332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ярослав Горбачев » Шестеренки нового мира » Текст книги (страница 5)
Шестеренки нового мира
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 14:30

Текст книги "Шестеренки нового мира"


Автор книги: Ярослав Горбачев




Жанр:

   

Боевики



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 6 страниц)

Но при этом не закончились Верины злоключения. Ведь, вновь получив свободу, она снова не смогла ею воспользоваться. Стараясь убраться подальше от омерзительного логова рогатых, девушка раз за разом снова возвращалась к нему. Будто кто-то водил и путал, или некий невидимый поводок держал, не давая уйти. Конечно же, первой мыслью было, что это злобная шутка демонов, или даже конкретно того, кого она спасла от занозы.

Тогда, в отчаянии не зная, что с этим делать, девушка впервые начала разбираться с возможностями браслетов. Обнаруженное там «Колдовское Зрение» показалось по описанию чем-то, что сможет помочь развеять морок…

Тут Валера прервал рассказ и попросил рассказать поподробнее про то, что, всё же, предлагают ведьмам на выбор эти чудесные металлические полоски красного цвета. Вера, чуть замявшись, начала перечислять, вызвав озвученным перечнем некоторое удивление. Ведь, кроме нескольких «нормальных» пунктов, включавших «травничество», «зельеварение» и «язык животных», список в основном включал всё возможное и невозможное для повышения привлекательности и соблазнения противоположного пола. Имелся даже гипноз. Остальные, не завязанные на это «умения», просто терялись на фоне обилия подобных штучек.

В конце концов, девушка зарделась, явно смущаясь от того, что приходилось говорить. И просто замолкла.

– Ну что ты? Мы же так и не дошли до самого интересного…

– Именно… Самое… Оно только начинается.

– Не хочешь говорить?

– Не хочу… Но надо… Расскажу. Была, ни была… Ты мне понравился, ещё там… Жалела, что никак нельзя… Потом увидела, поняла, что живой… Пусть не совсем… Но можно вернуть. Стало сразу так легко… Чувствовала, хоть кого-то могу спасти… Отплатить… Так рада, что получилось… Но тут, на базе… Сначала думала, влюблена просто. Смотрела на тебя, и внутри… Как жидкий металл растекался. Так хотелось… Никогда такого не было. Ты ещё игнорировал… Так старательно… Улыбался, на расстоянии держался… Тяжело было… Хотелось всё сильнее, ни о чём не могла думать… А потом… Потеряла контроль. Всё помню, что делала… Но тогда это была будто не я. Пила вроде немного… Нож на тумбочке увидела, рука сама собой схватила… Так захотелось… Захотелось его в тебя воткнуть. Если бы не перехватил… Беда случилась бы… И я, была не я! Пока не вылез этот твой… Подкроватник… Увидела, испугалась… И будто очнулась. Прости меня, миленький… Не хотела…

– Да всё, всё. Прошло же уже… Или нет?..

– Прошло…

– Вот и хорошо… Хотя ничего хорошего. Не можешь больше ничего вспомнить?

– Всё сказала…

– Может, ты какие-то «умения» брала? Там жертвоприношение, ещё чего?

– Брала только… Подтягивание фигуры… Очистку кожи… Отбеливание зубов… Соблазняющее поведение… Тебе, чтобы понравиться…

– Глупенькая. Ты и так мне нравилась. С самого начала. И без всей этой хреноты.

– Спасибо…

– Лучше бы что-нибудь более полезное прокачала… Там силу богатырскую, или скорость супермэнскую… Ладно, не будем об этом. Вернёмся к ножу и к тому, что ты… Что-то внутри тебя хотело сделать. Точно это желание возникло только после того, как увидела его? Раньше не хотела?

– Точно… Будто что-то включилось…

– Да… Я когда увидел эти твои глаза, затуманенные чем-то и совсем безумные… Это было страшно.

– Прости…

– Говорил же, закрыли тему. Твоей вины, что попалась к демонам и на тебя напялили эти штуки, нет… А я уверен – это из-за них всё.

– Из-за них…

– Вот. А раз так, нужно думать, как тебя от бяки этой избавлять. Может, просто срезать их?

– Не знаю… Боюсь…

– Вот и я, если честно. Кто знает, как всё это работает? Вдруг… Тебе плохо станет без них?.. Или взорвутся?

– Наверное, надо… Я могу опять…

– Да ничего. Просто спрячу все ножи и буду следить. И ничего не случится. Даже если и убьёшь меня, я же в браслетах, смогу возродиться. Не страшно.

– Нет, страшно…

– Ну ладно, страшно. Но не очень. Ты всё рассказала? Честно-честно?

– Всё…

– А с другими девочками общалась на эти темы?

– Нет…

– А мне кажется, надо было. Сейчас – точно такой момент настал… И надо бы с Ромой перетереть. Чтобы он все ножики свои тоже попрятал.

– Наверное…

– Наверняка! Ладно, пошли, заскочим к нему прямо сейчас, от греха подальше. Ты если хочешь, посиди пока тут…

– Нет, пойду… А если узнают… Если узнают, не прогонят?..

– Пусть только попробует кто! Ты – под моей личной защитой. А если что… Уйдём вместе. Но такого не будет.

– Спасибо…

– Не бойся. Разберёмся с напастью этой. И с тобой, и с остальными девочками, – Валера улыбнулся, стараясь казаться уверенным. Но, на самом деле, на душе у него скребли кошки.

Глава 6

– Да, хорошенько он нас, – крякнул Михаил.

– Угу. Мордой прям в самую какашку, как щенят нерадивых… – поддакнул Рома.

– Заслужили. Кругом ведь прав, – добавил своё слово и Валера.

И это было действительно так. На утреннем совещании, где, как все думали, будет решаться только вопрос состава разведгруппы, Анатолий устроил форменный разбор полётов. И хорошенько досталось всем!

Для начала, Лесник предложил восстановить в памяти «победоносный» поход в гости к нежити. Напомнил что, когда и как происходило. Причём, сначала были скупые похвалы – то-то сделали хорошо, то-то вовремя, там-то не растерялись. В общем, молодцы…

А потом – пришла пора красочной картины из жизни животного мира, под названием «дикие бабуины с камнями, палками и воинственными криками штурмуют укреплённые позиции противника». Анатолий и сам повинился, что не смог совладать со стихией и остановить остальных, но при этом не забыл ядовито заметить, что просто не ожидал от взрослых вроде бы и адекватных людей такого, не представлял, насколько всё в плане дисциплины и выучки плачевно.

– Если бы знал заранее, никогда бы не согласился на ту операцию, – говорил он, – поскакали на вражескую базу, как дикие бабуины, не проверив оружие и не перегруппировавшись! Броневик, который, как оказалось, можно было в одиночку на колёса поставить и завести, бросили! Попёрлись толпой, опять же, как дикие бабуины, не выделив ни передовую группу, ни основную огневую, ни тыловой дозор! Если бы послушали меня, а не ломились с воплями вперёд, попали бы под удар не все сразу, а только кто-то один… Наконец, нарвавшись на заграждение, начали (да-да! как дикие бабуины!) отмахиваться, чем ни попадя! Прямо там, где попались! Никакого отхода за зону поражения, никакой грамотной стрельбы… Ведь, как бы эти «змеи» головами ни махали, хвосты-то у них фиксированы! Вместо того, чтоб пытаться попасть в мечущуюся точку, стоило свести огневую задачу к поражению стационарной мишени… Глядишь, сосредоточив огонь, смогли бы и пережечь эти шланги! А так, и сами подставились, и меня, офицера в запасе, между прочим, в этот блудняк втянули…

Под конец дядька просто махнул рукой, мол, что я вам говорю. Скользнув взглядом по пристыжено замолкшим членам общины, продолжил дальше.

– Но это ладно. Пройденный этап. Что имеем дальше? Пока я в отключке, вернее, в виде призрака бесплотного болтался, решением меньшинства и при молчаливой поддержке большинства, они раздают всю энергию. Нет, ладно, согласен – решение, само по себе, не самое глупое. Хотя бы не просто так всем выдавали, а составляли какие-то планы, выясняли, кто чем может быть полезен, отмеряли строго сколько нужно. Хоть это хорошо… Но всё равно. Не делается так! Втихаря, как школьники, курящие в туалете, поскорей, чтобы учителя не запалили… А ведь нам надо ещё и Комплекс развивать и, вообще, как-то внешнему миру противостоять.

– Так развили же мы! Гранаты изучили, шлемы и аптечки запустили, КПД электростанции подтянули, так что теперь её хоть прокормить можно!..

– Попрошу не перебивать. И, Роман, вообще советовал бы вести себя посдержаннее… А мне позвольте, всё же, продолжить. И напомнить про то, что далее эти люди заявляют, что собираются в разведку. И тащат с собой нашего ценнейшего кадра, фактически, только потому, что он «удачлив», «прокачал» какую-то там «дипломатию», и хорошо с местными ладит. Ребята, это уже ни в какие ворота…

– Ну, мы же уже ходили в разведку, и не раз. Сработались, как-никак.

– Вот именно. Личные предпочтения встают выше здравого смысла. А это – плохо! Ну ладно, к этому потом вернёмся. У нас тут ещё пунктик есть, кому пистон вставить. Как называется, когда почти все наши новенькие скрывают от остальных то, что с ними творится? Между прочим, молчат про вещи, которые могут быть опасными для всех. Это нормально, вы считаете? Короче, народ, у меня уже просто руки опускаются и других слов нет, кроме матерных. Это, заметьте, я ещё сдерживаюсь, ушки наших дорогих дам берегу. Мы сейчас должны решить, что у нас тут – анархия, когда каждый делает, что захочет и как захочет, или мы, всё же, хотим выжить все вместе и вместе же выбраться отсюда. Если решаем, что анархия, я, с огромной радостью между прочим, снимаю с себя все добровольно взятые полномочия, и пусть всё катится в тартарары. Не нужен мне этот мартышкин труд. А если, всё же, нет – тогда, ребята, извините, но нужно придерживаться определённых правил. Ведь недаром у тех же индейцев есть боевой вождь, который в мирное время просто уважаемый гражданин племени, а как война – все ему подчиняются. Потому что даже самые последние дикари понимают: для достижения цели, векторы устремлений всех членов коллектива должны быть направлены в одну сторону, а не кто куда захочет! И в критических ситуациях, когда промедление смертельно, нужно просто слушаться. Если на тебя нападает тигр, а одна твоя нога хочет плясать, вторая бежать, руки вообще жопу чешут – думаете, у вас получится убежать? И уж тем более ударить в глаз или какое-нибудь единственное уязвимое место. Нет! Нельзя так, понимаете? Не сейчас и не в таких условиях! Короче. Если найдётся желающий всем этим заниматься, заставлять всех делать то, что надо, а не то, что они хотят, выслушивать жалобы от каждого второго, получать шишки и офигевать от свалившейся ответственности – флаг вам в руки. Я-то, всё равно, с этого ничего не имею. Вон, даже Комплекс этот поганый, но всё же честная штуковина, показал – не любите меня. Ну, так давайте кто другой всем будет заниматься, а? Только решить надо сейчас, всем вместе, чтобы потом не было недовольных. И все должны подчиниться общему решению и не выёживаться. Давайте, народ! Утвердим конституцию и будем придерживаться определённых правил. Хотя бы. А потом уже и с остальным можно решать.

На этом Анатолий замолк и утёр пот со лба тыльной стороной ладони.

– Блин, ну до чего же сложно всё. Вот бы как раньше, в армии! Ты приказываешь, тебя слушаются. Тебе приказывают, ты слушаешься. И все довольны. Нет же, демократия, блин, у нас. Каждый – личность. Ну, так давайте, принимайте ответственность хоть какую-то.

И начались долгие и бурные обсуждения… Как говорится, «не хочешь работать – устрой совещание». Хотя, и без этого никак! Ведь у каждого в голове своя собственная модель действительности, не всегда ей соответствующая, и которая, зачастую, значительно отличается от подобных моделей в головах других людей. Какой-нибудь папуас-язычник свято верует в то, что если не принесёт в жертву ухо убитой антилопы, не будет дождя. Кто-то уверен, что если чёрная кошка перешла дорогу, случится беда, кто-то – что образа на приборной доске уберегут от аварии… А помимо этого, у каждого одно и то же слово вызывает разные ассоциации. Кому-то скажут круг – представит геометрическую фигуру. А другой, в кожаной кепочке и трениках, ответит – да, знавал я Мишаню, даже автограф есть!

И всё это обычно незаметно, но очень сильно проявляется, как только дело доходит до коммуникаций, когда нужно донести кому-то что-то. Вроде, ты говоришь, вроде, тебя понимают, вроде, все довольны. А потом вдруг, спустя время, выясняется: то, что ты говорил, поняли совершенно превратно. Вместо стула сделали табуретку о трёх ножках, да ещё и разной длины. И на всё будет убийственный по логичности ответ: «Но она же стоит, я всё сделал, как ты и просил!»… Поэтому, чтобы такого не было, нужны очень подробные объяснения, в том числе и очевидных, вроде бы, вещей. И не последнюю роль в создании общей для всех картины играют коллективные обсуждения, которые позволяют ближе познакомиться с тем, что в голове у других, у тех, кто делает с тобой одно дело…

Дебаты длились долго и всех порядком утомили. В конце концов, предсказуемо было решено оставить «боевым вождём» Анатолия, а основные бытовые вопросы решать на общих сходках, открытым голосованием, в том числе выборы и смещение этого самого вождя.

Мишу, Рому и Валеру в разведку всё же отпустили, но только на новой инкарнации броневика и с обязательным дополнительным усилением. Кристина, неожиданно для всех вставшая на ноги, оказалась полна сил и энергии, ещё и горела жаждой свершений. Никаких вредных последствий от продолжительного «отдыха» не наблюдалось, зато в наличии имелась значительно прокачанная скорость реакции, улучшенное, как у Валеры, зрение, «Точная стрельба», «Быстрая стрельба» и «Быстрая перезарядка». По всей видимости, в том бою девушка набила порядочно «фрагов», а возможно, и копила до этого. То, что новоявленная «снайперша» продемонстрировала на полигоне, никого не оставило равнодушным. Проблемой оставалась только ограниченная дальность полёта энергетических сгустков.

Маршрут предполагался исключительно до стройбазы, с целью проведать, как там жертва сражения, с возможной эвакуацией её и последующим возвращением обратно. Остальные вылазки планировалось производить уже без инженера, которому хватало работы на базе. В том числе и в импровизированной мастерской, устроенной в притащенном целиком жестяном гараже – там стоял наполовину собранным ещё один броневик.

– Не вешайте носы, мальчики! – Стеша выпорхнула из «здания думы», в которое временно превратился бывший детский садик, и весело сверкнула глазами. – Нас же отпустили? Отпустили. Вот и прогуляемся!

Валера рассеянно улыбнулся, явно витая мыслями где-то далеко. Для него разговор с ведьмами был самым сложным в это утро, даже по сравнению с разносом от Анатолия, но он же и сильно успокоил его. По крайней мере, после того, как пятёрке красавиц рассказали историю про Веру и нож, они все довольно искренне удивились. По их словам, ни у кого подобного желания не возникало. Хотя возникали другие, и довольно часто…

Видимо, девушки не очень задумывались над тем, что же с ними творится, или боялись признаться себе в том, что с ними что-то не так. Быть может, списывали изменения в привычном поведении на пережитый стресс и радость от освобождения.

Про то, что произошло с Верой, вроде бы в шутку сказала Лена, но её гипотеза выглядела довольно реалистичной и была принята, по крайней мере Валерой, за рабочую:

– Так она ещё дольше терпела бы! Мы тоже на стенки лезть начинаем, когда давно не…

В общем, ведьмы, вроде, не горели желанием перебить остальных членов общины, подчинить их гипнозом и переколоть ножами. Одновременно, с другой стороны, тоже не было воплей «сжечь» или «на костёр». Все помнили, что пришлось пережить новеньким, ведь и сами девушки тоже, несмотря на видимую беззаботность, явно тяготились всем происходящим. Но, надо было как-то жить со всем этим.

– Даже не прогуляемся, а прокатимся! У Валеры тачка, родаки ключи оставили! Ща в ларёк за пивом только заедем… – хохотнул в ответ Рома, шлёпнув не успевшую увернуться Стешу по пятой точке. И напел противным голосом: – «Винище взяли? Взяли! А тачку взяли? Взяли! А тёлок взяли? Взяли! Тогда погнали!».

– Фу, мерзкая песня. А за тёлок я тебе устрою… Нас теперь Вера научила, как с вами вести себя! Ух, запоёте!..

Валера всё с той же задумчивой улыбкой посмотрел на веселящегося товарища и ведьмочку и пошёл собираться. Вскоре к нему присоединились и остальные. Надо было сделать много: подготовить небольшой лёгкий прицеп, нагрузить туда сухие дрова и воду для броневика, собрать магазины для винтовок и пистолетов, холодное оружие, плакаты, нарисованные пристроенными к делу девушками, указатели для всяких «потерянцев». Проверялось и перепроверялось всё штатное снаряжение – огнетушители, ремкомплект, палатка-шатёр, топоры и пилы, запаски…

Но, на удивление, всё сделали довольно быстро, и не было ещё полудня, как Валера, крепко обняв и поцеловав на прощанье Веру, вскарабкался внутрь стоящего под парами броневичка. Михаил, главный в отряде, забрался в кабину и устроился рядом. Кристина, подхватив свою винтовку нового образца, с удлинённым стволом (ещё одно улучшение, запущенное Валерой в Мастерской, которое позволяло пусть и незначительно, но увеличить дальность стрельбы) скрылась в башенке. Остальные полезли в кузов. Машина медленно тронулась с места, выезжая наружу со двора. Это была первая серьёзная вылазка с тех пор, как разведчики вернулись от лагеря демонов.

Валера немного мандражировал, всё же опыт предыдущей разведки был не самым удачным. Все попытки убедить себя в том, что на этот раз всё должно закончиться нормально, как-то не работали. За каждым поворотом мерещились враги, готовые наброситься на ползущую медленной черепахой машину, ещё и непростительно тарахтящую на всю округу.

– Ничего, боец. У самого внутри неуютно, мягко говоря. Это нормально… – сидящий рядом Михаил верно уловил состояние парня и ободряюще хлопнул по плечу. – Давай, главное, по сторонам смотри. Из города выедем, я пойду спереди, слушать буду.

– Не боязно, из брони-то вылезать?

– Боязно, кто спорит. Но – надо. Я там полезней буду… Если что, браслетики мои подберёте, ладно? – тон Индейца был шутливым, но за ним угадывался серьёзный посыл. Фактически, браслеты и Алтарь повязали всех, превращали в своеобразное боевое товарищество, где каждый зависел от каждого. Случись что, и бросить тело павшего товарища, не забрав браслеты, становилось равносильным убийству.

– Даже отвечать на это не буду. Сам всё знаешь, – и, после небольшой паузы, – знаешь, а у меня же прав нет…

– Ну что скажу. Бойся гаишников!

– Вот сейчас и подумалось. Если тут у нас есть свиньи-фашисты. Почему бы не быть где-нибудь свиньям-гаишникам? Как думаешь?..

– Почему именно свиньям? Может, зебрам лучше?

– Ну, они откормленные обычно такие…

Так, за разговорами «ни о чём», время летело быстрее. Однако следить за окружающей обстановкой никто не прекращал. Город, его разведанная часть, почти закончился. И там была запланирована первая остановка. Валера припарковался рядом с обнесённым забором красным кирпичным зданием. Там, внутри, гнили остовы всевозможных тракторов, поливалок и прочей уборочной техники.

В этом месте планировалось сделать нечто вроде перевалочной базы и «место сбора» для тех, кто придёт по указателям. Последнее делалось вовсе не из-за того, что не хотелось сразу раскрывать местоположение основного поселения, хотя, конечно, это тоже повлияло. Но, на самом деле – пройти мимо превратившегося в настоящую крепость дома и не заметить, что, в отличие от окружающих построек, он серьёзно обжит, мог только слепой. Опять же, набеги нежити, «ночная эльфийка» Валеры (та, которую он видел как-то раз, когда дежурил), фашисты из возрождённых на алтаре – всё это явно говорило о том, что если кто-то ещё и не знает, где обосновались люди, то это демоны и может ещё какие-то, до сих пор неведомые, фракции. Да и те, скорее всего, временно.

Основной резон для создания базы был немного другой. Учитывая наличие в городе всевозможных опасностей, в лице, пусть и изрядно подвыбитых но ещё встречающихся «белых», крысоволков, и, вероятно, нежити, логичнее казалось, чтобы «найдёныши» или «переговорщики» забаррикадировались на какое-то время в надёжном и хорошо защищённом помещении, дожидаясь отправленного к себе отряда. Просто, в целях обеспечения безопасности. Ведь не факт, что у забрёдших по указателям будет оружие и возможность дать отпор какой-нибудь зубастой мерзости.

Кроме того, некий запас продовольствия, боеприпасов и снаряжения, вкупе с крепкими стенами, могли стать также и последней соломинкой для спасающихся с основной базы, случись там что-нибудь. Все надеялись, что ничего такого не будет, но когда Анатолий предложил рассмотреть подобный вариант, никто не стал возражать, что он имеет право на жизнь, не нашлось дураков обвинять Лесника в излишней паранойе. Стычка с некромантами отрезвила многих.

Поэтому, для начала был сделан и хорошенько замаскирован тайник «для своих». Затем, уже открыто, были разложены кое-какие припасы, канистры с водой, некоторые медикаменты, одежда, одеяла и прочее, что могло понадобиться пришедшим по указателям. Везде расклеили листки с инструкциями. На крыше, под наскоро сооружённым навесом, пристроили запас сухих дров, растопку и спички, чтобы разводить сигнальный костёр, прекрасно видимый с фишки на основной базе. На всякий случай были перепроверены решётки на окнах и заложены баррикадами все двери, кроме одной. Убедившись, что всё довольно крепко и надёжно, на тяжёлый амбарный замок заперли единственную оставленную не заваленной дверь, самую крепкую. Ключ спрятали неподалёку, в наскоро сооружённом тайничке, а фанерку, с описанием на русском и английском, как его найти, прибили к самой двери. На этом обустройство форпоста «Уборочный» посчитали завершённым, потратив на всё пару часов, и отправились дальше. Следующей остановкой должен был стать уже посёлок, где когда-то нашли Вилена Александровича.

По ходу движения пришлось несколько раз останавливаться на заготовку дров – объединённая топка броневика, питающая сразу два «приводных механизма», снятых со стройботов, оказалась жутко прожорливой. В такие моменты, понятное дело, часть группы работала, а часть сторожила.

На одной из таких остановок группу нагнал небольшой сюрприз. Прибежал запыхавшийся Тень, со свисающей с шеи перегрызенной верёвкой. К счастью, с базы ответили, что у них всё в порядке, а отсутствие собаки просто не успели заметить. Возвращаться назад, чтобы отвести пса, естественно никто не стал. Так, группа разведчиков неожиданно пополнилась ещё на одного ушасто-глазастого соратника. Если честно, в душе все этому только порадовались.

Муравьёв по дороге не встретилось, как и кого бы то ни было ещё, и к вечеру броневик остановился недалеко от посёлка. Вперёд отправилась разведка, из Михаила, Валеры и Тени, которая ничего подозрительного не выявила – всё выглядело совершенно безжизненным и брошенным, как и раньше. После этого пыхающее паром и дымящее трубой чудо сумрачного инженерного гения торжественно вкатилось внутрь. Остановиться решили на одном из участков, где имелось достаточно дров и места за высоким забором, который надёжно закрыл от любопытных взглядов поставленную внутри технику.

Ночёвка прошла без эксцессов, и на следующий день, с утра, установив на въезде в посёлок указатель, разведчики выехали дальше – в сторону стройбазы. Кое-где поломанный синий забор встретил радушно распахнутыми воротами и почти девственно чистым внутренним двором. Судя по всему, внутри уже кто-то побывал, и выгреб всё, до чего смог дотянуться. Не исключено, что это поселковые сумели всё же туда добраться, и довершили начатое Валерой и отрядом Николая. Брошенного бульдозера, на том месте, где его оставляли, не обнаружилось.

Михаил недолго поизучал следы, после чего показал следовать за собой. Разведчики углубились в лес, и в густых зарослях кустарника нашли куцую груду металлолома, в которой можно было с трудом узнать остатки старого Валериного знакомца. К сожалению, признаков жизни всё это не подавало, а большая часть деталей, видимо, отсутствовала. Но всё равно, куски «бульдозавра», как окрестили странное существо, погрузили на прицеп – с целью разобраться с ним, что это вообще такое, и, быть может, всё же попытаться реанимировать.

На этом миссию можно было считать завершённой. Погрузив на прицеп, чтобы место зря не пропадало, разных стройматериалов, из тех, что лучше сохранились, разведчики выдвинулись обратно. Скорость заметно упала, броневичок еле вытягивал, иногда даже приходилось выходить и толкать. Пару раз Валере приходилось заниматься ремонтом ломающихся агрегатов. Поэтому дорога домой вышла значительно дольше и тяжелее, и на базу они прибыли уже в темноте.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю