332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Мухин » Выпускной (СИ) » Текст книги (страница 1)
Выпускной (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 17:00

Текст книги "Выпускной (СИ)"


Автор книги: Владимир Мухин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц)

Владимир Мухин
Школьный плен 3. Выпускной

Глава 1. Машинки

Чувства покинули тело. Виктор попал в темную невесомость. Теперь страх смерти полностью отступил. И Коврин ощутил, как сливается с великим нечто. Света в белом туннеле не наблюдалось, бога или ангелов, подавно. В какой-то момент грудь пронзила страшная боль, будто сердце вырезали живьём. Наверное, это и есть ад.

Парень вскрикнул, но получилось лишь издать слабый стон. Чувства начали возвращаться. Неизвестная сила медленно тянула человека куда-то. Похоже, смерть лишь играла с Виктором, не желая вести себя серьезно.

Спустя секунды мучений, Коврин приоткрыл один глаз. Нежная женская рука с бледно-розовым маникюром разломила мел над телом воина. Она успела в последний момент, что позволило практически воскресить Виктора.

– Спасибо… Спасибо, – простонал парень.

Рот не хотел открываться, внутри по-прежнему что-то горело. Мужчина потерял сознание, на этот раз быстро очнувшись. И когда он смог воспринимать реальность, никаких женщин поблизости не было. Только голый коридор, где недавно шла битва с Охотником.

– Нет, это уже перебор… Меня грохнул мой одноклассник… Я грохнул любимую девушку… Был на том свете, вернулся. Но только опять сюда… Боже, что здесь творится?

Так думал Коврин, беспомощно валяясь по полу. После всего пережитого ноги могли отказать. Было страшно напрягать свое тело, страшно вообще что-то делать.

Но время неумолимо шло. Виктор понимал, надо двигаться дальше. Хотя конкретной цели у него не было. Так продолжалось, пока не ожило школьное радио.

– Переход на третий этаж успешно открыт, – монотонно произнесло оно.

Где-то вдалеке появилось сияние. Надо было до него добраться.

– Ох, мама… Я даже умереть нормально не могу. Как же все ломит! Ноги, как ватные. Спина!

Виктор дёргался, словно жук, которого перевернули. Но в отличие от жука, он смог самостоятельно подняться, правда, с третьего раза.

В голове шумело невидимое море, перед глазами плыло. Дрожащей рукой парень достал шоколадный батончик, найденный до встречи с Ирой.

– Ну, давай, Нюрка! Надеюсь, ты оказалась права!

Виктор вскрыл упаковку, поднес ладонь к еде, стараясь сконцентрироваться насколько это возможно.

К большому удивлению, все получилось неплохо. Просроченный кусок фаст-фуда развалился на мельчайшие части и исчез. В теле появилась небольшая лёгкость, голова перестала быть каменной. Виктор ощутил нечто наподобие бодрости, что весьма радовало.

– Ух, для человека, пережившего смерть, это просто божественно.

Радуясь внезапному воскрешению, Виктор направился к свету. Довольно быстро он заметил пролом в стене с типовой лестницей, ведущей наверх.

После пережитого стресса наступила некая эйфория. Коврин бросился по ступеням, будто ему снова тринадцать. Он довольно легко взлетел на третий этаж. Лестница тут же померкла, а проход заполнился непреодолимой тьмой.

Но возвращаться обратно все равно не хотелось. Слово «выпускной» обнадеживало. Даже находясь во власти лживой системы, хотелось верить в некую логику.

Надеясь найти что-то важное, Коврин как следует, осмотрелся. Но новый кластер не принес ничего необычного. Казалось, игрок вообще не совершал перехода. Здесь не было даже гардероба и других доспехов. А о красных лентах, музыке и аттестатах говорить вовсе не приходилось.

– Отлично, я знал, что школа – это скучное дело. Но чтобы до такой степени…

Подумав так, Коврин вспомнил о старых проблемах. После попадания наверх его разум не спешил очищаться. И груз пережитого тяжко заполнял душу.

Новые испытания пока не появлялись. Блуждания по мрачному коридору навевали нехорошие мысли.

– Господи, как много неизвестных. Чем больше я ищу ответы, тем больше тупых заморочек. Как я мог застрелить Ирину? Кто знал, что я после этого выживу? Нет, ушел в последний предел… Не подумал, не рассчитал. Хотя, этот козел меня точно прикончил, а она – спасла. Девушка с нежной кожей и бледными ногтями… Кто же она такая? Может ангел? Есть ли вообще в этом мире ангелы? И самое страшное, неужели я – террорист!? Боже, если бы я знал, как тут оказался, то сомнений бы не осталось. А так… Стрелков, конечно, редкий урод. Но у меня, действительно, деньги и связи. При желании я мог бы такое сделать. Желание ещё как было! Но желание, не есть осуществление! А что же тогда?

Виктор остановился около двух шкафов, где могло быть что-то полезное. Но обыскивать их не стал, сев на пол, по своему обыкновению. Продолжать дьявольскую игру было бессмысленно. Если он действительно уничтожил кучу людей, то выхода назад нет. И лучше провести здесь целую вечность в наказание за жуткий поступок.

Чем больше парень погружался в пучину мыслей, тем сильнее вырисовывался печальный исход. Он ведь уничтожил Иру. Значит, он не такой уж и добрый. Вдруг у него раздвоение личности, которое проявляется скрыто?

Мужчина повернул голову, уставившись в белую гладь окна. Картинки из прошлой жизни начали всплывать, необычным слайд шоу.

Виктор впал в оцепление. Не менее часа он сидел неподвижно, пока тело не начало ныть, а ноги не сделались ватными. Необходимо было немного размяться, чтобы продолжить тонуть в бесконечной печали.

Коврин пошел по коридору. Местный «пейзаж» казался до боли привычным. Как ни обидно, психика воспринимала мрачное место в качестве дома. Возможно, так и есть, теперь заколдованная школа – жилище Виктора.

Побродив не особо долго, Коврин услышал шорох. Ничего хорошего это означать не могло. Потому парень достал пистолет, замерев на месте.

– Может не отбиваться от них? Пусть лучше прибьют, и с концами… Какой смысл вообще что-то делать?

Мужчина вяло приблизился к источнику шума. К сожалению или к счастью, монстров не наблюдалось, как и агрессивных людей.

Около небольшого шкафа стоял серый школьник, который сосредоточенно играл машинками. Маленькие модельки в его руках проворно катались по лакированной поверхности. И это доставляло пареньку несказанное удовольствие.

– Вот так, а я-то думал, ты сверх мудрый хранитель… Нет, просто пацан, которого отлучили от мамки.

Сказав так, Виктор хотел пройти дальше. Ему было искренне плевать на то, что делал этот мутный персонаж. Правда, мальчик не спешил отпускать Коврина.

– Знаешь, что это? – Серьезно произнес он.

– О, простое желание мелкого мальчугана развлечься без интернета… Какая разница…

– Нет, я показываю, как могут ездить машинки.

– А я тебе сейчас покажу, как могут стрелять пушки!

Виктор был готов ранить школьника. Ведь в связи с последними событиями, он и так был маньяком. Значит, нет смысла строить из себя приятного дядю.

Тем более, хитрый пацан вечно не договаривает, играя с Ковриным в идиотские игры. Наверное, простреленная нога поможет выражаться более ясно.

– У тебя не выйдет…

– Да, ты еще плохо меня знаешь, щенок! – Коврин направил пистолет на мальчугана. Но последний не испугался.

– Смотри, обычная машинка едет прямо, и другие тоже как она. Но одна машинка поехала криво… Она свернула с дороги и больно ударилась.

Мальчик толкнул макет легковушки, она проскочила плоскость шкафа, громко хлопнувшись на пол. Игрушка, совершив полет, перевернулась на кабину. Колеса еще некоторое время крутились.

– Вот, это в ней никто не сидел, а если бы вдруг сидел…

– А если бы сидел, то сломал бы несколько костей, отбил бы голову, и возможно, оказался бы без сознания… – произнес Виктор, прищурив глаза.

Мальчик выставил руку, машинка исчезла с пола и появилась в его маленькой ладошке.

– Видишь, это имеет значение.

Сказав так, серый школьник удалился в коридор. Виктор хотел броситься за разъяснениями. Только быстро остановился.

Парень взялся за голову, чувствуя сильную боль. Он подошёл к окну, где стоял мальчик. Забыв, что здесь нет никакого вида, взглянул на серую гладь. И она тут же явила картины воспоминаний.

– О, боже! Я вроде бы помню! Нет, этот паренёк меня спасает, Господи! Я и правда, все вспомнил!

Окно отчётливо показало, как Коврин в деловом костюме и лакированных туфлях покидал Вечер. Ему не нравилась эта атмосфера, хотелось утром переодеться во что-то простое, погулять в одиночестве по старым местам.

С этой мыслью Виктор сел в машину. Огоньки приборной панели встретили его приветливым блеском. Дорога была достаточно близкой, не более нескольких километров.

Но на прямом участке ночной трассы, нога сама собой давила на газ. Казалось, что в этом месте аварии в принципе невозможны. Как вдруг бортовой компьютер взбесился.

Приборы стали показывать странные цифры, руль просто заклинило. Виктор не понял, как именно ушел с дороги. Единственное, вспомнилось, что машина катилась, как шар для боулинга. Будто весила пару килограмм, а не более тонны.

И казалось, после такого, выжить в принципе невозможно. Когда Коврин проснулся с утра, увидев автомобиль на парковке, стало понятно, что это лишь сон. Но на самом деле, он уже оказался в плену. И начало утренних хождений было запланировано хитрой системой.

– Точно! Как я раньше не мог подумать!? Никакой взрывчатки и детонаторов. Стрелков специально соврал. Но для чего!? Какой смысл придумывать чушь!? Ладно, главное, что я не террорист… Хотя, как моя машина перевернулась? У нее же несколько уровней защиты… Она просто не может стать неуправляемой! Или всё-таки может? Не важно. Я не убивал кучу народа, остановимся пока на этом! Остальное уж подождёт.

Виктор развернулся, сев на подоконник. Впервые за долгое время он ощутил нечто напоминавшее счастье.

– Спасибо, пацан! Прости меня! Я здесь совсем свихнулся, в жизни я не такой! Школа, друг, сам понимаешь… – Заявил Виктор, хотя знал, что ему никто не ответит.

* * *

Если в темном мире бывают светлые полосы, то одна из них появилась сейчас. Мало того, что Виктор восстановил силы, найдя патроны для дробовика с мелом, так и новый уровень открылся довольно легко.

Радио дало рутинное объявление. А на одном из классов загорелась зелёная табличка. Конечно, это не стало чем-то особенным. Но система же обещала… Вдруг после нескольких классов откроется выход из школы?

Для предпринимателя глупо верить не задокументированным фактам. Но надежда ведь – главное! Потому парень весело шагнул в кабинет, надеясь справиться с любой тварью, что там окажется.

Как всегда, перед Виктором простерся класс, на сей раз полностью пустой. Даже злобных химиков и училок-роботов как-то не наблюдалось.

Мужчина робко зашёл внутрь, грозя дробовиком. Но быстро понял, что сразу его не убьют. Это уже было приятно.

– Здравствуйте! Доброе утро! Я, кажется, немного опоздал? Ничего, тихо сяду, чтобы вам не мешать.

Виктор на цыпочках проскакал ко второму ряду. Отодвинул один из стульев, чинно присев за парту.

– Вот так, что там у нас? А, литература? Хоть что-то нормальное. Давайте тогда про Раскольникова. Но только не Тихий дон. Тихий Дон ещё та мура… Под нее даже спать и то скучно.

Какое-то время Коврин разыгрывал сценки из школьной жизни со своим участием. Но стало понятно, что это лишь бред. Время шло, и ничего не происходило. Даже в уровне с троллем, активные действия начались быстрее.

Пришлось спеть пару песен, простучать надоедливую дробь пальцами по парте. Система молчала. Такое чувство, что ответственный за организацию мясорубки отлучился на чай. И, как часто бывает, забыл вернуться.

– Ну, блин, вы совсем издеваетесь что ли!?

Виктор с досадой выстрелил в доску из пистолета. Это не помогло. Патроны могли понадобиться, их надо беречь. И парень решил развлечься иначе.

– Ладно, упыри… Не хотите по-хорошему? Тогда давайте вот так.

Мужчина встал, взяв один из стульев, бросил его вглубь кабинета. Стул проскользил по партам, грохнувшись на пол.

– Вот, замечательно! Давненько здесь не было перестановки мебели!

Действительно, если система не пойдёт на уступки, то он будет портить ее имущество. Хотя, скорее всего, это не поможет. Но зато отлично поднимет настроение.

Виктор со смехом швырнул второй стул в глубину кабинета. Грохот был таким, будто взорвали гранату. Если сделать так в настоящей школе, тебя могут отправить в психушку.

Но здесь нет строгих надзирателей, как и оценок за поведение. А значит можно легко перевернуть парту, что Виктор и совершил.

Затем массивное сидение полетело в окно. Оно разбило стеклянную гладь, погрузившись в плотный туман. Само же стекло, после восстановилось.

– Ух, круто! Уроды!!! Это вам за оскорбления! Это за то, что пытались меня поджарить! Это за ваших хитрых тварей! А это вообще просто так!

Словно древний богатырь, Виктор разбрасывал мебель. И вскоре посреди класса освободилась поляна, а вокруг нее лежали «поверженные враги».

Но парню этого оказалось мало. Он сорвал со стены портрет какого-то писателя. С победным криком разбил его о парту. Рама разлетелась на части, стекла посыпались в разные стороны. Вместо величественного образа, осталась лишь мятая картинка.

Веселье не могло длиться вечно. Спустя некоторое время, Виктор понял, что устаёт. И лучше сэкономить силы. Ведь система способна на сюрпризы. Парень перевел дыхание, сев на один из столов.

– Ладно, раз так, то я просто уйду… Нет смысла здесь находиться. Зачем было меня наглухо запирать в ваших классах, чтобы теперь просто забить!? Похоже, я понимаю, почему многие здесь подаются в бандиты. Идти по системе глупо! А я не хочу быть клоуном!

Немного передохнув, Коврин поднялся с места. Он не знал, что делать дальше. Но было понятно одно – здесь оставаться не имеет смысла. И даже если в коридоре ничего не ждет, лучше уйти туда, проявив свой характер.

Едва Виктор решил убираться, как дверь со скрипом открылась. Парень выстрелил из пистолета, но к счастью, взял выше цели.

Раздался оглушительный визг. В комнату пыталась войти миловидная девушка, у которой не было даже намека на оружие или темные навыки.

– Ой, ой, не стреляйте! Умоляю вас! – Пропищала она.

– Стрелять не буду… Я просто разрублю на части твою чертову голову!

– Простите, простите меня… Я правда, не хотела… Я ухожу.

Встревоженная дамочка решила броситься прочь. Но Виктор ее остановил.

– Стоп! Прекрати! Кто ты такая!?

– Ну… Просто попала сюда, как и все наверное. Вот хожу, смотрю, как выйти. Я не хотела вам зла, вы уж простите.

Коврин получше рассмотрел незнакомку. Она была одета в кремовое платье ниже колен, туфли на небольшом каблуке. Ее черные волосы были собраны в хвост. А глаза выражали неподдельный страх.

Конечно, это надо проверить, но она не была похожа на демона, монстра или бандита. По крайне мере, снести ей башку не особо хотелось. А это уже верный знак.

Дама была небольшого роста, довольно хрупкая. Сразу хотелось ей верить, только Виктор отогнал чары «няшности». Он молча приблизился к незнакомке, пристально ее рассмотрев.

– Что вы со мной сделать хотите? – Наивно сказала та.

– Изнасиловать…

– Боже!

– Если ты окажешься тварью, которая хочет меня убить…

– Нет! Вы чего!? Как я могу!? У меня-то и пистолета нет! Я даже не знаю, что происходит! Мне никто толком не объяснил, а вы сразу напали!

– Фух… – Парень выдохнул, отходя в сторону. Наивный лепет незнакомки смог растопить сердце грубого воина.

На какое-то время воцарилась тишина. Люди молчали, смотря друг на друга, будто они были с разных планет. Как следует, подумав, Виктор расплылся в улыбке. Странная мысль пронзила его разум.

– Постой, погоди! А это не ты случайно меня спасла, когда я валялся мертвым, точнее почти мертвым, на втором этаже?

Девушка замялась, прикусив пухлые губы. Немного погодя, она робко сказала:

– Точно не знаю. Наверное! Я помогла одному человеку, который был сильно ранен. Но тогда я только здесь оказалась, и еще ничего не понимала. Если это были вы, то я рада!

Глава 2. Ангел

Здравый смысл трубил, что верить не стоит. Только нежная дамочка отлично подходила на роль спасительницы. Она словно актер, идеально попавший в образ и очаровавший собой миллионы поклонников. Хотелось кинуться ее целовать, хотелось полностью ей отдаться. С трудом сдерживая эмоции, Коврин холодно заявил:

– Как ты спасла того человека? Может, дала ему лекарства?

– Нет, мел. Здесь лечат повреждения, насколько я поняла, мелом.

– Хмм, то есть ты только оказалась тут и уже знала о свойствах мела?

– Ну, так случайно вышло. Наткнулась на мел, у меня была рана… И методом личного опыта… Вы же сами все понимаете.

– Господи, давай уже на «ты». Я ничего вообще не понимаю. Здесь есть своя логика. Но она… противоречит логике. Так что твой рассказ нескладный, но может быть и складный, если судить по-другому. Только вот как судить именно!?

Девушка нахмурилась. И Виктор понял, что забил ей голову бессмысленным потоком сознания.

– Извини, все по порядку надо! Вот, присаживайся!

Незнакомка медленно прошла в класс, со страхом осматривая «поле боя». Немного освоившись, она уставилась на Виктора, тихо сказав:

– Здесь что дрались, да?

– О, можно сказать и так… Один сумасшедший сам с собой дрался.

– Это шутка такая… Я поняла…

Дама подошла к одной из парт и легко на нее запрыгнула. Девушка была моложе Виктора. Примерно старшекурсница. Но в отличие от многих старшекурсниц не старалась выглядеть «солидно». Ее взрослое лицо отдавало недавним детством. Щеки приятно краснели, глаза горели живым блеском скрытого любопытства.

Виктор приблизился к девушке, обнял ее за плечи и поцеловал в холодную щеку.

– Спасибо тебе. Это реально ты… была. Я точно чувствую. Ты такая, как ангел…

Последние преграды рухнули. Скептицизм, злость, недоверие отступили от сердца. В душе начала зарождаться робкая влюбленность в эту странную красоту.

– Ой, да ладно, – кокетливо пропела незнакомка. – Мне просто стало так жалко, что вы, точнее ты умрешь. Это ужасно, когда люди умирают.

– Еще как! Только здесь лучше не показывать сострадание!

Чтобы не смущать красавицу, Виктор отошел в сторону, сев на другую парту. Мозг начал рисовать приятные картины с участием юной дамочки. Огромным усилием воли Коврин прогнал романтический дурман, серьёзно спросив:

– Так, как ты попала сюда? И что с тобой было пока не встретила меня? Посмотрим, может твоя история даст ответы!

Девушка хмыкнула, немного задумавшись. Потом охотно начала рассказ. Как оказалось, она из другого города. И не имеет отношения к этому зданию школы.

Она, как и Виктор попала в аварию. Только ее сбили на машине, а не наоборот. Память серьёзно пострадала, возвращается только урывками. Серьезных испытаний пока не было. Хотя, баллы и важные навыки откуда-то есть.

Если говорить прямо, то девушка была феноменом. Она могла стать ключом к выходу на свободу.

– Вау, даже так! То есть ты живешь за тысячу километров отсюда!? Значит, школа поглощает не только тех, кто в ней учился!

– Думаю, сюда попадают вообще все. Это же мир такой, а не конкретное здание.

– Для новичка в системе, ты складно рассуждаешь. Я пока не могу делать выводы. Но если так, то да… Наша школа служит пристанищем для всех, кто привязан к учебе, своему прошлому или типа того.

Виктор почувствовал слабость, будто часть его энергии испарилась бесследно. Он взялся за голову, посмотрев на пол.

– С тобой что-то не так? Ты ранен? – Озаботилась незнакомка.

– Нет, я скорее устал… Громил здесь все… Наверняка переборщил.

– Ты? Ну, зачем?

– Так, достало… Знаешь сколько мотаюсь? Меня уже раз десять чуть на куски не порвали. Это не прогулка по пляжу, уж точно. Или погоди! Как ты смогла перебраться с этажа на этаж?

Виктор снова ощутил, что его тело дало сбой. Спина сделалась ватной, из вен как будто откачали немного крови.

– Легко. Здесь нельзя разве ходить на новые этажи? А я вижу – лестница! Вот и пошла. Я же не знала, что все так серьёзно…

– Блин! Ты по ходу очень крутая! На следующий этаж нас никто не пускает, пока не пройдешь кучу разного бреда и не попрощаешься с жизнью раз десять! Тебя кстати, как зовут…

Девушка замялась. Последний вопрос оказался для нее самым сложным.

– Ой, честно, даже сказать не могу. Вся личная информация забылась. Вспомнить пытаюсь, никак. Прости, наверное, глупо…

– Здесь все глупое, не парься.

Виктор слез с парты. Ноги предательски подкосились. И мужчина упал на стул, стоящий рядом.

– Да, ты и правда, уникальная девушка… Думаю такое у многих. Некоторые псевдонимы себе берут. Не хочешь какой-нибудь позывной?

– О, у меня есть одна идея, как можно себя назвать, но думаю, тебе не понравится.

– Кхе-кхе, жарко-то как… Тебе любое имя подойдет, ты такая красивая.

Незнакомка хитро улыбнулась, но ничего не ответила. Здоровье Коврина медленно ухудшалось. Его жизненная сила уходила в неизвестном направлении. Такое бывает, когда в теплом помещении открывают окна зимой.

Боли не было, видимых повреждений тоже. Может прошлый мел был просрочен? Глупость, конечно. Но такое чувство, что его действие прекращалось, а ущерб от ран опять возвращался.

Понимая, что медлить не стоит, парень потянулся за новым мелком. Болезненная лень свалилась на мужчину бетонной плитой. Руки окончательно превратились в вату. И Коврин сполз со стула, свалившись на пол.

– Ох, что с тобой!? Ты совсем бледный! Боже, может у тебя болезнь… Как мне тебе помочь!?

Девушка села над ослабленным телом. Ситуация была немного комичной. Ведь еще недавно мощный воин мог пристрелить любого. А теперь он не в силах взять кусок белого минерала, разломив его над своим животом.

Все это случилось за пару минут, без видимых на то причин. Может здесь и правда есть заболевания? Коврин все это время был носителем одного, пока оно неожиданно не обострилось.

– Прости, что напугал… – Выдавил парень. – Я, правда, не знаю, что происходит. Но я, кажется, умираю!

– Нет, Господи! Я помогу! Давай, скажи, что мне сделать? – Обеспокоенно воскликнула дама.

– Достань мой мел, у меня тут в ремне… И разломи его, как тогда… похоже, это уже второй раз… теперь придется на тебе жениться.

Виктор глуповато улыбнулся, но это не помогло. Силы таяли мокрым снегом. Хотелось спать. Скорее всего, этот сон мог оказаться последним в жизни несчастного предпринимателя.

– Мел взять? А, он точно поможет? Я просто не знаю здесь ничего? Вдруг хуже сделаю?

Незнакомка, изобразив сострадание, положила руку на грудь Коврина. Девушка была готова расплакаться. Только парень, несмотря на туман в глазах, заметил кое-что важное.

Маникюр на пальцах был синий, точнее голубой, а не розовый. Конечно, она могла поменять имидж, но не так быстро. Особенно с учетом того, что здесь не наблюдалось салонов красоты или мастериц-надомниц.

– Боже мой, нет! Прошу, только не умирай! – Взвыла девушка.

– Я еще… не совсем. Погоди! С какой стороны ты ко мне подходила тогда, чтобы спасти, на втором этаже?

– Какая разница блин! Тебе же плохо! Просто скажи, если я разломлю мел, я не сделаю хуже, и все!

– Черт, ответь на один вопрос… давай, чтоб тебя!

– Ты такой злой… Я не знаю, зачем ты…

– Говори!

– Я наклонилась над тобой слева, как раз где сердце. Там была огромная такая дыра…

Виктор задумался, закрыв глаза. Похоже, что его состояние стало просто ужасным. Казалось, Коврин потерял сознание. Но спустя несколько секунд его глаза вновь раскрылись. И парень громко воскликнул:

– В башке у тебя будет дыра! Она подходила справа! А ты тупая, демоническая стерва!

Собрав последние силы, мужчина ударил по нежной щеке кулаком. Раздался утробный нечеловеческий визг. Незнакомка с бешеной скоростью отскочила от парня.

– Как ты смеешь бить даму!? – Грубым голосом закричала она.

– Ты не дама, ты грязная тварь! Не знаю, что ты сделала, но меня парализовало, когда ты появилась! Дай только встать, и я проделаю в тебе новое отверстие!!!

Виктор хотел потянуться за пистолетом. Но вместо этого, принялся доставать мел. Тут в него полетел стул. И лишь чудом удалось перекатиться на бок, избежав удара.

Коврин успел достать кусок минерала, но не было сил его разломить. Девушка схватила деревянную швабру, которая валялась неподалеку. И ловко кинулась к жертве.

Виктор тут же получил в грудь и по голове. Только успел кинуть мел в рот, раскусив его правой челюстью. Потому после нескольких хлёстких ударов, палка была перехвачена.

– Молись своему богу, сволочь! – Опираясь на швабру, Коврин поднялся во весь рост.

В руке у дамочки что-то загорелось. Но в нее полетел кусок дерева. Виктор резко выхватил второй мел, на этот раз, разломив его уже пальцами.

– Как ты можешь!? Я красивая! Мне все можно! Я могу забрать твою жизнь! Меня все любят! – Завопила студентка, обливаясь слезами.

– Меня всегда бесили школьные няшки!!! – Прошипел Виктор, выхватив дробовик.

Спустя множество уровней, мужчина вытравил в себе сентиментальность. Он не стал медлить перед красоткой, надеясь на некое чудо.

Громыхнул мощный выстрел, дым поднялся лёгким облаком. И девушка пошатнулась, получив заряд дроби.

– Ты ничтожество! – Взревела она.

– Черт, как же банально!

Виктор второй раз выстрелил в грудь дамочке, потом в голову и в живот. После такого недавняя студентка превратилась в кровавый кусок. Она взвизгнула, упав вниз, под парту.

– Так вот гораздо лучше! А я ведь чуть не повелся! – Воскликнул Виктор.

Он постоял некоторое время. И видя, что враг не оживает, решил убрать ружье. Только дверь оказалась плотно закрыта. Уровень не спешил прерываться.

Коврин решил рассмотреть «няшную дамочку», правда, подойти не успел. Одна из парт разлетелась на части, издав громкий треск.

И перед Виктором оказалась тварь с большими крыльями как у летучей мыши. Она была обтянута плотной, темной кожей. У нее не было носа, а лишь оранжевые глаза. Зато рот наполняли крепкие клыки. Существо представляло собой что-то среднее между рептилией и вампиром. Следов недавней красоты не осталось.

– Ах ты, чертов мутант!

Виктор пальнул из пистолета. Но чудовище, повиснув в воздухе, закрылось плотным крылом.

– Ты спрашивал, какой у меня псевдоним? – Хрипло проскрипела недавняя красотка. – Я – Ангел смерти. Мне нравится забирать таких как ты! Несчастные мальчики, которым больно. Раскрываетесь сами. У вас легко взять жизненную энергию!

– Вот напугала! Летучая курица гриль! Обойдёмся без реверансов.

Виктор применил дробовик. Только теперь демон не поддавался оружию. Его тонкие крылья вспыхивали красным, но не разрушались. С бешеным визгом тварь кинулась на Коврина, порезав его руку.

– Вот уродина! – Виктор уронил дробовик.

Тут его ударил хлесткий кулак. Затем девушка пролетела через класс, метнув огненный шар. Виктора отбросило в сторону. И при падении он сломал очередную парту.

– Вот так, мелкий человек! Придется идти сложным путем! Я все равно тебя выпью! Надо было не сопротивляться!

Коврин поднялся на ноги, чудом увернувшись от нового сгустка пламени.

– Смотри, глотка слипнется! Выпей лучше вот это!

Виктор выставил свой браслет. В летучую зверюгу направился оранжевый диск. Она вскрикнула, ударившись в стену. На груди появился сильный ожог.

– Ну как, сучка, уже не смешно!?

Виктор метнул очередной заряд, ощущая, что сил больше нет. Обожжённый противник ещё не был повержен. Направив на парня когтистые лапы, он перешёл в наступление.

Коврин пытался пригнуться. Но недавняя няша поцарапала его щеку.

– Не надо стесняться! Твоя свежая жизнь залечит мои раны!

– Нет, лучше такое лекарство!

Парень взмахнул мечом. И при очередном пикировании дама лишилась руки. Она оглушающе крикнула, теряя конечность.

Тут в жёлтые глаза ударила волна света от старых часов. Чудовище упало на пол, на секунду ослепнув.

– О, у кого-то автопилот отказал!

Коврин двинулся к противнику, размахивая острым клинком.

– Стой! Прекрати! Я могу дать тебе…

– А это уж явно лишнее!

Не думая ни о чем, Виктор замахнулся, отрубив вампирше ее страшную голову. Тут же все задрожало. Тело “красотки” вспыхнуло синим пламенем. Парты тоже загорелись. После чего, огонь перекинулся на пол.

Виктор отошёл к двери, понимая, что может задохнуться угарным газом. При этом весь класс начал рушиться на глазах. И лишь в последний момент система выбросила игрока в коридор.

Какое-то время парень не мог прийти в себя. Он оглядывался по сторонам, угрожая мечом невидимому противнику. Вскоре стало понятно, что все завершилось.

Утерев пот, Коврин облегченно вздохнул. Как ни странно, эмоции легко отступили. Казалось, что Виктор не был на волосок от смерти, а просто прошелся по парку или окунулся в холодное озеро в конце августа.

Словно солдат закалённый боями, парень начал воспринимать опасность обыденно. Возможно, это великая храбрость, а может лишь простое отупение мозга.

Система дала по пять балов к физическим, умственным способностям и боевым навыкам. Пополнились запасы патронов. Несмотря на новый кластер, больших бонусов не наблюдалось.

Хотя, немного пройдя вперед, мужчина заметил шкаф, где обнаружил несколько красных пробирок, пару небольших гранат которые были у Иры, и набор мела.

– Кажется, я начинаю привыкать… Все слишком обычно… Это не третий этаж, а какая-то скука. Неужели нельзя убивать меня более изощренно!

Именно так думал Коврин, сидя в углу коридора, как бездомный, которому некуда податься.

Хотя, парень немного врал. Уровень оставил в душе свой осадок. После борьбы с крылатой тварью больше не хотелось верить в ангелов, и доверять им, тем более.

Такое чувство, что школа выпивала все человеческое из сердца, заменяя прекрасные чувства холодным расчетом. Здесь все пропускалось через призму темного извращения.

Любовь, дружба, учеба, вера в хорошее, все ставилось под сомнение. И уже неясно чему и кому лучше верить. С одной стороны, темный мир явно перегибает. Только эти перегибы так похожи на реальную жизнь.

– Да, если дамочка не была спасительницей, то кто же тогда мне помог? – Задумчиво чесал подбородок Виктор. – Хотя, какая теперь уже разница? Скорее всего, она вылечила меня, чтобы потом придушить. Или это сама система. Ей показалось, что меня можно еще помучить. Вот и послала девичью руку с проклятым мелком! Не знаю, в любом случае, мне плевать. Похоже, я уже никогда не смогу никому быть благодарным…

Немного передохнув, парень отправился в свое типичное путешествие. Конечно, это звучит очень глупо, но мечта наконец-то сбылась.

Ведь в школе он страстно хотел остаться один во всем коридоре, ходить, бегать, топать ногами, открывать разные двери. И чтобы его не ставили в угол, не отчитывали, не ругали.

Казалось, что одиночество среди большого здания, это некая суперспособность. Сейчас же, такая способность была в полной мере. Но от нее ужасно тошнило.

И где тот надоедливый шум, снующие младшеклассники, «плывущие» по делам учителя? Где те крики, вопли, удары, доносящиеся откуда-то?

Похоже, мы не желаем принимать окружающую жизнь, забывая, что сами являемся ее частью. Лишь потом осознаем ошибку, не в силах ничего поменять.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю