332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юлия Шилова » Сильнее страсти, больше, чем любовь, или Запасная жена » Текст книги (страница 3)
Сильнее страсти, больше, чем любовь, или Запасная жена
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:29

Текст книги "Сильнее страсти, больше, чем любовь, или Запасная жена"


Автор книги: Юлия Шилова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– А сколько по времени длился ваш роман? – задала я вопрос, который больше всего меня волновал.

– Три года.

– Так мало?

– О чем вы говорите? Это очень даже много. Три года жизни потратить на женщину, которая каждый день обещала развестись… Ровно три года… И такой плачевный финал.

– Три года это ничто. Это не срок.

– Вы так считаете?

– Я потратила на своего мужчину ровно двенадцать лет.

– Сколько?

– Двенадцать лет. Вернее, почти двенадцать.

– Вы это серьезно?

– Серьезнее не бывает.

– Он ваш муж?

– Муж… только не мой. Двенадцать лет изо дня в день он обещал развестись. Целых двенадцать лет…

– И вы ему верили?

– Верила, – ответила я с глазами, полными слез. – В том-то и дело, что верила.

– И что, он тоже исчез?

– Вовсе нет. Зачем ему исчезать? У него все хорошо. Исчезаю я.

Неожиданно мой новый знакомый долил остатки виски мне в бокал, и я заметила, как загорелись его глаза. Пододвинув мне довольно приличную порцию, он заметно занервничал и немного с опаской спросил:

– Маша, а вам психолог и вправду прописал курортный роман?

– Да.

– Так заведите его со мной!

– С вами?

– Ну да. Я приглашаю вас на Красное море на целый месяц. Еще не поздно поменять билеты. У вас есть загранпаспорт?

– Есть.

– Тогда решайте!

– Но как же так сразу?

– Вот так.

– С незнакомым человеком?

– Да какие мы с вами незнакомые, если мы рассказали друг другу свою жизнь?! Подумайте сами!

– Но я не могу… – заерзала я на стуле. – У меня работа…

– А где вы работаете?

– В одной солидной фирме. Я не могу все бросить, я занимаю на этой фирме один из руководящих постов.

– Тем более вам будет легче уехать.

– Но дело не только в работе… Дело в том, что у меня с завтрашнего дня начинается лечение. Сеансы гипноза, психотерапии и многое другое.

– Я думаю, что Красное море будет для вас самым лучшим лечением. Решайтесь, не каждый день вам предлагают виллу на Красном море и два билета туда и обратно. Зачем искать курортный роман, если он уже найден?

– Как найден?

– Вот так!

Я залпом допила свое виски, и у меня перед глазами все подернулось пеленой. Затем я посмотрела на моего спутника пьяным взглядом и пробормотала:

– Вы это серьезно?

– Что именно?

– Вы серьезно предлагаете мне сегодня ночью лететь с вами на Красное море?

– Разве я похож на шутника? Я же вам говорю, что у нас еще есть время поменять билеты.

– Дайте мне свой мобильный, а то я временно без связи, я сегодня из своего карточку выкинула, а новую купить еще не успела.

Анатолий протянул мне свой телефон, и я не задумываясь набрала номер психолога Ирины.

– Ирина, здравствуйте, это Маша. Как вы смотрите на то, чтобы сегодня ночью мне улететь на Красное море? На целый месяц?

– Очень хорошо. Вам это пойдет на пользу.

– А если я полечу туда с незнакомым мужчиной?

– Замечательно. За месяц вы сможете прекрасно познакомиться.

– Но ведь я его совершенно не знаю?

– У вас достаточно времени, чтобы его узнать. Если у вас есть такая возможность, то не стоит раздумывать ни минуты. Я желаю вам приятной поездки и новых впечатлений. Вы можете звонить мне в любое время. Счастливого пути.

Я протянула Анатолию телефон и представила, как Вадим будет искать меня целый месяц, караулить у дома, приезжать на работу и откровенно страдать. От этой мысли на моем лице появилась блаженная улыбка, которая и подтолкнула меня к окончательному решению.

– Я согласна. Я еду с вами на Красное море. Мой врач сказала мне, что сейчас для меня это будет лучшее лекарство.

– У вас очень хороший врач.

– У меня потрясающий врач.

– Надо же, оказывается, психологи тоже бывают разные.

Глава 2

Когда мы поднялись из-за стола, то, несмотря на задурманенную алкоголем голову, я стала все яснее и яснее осознавать, что я делаю. Я собираюсь улететь прямо сегодня ночью на Красное море с совершенно незнакомым мужчиной, о котором мне по большому счету ничего не известно, жить с ним на какой-то вилле целый месяц и с головой окунуться в предстоящий курортный роман. Вспомнив о своей подруге Ладке, я вдруг подумала, что, если я ей об этом расскажу, она конечно же покрутит пальцем у виска и посоветует остановиться, пока не поздно.

Анатолий помог мне надеть мою голубую норковую шубку и, взяв за руку, вывел из бара. Я пошатываясь посмотрела на свой автомобиль и сказала «умную» фразу:

– Это же надо было так набраться! Это ж надо…

Мой спутник не выпустил моей руки и повел меня к пассажирскому сиденью.

– Маша, вас отвезет домой мой водитель. Вы только, пожалуйста, назовите точный адрес. Он поставит вашу машину на стоянку и поднимется к вам в квартиру за вашим загранпаспортом. Он нужен мне, чтобы переделать билеты. Я заеду за вами ровно к двенадцати ночи. Вы еще успеете спокойно собраться.

Из припаркованного рядом с моей машиной джипа вышел мужчина, который, по всей вероятности, и был водителем Анатолия.

– Ген, отвези девушку до дома и возьми у нее загранпаспорт, – распорядился мой спутник. – Я буду тебя ждать в своем офисе.

– Анатолий, а вы поедете сами? – удивилась я.

– Конечно.

– Но ведь вы тоже пьяны?

– Давайте учтем, что я мужчина, а значит, мой организм намного сильнее и выносливее, чем ваш. Я прекрасно себя чувствую, а вот вам за рулем совершенно нечего делать.

Я не стала спорить с непонятно откуда взявшимся в моей жизни мужчиной и, полностью доверившись его водителю, плюхнулась на заднее сиденье, поправив при этом полы норковой шубы.

– Первомайская, – глухо бросила я и стряхнула снег с сапог.

– Первомайская так Первомайская, – широко улыбнулся водитель по имени Гена и одарил меня прямо-таки добрейшим взглядом.

Все последующие события происходили словно в тумане. Мы поставили мой автомобиль на стоянку, зашли ко мне в квартиру, и я отдала совершенно незнакомому человеку свой паспорт. Затем закрыла за ним дверь, подошла к зеркалу и посмотрела на свое мертвецки бледное лицо.

– Вот это, Машуля, ты выдала на-гора! Вот это ты дала! Вот так визит к психологу. Кому расскажешь, черта с два кто поверит. Да, видно, правду говорят, что жизнь удивительнее всяких сказок.

Не удержавшись, я тут же позвонила Ладке, поставила посреди комнаты большой чемодан, взяла трубку в одну руку, а другой принялась собирать вещи.

– Ладушка, привет, это Маша. Ты можешь зайти ко мне на пару минут? – Ладка жила через два дома от меня, поэтому добраться до меня не составило бы для нее большого труда.

– Машуль, давай позже.

– Мне нужно, чтобы ты зашла ко мне прямо сейчас.

– А что за срочность такая? Горит, что ли?

– Горит.

– Ну и что же у тебя горит?

– Душа.

– Ладно, иду, раз у тебя душа горит, тем более мне кажется, что она у тебя далеко не трезвая. Ты чего это так набралась?

– А откуда ты знаешь? Ты видишь меня через телефонную трубку?

– Я слышу твой голос. Ты где была?

– У психолога.

– Он тебя, что ли, споил?

– Не он, а она.

– Пускай. Твой психолог тебя напоила? Это что, новый метод лечения?

– Она меня не спаивала. Это я сама после сеанса оторвалась. Хотела подлечить свою душу. Ладка, ты прямо сейчас выходишь?

– Прямо сейчас.

– Послушай, а у тебя есть крем для загара, а то я забыла купить?

– Есть.

– Тогда прихвати его, ладно?

– А на кой он тебе сдался, на улице минус двадцать. Ты что, в солярий собралась, что ли?

– Нет. Ты же знаешь, что я солярии не люблю.

– А зачем тебе тогда крем?

– Дело в том, что сегодня ночью я улетаю.

– Куда?

– На Красное море. Ты приходи, я тебе все расскажу.

– На Красное море?!

– Лад, мне еще собраться надо успеть. Ты давай приходи. Я буду собирать чемодан и тебе все рассказывать.

– А что все-то?

– Все. С кем лечу, куда лечу и зачем лечу.

Видимо, мои слова произвели на Ладку довольно сильное впечатление. Ровно через пять минут она объявилась на пороге моей квартиры с кремом для загара в руках. Как только я открыла дверь, она смерила меня подозрительным взглядом и с опаской спросила:

– Маш, у тебя белая горячка, что ли?

– С чего бы это?

– Ты на какое Красное море собралась? Тебе же завтра на работу.

Мы работали с Ладкой в одной фирме, и, хотя моя подруга была моложе меня, она сделала неплохую карьеру и занимала должность, равную моей.

– Я не выйду завтра на работу. Меня не будет ровно месяц. Скажешь Галине, что мне нужно взять отпуск за свой счет, но потом я обязательно все наверстаю. Ты же знаешь, что я могу работать как проклятая.

Ладка по-прежнему не сводила с меня своих любопытных глаз, чинно положив при этом руки на пояс.

– Лад, ну не надо на меня так смотреть. Я же никого не убила. Подумаешь, возьму себе незапланированный отпуск. Ничего страшного не произойдет. Мы же с тобой не на государственном предприятии от звонка до звонка работаем. Все взрослые люди, договориться сможем, тем более я ни на кого свою работу не перекладываю. Я приеду и сама день и ночь работать буду.

– А почему у тебя все так спонтанно-то получилось?

– А жизнь женского рода, значит, она женщина, а ежели она женщина, то она сама по себе спонтанная, непредсказуемая, ее никогда не поймешь. В жизни никогда ничего размеренного не бывает. Все с бухты-барахты. Еще утром я и подумать не могла о том, что улечу, а вечером уже вовсю собираю чемодан и нахожусь в предвкушении чуда.

– Значит, у тебя сейчас все с бухты-барахты?

– Так оно и есть.

– Понятно.

Лада прошла в зал, села на диван и перевела взгляд на стоящий посреди комнаты чемодан.

– Собираешься?

– Собираюсь. Даже не верится, что из зимы в лето. Едешь в шубе, в самолете переодеваешься и прилетаешь в шортах. Красота!

– Красота… Ты знаешь, Машуль, а если честно, я за тебя рада. Я бы сейчас сама все на свете отдала, чтобы задницей кверху на пляже валяться и шум моря слушать, да деньги пока на другое нужны, не до отдыха сейчас. Я по весне обязательно выберусь. А сейчас еще на работе завал, но ты не переживай, я тебя отмажу. Галина тебя поймет, а когда приедешь, в три смены работать будешь и все наверстаешь. А пока мы и без тебя справимся. Машка, неужто у твоего Вадима совесть проснулась и он решил раскошелиться и тебя на отдых вывезти? Пора бы, конечно, за столько лет терпения. Знаешь, Машуль, я вот смотрю на тебя и думаю, тебе за столько лет терпения не только Красное море, тебе всю грудь орденами и медалями увешать надо. И почему в нашей стране такую награду не придумали – «Орден за заслуги перед чужой семьей и за многолетнюю связь с женатым мужчиной, которая способствовала укреплению этой семьи»? Надо, чтобы таким, как ты, ордена вешали, первой степени, второй и третьей. Тебе бы самую высшую степень дали, все-таки столько лет находиться в неведении, верить в то, чего нет. Бесперспективные отношения… Ты ведь и сама знала, что у них нет никакой перспективы. Никакой. Верить во что-то можно на первом году знакомства, ну на втором, от силы на третьем, но на двенадцатом… Это ни в какие ворота не лезет. И все же козел твой Вадим. Понимаешь, козел! Нашел чем купить. За все про все на Красное море решил вывезти. Да он тебя должен на Бали увезти и золотом с брюлами снизу доверху осыпать! Это и то недостаточная компенсация за такой долгий срок. Он тебе частный самолет арендовать должен! Он…

Я увидела, что Ладка разошлась не на шутку и остановить ее практически уже было невозможно.

– Да он тебе должен был хату в центре Москвы купить и тачку такую, какой ни у кого нет! А еще пожизненное содержание тебе выплачивать за то, что ты столько раз уже могла свою судьбу устроить и никак ее не устраивала! Столько мужиков не замечала из-за одного, с которого толку как с козла молока! И вообще, он тебе по жизни должен! Понимаешь, по жизни?! Он твой пожизненный должник!!!

Наконец, Ладка замолчала, захлопала своими сверкающими от возбуждения глазами и спросила уже спокойнее:

– Машуль, а жинка-то его как же? Как же он свою драгоценную жинку-то оставит? Как она его одного-то отпускает? Как он без нее-то? Он же с ней носится вечно, как дурень с писаной торбой?!

Я посмотрела на Ладу усталыми глазами, взяла из ее рук крем для загара и покачала головой:

– Ну, наконец-то ты замолчала. Тебя же остановить просто невозможно. Мне даже приятно послушать, как ты молчишь. Я тебя еще в самом начале твоего монолога перебить хотела, да разве такую тараторку перебьешь. Я хотела тебе сказать, что я с Вадимом на Красное море не еду. Никуда я с ним не еду. Ты ж сама прекрасно понимаешь, куда он поедет без своей жинки. Без своей жинки он никуда. И вообще, знаешь, Лад, я про Вадима больше слышать ничего не хочу. Его в моей жизни больше нет, и никогда не будет.

– Как это? – опешила от моих слов Лада.

– Так это. Все. Понимаешь, все?!

– Что все-то?

– С Вадимом все!!! – неожиданно для самой себя я перешла на крик.

– Как все?

– Так.

– Вы с ним поругались, что ли?

– Нет. – Я замотала головой и тяжело задышала. – Я с ним не ругалась. Сколько можно?! За двенадцать-то лет. За такой срок человек ведь может от чего-то устать. Вот и я устала. Мы ведь с ним почти никогда не ругались. Из-за чего? Нам ведь и делить-то нечего. У нас все слишком монотонно было. Спокойно, без всяких там всплесков, эмоций. Так что я с ним не поругалась. Я с ним порвала, – закончила я совсем ледяным голосом, без всяких эмоций. – Я с ним порвала. Все. Его в моей жизни нет.

– Это правда? – В Ладкиных глазах читалось подозрение. Наверно, она решила, что я просто задумала ее немного позлить и поводить за нос, вот и ломаю комедию.

– А разве похоже на то, что я сейчас шучу?

– Да нет, просто двенадцать лет лямку тянула и ни на что не жаловалась. Иногда, конечно, звонила мне и сетовала на свою судьбу, только на этом все и заканчивалось. Ты всегда говорила мне, что Вадим тебе вовсе не помеха, что ты ждешь не дождешься, чтобы тебе что-нибудь нормальное встретилось, а Вадим, мол, так, на перебивку. Я еще тебе поражалась: хорошая перебивка, аж на двенадцать лет затянулась… Только тебя разве переубедишь, что не встретишь ты нового мужика, пока не расстанешься со старым. Ты вбила себе в голову, что эта твоя проблема когда-нибудь разрешится. Только я с самого начала в этом сомневалась, потому что на самом деле образовался банальный треугольник, где каждый друг за друга держится и никто ни с кем не может расстаться. Ничего тут хорошего нет, а тянуться так может до самой старости. Я вот иногда на тебя смотрела и думала, что тебя все устраивает, потому что, если бы тебя что-то не устраивало, ты бы бросила все к чертовой матери, и дело с концом.

– Лада, ты, наверно, меня не поняла. Вадима больше нет. Понимаешь, его больше нет!

– Как нет? Он что, умер, что ли?

– Его в моей жизни больше нет! Поняла?!

– Поняла, что тут непонятного. Я сразу поняла, что у тебя временный бзик. Наверно, на тебя так твой визит к психологу подействовал, да и выпила ты капитально. Я только одно не поняла…

– Что именно?

– Я не поняла, с кем именно ты едешь на Красное море?

– С одним мужчиной, я с ним только сегодня познакомилась в кафе. Он приедет за мной к двенадцати ночи. Хочешь, можешь остаться и на него посмотреть.

– Когда ты с ним познакомилась?

– Сегодня.

– Сегодня?

– Так, – выдохнула я, начиная терять терпение. – Повторяю для бестолковых. Сегодня я познакомилась с мужчиной, он предложил мне съездить с ним на Красное море, и я согласилась.

– Только познакомилась – и на целый месяц?

– Да, на целый месяц.

– А почему не на всю жизнь?

– Потому что на всю жизнь путевки не продают.

Поняв, что Лада не оставит меня в покое и будет долго донимать своими расспросами, я села прямо на пол, рядом с открытым чемоданом, и подробно рассказала ей обо всем, что произошло со мной сегодня. Когда я закончила свой рассказ, Ладка свела брови на переносице и сказала всего одно-единственное слово:

– Ужасно…

– Что, ужасно? – не врубилась я.

– Все ужасно, – вздохнула Ладка и закинула ногу за ногу.

– Что все?

– А то, что ты пустила незнакомого человека в дом и отдала ему свой загранпаспорт.

– И что теперь?

– Я вот тоже думаю, что теперь… В конце концов все мы в жизни ошибаемся. Пойдешь в милицию, напишешь заявление, что потеряла паспорт, и получишь новый.

– Зачем?

– Как зачем? Не можешь же ты жить без загранпаспорта. А то когда-нибудь соберешься за границу поехать, а ехать будет не с чем.

Я растерянно развела руками и, заметно изменившись в лице, тихо спросила:

– Ладка, ты что несешь-то? Ты хочешь сказать, что меня ограбили?

– А до тебя до самой, это что, не доходит, что ли? – как ни в чем не бывало спросила моя подруга.

– Да как ты могла такое подумать? Там мужик приличный, при деньгах. На кой черт ему нужен мой загранпаспорт?! Что он с ним делать-то будет? Тем более, я же тебе русским языком объяснила, что он не сам в мою квартиру заходил, а его водитель.

– Да он, наверно, такой же водитель, как я директор банка.

– Что ты хочешь сказать?

– То, что никакой это был не водитель, а его напарник. Все понятно. Преступный сговор называется. Машка, ты какого черта чемодан собираешь? Тебе нельзя по психологам ходить. Уж больно они плохо на тебя действуют. Ты после таких визитов напиваешься и бдительность теряешь. Неужто ты не поняла, что у тебя просто паспорт свистнули?! Мужик твой крутой работает по паспортам. Они сейчас все на вид крутые, пальцы веером, деньги швыряют направо и налево, а как присмотришься, то понимаешь, что все это понты. Они просто вот по таким наивным дурочкам, как ты, работают и деньги отмывают.

На моем лице появилась нервная улыбка, и я засмеялась истеричным смехом. Когда, наконец, я смогла остановиться и вытереть внезапно нахлынувшие слезы, я посмотрела на озадаченную Ладку и не смогла вымолвить даже и слова.

– Я не пойму, то ли ты плачешь, то ли ты смеешься, но крыша у тебя поехала, ежу понятно. Ты это… Машка, ты прекрати чемодан собирать, а то у тебя потом такая истерика начнется, что мне придется психовозку вызывать. Да Бог с ним, с этим загранпаспортом. Новый получишь… И телефонами вы конечно же не обменялись?

– Нет.

– Неудивительно.

Я тяжело вздохнула и, не обращая внимания на Ладку, принялась собирать чемодан дальше. Ладка достал из кармана сигарету и придвинула к себе пепельницу.

– У тебя курить-то хоть можно?

– Кури. Зачем ты спрашиваешь, ты же всегда у меня курила?

– Просто в последнее время у тебя столько изменений…

– Мои изменения тебя совершенно не касаются. Никаким боком.

– А ты и в самом деле веришь, что он за тобой приедет?

– Верю.

– А откуда такая уверенность?

– Не знаю. Предчувствие какое-то, что ли… По мужику сразу видно, что он из себя представляет.

– Надо же, а я и не знала, что ты у нас такая зрячая. А мне казалось, что в наше время мужика черта с два раскусишь. Если бы все были такие зрячие, то сейчас бы обманутых женщин и вовсе не было. Да чтобы я привела себе в дом совершено незнакомого мужика с улицы и вот так за здорово живешь отдала ему свой загранпаспорт! Это же просто уму непостижимо. Поговорить час в кафе и тащить к себе в дом…

– Иногда в нашей жизни бывают и исключения, а сегодня как раз и произошло настоящее исключение из правил. Я тебе говорю, что Анатолий по паспортам не работает.

– Да откуда ты можешь знать?! – буквально взорвалась Ладка.

– Не похож на кидалу.

– Не похож, говоришь?!

– Не похож, – кивнула я.

– А на кого же он, по-твоему, похож?

– На нормального, вполне приятного человека. Ему было хреново на душе, и он, точно так же, как и я, пытался снять стресс алкоголем. С ним женщина рассталась, которую он очень любит.

– А чего это она с ним рассталась?

– Она замужем, ну и решила, что семья намного дороже. Тем более у нее ребенок. Она решила, что ребенку нужен родной отец.

– Ну дела. Это что ж, у нее два мужика сразу было?

– Было.

– Замечательно. Везет же некоторым. Каждый крутится как умеет. У одних густо, а у других пусто. И что, этот Анатолий моментально забыл про свою единственную любовь и вот так вот сразу переключился на тебя?

– Ни про кого он не забыл. Он очень сильно страдает. Ну не пропадать же билетам… Возможно, я ему просто приглянулась, а возможно, я просто оказалась в нужное время в нужном месте. Тем более мы встретились, когда у каждого из нас был не самый лучший момент в жизни. Мы оба были в ступоре, и оба не хотели жить.

– Встретились два одиночества…

– Хотя бы и так.

Ладка молчала, испуганно следила за моими движениями, а я собирала чемодан и старалась не встречаться с ней взглядом. Когда чемодан был собран, я надела обтягивающие джинсы и кофту с многочисленными рюшами и подошла к зеркалу. Ладка покачала головой и осмотрела меня оценивающим взглядом:

– Машуль, ты чего так вырядилась?

– Как?

– Кофта из классического стиля, а брюки из спортивного. Прямо безвкусица какая-то.

– А ты считаешь, что стили нельзя смешивать?

– Нет. Если ты надела классику, то пусть это будет чистая классика, а если это спортивный стиль, так пусть он будет подлинно спортивным.

– А я люблю все мешать. Пусть у меня будет не так, как у всех.

– А ты и сама не такая, как все. – Ладка смяла пустую пачку из-под сигарет и положила ее в пепельницу.

– Машуль, а если он и в самом деле приедет…

– Конечно, приедет.

– И ты полетишь с ним на Красное море?

– Конечно, а иначе, по-твоему, я зачем собираю чемодан?

– Но ведь ты человека совсем не знаешь!

– У меня будет время его узнать. Я позвонила психологу, и она сказала мне, что это просто идеальный вариант для того, чтобы выйти из стресса.

– Дура твоя психолог. Просто дура! Дура, каких свет не видывал. Ты только представь, куда ты с ним едешь!

– В Египет.

– В том-то и дело, что в Египет! Ладно бы в какую-нибудь европейскую страну, а то в Египет. И не куда-нибудь в отель, а на какую-то виллу, где и людей-то не будет. А если он маньяк?! Расчленит тебя к чертовой матери, и никто концов не найдет. Хорошо, если ты сразу умрешь, а если мучиться будешь? Может, он садист какой. Пристегнет тебя наручниками и будет насиловать по сто раз на дню в извращенной форме, пока сама не загнешься. И при этом ни есть, ни пить не будет давать. А на помощь звать бесполезно. Кому ты нужна в этой арабской стране?! А если он сутенер?! Если он вербует наших девушек в арабские страны?! Продаст тебя в какой-нибудь публичный дом, где ты и месяца не протянешь?! А если…

– Хватит! Если так обо всех людях думать, то… – Я замолчала и нервно захлопала глазами.

– То что?!

– То я вообще не знаю, до чего тогда можно додуматься.

– Не обо всех, а о тех, которых ты и близко не знаешь. И вообще, береженого Бог бережет, слыхала? Страховка везде, как воздух, нужна.

– Господи, какая страховка?

Я вытерла выступивший на лбу пот и посмотрела на часы.

– Уже одиннадцать. Он будет здесь через час.

– Может, все-таки не поедешь? Зачем рисковать, жизнь-то ведь как-никак одна?

– Я уже все для себя решила.

– Очень жаль…

– Что жаль?

– Что ты все для себя решила.

Как только воцарилось молчание, я села на корточки и с трудом закрыла доверху набитый разным шмотьем чемодан. Положив на него сверху огромную кружевную панаму, я быстро переоделась и навела последние штрихи своего неброского макияжа. Ладка сидела напротив меня, курила сигарету за сигаретой и не сводила с меня глаз.

– Маш…

– Что?

– Ты телефон мобильный не выключай.

– У меня сейчас вообще мобильного нет. Я карточку выкинула. Сейчас в аэропорту новую куплю.

– А как же роуминг?

– Попытаюсь подключить.

– А если не подключишь?

– Тогда позвоню с телефона Анатолия.

– С чьего телефона?

– Анатолия.

– А это кто такой?

– Ты что, забыла? Этот тот мужчина, с которым я еду на Красное море.

– Понятно. Значит, ты мне не позвонишь.

– Позвоню. Я возьму у него телефон и обязательно тебе позвоню. Я тебе обещаю.

– А ты хоть номер его знаешь?

– Сейчас спрошу.

– Понятно.

– Да что тебе понятно-то?!

– Все понятно.

– Ни черта тебе не понятно! – окончательно взорвалась я. – Можно подумать, что если бы тебе приличный на вид мужик предложил совершенно бесплатно пожить целый месяц в шикарной вилле на Красном море, то ты бы отказалась?! Отказалась бы?!

– Конечно, отказалась бы.

– Не ври! Просто тебе никто не предлагает, поэтому ты и артачишься!

– Я не артачусь, а рассуждаю трезво! А у тебя сейчас в голове непонятно что творится. Уж лучше бы ты с Вадимом поехала, я бы хоть за тебя спокойна была. Он хоть какой-никакой хреновый, а свой… У меня бы тогда душа не болела.

От этих слов у меня закружилась голова, и я поняла, что побледнела, и притом очень сильно. Ладе удалось задеть меня за живое, и от этого мне стало просто невыносимо паршиво.

– А Вадим мне не свой и никогда им не был. Он для его жены свой. Это я первые несколько лет думала, что он мой, а потом, когда он постоянно, ежедневно врал, врал и врал, я поняла, что он чужой. Он просто чужой муж. А я ему нужна была только для секса. Я ж его брак с женой не разрушала, наоборот, только укрепляла. Ты ж сама говоришь, что мне впору орден за героизм вешать. Так вот, Ладка, если бы Вадим предложил мне с ним куда поехать, я бы черта с два поехала. Мне эти шифры надоели и уж знаешь где сидят?! В одном месте. Я лучше с первым встречным поеду. У меня еще есть чуток времени, еще есть небольшой запас, чтобы все начать сначала. У меня еще есть время устроить свою личную жизнь. Тем более он холостой. Ты только представь, он холостой! Господи, какое же это счастье, когда мужик холостой. Так что, Ладка, можешь говорить что хочешь, но я все равно поеду. Я для себя это решила, и никто не сможет меня в этом переубедить. Никто.

– Ну так езжай, коли решила. – Ладка явно растерялась. – Езжай. Только…

– Что только?

– Только будь осторожна. Прямо в аэропорту отбери у этого Анатолия свой загранпаспорт и больше не давай ему ни за какие коврижки. Паспорт должен быть всегда у тебя. Еще денег возьми. Деньги от него спрячь. Пусть это будет твоя тайная заначка. У тебя всегда должны быть деньги на обратный билет, чтобы в случае чего ты могла сразу же вылететь. И еще…

– Что еще?

– Еще не мешало бы узнать, где находятся российские представители, консульство, что ли, чтобы в случае чего у них защиты попросить.

– Защиты?! От кого?!

– Ну от этого Анатолия.

– От Анатолия?!

– Если что, можно, конечно, в полицию обратиться, но там, в Египте, полицейские те еще. Ты к нему со своей бедой сунешься, а он тебе еще сто навешает, затащит в пустыню, изнасилует и бедуинам продаст.

– Лад, хватит. Я думаю, что до этого не дойдет. Не каменный век.

– Плохо думаешь, мозги не напрягаешь. В Египте всегда каменный век.

– Ты Египет прямо страной дикарей считаешь.

– Конечно, страной дикарей, а какой же еще. Там пески да грязные египтяне, которые смотрят на тебя животным взглядом и норовят залезть тебе под юбку. Там ни о какой цивилизации даже и речи быть не может.

– И все же в наше время это страна туристической индустрии. Там курорт на курорте сидит и курортом погоняет.

– Курортов там полно, это верно. А как отъедешь от курорта, так никто тебя не найдет и костей не соберет. А ты вообще не на курорт, а на какую-то виллу едешь. Я слышала, что посольство России есть в Каире, а консульство в Александрии. Кстати, а ты куда едешь?

– Не знаю, – тихо ответила я, чем вызвала у своей подруги самый настоящий шок.

– Как это не знаешь?

– Так это, не знаю, и все.

– Но ведь ты же билеты видела. В билетах должно быть написано, куда именно ты летишь, в какой аэропорт, в какой город.

– Билеты я видела, да только в них я ничего не видела. Я даже внимание на этом как-то не заострила, тем более у меня все перед глазами плыло. Я же тогда уже дошла до нужной кондиции.

Тут в дверь позвонили, и мое сердце застучало, как паровой молот.

– Звонят… – Ладка посмотрела на меня с испугом в глазах.

– Звонят, – кивнула я головой и взглянула на часы. – Время-то только начала двенадцатого… Пойду посмотрю, кого принесло…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю