332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Мухин » Выпускной (СИ) » Текст книги (страница 8)
Выпускной (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 17:00

Текст книги "Выпускной (СИ)"


Автор книги: Владимир Мухин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

Вначале, Стрелков выпустил несколько пуль. Но энергетический экран не позволил им достичь цели.

А вот дробь, которая теперь приняла красноватый оттенок, с огромной силой врезалась в броню, заставив Охотника подпрыгнуть на месте.

Виктору удалось отбить часть маски противника, пробить защиту в области сердца и ног. Казалось, что победа близка. Но Стрелков скрывал ещё много сюрпризов.

Глава 14. Справедливость

Охотник под огнем противника поднял руку. Горячая волна выбила дробовик Виктора. И оружие отлетело в сторону, после чего взорвалось. Коврин отступил, чувствуя, что борьба будет жесткой.

– Да что ты за тварь!? Я уже Ветеран, сука! Какого черта тебя не берет!?

– Осталось пятьдесят процентов защиты, – заявила Система.

– Меня питает тьма, слабак! Мне не нужно плакать из-за чертовых баллов!

Стрелков сделал рывок рукой, бросив Виктора на пол. Понимая, что бой будет длиться от конца, Виктор переместился. Ему удалось ударить противника сзади. Тот выронил автомат.

Тогда Виктор поднял оружие, врезал им врага по лицу, затем выстрелил несколько раз. Не ожидая такого исхода, Охотник отскочил в сторону.

Автомат взорвался в руках Коврина. И лишь благодаря развитой телепатии, удалось вовремя бросить оружие.

– Кое-чему научился. Но этого слишком мало. Ты достаточно сопротивлялся. Теперь ты умрешь. Отправляйся на тот свет и помни, кто злее тот всегда прав. Во всех мирах действует эта истина, – заявил раненный Стрелков.

Он резким движением отцепил от пояса что-то мелкое, бросив эту штуку вперёд. Она рассыпалась на несколько составляющих, и все части предмета взорвались, образовав огненное кольцо вокруг Коврина.

Виктор пытался закрыться руками, только это не помогло. Броня полностью испарилась, часть доспехов отделилась от тела. Парень получил многочисленные ожоги.

А затем из руки Охотника ударил яркий поток света. Израненного Виктора протянуло через огромную комнату, ломая доски. Потом крепко садануло о стену.

Не медля ни секунды, Стрелков направился к жертве. Он прекрасно знал, что даже ослабленный Ветеран может дать резкий отпор.

– Вся твоя прокачка равна нулю. У меня абсолютная сила! Раньше я предлагал тебе поклониться, признав свою слабость. Но теперь, мне нужна твоя смерть.

Виктор кое-как встал на ноги, смотря на врага через разбитый шлем.

– Какая пламенная речь… Сережа… Ты просто огонь!

Парень подпустил Стрелкова к себе. После резким движением бросил горючие пробирки. Охотник взвыл не своим голосом, объятый потоком пламени.

А Виктор принялся расстреливать его огненными дисками, стараясь уничтожить как можно скорее.

– Ублюдок! Черт! Ты будешь умирать медленно, обещаю, – выл пылающий человек. От него летели искры и куски брони.

Но резко махая руками, применив всю свою силу, Стрелков смог погасить огонь. Несмотря на многочисленные повреждения, он мог еще неплохо сражаться. У Виктора, напротив, закончились силы, не давая возможности стрелять из браслета.

Тогда обожжённый, дымящийся враг с рычанием кинулся в бой. На руке Охотника, как в прошлый раз, образовался коготь из прочной стали. Он светился оранжевым, имел способность убивать все живое.

Виктор выхватил меч. И двое схлестнулись в рукопашной. Огонь с мелкими искрами летел во все стороны. Охотнику удалось поцарапать Коврину грудь. Спустя секунды ожесточенного боя, Виктор дрогнул и отступил, но ловким движением срубил Стрелкову левую руку. Тот вскрикнул, бросившись прочь.

– Мания величия, Серый! Но это тебе не второй этаж! За все, что ты сделал, я прикончу тебя без колебаний! У тебя больше нет шансов, придурок! Гори в своем террористическом аду!

– Ха-ха-ха… Идиот… Ты так и не понял, – процедил Стрелков, смотря сквозь пробоину в маске. – Со мной абсолютная тьма.

Он показал кровавое запястье отрубленной руки. Вокруг закрутилась темная пыль. И новая конечность материализовалась за пару секунд.

Виктор ахнул, чувствуя приступ слабости. Неужели способности его врага безграничны!? Неужели сопротивление теперь бесполезно!?

– А сейчас, я выпущу тебе кишки! – Прокричал Охотник.

С бешеной силой он кинулся в бой. Коврин был сметен мощным напором, его меч отлетел в сторону. Сверхбыстрый враг успел два раза пробить тело Виктора, прежде чем тот отбросил его волной телекинеза.

Виктор с ужасом смотрел в пол, понимая, что смерть уже близко. Противник убрал развороченную маску, весело улыбаясь Коврину.

– Как? Очень больно? В который раз ты мнишь себя крутым парнем. Неужели так трудно понять, что я всегда буду на шаг впереди. Что, хочешь восстановиться и продолжить? Брось, у тебя кончились силы. Даже новый ранг не преумножил способности. Ты просто тупой неудачник. Признай это, прежде чем умереть!

Оранжевый клинок на руке Стрелкова стал больше. Грозя им, Охотник направился к Виктору. Тот попытался применить дистанционные удары. Но Сергей только вздрогнул, не получив урона.

– Хватит играться, Витя. Последнее слово перед тем, как я снесу твою голову.

– Ты любишь жвачку? – нелепо заявил Коврин.

– Чего? Бред от потери крови…

– Нет, обычный вопрос, Сережа. Ты любишь жвачку или так, не особо?

– Ха, очередная уловка. Думаешь, сможешь заговорить мне зубы…

– Не хочешь отвечать. А вот я думаю, да.

Часть защиты на ноге Виктора раскололась. Из-под нее проступали простые штаны. А в их кармане завалялся кусок старой «резинки» из класса математики, о котором Виктор напрочь забыл.

И лишь сейчас, перед лицом собственной смерти, он вспомнил о странном оружии. Поэтому в недоумевающего Стрелкова был брошен мини камень, который тот даже не разглядел.

Только глупая штуковина оказалась достаточно сильной. Она увеличилась в размерах, обволокла тело Охотника, сковав его липкой субстанцией, как самого первого робота, там внизу.

– Что за дрянь!? Откуда у тебя это!? – Взревел темный воин.

Виктор решил не отвечать. Сконцентрировав последние силы, парень вызвал перемещение. На этот раз, стараясь покинуть спортзал, оказавшись как можно дальше от выжженного места.

Действие жвачки было слабым. Для бойца высокого уровня оно не могло стать серьезным препятствием.

А, несмотря на ветеранский ранг, Коврин оказался сильно ослаблен. Потому перемещение не сработало. Пришлось пробовать снова. И лишь с третьего раза пространство в глазах раскололось, и тело превратилось в песок.

– О, Господи, неужели я опять жив, – подумал Виктор, ускользая из лап ревущего психопата.

Вскоре он упал на поверхность школьного пола. Парня ударило достаточно сильно. Вернувшееся после телепортации сознание чуть снова не отключилось, что могло привести к верной смерти.

Дрожащей рукой Коврин успел разломить мел, который каким-то чудом ещё остался. Затем Виктор перевернулся на спину, испытав болезненное заживление.

– Сука, как же это все мерзко… Черный урод просто непобедим. Его сделали супер сильным! Борьба бесполезна. Не будет больше никакой борьбы…

Впервые за время пребывания здесь спасение не несло облегчения. Напротив, казалось, что лучше было погибнуть в сожжённом спортзале. И Система специально выпустила парня, чтобы поиздеваться.

Ведь чтобы он сейчас не предпринял, это заведомо не сработает. Рано или поздно вернется Стрелков, у которого на каждый ход будет ответная мера.

Придя в себя, Виктор заметил, что вокруг очень светло. Он лежал в «коридорном кармане» с двумя большими окнами, из которых лился яркий солнечный свет.

Для этих мест настоящая редкость. Хотелось улыбаться, зажмурившись, радуясь неизвестно чему. Если это не новая уловка Системы.

– Вот замечательно, даже солнце включили. Лучше бы выпустили отсюда. На кой мне ваш желтый фонарь?

Несмотря на паршивое настроение, Коврин поднялся на ноги. Охая подошёл к окну, рассматривая весеннюю идиллию.

За стеклом царил конец апреля. Площадка перед зданием подернулась малой травой. Почки на кустах и деревьях набухли, рождая нежные листья.

Можно предположить, что было очень тепло. Хотя сам апрель крайне изменчив. Иногда после жуткой жары может выпасть град или даже снежок. Сейчас же все было стабильно. Уверенная весна, наступавшая полным ходом.

На этот раз возле школы никто не играл. Мучительная ностальгия куда-то исчезла, забрав с собой призраков прошлого. Ощутив это, Виктор все же улыбнулся весеннему дню. Затем снова стал хмурым, как раньше.

– Новый вид издевательств! И зачем только все это!? Вы даёте одну крупинку, забирая потом многое! Я не хочу больше в этом участвовать. Забирайте свои баллы и ранги. Убейте меня к чертовой матери. Не травите душу, изверги.

Парень отсоединил бластер и бросил его на пол, доказывая смысл своих слов.

– Вот вам, козлы! Подавитесь, суки. Вот дробовик тоже… Ваш Чертов. Меч… Сколько я с ним прошел. Но плевать! Его тоже берите! А браслет? С какого-то козла стащил. Не нужен ваш чертов браслет. Да и все вообще больше не нужно! Тупые ублюдки!

Виктор перешёл на бешеный крик. Словно строптивый ребенок он раскидал оружие по полу и даже оторвал пару частей от костюма.

Это не принесло результата. Школьное радио оставалось глухо. Хотя динамик здесь точно присутствовал.

– Вот замечательно. Легко как-то стало. Хоть человеком себя ощущаю, а не бойцовой собакой. Думаете, я куда-то пойду? Нет, парни! Тут сидеть буду. Никаких больше классов, других миров, прохождений, скитаний. Шлите сюда любимчика вашего, Серого! Пусть он меня валит, и дело с концом. Кто бы вы ни были, мне вас жаль. Не справедливости, не совести элементарной.

Коврин хотел сесть на подоконник, скрестив руки, чтоб показать твердость позиции. Только вдруг ощутил чей-то взгляд. Пришлось повернуться к ближайшей стене.

Она светилась голубоватым, превратившись в некий экран. Посреди экрана стоял Андрюха на фоне своего актового зала. Доспехи он снял, представ в образе карамельного толстячка.

Странно было такое видеть. Виктор даже вздрогнул от неожиданности.

– Ты!? Какого ещё!?

– Мог бы сказать просто: привет друг, как твоя жизнь, как работа? Но и это сойдёт. Как сам?

– Я? – Виктор указал на себя пальцем. – Я очень хренова. Не знаю, как ты здесь очутился, но система меня довела. Похоже, стану как ты. Только не хранителем зала, а стражем коридора примерно. Не видать мне воли, короче. Выхода тупо нет!

Андрей погрозил Коврину пальцем, снисходительно улыбнувшись.

– Я не часто могу вот так выходить на связь. И моя жизнь… Точнее смерть, наверное, не блещет разнообразием. Но даже мне ясно, что пессимизм человека не красит.

– Пессимизм? Да ты очень крутой! Тебе бы мои проблемы!? Ты бы взвыл ещё хуже, поверь!

Виктор принялся махать руками, расхаживая взад и вперёд. Он рассказал во всех красках, как система помогает Стрелкову. На что Хранитель понимающе кивал головой, пока не смог вставить слово в поток бесконечных эмоций.

– Погоди, стой! Если у него выше прокачка, то прокачайся тоже, только и всего. Сделай что-то, что даст тебе больше баллов, позволив победить этого парня.

Виктор откровенно расхохотался. Казалось, что в этой ситуации так не получится. Но мышцы рта сократились сами собой.

– Честно, Андрей, я безумно рад тебя видеть! Но твой наивный бред вымораживает. Я перебил кучу нечисти в этих коридорах. На меня бросались мелкие гады и тяжеленные здоровяки. Думаю, я сделал все для того, чтобы быть сильным. Прости, но с меня хватит!

– Вот видишь, – произнес Хранитель спокойным тоном. – Ты постоянно убивал и получал очень мало. Может наоборот, сделать что-то полезное? Вдруг Система работает не так, как тебе кажется.

– Опять тупая философия, брат. А меня в очередной раз чуть не поджарили и не закололи. Лучше расскажи, как дела? И то будет приятнее слушать.

Андрей почесал голову, смущённо оглянувшись вокруг. Потом резко воскликнул:

– А, дела? Как видишь, стабильно. Кресла стоят, сцена не треснула. Автомат вот с мороженым появился. Хотя здесь еда не нужна, но все равно очень круто. Можно через какое-то время бесплатно эскимо брать. Не знаю, хватит ли его надолго.

– Кому что, а тебе только поесть. Вот оно счастье! Когда все стабильно и есть вкусняшки.

Андрюха лишь пожал плечами на замечание Коврина. Хотел сказать что-то ещё, но быстро исчез. Виктор успел только хмыкнуть, понимая, что для здешнего мира такая внезапность является нормой.

– Вот и все… – Протянул парень, ощупывая стену, где недавно был его друг. – Посмотрел на мои мучения и свалил. Плевать. Буду умирать здесь и точка! Думаете, подсунули мне Андрюху, и я сразу сдамся? К черту! Бессрочная забастовка. Банда уродов, чтоб вас.

Злобно ворча, Виктор приблизился к подоконнику. И в его уши врезался странный звук. Будто здесь работал мотор от некого электроприбора. Виктор всмотрелся в стекло. Странное гудение появилось тут неспроста.

Парень оглядел один прямоугольник окна, затем ещё и ещё. В какой-то момент мужчина обнаружил жирную, черную муху. Мерзко жужжа, она билась в стекло, пытаясь прорваться на волю, где царила яркая весенняя идиллия.

– Что б тебя! Еще этого тут не хватало, – фыркнул расстроенный Виктор, и поднес палец, пытаясь задавить насекомое.

Когда рука почти коснулась трепещущих крыльев, парень резко остановился. Он вдруг увидел, что окно оснащено небольшой ручкой, которая судя по виду работает.

Раньше все окна были глухо задраены. А теперь можно открыть створку или это очередная местная глупость? Стараясь не вдаваться в глубокие размышления, Виктор криво вытянул рот, изобразив подобие улыбки.

– Кто-то для меня настоящий бог, а для кого-то я сам создатель Системы. Пусть в этом мире хоть одному существу улыбнется удача! Давай, крылатая зараза! Вали-ка на волю! Пока есть возможность…

Виктор напрягся, повернув старую ручку. Она с треском изменила свое положение. Тогда Коврин потянул за створку, которая с сухим скрипом покинула насиженное место.

Окно немного открылось, и коридор наполнился приятным ароматов зелени, вместе с прохладным ветром.

Муха, весело дергая лапками, устремилась в образованный портал. Довольно скоро она выбралась за пределы школы, устремившись куда-то в прекрасную даль. Ее жужжание прекратилось. Окно захлопнулось с силой, чуть не прищемив пальцы Виктора.

Сам же парень, не думая ни о чем, забрался на подоконник, и принялся вести молчаливый протест. Только провести в позе обиженного ребенка удалось не более десяти минут.

Как вдруг динамик старого радио пробудился, монотонно сказав:

– Вы совершили важный поступок. Вы получаете новый ранг – Архимаг.

Услышав это, Виктор немного вздрогнул. Ощупал свое лицо, не веря в происходящее.

– Стойте, ребят! Да мне-то и Полумага никто не давал! За что вдруг такая щедрость? И вообще, этот ранг получить невозможно. Его самые крутые бойцы взять не могут! Ну, уж нет, гады! Я не собираюсь вам верить!

Радио глупо молчало, не желая вступать в полемику. Виктор же ощутил странную лёгкость, понимая, что его доспехи исчезли. Потом парень посмотрел на запястья. Часы остались на месте. А вот татуировка с изображением автоматов пропала.

– Да что за дрянь? Вы отняли у меня последнее… – произнес Коврин.

Тут его рука вспыхнула ярким пламенем. При этом кожа не горела, хотя огонь на расстоянии отдавал теплотой. Коврин встряхнул кистью, заставив пламя погаснуть.

– Бред, нездоровый бред! Что со мной происходит!? Отвечайте уже!

Растерянный парень соскочил с подоконника, бросившись на середину коридора. Неясная выходка Системы заставила хорошо взбодриться, забыв о недавних проблемах.

Такое было впервые. Простое действие повлекло получение нового ранга, да и еще самого важного во всей Системе.

При этом вместо баллов или нового оружия, у Виктора отобрали последнее, оставив его в прежней одежде без малейшей брони. Конечно, он сам только что пытался избавиться от амуниции. Но это уж слишком резко.

– Сохраняем спокойствие, ладно! Надо как следует во всем разобраться. Может у меня остались мистические или телепатические способности? Попытаюсь сделать хоть что-то… Например, вот…

Парень выставил руку, мысленно представив, что из нее бьет молния. И тут же синяя стрела вылетела прочь, врезавшись в стену.

– Ух, так легко? Круто! Наверное, все ушло в мои потусторонние силы, заставив их увеличиться. Остается вопрос, на сколько процентов?

Глава 15. Выход

Чтобы понять уровень новых возможностей надо придумать эксперимент. В голову не лезло ничего, кроме дурацкой молнии. Это как с миллионом рублей. Когда его нет, не знаешь где взять, а когда он вдруг есть, то не понятно куда девать.

– Да, дела… Даже для этих мест такое уж слишком. Дайте хоть подсказку, хоть информацию какую-нибудь что ли. Даже базовая таблица исчезла!

Думая так, Коврин ощутил чей-то взгляд, причем почти на физическом плане. Парень резко обернулся, заметив Стрелкова.

Он стоял посреди коридора в полном обмундировании, выставив вперёд ладонь. Конечно, Виктор ожидал, что противник объявится. Но это как всегда случилось в самый неподходящий момент.

– Привет, Витя! Твоей прокачки хватило, чтобы научиться хорошо сваливать. А эта детская липучка… Признаться, поразила меня своей простотой. Теперь твоей смекалке конец. Я быстрее и сильнее тебя. Пора сдохнуть, дружище. Все к этому шло, без обид.

– Погоди, стой! – Растерянно прокричал Виктор. – Кое-что случилось, Стрелков! У меня нечто новое, давай успокоимся! Все изменилось.

Охотник расхохотался, скаля белые зубы под маской. Ему казалось, что Коврин несет чепуху от жуткого страха. Потому Сергей грубо ответил:

– Очередная уловка, слабак! Даже последнюю броню потерял. С тобой было интересно. Прощай!

Виктор успел выкрикнуть короткое «Нет», как поток мощной энергии врезался в его тело. Стрелков вложил всю силу, чтобы нанести последний удар. Несмотря на наигранную спесь, он все же боялся Виктора. Ведь этот человек, находясь на грани уничтожения, уже несколько раз умудрялся избегать расправы.

Окунувшись в синий поток горячего вещества, Виктор мысленно простился с жизнью. Как вдруг понял, что не испытывает ничего, кроме легко жара. Его одежда немного дымилась, но точно не более. Хотя ещё недавно такой удар отбрасывал парня подальше, разрывая прочные ветеранские доспехи.

Когда воздействие прекратилось, то Коврин заметил, что поток света пропахал стену и опалил пол. Для верности Виктор посмотрел на свои руки. Как ни странно, они были на месте.

– Какого дьявола! Что за фокусы!? – Прокричал Охотник.

Он тоже в недоумении себя разглядывал, не веря в происходящее. Стараясь не впасть в ступор, темный воин бросил свою фирменную гранату.

Она рассыпалась на множество осколков, которые тут же взорвались. Вокруг Виктора образовалась стена огня, призванная разорвать беззащитного парня.

Но куски металла и искры отлетали от Коврина. При этом стена раскрошилась сухим хлебом. А сам Виктор пригнулся, закрывая лицо руками.

– Ты… Живой! Как это может быть!? Сбой системы! Ты читер!

– Но не все же тебе получать халяву, – улыбнулся Виктор, отряхивая одежду.

Кажется, он понимал, в чем суть нового ранга. Сила теперь заключена внутри. И лишние атрибуты попросту не нужны.

– Не ломай голову, Серый. Так вышло, что я Архимаг.

– Чего ещё на хрен!? Ты бредишь, тупое животное! Я вспорю тебе брюхо!

Тут же показался знакомый Виктору оранжевый коготь. На этот раз меча не было, что заставило парня отступить.

Противник же был неумолим. Чувствуя свою силу, он бросился к цели. И остановился лишь в метре от незащищенного тела.

Коврин выставил руки в защитном жесте. Это образовало барьер, который темный боец не мог преодолеть.

Он ворчал, как злобная собака, буксуя на месте тяжёлыми ботинками, и махал огненным оружием, надеясь прорезать незримую стену.

– Отвали! – Вскрикнул Виктор, мысленно желая убрать Стрелкова подальше.

Охотник как картонная фигурка улетел вглубь коридора, не успев даже издать крик ужаса.

– Вот это я понимаю сила! Только как ее лучше использовать? Я же не успел потренироваться! – Прокрутил в сознании Коврин. Тут его мощно ударил противник, вернувшийся назад с помощью перемещения.

– Да черт тебя дери!

Виктор машинально отмахнулся, отбив кусок маски Стрелкова и уложив его на лопатки одним ударом.

– Как ты так можешь!? Это же невозможно! – Прошептал Стрелков, трогая разбитое лицо.

Не вставая на ноги, он метнул огненный шар, больно ударив Виктора. В ответ прилетел такой же заряд. Отчего Охотника впечатало в пол, проломив грудную защиту.

На этот раз Сергей поднялся на ноги, держась за грудь, отскочил дальше от Коврина.

– И что теперь!? Тебе дали то, чего ты не заслужил! Это обман Системы! Она убьет тебя… Понимаешь? Мне она тоже много дала, сделала всемогущим, но обманула. Не ведись на тупой бред, Витя! Давай все обсудим!

Тон недавнего убийцы полностью изменился. Теперь он был жалким щенком, который боялся смерти. Быстрая метаморфоза сбила Виктора с толку, заставив на секунду задуматься.

И тут в грудь Архимага воткнулся кинжал, который тут же взорвался, отбросив его назад. Уловка Стрелкова сработала. Парень с дымящейся раной не мог встать, чувствуя сильный ущерб.

– Развесил уши, осел! Ты всегда был тупым грязным нытиком!

Проревев это, Охотник принялся забрасывать противника огнем. Он надеялся, что поверженный Коврин больше не восстановится. Только вновь что-то пошло не так.

Пол и стены вокруг превращались в труху. А около Виктора вновь выстроилась странная оболочка. Рана в груди затянулась, как под действием мела, хотя его теперь не было.

Виктор поднялся с пола в большом недоумении. Увидев очередной сгусток плазмы, летящий в лицо, он остановил его, высвободив энергию из руки. От этого заряд стал больше, после чего, направился в Стрелкова.

– Нет, нет, перестань! – Крикнул Охотник.

И его вновь унесло куда-то, где прогремел мощный взрыв. Теперь Виктор не спешил давать фору. Он переместился к противнику, который едва пришел в себя, и тут же получил серию ударов. После чего синяя молния швырнула Охотника еще дальше.

Виктор был безжалостен, вспоминая все стычки с ненавистным преследователем. Атака повторилась несколько раз.

В итоге, Стрелков был прижат к задней стене коридора. Его броня оказалась разбита. Маска почти развалилась. Лицо покрыли ссадины и синяки, а руки тряслись, как под током.

При этом Сергей едва стоял на ногах, когда Коврин врезался в него, впечатав в твердую штукатурку.

– Прекрати, прошу, хватит, перестань, я серьезно! Я просто завидовал тебе, умоляю! – Чуть не плача выдавил из себя противник.

Виктор слегка отошёл, рассматривая кровавую работу.

– Да! Ты это хотел услышать!? Но только не деньгам или власти. Я завидовал твоему спокойствию, ясно!?

– Чему? Как вообще можно дойти до такого?

– Легко, черт возьми! Ты никогда не думал о том, как на тебя смотрят. Ты не дрался, не охмурял девчонок. Тебе было плевать. А я каждый день боялся. Меня терзал страх, понимаешь? Страх того, что кто-то станет круче. И я потеряю все, что имею. Кому я объясняю, тебе не понять! Но иметь многое, значит переживать тоже за многое. В конце концов, это все просто свело с ума. Я потерял что имел. Свершилось страшное, понимаешь!?

– О, ещё как понимаю, психопат недоделанный.

Коврин ударил Стрелкова небольшой молнией, отчего тот завыл как щенок. И подняв глаза залитые слезами, отчаянно произнес:

– Ты стал сильнее меня, признаю. Теперь ты уж точно выйдешь на волю! Только прошу, не убивай меня, ладно? Прости меня, ты же добрый. Сам говорил, что насилие – это ужасно! Ты станешь убийцей, если меня прикончишь! Дай мне восстановиться! Клянусь, я отстану!

Виктор задумался, тщательно разглядывая врага. Питавшая Стрелкова тьма делала свое дело. Раны на теле затягивались. В любой момент он мог переместиться куда подальше. И даже новые способности Виктора не помогли бы до него добраться.

Коврин сделал вид, что замялся, нервно почесав подбородок. Тут на глазах Охотника промелькнула дерзкая улыбка, доказывающая, что слезы были уловкой.

– Я прощаю тебя, Сережа… Прощаю, – твердо заявил Виктор. – Но вот родственники погибших навряд ли! Гори в аду, террорист чертов! Умри, тварь! Раз и навсегда сдохни!

Глаза Сергея расширились, рот полностью раскрылся в ужасной гримасе. Словно несчастный ребенок, парень выставил руки, но это не помогло.

Виктор собрал все силы, пустив два энергетических луча точно в цель. Слившись в мощный поток, они врезались в Охотника.

Раздираемый адской волной, он закричал не своим голосом. Черные вены поползли по лицу. Доспехи разлетелись на части, а в области сердца образовалась дыра. Вскоре все тело Стрелкова вспыхнуло синим пламенем.

Пальцы отвалились, лицо расплавилось как пластмасса. И недавний покоритель Системы сгорел, превратившись в груду обугленных останков.

– Вот так, Серый. Простое решение сложных проблем… – Тяжело дыша, заявил Виктор. – Следующая встреча выпускников пройдет без тебя…

После мощнейшего удара, Коврин ощутил жуткую слабость, что заставило его опуститься на пол, чтобы прийти в себя.

В глазах помутнело. Тишина резала уши монотонным звоном, коридор после битвы напоминал огромную строительную площадку при сносе здания.

Виктор взялся за голову, не веря в свою победу. Ведь ещё недавно Охотник был попросту всемогущим.

Коврин чувствовал, будто выиграл в лотерею, не имея при этом ни одного билета. Реакцией на такое стал чудовищный шок. Несколько минут пролетели в тумане. И только тогда Виктор смог произнести:

– Вот это да! Хорошо, наверное, но что дальше? Неужели пошлют на другие этажи… Неужели здесь есть ещё что-то.

Парень осмотрел до доли надоевший коридор, который теперь стал светлее. Лампы горели более ярко, причем не желтым, а белым светом. Да и краска на стенах стала куда бледнее. Виктор оглядел свои руки – идеально белая кожа, что весьма неестественно.

– Господи! Что-то не то! – Успел сказать парень, перед тем как глаза закрыла плотная пелена.

Она напоминала туман. Была стерильно белой и прозрачной. Но с каждой секундой становилась плотнее, пока не сделалась чем-то похожим на снег. В этом снегу потерялись очертания объектов. Не было ничего, кроме ужасающей белизны.

Виктор ахнул, стараясь открыть глаза посильнее, чтобы рассмотреть во мгле что-то. Он вдруг почувствовал, что тела попросту нет. А вот зрачки становятся больше. В конечном итоге, вся его голова превратилась в два больших, сияющих глаза. Коврин вскрикнул, хотя рот тоже исчез. После чего, очнулся в больничной палате.

* * *

Никакой школы, классов и коридоров. Никаких уровней, радио и прохождений. Хотя здание тоже оказалось казённым, белым, лишенным какой-либо обстановки.

Огромное окно пялилось на Виктора пластиком своих рам. На лице плотно сидела странная маска. А из руки торчала толстая игла. Рядом с кроватью стоял аппарат, который монотонно пищал.

Парень замер от страха. Вдруг это новый уровень, где его хотят расчленить хирурги-мутанты? Надо что-то делать, как можно скорей выбираться!

Виктор судорожно отцепил иглу и присоски датчиков. С большим усилием оторвал маску, осматривая помещение.

– Фух, Господи, Господи…

Коврин вытянул вперёд руку. Никаких молний или зарядов энергии создать не вышло. Попытался встать, но тело было будто из ваты.

Мышцы болели, тянули, не желали подчиняться мозгу. С трудом удалось только сесть. И рассматривая прозрачную дверь, Виктор понял:

– Реальность! Точно, черт побери! Никакая не школа, или новый кластер. Настоящая больница, где я выходит… болею. Точно! Все это было лишь сном в состоянии комы.

Парень расхохотался, упав на кровать. Тело тут же отдалось тяжкой болью. Да, огромное приключение оказалось лишь глупой иллюзией мозга. На самом деле не произошло ничего. Именно так решил радостный пациент, разглядывая старые часы на своей руке.

– Эй, нет! Откуда у меня это!? Заберите к черту, снимите их!

Холод пробежал от самого сердца. Страх заполнил сознание. А рядом раздался непринуждённый смех друга. Коврин судорожно оглянулся, встретившись взглядом с Андреем, который стоял в стене.

– Охо-хо, паренёк! – Весело хмыкнул он. – Да тебе бы побриться и выпить кофе. Бледный, как демон из подземелья. Да, и под этой белой робой у тебя нет трусов. Прикинь, они извращенцы!

Виктор осмотрел растянутый больничный костюм, в который был одет. Так, в какой он реальности? С одной стороны, школьный плен кончен. Но часы… А главное Хранитель актового зала. Как это вообще понимать?

Разглядывая в упор старого друга, Коврин с трудом спросил его о случившемся.

– Не боись… Тебе нельзя волноваться. В простом мире мелком не подлечишься, – отозвался толстяк. – Да, ты вернулся, ковбой. Где радость и праздничный торт?

– Вернулся, о боже… Разве так можно? И что же мне теперь делать?

– Не знаю. Дай подумаю… Может быть жить!? Так же принято, если ты не мертвец?

– Так, чувак, так… Но как после всего, что было!?

– Лучше, честнее, ярче! Как хочешь! Короче, я тут не спец. Пойду обратно в свое болото. Смотри, через пять секунд зав. отделением припрется. Попадет тебе, друг!

– Кто припрется? За что? – Тревожно произнес Виктор, но экран на стене резко погас.

Стало как-то не по себе. Вроде вокруг текла нормальная жизнь, но за последнее время она сделалась весьма непривычной.

Виктор не успел ничего подумать, как дверь в палату открылась. И на пороге показался небольшой, седоватый мужчина в медицинском халате со стетоскопом на шее. Увидев Коврина, доктор сразу изменился в лице, всплеснув пухлыми руками.

– Господи, это невозможно! Неординарный выход из комы!

– Я что, в коме был? – Аккуратно спросил Виктор, хотя вроде и так догадывался.

– Лягте, скорее лягте! Вам же нельзя сидеть так! – Панически воскликнул врач, что сразу пригвоздило Коврина к кровати.

– Вы были не совсем в коме. Скорее очень глубокий сон. Вы как будто смотрели кино, понимаете? Не желая от него отрываться!

– Да, ещё как понимаю. Кино вышло, что надо, – Виктор положил руки под голову, чтобы лечь выше.

– Так, срочно! Текущие показания кардиограммы, давление… Анализы обязательно. А вы, уважаемый, смотрите… Ваш случай особый. Сложная травма головы. Не думайте, что так просто поправились!

– Поправился, ещё как поправился, – расхохотался Коврин, чувствуя, как в тело возвращается жизнь.

– Откуда вам знать, Господи-боже?

Доктор достал смартфон и что-то там записал.

– Там где я был, сказали.

– Ой, типичные галлюцинации коматозного состояния. Значит так, Виктор, смотрите, если все хорошо, то вас ждёт период реабилитации.

Врач принялся объяснять что-то, по его мнению, нужное. Но Коврин почти что не слушал, ведь за спиной человека в белом стоял кое-кто очень важный.

Алена! Почти такая же, как в уровне с деревней и ночью. Хотя здесь она смотрелась ярче, свежее. На ее лице красовались тонкие очки. В руках присутствовал журнал для записей. Она молча смотрела вниз, не замечая того, с кем недавно покоряла мир монстров.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю