332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юлия Николаева » Иду за тобой (СИ) » Текст книги (страница 7)
Иду за тобой (СИ)
  • Текст добавлен: 11 ноября 2017, 09:00

Текст книги "Иду за тобой (СИ)"


Автор книги: Юлия Николаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 11 страниц)

–Что случилось?

Я вздохнула. Актриса из меня никудышная.

–Я встречалась с Красовицким, – ответила, проходя в кухню. Рома ел жареную картошку, поставив сковородку на стол.

–Есть хочешь? – спросил меня и достал вилку. Я села за стол. – Ну рассказывай, что там?

Я посмотрела на него, Рома, кажется, был вполне искренен в своем беспокойстве.

Отвернувшись и уставившись в стену, я спокойно заявила:

–Раз в месяц Женя уезжал в командировки, где трахал шестнадцатилетних девочек.

Наступила тишина, я повернула голову, Рома сидел с открытым ртом, часто моргая. Осознать подобное непросто. Наконец, он выдал:

–Черт, – достал из пачки сигарету, прикурив, отошел к окну. Сильно затянувшись, выпустил дым из ноздрей и, не поворачиваясь, спросил:

–Есть доказательства?

–Я их не видела, но Данила утверждает, что информация достоверна, и у него есть фотографии.

–Черт, – снова пробормотал Рома, покосившись на меня. Мысли его угадать нетрудно: когда мы с Женей сошлись, мне было семнадцать, а ему тридцать шесть. Становится понятно, почему он на меня внимание обратил. Рома облокотился на подоконник и спросил:

–Вы с ним...

–Мы с ним сошлись, скорее всего, по той же его любви к малолеткам, – усмехнулась я, чем смогла его смутить. – То есть он приметил меня в поселке, а когда выдалась возможность, увез оттуда.

–Он... – Рома на мгновенье запнулся, – он выделывал с тобой...

–Нет, ничего такого. Я даже подумать не могла... Секс у нас был очень традиционный, и запросов у Жени никаких не было.

–И как давно отец... этим увлекается?

–Я не знаю. Но могу сказать, что первые пять лет нашего брака в командировки он ездил редко. Потом я выросла и стала ему неинтересна.

–Почему же он женился на тебе?

Я пожала плечами.

–Данила предположил, что я для него отличное прикрытие. Он, наверняка, подумывал о женитьбе, тут подвернулась я – глупая девчонка, к тому же осиротевшая. Бабушку с дедом я никогда не видела, так что... Женя воспользовался ситуацией, совместив приятное с полезным: и жену заимел, и девочку для утех на продолжительное время.

Мы немного помолчали, Рома спросил негромко:

–Ты любила его?

–Нет, – ответила я честно, Рома глубоко выдохнул, я не поняла, с облегчением или возмущением. – Но я относилась к нему хорошо. Я хотела жить безбедно, у Жени были свои цели. Так что у нас был союз, выгодный для обеих сторон. Со временем мы притерлись, заскучали и стали искать приключений на стороне. У кого на сколько фантазии хватило.

Рома вернулся к столу и сел, качая головой.

–Это не укладывается в мозгу... Не понимаю, как же они соглашались?

–Наверное, он платил им. Это еще не все.

–Что еще? – он посмотрел чуть ли не с ужасом.

–Поленов должен большую сумму денег, Сережа работает у прямых конкурентов моего мужа и карьера его в последнее время пошла в гору, а ты, оказывается, женат.

Я посмотрела ему в глаза, Рома застыл, но на мой взгляд ответил, хотя обреченно. Вздохнув, отвернулся и немного посидел, наклонив голову.

–Это, что, своеобразный акт мести? – усмехнулась я.

–Все не так просто.

–Объясни.

Рома опять закурил.

–Я, действительно, женат, но мы не живем вместе уже несколько месяцев.

–Конечно, – усмехнулась я, Рома бросил укоризненный взгляд.

–Это правда. Мы с Ленкой познакомились, когда я давал уроки ее младшей сестре. Четыре года назад это было. Сошлись, потом поженились. Без особых страстей, все по накатанной схеме. Жили с ее бабкой, в двушке. У матери-то моей однушка была. Жили, как жили, и сказать нечего. Я ее не любил, но привык, и у нее то же. Ссорились много, ей хотелось денег, а мне понимания, – тут Рома усмехнулся. – Наверное, я тоже хорош, заставлял ее нищенствовать, отказываясь работать в офисе на, так сказать, приличной работе. Не хотел поступаться своими принципами. Последний год жили по сути порознь, бабка умерла, и Ленка сразу перебралась в ее комнату, обустроилась там. Речь о разводе не поднималась, видимо, боялись что-то менять, а тут все понятно и привычно. Потом мать заболела, были нужны деньги на лечение, а где их взять? Тогда я решил обратиться к отцу, хотя мама была решительно против, после того случая она его знать не хотела.

–Она, действительно, верила в то, что Женя убил ее любовника?

–Да. В общем, если бы не сложившаяся ситуация, я бы отцу ни за что не позвонил. Мама не знала, откуда я взял деньги, сказал, что занял у знакомых. Через четыре месяца бесполезного лечения она умерла, рак с метастазами в четвертой стадии... Отец на похороны приехать не захотел, но позвал к себе, и я... Я вдруг понял, что не осталось ничего, что бы меня держало в этом городе, ради чего мне хотелось бы жить. – Рома прошел к окну и замер спиной ко мне, глядя на улицу. – Единственный родной человек умер, отчим погиб за год до нее, попал в аварию. С женой не семья, а не пойми что, как музыкант не состоялся. Вот с чем я подошел к концу третьего десятка. Надо было встряхнуться, и я приехал сюда.

–А жена?

–Ей все равно, где я и чем занимаюсь. Одно время просила, чтобы я хотя бы ночевать приходил, потом и на это забила. Мы практически не общались последние месяцы, виделись-то через день... Потом я к матери переехал. Когда отправлялся сюда, сам не знал, чего жду. А потом увидел тебя. – Он усмехнулся, я почувствовала, как краснею. Рома вернулся и сел за стол. – Как ты тогда вошла, в распахнутой блузке, красивая, сексуальная... Такая гордая, независимая... Я понял, что отпуск может оказаться новым испытанием. Оказалось, все еще хуже: с отцом у вас полный разлад, каждый живет своей жизнью, у тебя любовник, короче, ты вдруг стала более досягаемой, и за эти мысли я себя ненавидел. И тебя тоже. Когда отец умер... Я дал слово держаться, и, как видишь, слово не сдержал... Надо было съезжать в гостиницу.

Я промолчала. Я ему сразу поверила, но ведь и Диме, и Сереже – тоже, а они привирали или умалчивали о чем-то в своих интересах. Но мне виделось, что Роме врать не за чем. В конце концов, я ведь могу проверить, элементарно доехав до его города. А я могу, я себя знаю. Я подошла к Роме и опустилась перед ним на колени, он, кинув на меня взгляд, уткнулся носом в затылок, прижимая к себе, и глубоко вдохнул.

–Я не знаю, что со мной происходит, – прошептал мне, – порой я думаю, что схожу с ума. То, что мы делаем, это...

–Не надо, – перебила я, – мне все равно, все равно.

Я стала целовать его, оказалась у него на руках, мы переместились в гостиную, до комнаты дойти не успели. Спустя какое-то время сидели за столом и ели холодную картошку из сковородки.

–Что теперь думаешь делать? – спросил Рома, я пожала плечами.

–Не знаю. Наверное, надо еще раз поговорить с Димой и Сережей, в свете новых фактов. Можно разыскать девушек, с которыми Женя встречался, побеседовать с ними, правда, не знаю, зачем.

–Чтобы понять его, – сказал Рома, я уставилась на него. – Ты ведь этого хочешь: разобраться не столько в случившемся, сколько в отце?

Немного подумав, я кивнула:

–Пожалуй, что так. Правда, нам запрещено покидать город.

Рома махнул рукой.

–Возьми машину у своей подруги, сгоняем недалеко, никто не обратит внимания.

–А если за нами следят? Следователь быстро выяснит, что к чему.

–Ты боишься огласки?

–Не боюсь, но не хочу.

–Придется рискнуть. Или оставить все, как есть.

Остаток дня прошел в спокойствии. Мы старались не затрагивать больных тем, хотя каждый, наверняка, размышлял об этом. Ночью я пришла к Роме уже без вопросов, и мы любили друг друга долго и страстно, так что уснула я чуть ли не обессиленной.

Утром, пойдя в душ, я приметила на шее засос.

–Этого только не хватало, – проворчала, перекинув волосы на правую сторону, чтобы прикрыть его. Мы завтракали, я в халате, Рома в одних джинсах, когда в дверь позвонили. Бросив взгляд на Рому, я пошла в прихожую. За дверью стоял Поленов. Только я открыла, как он поинтересовался, лучезарно улыбнувшись:

–Можно войти?

–Заходи, – пустила я его.

–Я, в общем-то, ненадолго. Хотел проведать и заодно сообщить, что мне поступило коммерческое предложение.

–Какое?

–Одна фирма хочет купить часть акций нашей. Свои продавать я не буду, как ты понимаешь, но ты можешь об этом подумать. Если хочешь.

–Что за фирма?

–"Реал-Континент", я могу договориться с ними о встрече, – Дима прошел в кухню и, приметив Рому, сдержанно улыбнулся, протянув ему руку. Рома ее пожал, но остался хмур. Поленов уселся за стол, я тоже вернулась на свое место. Дима переводил взгляды с одного на другого, и улыбка не сходила с его лица.

–Не уверена, что меня заинтересует данное предложение, – сказала я, – я не хочу продавать свою долю.

–Я тоже, – отозвался Рома. Дима понимающе закивал и вдруг, быстро протянув руку, скинул волосы с моего плеча. Тут он усмехнулся еще больше и, наблюдая наше смущение, высказался:

–Я вижу, вы нашли общий язык.

–Тебя это не касается, – хмуро ответила я, возвращая волосы на место.

–Уже понял. Ладно, я удаляюсь, не буду мешать. – Он поднялся, и я пошла его проводить.

–Недолго ты горевала, – хмыкнул Поленов негромко, стоя в дверях, – выбор, кстати, вполне в твоем стиле, без претензий на оригинальность. Хотя... Трахаться с пасынком... В чем-то это даже экстремально. Жаль, его отец не дожил до этих дней.

Подмигнув мне, Дима удалился, я выдохнула, приваливаясь к двери. Интересно, эта весть теперь станет известна всем? А уж следователь как обрадуется. Тут все на лицо: спелись за спиной Жени и порешили его, чтобы присвоить деньги и жить счастливо.

–Забей, – Рома вышел в коридор, – ему досадно, что он тебя не получил. Никому он не будет рассказывать, портить с тобой отношения – ему не с руки.

Кивнув, я прошла в гостиную и уселась на диван. Немного подумав, позвонила Красовицкому.

–Чем я еще могу быть вам полезен? – пошутил он.

–Скажи мне, знаешь такую фирму: "Реал-Континент"?

–А то как же. В ней трудится твой Онегин. А что, они уже объявились?

–Вроде того, предлагают выкупить долю.

–Я бы на твоем месте хорошенько подумал. Продав долю, ты получишь немало, однако до конца жизни может не хватить. Лучше посади на это место умного человека.

–Тебя? – усмехнулась я.

–Я пас. Моя область – развлекательный бизнес, заниматься инвестициями мне неинтересно. Кстати, ты все еще хочешь знать имя той старушки, тетушки матери твоего мужа?

–Да.

–Тогда записывай, – я схватила со стола блокнот, – Коликова Дарья Петровна, проживает по улице Коммунаров, дом 53, квартира 12.

–Спасибо, – попрощавшись, я повесила трубку.

–Кто эта Коликова? – поинтересовался Рома, стоя надо мной.

–Возможно единственная живая родственница Жени. Вроде бы тетка его матери. Ты ее не знаешь?

–Не припомню. Но мне же было всего два года, когда родители разошлись. Мать общаться с отцовскими родными не желала, поэтому я с его стороны в принципе никого не помню.

–Я бы хотела с ней встретиться.

–Думаешь, она может рассказать что-то об отце? – он усмехнулся, я пожала плечами. – Куда теперь?

–Хочу встретиться с Сережей. Пора выяснить, какие кто преследует интересы. Все эти игры вслепую мне надоели.

–Хочешь, я поеду с тобой? – неловко спросил он.

–Не думаю, что при тебе он разговорится.

Рома кивнул, ничего больше не добавив. Я пошла одеваться, подумав, что молчание с его стороны – это некий прогресс. По крайней мере, он перестал отпускать замечания насчет моей жизни, и я ему за это благодарна.

Был рабочий день, я вызвала Сережу в кафе. Он зашел, хмурясь и волнуясь. Усевшись напротив, бросил взгляд и отвел глаза.

–Что случилось? – поинтересовался, глядя в окно. Я смотрела на его профиль и думала: пусть я его не любила, но то, что нас связывало, было для меня важно. Правда, о его чувствах я мало вспоминала, воспринимая их как само собой разумеющийся факт. Он все-таки повернул ко мне голову.

–Я по-прежнему хочу знать, за сколько ты меня продал, – сказала я спокойно. Сережа, растерявшись, вздрогнул, открыл рот, но быстро закрыл, забегав глазами. Вздохнув, бросил на меня взгляд исподлобья.

–О чем ты опять?

–Не валяй дурака, в прошлый раз я повелась, но теперь не тот случай. Я говорю о твоем карьерном росте у конкурентов моего мужа. Скажешь, он произошел случайно?

–Кто напел? – усмехнулся он, беря в руки зубочистку и начиная ее теребить. К нему подошла официантка, Сережа попросил чай, моя кружка уже стояла передо мной. Немного подумав, он пожал плечами, отбросив зубочистку на стол.

–А чего ты, собственно, хотела?

Я покачала головой.

–Я просто хочу знать правду.

Сережа вдруг рассмеялся, откидываясь на спинку, выглядело это страшно, у меня даже мурашки пробежали.

–Хочешь знать правду? А не боишься, что она не придется тебе по вкусу?

–Не боюсь.

Еще попялившись, он выпрямился, положив локти на стол.

–Хорошо. Слушай правду. Компания, в которой я работаю уже несколько лет, соперничает на рынке с компанией твоего погибшего мужа. Я знать об этом не знал, когда начинался наш роман. Узнал, когда проявил интерес к твоему мужу.

–Зачем?

Сережа усмехнулся.

–Хотел больше узнать о тебе, веришь в такое? Ты его жена, он твой муж, как ни крути. Вызнал, что он конкурент фирмы, в которой я работаю, ну как конкурент... Скорее, акула, вокруг которой плавают мелкие рыбешки, пытаясь укусить. Естественно, я не придал никакого значения этой информации. А около месяца назад в один из вечеров раздался звонок в дверь. Угадай, кто за ней стоял? – спросил Сережа язвительно и продолжил. – Твой дражайший супруг.

Я уставилась на него, он хмыкнул, довольный реакцией. Ему принесли чай, поблагодарив официантку, Сережа сделал быстрый глоток. Несмотря на бравый вид, который он пытался создать, я видела, что он нервничает. Движения были резкими, отрывистыми, взгляд блуждал по пространству кафе, перескакивая с предмета на предмет. Отставив чашку, Сережа побарабанил пальцами по столу.

–Зачем он приходил? – спросила я спокойно. То ли оцепенение напало, то ли я устала удивляться чему бы то ни было.

–Пришел с предложением. Сказал, что ты меня в любом случае скоро бросишь, якобы наши отношения себя изжили, и разрыв – вопрос времени. Зато я могу хорошо заработать, к тому же подняться по карьерной лестнице, если соглашусь на его условия. – Мы встретились взглядами, и он продолжил, прочитав в моем невысказанный вопрос. – Я должен был издеваться над тобой, мучить и грозить разоблачением. Твой муж хотел, чтобы ты тряслась от страха и при этом чувствовала себя униженной.

–И что ты с этого получал?

–Романов дал согласие заключить контракт с нашей фирмой, посредством меня, разумеется. Мой директор не верил своим глазам и ушам, когда я пришел к нему с предложением. Такой шанс ему даже не снился. Естественно, мой статус в фирме вырос, кстати, интересное ощущение чувствовать себя значимым человеком. Правда, я не успел им насладиться, потому что вы поехали на эту чертову дачу, где твоего мужа порешили.

Я сидела, пытаясь собрать мысли в кучу, получалось так себе – из-за обуревавших эмоций.

–Ты сказал, что он предложил тебе не только карьеру, но еще деньги? – нахмурившись, задала я вопрос. – И во сколько ты меня оценил?

Сережа усмехнулся, но нервно. Стрельнув глазами по сторонам, тихо заговорил:

–Думаешь, я согласился только из-за этих чертовых денег? Я хотел отомстить, хотел, чтобы ты наконец поняла, что я не пустое место. Будем откровенны: ты меня никогда не любила, может, в начале и была привязанность, но и она обуславливалась только твоими потребностями. Я же, как дурак, на что-то надеялся. Представляешь, я реально думал, что ты бросишь своего мужа, уйдешь ко мне. И даже когда стало понятно, что этому не бывать, я все равно продолжал с тобой встречаться... Так что предложение твоего мужа не было лишено смысла, тем более, что ты вскоре резко охладела ко мне, и играть твоими чувствами и страхами стало куда проще. Знаешь, что меня удивляло? Ты умудрялась получать удовольствие, трахаясь по принуждению. Это высшая степень беспринципности, которую я видел. Самое ужасное, что меня это заводило, ощущение опасности и вседозволенности обостряло все чувства...

–Можно ближе к делу? – перебила я, Сережа вперил в меня долгий взгляд. После минуты тишины заговорил спокойно и сухо.

–Твой муж собирался феерично разоблачить тебя в Сосново. Велел мне приехать и выманить тебя ночью за дом, так сказать, финальный аккорд в твоем падении: любовник трахает тебя за домом, в котором спит муж. Наивный, думал, ты будешь мучаться угрызениями совести. Часть денег он передал мне заранее, вторую часть я должен был забрать в бане.

–Почему так мудрено?

Сережа пожал плечами.

–Видимо, не собирался больше видеться со мной. После нашей встречи я забрал деньги и решил заночевать в бане, чтобы уехать утром, не палясь. Ну а дальше и так понятно.

Замолчав, Сережа откинулся на спинку и, придвинув к себе чашку, сделал глоток. Я смотрела в окно, не пытаясь анализировать происходящее. Кажется, я собираю плоды того, что посеяла. Каждый лжет мне, предает и использует ради собственной выгоды, и беда в том, что я-то не лучше.

Быстро встав, я взяла сумочку и сухо сказала:

–Надеюсь, мы больше не увидимся. И передай своему директору, что никаких сделок с его компанией быть не может, так что пусть оставит свои попытки.

Сережа ничего не ответил, я покинула кафе. В машине, немного отдышавшись и придя в себя, поехала в сторону офиса. Пожалуй, стоит расставить все точки над "и", поговорить с Поленовым и забыть обо всех этих историях.

Как и в прошлый раз, меня пропустили без вопросов. В приемной Поленова сидела крашеная блондинка лет тридцати с большими глазами и пухлыми губами. Увидев меня, она приподнялась со своего места, я любезно сказала:

–Передайте Дмитрию Викторовичу, что к нему Елизавета Романова.

Кивнув, девушка связалась с Поленовым по внутреннему телефону и тут же указала мне на дверь. Дима шел мне навстречу и оказался возле, когда я прошла в кабинет.

–Прости за утро, – сказал сразу, беря под локоток и ведя к дивану. – Я позволил лишнего, вспылил, почувствовав себя проигравшим.

–Дима, – вздохнула я, садясь, – скажи мне правду: ты не содействовал смерти моего мужа, чтобы завладеть фирмой и расквитаться со своими долгами?

Вздернув в удивлении брови, он усмехнулся.

–Ты и это знаешь, – начал, сложив на груди руки, – дай угадаю, Красовицкий расстарался? Больше некому, вижу, он очень хочет к тебе в друзья.

–Это не имеет значения.

–А что имеет? Твой нелепый вопрос? Убивать Женю мне бы и в голову не пришло. Что я буду иметь с этого? Если бы ты была у меня в кармане, я еще понимаю, а действовать на столь сомнительную перспективу... К тому же, хочешь, верь, хочешь, нет, но я стараюсь решать свои дела мирно.

Я кивнула, он добавил, видимо, решив разъяснить:

–Мои дела не так плохи, да, у меня есть долги, но контролируемые. Не буду спорить, я пытался обыграть ситуацию, когда умер твой муж, но вижу, мне это не особо удалось. Сынишка обскакал.

–Пожалуйста, не будем, – поморщилась я, он усмехнулся.

–Или это ты додумалась? – посмотрел он хитро. – А что, вполне в твоем стиле, зачем получать половину наследства мужа, когда можно получить все, облапошив наивного дурака.

–Пошел ты к черту, Поленов, – я поднялась с намерением уйти, он задержал меня, схватив за локоть.

–Только не строй из себя недотрогу, – сказал на ухо, – мы оба знаем, как далеко тебе до праведницы. Так что прежде чем судить меня, подумай о себе.

Он меня отпустил, и я направилась к двери, правда, растеряв задор. Поленов же, улыбнувшись, доброжелательно заметил:

–Я по-прежнему готов представлять твои интересы. Надумаешь, обращайся.

Дома я была часам к четырем. Рома приготовил поесть, мы пообедали, я коротко поведала о прошедших беседах. Рома задумчиво уставился в стену, согнув ногу в колене и поставив на стул.

–Значит, отец хотел тебя прилюдно разоблачить, видимо, с размахом, раз задействовал столько людей.

–Узнать, как, мы уже не сможем, чему я рада. Не думаю, что мне бы это понравилось.

Немного помолчав, я тихо спросила, не глядя на Рому:

–Как думаешь, он все-таки хотел меня убить?

Рома, встав, закурил.

–Я не знаю. – Ответил беспомощно. – Пока мы уверены только в том, что он хотел раскрыть твою измену, домыслы из-за надписи на фотографии... Это только домыслы.

Мы еще немного помолчали.

–Я не знаю, что делать дальше, – вздохнул Рома, туша окурок и возвращаясь на стул.

–Давай пока оставим эту загадку в стороне. Если мы исключаем из списка подозреваемых всех, кто был на даче, значит, причину убийства надо искать в самом Жене.

–Девчонки? – бросил он на меня взгляд, я пожала плечами.

–Стоит проверить. Как знать, о его похождениях могли узнать родители, не каждому такое понравится, вот кто-то и разыскал Женю, чтобы отомстить.

–И как ты планируешь искать?

–Некоторые адреса есть у Данилы, начнем с них за неимением другого.

–Ты ему веришь?

–Не знаю. Я теперь не знаю, кому можно верить, кому нет.

Рома кинул на меня взгляд и тут же отвел, опустив голову.

–И мне? – спросил негромко. Я вздохнула.

–Тебе я верю.

Он посмотрел внимательно и кивнул.

–Спасибо.

Список Красовицкий переслал без вопросов. Там оказалось всего пять имен с адресами, также прилагался список с Жениными командировками за последний год.

–Смотри-ка, – заметил Рома, – в декабре отец был в моем городе.

–Он и его тоже.

–Знаю, но мне сложно это осознать. Если он ездил в командировки, значит, имел какие-то дела, должен же он был как-то мотивировать выезды.

–Возможно, договаривался о встречах, реальных или так, для прикрытия.

–Хорошо, куда завтра отправимся?

Мы выбрали ближайший к нам город, там Женя был месяц назад. Насчет машины я договорилась с Машкой, утром мы должны были ее забрать. Ночью я долго не могла уснуть, сидела возле окна в комнате Ромы и пялилась на освещенную фонарями детскую площадку. В какой-то момент моего бессмысленного блуждания глазами я выцепила взглядом человека. Он стоял неподалеку от фонаря, но так, что виден был только силуэт, лицо разглядеть невозможно. Я не успела приметить, когда он появился. Это точно был мужчина, среднего роста, плечистый, на голове кепка. Может, я и не придала бы ему значения, но он вдруг приподнял рукой кепку как бы в знак приветствия. Расстояние между нами было приличным, но я была уверена, что жест предназначался мне. Тут же мужчина, быстро развернувшись, направился в сторону дороги, я так и смотрела ему вслед, пока он не исчез из виду. Все это выглядело так странно, что я не знала, как отнестись к данному факту. Тут раздался сонный голос Ромы:

–Ты чего не ложишься?

Вздрогнув от неожиданности, я повернулась к нему и улыбнулась.

–Что-то не спится.

–Завтра рано вставать.

–Я знаю, – я подошла и села на край кровати, взяв его руку в свои. Ромин взгляд сразу изменился. Кашлянув, он посмотрел в стену. Значит, опять мучается угрызениями совести. А я не мучаюсь? Ответа на этот вопрос не было, я махнула рукой, тем более, что Рома притянул меня к себе.

В девять часов утра мы выехали со стоянки возле Машкиного дома, когда у меня зазвонил телефон. Это был Никулин, следователь.

–Не выследил же он нас, – нахмурился Рома, я сняла трубку.

–Елизавета Владимировна, извините, что так рано беспокою, хотел просить о встрече.

–Это срочно?

–По возможности сегодня.

–Я могу подъехать в течение тридцати минут.

–Отлично, – он назвал адрес отделения, – назовете внизу свою фамилию и скажете, что ко мне.

–Как думаешь, что там? – спросил Рома, я пожала плечами, разворачиваясь.

–Вроде бы голос нормальный, не угрожающий.

Он усмехнулся, и я следом за ним.

Никулин уже с утра выглядел устало, пил кофе, задумчиво глядя перед собой.

–Проходите, Елизавета Владимировна, – пригласил меня жестом, когда я, постучав, заглянула в небольшой кабинет. – Кофе хотите?

–Нет, спасибо. Давайте сразу к делу.

Он усмехнулся.

–Хорошо. Елизавета Владимировна, что вам известно о бизнесе вашего мужа?

Я немного похлопала глазами, потому что вопрос был неожиданным.

–Честно говоря, мало что, – сказала осторожно, – кажется, он занимается инвестированием, и фирма явно процветает, потому что в деньгах мы особенно не ограничивались.

–После его смерти вы не пытались разобраться с делами?

–Нет, пока что я пытаюсь прийти в себя. К тому же, не уверена, что данная отрасль мне в принципе подвластна.

–Кроме Поленова вы знакомы с какими-нибудь компаньонами мужа? Может, он водил вас на ужин с ними?

–Свои дела он предпочитал решать сам. Честно говоря, я мало что знаю о его работе.

Никулин кивнул, бросив взгляд в свою записную книжку.

–Он часто ездил в командировки, – продолжил, а я постаралась остаться невозмутимой, предполагая, о чем дальше пойдет речь. – Заключал деловые сделки в разных городах. Притом, что некоторые из них не приносили ему особой прибыли.

Я пожала плечами.

–К чему вы клоните? – спросила прямо. Никулин снова вздохнул.

–Дело в том, Елизавета Владимировна, что ваш муж контактировал с некоторыми влиятельными лицами из Москвы. Не буду называть имен, но люди очень высокого положения, поверьте мне на слово.

–И что?

–Судя по документации, эти люди являлись инвесторами в фирме вашего мужа. Ежемесячно они перечисляли на его счет большие суммы, якобы за проделанные работы и сделки. По документам мы пока не можем все это сверить, сделали запрос в бухгалтерию вашей фирмы.

–А выписку как получили?

–Через банк.

–И... – я немного помедлила, – что вас смущает?

Никулин немного поглазел на меня, крутя в руках шариковую ручку. Откинув ее, сказал:

–Не хочу вас пугать, Елизавета Владимировна, тем более, беспочвенно. Пока мы проверяем движения средств и документацию, которые, скорее всего, не дадут никаких зацепок, но... эти люди очень серьезны. И смерть вашего мужа естественным образом должна их заинтересовать. Я предупреждаю, что в скором времени могут появиться желающие узнать правду.

–Мне скрывать нечего.

–Хорошо, если так. Главное, чтобы вы убедили в этом их.

Разговор, честно говоря, оставил неприятный осадок. Передав его Роме по дороге в поселок, я стала задумчива и хмура.

–Думаешь, отец был нечист на руку? – задал Рома логичный вопрос.

–Не знаю. Мне показалось, что Никулин пытался меня запугать. Или предупредить. Не очень ему нравятся эти ребята из Москвы.

–Скорее всего, какие-то бандиты, – Рома закурил, открыв форточку. – Надеюсь, они цивилизованные.

–В отличие от следователя они легко раскопают мою измену. И о нас с тобой.

Я бросила на него быстрый взгляд, Рома усмехнулся, глядя в окно, и я спросила, наплевав:

–А что у нас с тобой?

Немного подумав, он посмотрел на меня.

–Давай подождем, когда все кончится, – сказал негромко, я торопливо кивнула, не замечая, как побелели костяшки пальцев, от нервного напряжения я вцепилась в руль. Надо же, казалось бы, простой вопрос, а меня так колбасит. И даже его ответ кажется не самым плохим. Поговорим потом – это лучше, чем отрезать все разом. А на что я надеюсь, думая об этом потом? Неужто реально на что-то надеюсь? Что вообще творится? Тут я поняла, что задаваясь вопросами, перестала следить за дорогой, потому посоветовала себе отвлечься и сосредоточиться на ней.

В городке мы оказались около двух, в поселок въезжали еще через полчаса. Чем ближе мы были к месту, тем сильнее я нервничала.

–Уверена, что справишься? – спросил Рома озабоченно. Я кивнула. Дом был предпоследним в ряду, за последним дорога кончалась, начинался небольшой лесок, в который уходила тропинка. Бросив машину на обочине, мы подошли к невысокому дощатому забору серого цвета, за ним стоял старый двухэтажный голубой дом с белыми резными окнами. Двор был переоборудован под огород, дорожки обложены булыжниками. Из-за дома выскочила собака, пегая дворняга, и бросилась к нам с лаем, но виляя хвостом. Следом за ней появилась девушка лет семнадцати, высокая худощавая блондинка со стрижкой каре и падающей на выразительные глаза челкой. Лицо у нее было вытянутое, с острыми скулами, пухлые губы и аккуратный носик. Одета в шорты и белую майку, немного угловатая, с мальчишескими повадками. Увидев нас, девушка затормозила и стала рассматривать, хмурясь и приоткрыв рот, взгляд стал настороженным. Мы не спеша приблизились к забору, девушка продолжала стоять на месте, собака подбежала к нам и стала тыкаться носом в деревяшки, виляя хвостом.

–Вам кого? – наконец, обрела девчонка голос, он оказался низким и хрипловатым.

–Мы бы хотели поговорить с Дементьевой Леной, – сказала я.

–О чем?

–Это же вы? – спросила я напрямую. Девчонка, стрельнув по сторонам глазами, вздохнула.

–Предположим. Но я вас не знаю.

–Зато должны знать этого человека, – я вытащила из сумки наше с Женей свадебное фото и протянула вперед. Нехотя девушка приблизилась и посмотрела на него, не беря в руки. Взгляд ее заметался, мне даже на мгновенье показалось, что она рванет от нас, но тут Рома сказал:

–Мы хотим поговорить. Вам нечего бояться.

–Я могу заплатить, – спешно добавила я, Лена на это усмехнулась. Немного подумав, вышла за калитку, цыкнув на собаку, чтобы та оставалась на месте.

–Пройдемся, – кивнула нам, двигая в сторону лесочка. Ушли мы недалеко, метров через двести Лена свернула с дорожки к поваленному дереву, располагавшемуся чуть ниже. Устроившись на нем, я кашлянула, не зная, с чего начать, мы немного помолчали. Вдруг Лена резко сказала:

–Вы не думайте, что я какая-то такая... За деньги со всеми... Вы его жена, значит? – перескочила она вдруг. Я кивнула, решив не вдаваться в подробности. Лена еще помолчала, водя губами. Наконец, вздохнув, стала рассказывать.

–Короче, мы в тот день на речке сидели компанией, человек десять нас было. Я перебрала вина и поругалась с одним парнем, ну и пошла домой. От речки можно кругом идти по деревне, а можно по трассе напрямую, ну я и пошла. Возле меня тачка тормознула, а там этот, – Лена кивнула в мою сторону, имея в виду Женю, изображенного на фотографии, я сидела, опустив голову, и терла пальцы друг об друга. – Говорит, давайте подвезу. Ну я сдуру и села. Он почти сразу налево свернул, там домов нет, только стройка начатая стоит, дорога тупиковая. До стройки доехали, он остановился, я уже соображать начала, что что-то не то, но не сильно испугалась, пьяная была. А он вдруг достает деньги... Много... И говорит... – Лена шумно вздохнула, собираясь с силами, потом усмехнулась, – ну понятно, что говорит. Я, как идиотка, сижу, то на него смотрю, то на деньги. Он не будь дураком их мне в карман сунул, а сам стал меня по коленке гладить. А я все сижу, думаю про деньги эти, я столько разом и не видела. Ну и короче, пока я думала, он сам за меня все решил. – Лена немного помолчала, разглядывая свои руки. – Ничего такого не было, просто секс, и все. Потом он меня отвез на дорогу и попрощался по-доброму так, велел никому не говорить. Я уже протрезвела, но плохо соображала из-за произошедшего. Он уехал, я домой пришла, деньги достала, тут и поняла, что вообще было. Само собой, рассказывать никому не стала, деньги спрятала... – она замолчала, я тоже не произносила ни слова. Воображение услужливо рисовало картину произошедшего, а воспоминания о том, как он снабжал меня деньгами, дополняли ее. На меня у Жени были планы, потому он не трахнул меня прямо в квартире, когда пьяная матушка спала в соседней комнате. А если бы не было?.. Устояла бы я перед его предложением, или как Лена, как все остальные девчонки из бедных семей, прельстилась деньгами, убеждая себя, что один раз – это еще не падение, не предательство самой себя?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю