя из клуба, уже на улице, Лидумс встретился с бригадиром.

– Здравствуйте, товарищ лектор – Эверт приветливо протянул лейтенанту свою широкую шероховатую ладонь. – Устали, наверное, после выступления? Зайдемте ко мне, кофе попьем, я вас грибами жареными угощу – сам собирал.

Лидумс почувствовал, что в самом деле проголодался, и отказываться не стал.

Грибы у бригадира, действительно, были восхитительные. Сочные, свежие, они словно таяли во рту. Лейтенант съел почти целую сковородку.

Поблагодарив гостеприимного хозяина, он спросил:

– Скажите, а куда ©ы ходите по грибы? Мне все больше попадаются лисички, а у вас, я смотрю, одни белые.

– Да в тот самый лес, где наш дед Лиепа стадо па-сет. Вчера я принес домой целую корзину.

– Неужели сами набрали, без помощников?

– Помощники тут не нужны, – улыбнулся Эверт: – гриб ватаги боится. – Бригадир заметил, что лейтенант полез в карман за папиросами.-Курить хотите? Сейчас заграничными вас– угощу.

Эверт открыл дверцу шкафа и достал пачку сигарет «Кемл».

Лидумс взял сигарету, спросил:

– Откуда у вас такие?

– Племянник подарил. Он в Балтийском пароходстве механиком работает. В загранплаванье ходит.

Лейтенант вспомнил, что, действительно, совсем недавно приезжал в село моряк из Ленинграда…

В райцентр Лидумс вернулся поздним вечером. Но Стурис был еще на работе. Лейтенант передал ему свой разговор с Эвертом и заключил:

– Эверт тут не при чем. Хотя совпадение просто удивительное. Бригадир не отрицает, что был в лесу, а американские сигареты я сам у него курил. Конечно, иностранные сигареты в наших приморских местах, куда приходят корабли со всего света, не такая уж редкость…

Пока Лидумс был в колхозе, Стурис получил донесение с погранзаставы. В нем говорилось, что два дня назад граница действительно была нарушена.

Стурис побывал у секретаря райкома партии, связался с райисполкомом. Весь районный актив был поставлен в известность о том, что в окрестностях появились нарушители.

Была предупреждена милиция. Оперативные группы выходили в ночь прочесывать близлежащие леса.

Но поиски не давали результатов. Человек в кожаной куртке и тот, другой, что очень похож на бригадира Эверта, не были обнаружены ни в лесах, ни на дорогах, ни на хуторах Нарушители, как видно, исчезли из Айзпутского района.

Два следующих дня прошли спокойно.

А третий принес новости.

3

На рассвете стрелковая рота капитана Полякова вышла на тактические занятия в леса, окружавшие со всех сторон небольшой хутор Друвас. Этот район капитан выбрал не случайно. Рельеф здешней местности был сложным: лесистые холмы, заболоченные балки, извилистые, крутые тропки. Занятия, проходившие в этих условиях, давали возможность молодым бойцам – солдатам первого года службы – получить хорошую тактическую и физическую подготовку.

Капитан собрал командиров взводов, положил перед ними на траве свой планшет:

– «Противник» силой до двух взводов пехоты укрепился на высоте с отметкой в девяносто три метра. Он окопался и занял круговую оборону. У него четыре пулеметных гнезда, а на обратном склоне высоты спрятаны минометы. Наша задача – подойти незаметно к этой высоте и внезапным ударом выбить «противника» с занимаемых позиций. Рассредоточивайте бойцов по балкам. Два взвода наступают из леса, один проходит через болота. Приказ ясен? Тогда по местам.

Командиры взводов объяснили солдатам задачу, и через пятнадцать минут рота поднялась в атаку.

Капитан находился на командном пункте, укрытом в чащобе, и наблюдал, как действуют его подразделения.

«Хорошо идут! – отметил Поляков. – Стремительно, и главное -пока еще не заметно для «врага».

Второй взвод (это был лучший взвод роты), наступавший через болота, первым приблизился к холму. Не обнаруженные «противником» бойцы достигли гребня высоты и, поднявшись во весь рост, с криком «ура» бросились в штыковую атаку.

И тут, на гребне, взвод неожиданно сбился в кучу, солдаты суматошно забегали, а младший лейтенант Клоков, отличный, дисциплинированный офицер, замахал руками:

– Товарищ капитан, идите сюда!

Полякову пришлось покинуть командный пункт. «Что случилось?» – недовольно подумал он, направляясь к высоте.

Когда командир роты взобрался на холм, его глазам открылась неожиданная картина. Среди густых деревьев стояла натянутая брезентовая палатка военного образца. Поляков заглянул внутрь и увидел на траве планшет с топографическими картами и несколько заряженных обойм к пистолету «браунинг». За палаткой в траве чернели поленья затухшего костра; над ним висел котелок с супом из концентратов. Возле костра сушились разложенные на бумаге пачки советских сторублевок, финских марок и шведских крон.

– Ничего не трогать, обыскать высоту! – приказал командир роты. – А вы, младший лейтенант, немедленно свяжитесь с уполномоченным КГБ.

Клоков бросил отрывистое «слушаюсь», выбежал на дорогу, остановил попутную машину и умчался в город.

На высоту подошли остальные два взвода и также включились в поиск. Под развесистым старым дубом солдаты нашли батарейную радиостанцию, антенна которой была заброшена на ветки дерева. Поляков нагнулся над передатчиком и заметил надпись на английском языке.

– «Тайп», – прочел он и добавил: – американский аппарат.

Через два часа на самый гребень высоты вскарабкался вездеход «ГАЗ-69». Из него выпрыгнули Стурис, Лидумс и проводник служебной собаки старшина Прувер. Чекисты тут же осмотрели и сфотографировали все найденные вещи.

– Похоже, что ваши солдаты невзначай спугнули тех самых лиц, которых мы разыскиваем,– сказал Полякову майор Стурис.– Теперь далеко не уйдут. Старшина, выпускайте собаку!

Проводник подвел овчарку к палатке, дал ей понюхать планшет с картами, пачки денег и спустил с поводка. Собака залилась отчаянным лаем, шерсть на ее хребте ощетинилась. Но овчарка сделала всего два шага – и остановилась, беспомощно повизгивая.

– След потерян, – огорченно сказал майор.– И немудрено: шел дождь. Да к тому же на этом пятачке топталась целая рота солдат. Ну, ничего, теперь они далеко не уйдут, – повторил Стурис.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю