156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » День первый (СИ) » Текст книги (страница 1)
День первый (СИ)
  • Текст добавлен: 13 февраля 2018, 19:30

Текст книги "День первый (СИ)"


Автор книги: Юрий Рожков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Рожков Юрий Владимирович
День первый



День первый.

Дневники, и им подобное, обычно пишутся в назидание для чего-либо, особенно когда это касается мемуаров. Я то, чья жизнь даже и не думала подходить к концу, вроде бы, подобное писать не должно.

В конце концов, я не автор полусотни прекрасных романов, а то и полутысячи, верно же?

Да и в науке у меня заметных успехов нет, как и в людской психологии.

Наверное, из принципа, буду писать этот дневник на русском. Если он окажется в чьих-то руках, хоть прочесть ему сложно будет. Такая вот гадость, хе-хе. Хотя если вы из России, можете воспользоваться моим дневником, как руководством по этому миру.

Итак, любая истории, начинается, собственно, с какого-либо происшествия. Правильно же?

Происшествием для меня стала ранняя побудка. Первый день каникул, я вернулся из родного колледжа, да и славный пригород Детройта, меня как-то уже не радовал, как пять-шесть лет назад.

Честно, с тех пор как Рейган стал президентом, всё полетело к чертям собачьим – то чёрные бунтуют, будто люди, то друзей по мотоклубу отстреливать стали.

Ну да, мы толкали наркотики, но какой здравомыслящий MС будет отказываться от торговли наркотиками, нелегальными мигрантами, и оружием? Вы вообще в своём уме, от халявных денег отказываться?

Так вот, живём мы в пригороде Детройта, тогда это было ещё не зазорным, "тогда" это где-то в конце шестидесятых. Даже точней скажу – дело произошло первого июня в одна тысяча, девятьсот шестьдесят девятом году. Знаковая во всех отношениях дата.

Моя любимая мотоциклетная компания пала под натиском быстрых и лёгких европеек, а те в свою очередь, пали под натиском надёжных и быстрых, более быстрых, японцев.

Но я по-прежнему ездил на WLA, который мы вместе с отцом сделали. Для меня это сравнительно быстрый и надёжный байк, на котором ещё мой отец ездил, пока маменька мною беременна была.

Да. В той жизни, которую я описываю, меня звали Билли Хогбин, а в байкерской тусовке я получил прозвище Хоббит.

Зачем Хоббит? Почему Хогбин?

Вообще, по отцу, я однофамилец Сталина, Джугашвили то есть. И хотя Сталина уже как больше пятнадцати лет не было, на момент моего рождения, он вполне жил, и здравствовал.

Так что решение было фамилию – поменять. На какую?

Хогбен – это слишком прямо, отец же Каттнера и вообще фантастов любил, Гаррисонами они быть не хотели. Фамилия Гари? Тоже нет. Затем отцу пришла в голову идея, назваться Хогбинами – он любил харлей, и любил всякую фантастику, да и чего говорить, всякие новые штучки, которые делают в различных научных институтах.

Так что он просто объединил "Кабана", как прозвали Харлей у нас в америке, Хог, и Бинарный код, то есть и получил – Хогбин.

Так, за это пояснил. Почему Билли? Потому что первого сына отец нарёкся звать Билли. Первую дочку – Кондом, слово ему, видите ли, понравилось, он тогда ещё английского не знал, как и маменька. Сами понимаете, как мне повезло родиться мальчиком.

Так вот, возвращаясь к прозвищу – я низкий, кряжистый, но гибкий, как и Хоббит Толкина. Да и читать люблю.

Ну и как же забыть то, как я орудую своим армейским ножом, это же просто песня, хотя у меня он в руках выглядит как очень короткий меч. В общем, хоббит-хоббитом.

Итак, возвращаемся в Детройт.

Проклятые ниггеры облюбовали ранее престижные белые районы, и всё начало накрываться тазиком. Большим, малым, медным – в общем, пошло оно всё к Ноа.

Или к чёрту, к лешему, что у вас там в базе по мифологии прописано.

Вечером, к слову, я "отрихтовал" японскую машину соседа, и с самого утра слышал ор под окном. Сползая с кровати, одел джинсы, да натянул свою безрукавку, с цветами клуба. Прошлёпав босыми ногами к двери, я посмотрел на отражение в зеркале. Да, помесь грузина, и арийки, можно сказать, на "морду лица". Может, из-за этого я всё ещё мембер?

– Билли! – Завопил не своим голосом отец откуда-то снизу.

– Чего?!

– Мы только что заплатили за тебя штраф, вытащили из тюрьмы, и что ты наделал?! Почему у Джеймсона машина вся разбита!? – Не прекращал изображать из себя сирену мой отец.

– Эй, Билли, могу дать тебе подушку, поудобней в тюрьме спать будет. – Бросил мне младшой, проходя мимо моей комнаты.

– Иди в задницу Фил. Ради вас же старался! – Взмахнув руками, я решил выйти вниз. Мама, уставшая уже домохозяйка, потерявшая свою американскую мечту, сейчас приготовила всем утренние блинчики, и как всегда, выглядела устало:

– Как дела в институте?

– На двести баксов в день мам, на двести. Так вы с отцом сможете уйти с работы. Приятного аппетита! – Я с радостью отхватил едва ли не половину приготовленных блинов, и только после этого, сунул матери вышеозначенную сумму, но в её глазах вместо радости, появились слёзы:

– Я н-не могу их брать... они ни чем не от... не отличаются от тех денег...

– Иди ко мне. Ну, мама. – Я обнял её, поднявшись из стола, пока мелкие крысы, какому-то недоразумению называемые моими братьями и сёстрами, растащили половину от того, что я взял себе.

Не желая ругаться при матери, я просто одними губами пожелал им скорейшей смерти в страшных муках, на что они мне дружно показали язык, а Молли даже запустила мне в глаз куском масла.

– Молли! Нельзя так, он же старший брат! – Взвизгнула мама, подавая мне салфетку.

– А Фил говорит что Билли какашка. – Молли уплетала уже свой второй блинчик. Обожаю эту засранку.

– Фил просто маленький говноед, и дерьма ослиного он заработает на жизнь. – Я пригрозил мелкому гаду пальцем, а потом просто сел доедать оставшиеся блины. Ммм, с кленовым сиропом!

– Билли! Это вообще что такое!? – ворвался в кухню отец. Широкий, кряжистый, пузатый, но такой же низкий, как и я. Вообще тут в штатах все довольно низкие, со слов отца, в России народ почти на четыре дюйма повыше будет, со слов отца же, так что мы скорей нормальные.

– Эм... завтрак? – С квадратными от удивления глазами, предположил я.

– Ты зачем разбил машину Джеймсона!? Два дня из салона, сиденья в плёнке, новая модель, 1969-й год! – Рвал и метал отец, конечно, только потому, что этого требовала мама. Разделив поровну остаток блинов, и даже немного накинув мне, он чмокнул жену свою в щёчку, и, сев за стол, стал аккуратно орудовать вилкой и ножом.

– Ветровуха и зеркала отбиты? – Я всосал один блин, раздумывая как отцу соврать, о том, что это был не я.

– Нет! – тут же заявил безапелляционно он. Меня это должно было насторожить, но я тут же ляпнул первое же попавшееся на ум:

– Вот видишь! Был бы я, я бы фары разбил, ветровик, отбил бы зеркала, словом, всё что можно разбить. – Я пожал плечами, и всосал в себя ещё один блинчик, не осознавая, что моя судьба предрешена... а потом до меня медленно дошло. Я же разбил всё. Как. И. Сказал.

– Билли. Джугашвили. Мистер Джеймсон, очень уважаемый человек. И купил эту новую машину, чтобы посмотреть, что могут дать нам японцы. И он очень недоволен твоим поведением. – Вот ненавижу когда на меня отец так смотрит. Опять что ли с этим старым гандоном встречаться, и извиняться? Да хрена с два!

– Отец, он назвал наш с тобой харли старым говном! Я что, его простить должен?

– Я его за пятнадцать долларов купил сын, и он уже тогда был старым. Очень старым. Тридцать шестого года, если быть точным. Я всего-навсего купил старую и ржавую раму, и приложил к ней руки, чтобы было на чем ездить в аптеку, сын, это не стоит такого поклонения, подумаешь, мотоцикл собрал. – Отец, аккуратно, что нехарактерно для его размеров, жевал блинчики. Аккуратно, вдумчиво. Так вообще каждый раз, когда предлагает мне какую-то гадость сделать. Ну там, на светофоре "волонтёрить". Исправлять в общем шас будет. Точно вам говорю.

– Ну и что? Это наш харли. Обижать его не позволю! – Я упорно долбанул кулаком по столу, подбрасывая последний блинчик, и в полёте протыкая его вилкой, и заправляя себе в рот. Мммм!! Мамины блинчики офигенские!

– Значит так. Я сделал и установил новую систему привода поршня. Поможешь мне её испытать, там и поговорим. – Ненавижу когда так происходит но... я же говорил?!

Так и было, сейчас мне предложит волонтёрить. Хорошо хоть на него, ненавижу этих государственных сучек. В общем, поняв, что от этой пытки мне не избавиться, я лишь кивнул. Уж кто-кто, а отец с матерью, меня любили и уважали, и я отвечал им взаимностью.

Конечно, когда мы вышли из дома в гараж, я не мог не обменяться любезностями с мистером Джеймсоном.

А конкретно – я с ходу послал его в задницу, а вдобавок и показал, в какую именно задницу ему пойти, и чьи именно яйца ему пососать.

Надев джинсы, я сел на байк... тут же почувствовал что внутри меня, словно тренькнул тревожный звоночек.

Кикстартер. Он не заводил байк. Сколько б на него не нажимал, не заводился. Вообще. Бак полный топлива, карбюраторы не запали, внешне всё нормально. Я скривился, и надо было бы отказаться от поездки, но нет.

– Бать, у меня мотоцикл не заводиться! – Крикнул я отцу, в надежде что поездка отмениться. Он же никогда не ездил со мной за рулём его машины опытной, только если я на мотоцикле!

Но ответом мне было необычное фырчание мотора, резкое, и в тоже время тихое.

Из гаража медленно, и величаво выплыл отцовский шеви. Флитлейн пятидесятого. Но рычал он уж очень необычно. Тихо, и агрессивно.

– Эй, брось ты эту колымагу, сейчас батя покажет тебе, что такое ездить с ветерком.

Мотоциклист никогда не бросает свой мотоцикл. Это неписанное правило. И его я тоже нарушил.

Мы выехали на девяносто четвёртый хайвей, и пока себя машина плохо не показывала.

– Мама о тебе беспокоиться. Давай найду тебе работу в джи эм. Ты же учишься на художника, будешь у нас дизайнером. – Отец вёл машину непринуждённо, словно всегда. Но меня что-то напрягало.

– Пап. Я бросил мотоцикл, киком он не заводится. Это плохой знак. – Я пригладил нервно волосы, посмотрев в зеркало заднего вида. Трасса позади нас пуста... но меня всё ещё колбасило.

– Упокойся. Смотри что получается, когда у двигателя четыре верхних вала, и отсутствуют шатуны. – он улыбнулся, нажал на газ....

Сначала задница пошла боком, а потом нас выпустили словно из пушки. Но отец тут же занервничал – но прежде чем мы успели что-то сделать, одно из колёс взорвалось, искры, нас закрутило...

– Билли! Билли! Мы горим! Билли! – Голос отца, словно выбил из небытия. Мы по прежнему были в машине, заперты... и чёрт побери, да, мы горели!

Запах гари забивался в ноздри, я тут же начал дёргать ремни безопасности, но они не срывались, похлопал по карманам в поисках ножа – ножа нет!

Взвыв не своим голосом, от обиды, и разочарования, я попытался хотя бы спасти отца, схватившись за его ремень... но горящий бензин уже стекал по нам...

А потом всё кончилось. Я внезапно очнулся, и глаза мои, уставились в голубое небо.

Словно и не было только что страшного металлического скрежета, а лобовое стекло, не впилось осколками мне в лицо...

Вместо этого, я почувствовал приятное щекотание трав, что касались тела, да в нос бил свежий, совсем не городской и не пригородный, даже не американский воздух, да и запах цветов, далеко не тот, что в городе. Чего греха таить – его-то в городе вообще нет, тока выхлопными газами дышим.

Потянувшись, я понял, что... я в порядке! Ничего и нигде не болит, полностью лишен всяких травм. Даже дышу носом нормально – а ведь свернули мне его, и нехило свернули, дышать почти не мог!

Осмотреть себя, я не успел – кто-то больно пнул под рёбра, от чего я вскочил, и схватив наглеца за шею, поднял над собой:

– Тагра!! – мой грозный рёв, встряхнул окрестности. Ну, сказать-то я хотел другое... Но что выдавил, то выдавил.

Внезапный хрусь под рукой, обозначил, что этот куль, с выпученными глазами, можно выбрасывать, пока мне руки не обслюнявил.

Итак, короткая оценка происходящего дала чётко понять – передо мной двое мужиков, в каких-то консервных банках, которые я видел только в фильмах. Какие-то доспехи, точно! А один ещё и с какой-то странной хреновиной.

"Понятно, это не просто хреновина, это ещё и стреляет", – подумалось мне, когда моя рука машинально среагировала, и поймала в полёте что-то вроде стрелы – оцарапался я правда знатно, но что ж поделать?! Против оружия с голыми руками не попрёшь, а эти двое явно пытаются меня убить – в итоге снаряд из одного закованного в консервные банки придурка, полетел в двух пока ещё живых придурков, но мечник к сожалению увернулся. А вот куча-мала матерящаяся на незнакомом мне языке, получилась знатная, хоть стрелять в меня не будет.

Времени отступать не было, и надо было драться, мне это все чувства подсказывали – рванувшись к мечнику, я прыгнул на него, и приземлился обеими ногами аккурат на затылок – голова разлетелась как гнилой арбуз.

Слегка поскользнувшись на его мозгах, я подхватил камень, и метнул в стрелка. Но промахнулся, и привлёк его внимание. Пока он пытался выбраться из-под трупа, я уже навис над ним. Прежде чем он, как я в тот момент подумал, что-то успел сделать, кулак впечатался в шлем и пробил его голову насквозь.

Меня затрясло, я только сейчас понял, что остался один, совершенно один, и всё произошло в сущие мгновения, от чего пот даже на лице выступил крупным градом.

Да, я убивал, и убивал много, гибли и мои соклубники, но я всегда, всегда был вместе с братьями по мотоклубу, я знал, что мне прикрывают спину! Сейчас этого не было. Я оказался один, против троих с оружием, которые хотели меня убить!

Да, они словно боялись меня, но, чёрт возьми, они хотели меня убить!

За что?!

Пытаясь унять дрожь, я смахнул пот с лица, испачканной в чужой крови ладонью... и случайно слизнул немного крови...

Это оказался экстаз, амброзия, божественный нектар! Да, да, вот вы, тот кто читает эти строки, вы такого в жизни не попробуете, я словно оказался на небесах от наслаждения!

Словом, это оказалось настолько вкусным, что в себя я пришел, уже догладывая того самого мужика, которому шею сломал, не говоря уже о том что первых двух обглодал ещё до того как понял, что же я натворил.

Тут бы мне это осознать, и ужаснуться...

Но мне внезапно, уж извините за подробности, захотелось рыгнуть, что собственно и сделал, услышал какой-то "звяк" у себя под ногами, но прежде чем успел увидеть, что же звякнуло...

– Эй, вы в порядке? – Это словосочетание, сказанное на ранее незнакомом, но почему-то понятном языке, заставило меня отскочить, и грохнуться на землю задницей:

– Тагра! Таг... ра... ??? – я чуть было не схватился за сердце, но предпочёл подержаться за ушибленный в падении локоть. Лучше бы за сердце схватился...

Передо мной стоял небесного облика мальчонка. Он весь был до странного красивым, словно статуя. Тут вам и ангельский лик, и небесно-голубые глаза, и шитые золотом белые одежды – в общем, неземной он весь. Бесят меня такие типы.

Под моим тяжелым взглядом, он, нагнувшись, что-то подобрал с земли, и я увидел странного вида окровавленный кинжал. Я конечно плохо смыслю в оружии, но на экскурсиях такое обычно называли "ритуальным" – большое, явно неудобное, и дико вычурное. В крови. Это зрелище было по-своему зачаровывающим, будто картина "Святой на поле брани" – так аккуратно и нежно детские пальчики держали это произведение сумрачного средневекового безумца-кузнеца.

Осознание, что эта штука вполне возможно находилась во мне, заставила себя ощупать – так, под сиськами точно есть шрам... стоп, что?!

Паренёк-то конечно прыснул, при виде выражения моей рожи, а вот я себя ощупывал, и не мог поверить – нет, мускулатура-то в порядке, но плечи, кожа, сиськи, и даже там! Всё женское! А когда я схватился за голову, понял что ещё и рогатый!! Две пары рогов – одна из висков, другая надо лбом растёт, и уходит назад, в то время как первые, которые из висков растут, закручены в полумесяц, как у какого-то барана!

Или не барана, мне-то какая хрен разница, когда я провёл по зубам, надеясь, что хоть они нормальные, то обнаружил аж четыре пары клыков!! А руки-то, руки, а ноги-то, ноги! Икры, предплечья, ладони и ступни как в плохой декорации к фильмам ужасов – суставы толстые, словно вспухшие, кожа жилистая, сухая, а ногти больше на когти похожи! И кожа тёмно-красная, как у загоревшего индейца!! И волосы чёрные, да ещё и длиннющие!!!

– Таг... тагра!? Тагра! Тагра!! Тагра!!! – Я уже откровенно орал, и бил себя по груди, силясь хоть что-то сказать, как понял, что до меня дотронулась чья-то рука, и приятное тепло разлилось по телу.

– Вы... вы не знаете кто вы, верно понимаю? – Всё тот же голос. И как этот пацан оказался позади меня?

Мне оставалось только кивнуть ему, от того что произошло, я даже расплакался, так что его светлый лик только расплывался, но сейчас всё как-то странно успокоилось.

– Я Мухарамеш Самахмунт Еписком, сын Машамке Шамарита Епискома. Вы спасли мне жизнь, и в качестве награды, сделать вас своим телохранителем. Если вы согласны, поднимите руку в жесте солнца! – Оп-ля, не думал что жест вулканцев из звёздного пути, будет ещё и религиозным символом!

Офигевая от происходящего, я машинально поднял руку, но судя по выражению на моём лице... хмм, а у меня вообще лицо, или страшная и перекошенная харя?... местного сына Епископа, Епискома... короче, местного сына, это немного напрягло:

– Хотя я являюсь потомком благородных кровей, мою охрану перебили. И я бы погиб, если бы не вы. Доведите меня хотя бы до города, ладно?

Я кивнул, и он мне предложил какую-то странную клятву, произнеся её нараспев. Верней сама по себе клятва, меня не напрягла, меня напрягло то, что в ней он мне предложил поставлять в качестве еды живых и не очень преступников.

Тем не менее, выбора не было, что я вообще такое, в этом мире, я даже не знал, не говоря уже о том, чтобы видеть и знать какие-то законы. Да и потом, я же голый! ГолАя. Или голый?... Тьфу блин, в конец запутался!

Надо бы местного, выловить, и выбить чистосердечное, что же я такое на самом деле.

Мой внезапный визави, а так же как я понял, наниматель, был доволен тем, что после произнесения им клятвы, я громко рявкнул "Тагра!!", и гулко бухнул себя кулачищем по груди. К слову, совсем не маленькой. Была у меня школьная подруга, сиськи прям наливные, прям в руку не поместиться, а тут всё было ещё больше.

Вообще, для мужчины положено быть сильным, вооружаться, казаться крупней и сильней оппонента. И игра "у кого длинней", в общем-то, и этого же ряда развлечение. А с такими "достоинствами" шансов хорошо драться, думаю, у меня нет никаких. Ходят же легенды о том, что амазонки отрезали себе грудь, а то и две, чтобы лучше целиться и драться? А я такого хоязйства не хочу лишаться, они мягкие и прикольные. И чувствительные. Кхэм.

Не о том думаю. Надо о другом. А именно – надо кое-что попробовать.

Взяв какой-то меч, у одного из нападавших, я поневоле подивился – ну и ковырялка! Длинной с мою руку, в две ладони рукоять, но легкий, я удержать одной левой могу. Наверное, всё же для меня он лёгкий. К тому же, у него странная форма – таким не будешь колоть, колющей части у него нет, и к тому же на тупой части он заканчивается чем-то вроде крюка, а острая грань у него только с нижней стороны.

Ну я и взмахнул им, сверху вниз, да так, что казалось меч рассёк пополам сам воздух, но у меня тут же неприятно заныло запястье. Да, не быть мне хорошим мечником. Но статус "Ковырялка на первое время" все, же подошел этому оружию. Давайте честно, вот если эта хрень весит как рельса, то, по крайней мере я могу ей дубасить как дубиной, и хуже ей от этого не будет точно.

Но ведь помимо этого надо было одеться, не будешь, же голой задницей светить, мы же не в школьном бассейне! Да и потом, я на природе, не хочется, чтобы мне всякие комары, во всякие интимные места вгрызться пытались.

Однако, ходил слух, что от древних людей плохо пахло. Подцепив пальцами первую попавшуюся одёжу, я сделал попытку принюхаться, и...

Проблевавшись – оказывается, слухи не врали – я решил, что лучше пока похожу как есть. Странное устройство, напоминающее дикую помесь пистолета, лука, и ружья, с его странными стрелами, на всякий случай подобрал.

– Хмм, а мне казалось тебе нравиться запах человеческого тела. На, хочешь откусить кусочек? – Пацанёнок, неожиданно мне сунул под нос свою ручку.... Нет уж, спасибо подумал я, проблевавшись второй раз, лучше я чьи-то старые портянки одену. Хорошо хоть парня не забрызгал...

Кстати, к слову говоря, а куда всё съеденное делось?...

Ладно, потом разберусь, решил я, и переступив зловонную лужу, пошел за парнем, который поманил меня куда-то рукой. Делать было нечего, так что я лишь согласно за ним пошел. Надо сказать, мой визави недолго меня вёл – с поляны, на которой мы были, он привёл меня к какой-то грунтовой дороге.

Повсюду лежали разные трупы – кто-то истыкан стрелами, кто-то заколот. "роднило" лежащих на земле, то что они все были, если можно так выразиться, "в униформе". И все мёртвые.

То есть, серьёзно? Отец рассказывал, что даже если человека изрешетить из автомата, он всё равно будет продолжать подавать признаки жизни. А тут даже дышащих нет!

Тут либо что-то, чего я не понимаю, либо одно из двух.

И это одно и двух, находится в перевёрнутой карете. Может, газ какой-нибудь, или чем тут можно всех было разом отравить. Нет, ну серьёзно! Не могли же они из-за какого-то пацана, друг на друга наброситься?!

А да, и при ближайшем рассмотрении, я понял одну деталь – действительно, трупы различались униформами. Верней, на одних доспехи были вместе с какими-то белыми тряпками со знамёнами, на других этой не было.

Внезапно этот самый Мухаля... Мухами... Мухефа... Муха в общем, показал пальчиком на одного такого, с белой приблудой на доспехе:

– Этого съесть хочешь? – Я отрицательно помотал головой, глядя на труп. Честно, от него исходил странный запах, похожий на песню "не ешь меня", которую пела когорта неприятных кислотно-кислых цветов. Это всё равно, что лягушка – и на вид ядерная, и ядовитая изнутри, да ещё и орёт безбожно.

После чего, парень указывал на разные трупы, и смотрел на мою реакцию. Переводя проще, играл в "блюёт-не блюёт". Это как "Тепло-Холодно", но вы поняли, с каким отличием.

– Хмм... да у тебя похоже, способность к Власти закона... – хмуро пробормотал мой визави, чем вызвал мою усмешку. Название заставляет задуматься о чём-то далёком... впрочем, голова разболелась, словно в неё вставили раскалённый штырь. Словом, любую мысль отшибло начисто, а я от удивления охнул, и аж присел на травку, забыв, что голой задницей – в этот момент, меня не волновало, что какая-то хрень может мне куда-то заползти, и куснуть неположенное.

– Такая могучая, а такие странные вещи творятся... ты же только что рождена? – Знакомое прикосновение, и тепло разливающееся по телу, не остановили этой ноющей головной боли.

Сквозь слёзы, я только мотнул согласно головой, на что Муха, как я решил его называть, только тяжело вздохнул, и ткнул мне в ещё один труп, из тех, что в белой форме, а не старых обносках, да ржавом хламе:

– А этого? Этого съесть хочешь?

Неожиданно для себя, я согласно кивнул, почему-то труп мне показался аппетитным.

– Хмм... действительно у тебя есть Власть Закона. Это очень редкое явление, такой способности... я честно, не понимаю, почему она у тебя, она обычно проявляется с первой принятой пищей. Или всё же понимаю... Тебе в рот попала кровь одного из нападавших на меня?

Я медленно кивнул головой, и начал кое-что понимать. Власть Закона, это, кажется, особая способность жрать людей и... и, что и? И ничего.

– Всё хорошо, но Калифа я тебе трогать не дам. В этом бою, он, защищая меня, смертельно раненным стоял до последнего, и дал мне убежать. Хотя и преступник он редкостный, мы должны похоронить его с тем же должным почтением, что и других моих защитников!

После чего мальчишка, подошел к одному из трупов, в белых одеждах, и попытался его сдвинуть с места... В общем, поняв, что его усилия бесплодны, он нагрузил меня, который с этой задачей справился на ура. Четверть дня, как я понял, пока всё это происходило, солнце находилось в зените, а теперь уже спустилось почти что наполовину, мы хоронили его солдат в одной братской могиле. Не буду тыкать пальцем, кто же её вырыл. Ну, зато когти пригодились.

После чего я, жутко изголодавшийся, и изрядно подсохший, слушал его лекцию о власти закона, о том, что это такое, как оно находиться и вообще.

Если кратко, "Власть закона", это способность даруемая редким представителям хищников-демонов, вроде нынешнего меня, и она описывается просто – действительно, чем гаже человек по своей натуре, или демон, вроде меня, тем его вкусней есть. Но это не все особенности – он передаёт мне свою силу. Как так?

Всё просто, чем больше я съедаю всяких разных преступников, тем больше я раскрываю свою силу, и свои же способности. Нет, летать я не научусь, но проделывать всякие трюки типа "Вау, поднял двух людей и держу на вытянутых руках!" – вполне возможно смогу.

Но Власть Закона, является лишь одним из подвидов Поглощения – ведь помимо него, есть ещё Власть Хаоса.

Чем они различаются?

Власть Хаоса, Поглощение, и Власть Закона, это способность усиливать себя, за счёт съеденной тобой жертвы. И если поглощение действует вообще на все виды живых и не очень живых существ, вроде поднятых мертвецов (как будто такую гадость вообще можно жрать!), то Власть Хаоса, это поглощение света, Властью Хаоса часто владеют сильнейшие тёмные демоны, Поглотители Света.

В то время как Власть Закона, какой сюрприз, позволяет пожирать любой хаос, и обращать его способности, на службу к свету.

К тому же, иногда, в редких случаях со слов Муха, помимо того что ты открыл в себе, с помощью "власти закона", к тебе добавляют всякие знания, умения, съеденного. Хмм... а я похоже так и узнал этот язык!

Словом, после этого разговора, я, глядя на очень вкусно пахнущие трупы, был не особо уверен в том, стоит ли мне их есть, или всё же нет, но Муха сказал "Можно", желудок довольно пробурчал, и я приступил к трапезе.

Так что я могу уповать лишь на удачу, и саму Власть Закона, ибо по словам Мухи, она ничего плохого не возьмёт.

Не возьмёт!? Да шаз те – когда съел одного мужика, в паху сладко зачесалось, и, как говорили классики, стал выделяться "любовный сок". Я на секунду задумался, обгрызая у оторванной по локоть руки пальцы, на тему, что бы это могло значить, но поняв, что кое-что похуже чем просто желание пописать, решил не зацикливаться на этом, а подумать о чём-нибудь приятном.

Например о Бетти.... В общем, пока ел, такого навыдумывал, что от одних фантазий раза три кончил, наверное.

Когда же вся "еда" оказалась доедена, желание в себя что-нибудь запихнуть, а не просто чтобы меня потискали уже, оказалось таким сильным... и в то же время, будете смеяться, мне хотелось запихнуть не абы что, а кое-что, если бы это было у девушки. Да, будучи бабой, мне хотелось бабу!

Уму не постижимо – я и из ЭТИХ!? Нет, хуже и быть не может. Впрочем, желание тут же как рукой сняло – а то я боялся, что всю дорогу полью своими выделениями. А там хрен знает, что его будет.

Раз меня перебросило в это тело, раз у меня есть "Способность", почему бы тут не было бы магии, которая таких как я по выделениям находит?!

Словом, мысль вредная, и неприятная. Оценив окружающую обстановку – гора костей, пока самоудовлетворял себя мыслями, вместила в себя все останки нападавших, а в свою очередь, погребальный курган, который я недавно сотворил голыми руками, уже заканчивался, Муха поставил на него какой-то странный знак, символ, напоминающий две луны, противопоставленные друг-другу в каком-то полукруге.

– Я готов. Мне надо немного поспать. Прости пожалуйста... как тебя зовут? – Вяло пробормотал мальчишка.

Вздохнув, выдохнув, я пару раз попытался начать говорить, но потом обречённо выдавил:

– Тагра!...

– А ты что-то другое говорить можешь?

Что мне было ответить? Я лишь помотал головой.

– А тебя устроит, если я просто назову тебя Тагра?

Сначала я пожал плечами, а потом, задумавшись, утвердительно кивнул. В конце-концов, Тагра это просто, и понятно, и я это – точно не забуду.

– Тагра, дорогая, я... – парень начал обмякать, и я едва успел к нему подскочить, чтобы подхватить.

С облегчением выдохнув, я аккуратно поднял невесомого мальчика, и огляделся, чтобы, наконец понять, что где и как происходит.

Прекрасный сельский пейзаж, я бы даже сказал, фермерский – где-то вдалеке, если я правильно понимаю. Либо на юго-западе, за моей спиной, либо на северо-западе, опять же, я не хороший компас, оказался замок, большой, я бы даже сказал, огромный. Наверное. Но это единственный замок, из тех что я видел в своей жизни, да и вообще единственное более-менее жилое, наверное, строение, и мысль была пойти, именно туда. Но куда-либо идти, голозадым я не хотел.

Слева от меня – дорога, перевернутая карета, и покойные солдаты стражи, что покоятся ныне в кургане, подле дороги. И груда костей за курганом – обгрызенных.

Кстати, что должно было везти карету, чтобы она перевернулась? И не переворот ли нашей машины, меня закинул в это место?

Надо было что-то делать, и я подошел к карете, и перевернул её, банально двинув ногой. Учитывая, что в этот момент у неё отвалились колёса, удар оказался серьёзным. И всё-таки что же её все же тащило?

От вопросов шла кругом голова, да и сердце опять начало разрываться, от воспоминаний по семье, и я резко топнул по земле, да так, что казалось, карета подпрыгнула.

Выдохнув, я открыл дверцу ныне покойной колымаги, и посмотрев на внутренне убранство, поневоле подумал, что неплохо местный Элвис поживает. Серьёзно. Мне кажется, это что-то вроде президентского Кадиллака, учитывая кем Муха приходится местному главе церкви, точно президентский кэдди.

Положив мальчика на сиденье, я закрыл дверцу, и ненадолго отошел. В трофеях точно должна была бы быть одежда моих размеров.

Покопавшись, я не нашел ничего подходящего, всё мне было мало, и жало даже при попытке надеть на могучую ногу. Тяжело фыркнув, я выбрал дубинку покрепче, всё же не фехтовальщик я, а дубинкой огреть кого-то проще, и ножик, ибо уж ножами-то я развлекался. Меч, который нашел раньше, несмотря на его необычность, решил послать куда подальше, и выбросил в кучу этого ржавого оружия, и доспехов.

Всё это время, я не выпускал из виду карету. Не то чтобы я волновался о своём нанимателе, правда, просто он такой мил...

От этой мысли меня одёрнуло. Я мужчина. Милые у меня только девушки. И даже если я пока временно заперт в женском теле, в магическом мире точно должен быть способ избавить меня от этого проклятья!

Подойдя к карете, я залез внутрь, и сел на свободное сиденье. И знаете что? Оно жутко мягкое, и не эргономичное, как на батуте посидеть.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю