332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Вини Волкова » Правитель часть 2 Бегство (СИ) » Текст книги (страница 5)
Правитель часть 2 Бегство (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:54

Текст книги "Правитель часть 2 Бегство (СИ)"


Автор книги: Вини Волкова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

– Хорошая идея, – пролепетал Леон. – Я бы с ней поговорил.

Гость продолжил:

– Я предложил ей помощь и сказал, что надо отказаться от своего человечка. Убивать я его не собирался, чтобы не травмировать бедную девочку, но она глупая, все не так поняла, и решила от меня его спрятать, – пожал плечами Айдын, – Но вы знаете мой горячий характер. Я выследил их и напал. Вот тут началось самое интересное. Не успели мы вступить с ней в схватку, как были окружены Кронами.

Он глубоко затянулся сигарой.

– Руководила отловом сама Вера. Матвей, Гелиот, Кристина и многие сильные мира были там, и всем надо было позарез уничтожить эту глупую Вампирессу. Друг ее погиб, а мы с ней еле унесли ноги. Я к вам, куда делась она, не знаю.

Наташа обеспокоенно взглянула на мужа. В его глазах уже горел огонек, жажда мести Кронам заставляла его изощренный ум вновь и вновь искать пути достижения своей цели. Леон встал и стал мерить комнату шагами. В его голове рождались миллионы предположений о причинах столь странного поведения Кронов и каждое предположение было невероятнее другого.

– Я надеюсь, она спаслась, – наконец сказал он. – Искать ее не будем. Я уверен, идти ей некуда. Ты, Айдын, – единственный, к кому она решит обратиться. Так что будем ждать, может, это мой шанс поквитаться с Кронами за свой позор.

Наташа лишь вздохнула.

– Ты так уверен, что она придет. – устало протянула она.

– Если выживет, то обязательно придет, – сказал Леон. – Сами посудите, создали ее случайно. Где искать себе подобных, она не знает. Она ничего не знает о нашем мире. Есть психи, которые пытаются ее убить, к ним она точно не пойдет. Есть злой вампир Айдын, он убил ее друга, но помог сбежать. Она придет, – заключил Леон.

– А как она нас найдет? – раздраженно поинтересовалась Наташа.

– Она вампир и скоро научится этим пользоваться, – он поднес палец к носу. – А обоняние – лучший друг вампира.

Настя бежала без остановки. Ноябрьский морозный ветер бил ей в лицо, но она не чувствовала его. Мир вокруг быстро менялся – одноэтажные домики, дорога, высотки, перекресток, стоянка. За считанные минуты границы родного города остались позади, а с ними и родные ей люди. Она исчезнет из их жизни, чтобы больше никогда и никому не причинить боли.

Слезы крупными каплями успевали дотечь только до середины носа, а дальше они истончались и исчезали под напором ветра и скорости. Быстрота, с которой она бежала, больше не удивляла ее. Она знала, они могут появиться в любой момент и из-за любого поворота. Настя продолжала свою сумасшедшую гонку. Страх и ужас пережитого предавали ей сил.

Сколько времени девушка, как сумасшедшая, гнала вперед, она не знала. День сменяла ночь, а потом наступало утро. Безликая южная степь постепенно становилась сначала холмистой, потом лесной и вот стала заснеженной далью.

«Вампир. Лешего больше нет, я виновата. Вампир», – крутилось в мыслях у Насти. Картины в голове сменяли одна другую. Безжизненное тело Лешего с пустым взглядом. Черные глаза Гелиота, полные ненависти и отвращения. Айдын, держащий Лешего за волосы. Стены подземелий, разлетающиеся в пыль от одного взгляда блондинки. Хруст костей, шаги приближающихся Кронов. Обжигающие кожу руки Гелиота, держащие ее железной хваткой. Кровь, ее вкус, ее запах.

И все же Настя не могла их ненавидеть, всех, кто виноват в том, что случилось. Она ненавидела себя, неистово, как никогда в жизни еще не ненавидела. Потерять друга оказалось больнее, чем можно было предположить. Боль была невыносима, вместе со страхом и совестью она терзала душу. В этот момент девушка еще не до конца осознавала, как изменилась ее жизнь, как призрачно будущее и необратимо прошлое.

Когда заснеженный лес окружил девушку со всех сторон, а маленькие белоснежные снежинки заплясали вокруг в невиданном вальсе, она, наконец, остановилась. Рожденная и выросшая на юге, Настя еще никогда в жизни не видела такого сказочного леса.

Его дивная красота наполнила истерзанную душу теплом. Высокие ели росли вперемешку с гигантскими голыми деревьями. Сквозь плотно переплетенные ветки кое-где было видно синее небо, и лучи серебристого солнца заливали красками заснеженные сугробы. Пахло здесь хвоей и свежестью, в Ростове такого воздуха нет, и такого леса тоже нет.

Обхватив еловую ветку, она с силой дернула. К снежинкам, падающим с неба, присоединился целый сугроб, осыпавшийся ей на голову.

Настя слегка поежилась. Совсем одна в этом диком лесу. Ей вдруг стало страшно, ноги заледенели, а сердце забилось прямо в горле, но ведь она... Как ужасна и невыносима была эта мысль. Она – вампир. Где-то в глубине души Настя всегда была оптимисткой, и сейчас ее сознание всеми силами искало выход. Как снова стать человеком? И верить не хотелось, что это уже необратимо. «Ведь все можно исправить?» – кричал голос внутри нее, но это, скорее всего, было отчаяние. Девушка хорошо это понимала, хоть и отказывалась признать.

Больше всего ее пугали ощущения от крови, то высшее наслаждение что она несет в себе от этого сложно отказаться, сейчас ей казалось, что это даже невозможно.

Вампирка медленно опустилась на землю. На ровных белоснежных сугробах она начала рисовать. Сердечки и цветочки были всем ее арсеналом по рисованию, это и рисовала.

Мороз, обитающий в этих краях, не беспокоил ее. Он будто забыл о существование Насти.

– Вороны москвички, – запела она тихим осипшим голосом, – меня разбудили, промокшие спички надежду убили. Курить. Вот бы сейчас покурить, – перебирая тонкими пальцами белый снег, сказала Настя. – Значит, буду дольше жить. Значит, будем корабли в моей гавани жечь. На рубли поменяю билет. Отрастить бы… – следующие слова утонули в приступе истерики. Слезы градом потекли из ее глаз, и остановить она их не могла, да и не хотела. – Я буду ждать, ты звони. В мои обычные шесть, я стала старше на жизнь, наверно нужно учесть, – слезы стекали по щекам и тихонько капали на снег, растапливая его своим теплом.

Когда закончились слезы, она еще долго лежала, не шевелясь, на холодном снегу. День постепенно терял свою власть над лесом, и серые тени поползли сквозь стволы деревьев. Ей, наверное, надо было снова жутко испугаться, но было все равно. Настя лежала и ничего не замечала вокруг, силы бороться с жестокой, несправедливой судьбой оставили ее.

В голове пустота. Так бывает. После сильного стресса в голове ни остается ни одной мысли. Ты на какие-то мгновения можешь быть благодарен судьбе за минуту свободы, а потом боль снова накатывает волной. А потом снова пустота и боль, и слез больше нет, и снова пустота.

Настя размышляла, что еще ей предстоит пережить и переживет ли она это. А может, все равно, может сдаться на милость врагу? И будет ли это значить что Леший погиб напрасно? Ее, скорее всего, убьют быстро, ведь именно это им надо.

Настя уснула на белоснежном сугробе, ее длинные каштановые волосы разлетелись веером по снегу.

Ей снились красочные сны, где все было хорошо, она была принцессой. Принцессой в красивом платье с замком и принцем. Она стояла в центре огромного зала. Принц стоял к ней спиной. Он развернулся и оказался Гелиотом. Настя вздрогнула, но вместо того, чтобы напасть на нее, он подал ей зеркало. Старинное маленькое зеркало с ручкой и позолоченной оправой. Из зеркала на нее смотрела девушка с алыми губами и каштановыми волосами. Настя понимала, что это она, но что-то чужое было в этом отражении. Клыки вампира сверкнули в маленьком зеркале.

Она со стоном проснулась. Резко села и, осмотревшись, вернулась в реальность. Лес, она – вампир, Лешего больше нет, и весь этот бред – правда. Все в голове стало на место.

Хруст снега неподалеку прервал ход ее мыслей. Запах живой плоти заполнил ноздри безумием, стук чьего-то сердца забарабанил в ушах. Оно стучало сильнее ее собственного. На этот раз Настя не стала сдерживать себя и полностью отдалась новому чувству. Животное, учуяв ее запах, кинулось наутек. Инстинкт охотника затуманил разум – это даже не голод, это – охота. Вампир вскочил на ноги и понесся между деревьями за своей жертвой. Эхом доносились звуки погони, лес замер. Животное, испустив отчаянный рев, стало сильнее пробиваться сквозь высокие кустарники, вдруг перегородившие ему путь. Настя без усилий настигла его, запрокинула сильную могучую голову оленя и сквозь мех впилась в живую плоть. Все было кончено быстро и без лишней суеты. Настя откинулась на снег и замерла.

По телу разливались силы. Кровь животного не приносила того восторга, что человеческая. Она создала чувство сытости, но не дала полноту жизни. Стало грустно, обреченность заполнила все ее существо. Ей бы только глоточек настоящей крови. Ей бы только ощутить вкус. Настя дернула головой от ужаса собственных мыслей, видимо постоянная борьба с собой теперь станет неотъемлемой частью ее жизни.

А сколько еще, таких как она? И как мир людей живет в неведении? «Как они могут жить среди нас, и мы ничего не замечаем? Нет, – остановила себя Настя, – как мы тайно живем среди людей? А еще эти Кроны. Кого еще можно встретить в этом лесу помимо зверей?»

Вглядываясь в ночь, девушка заметила, что, несмотря на темноту, она отлично видит. Ничего не могло ускользнуть от ее взгляда.

Айдын в разговоре называл ее Вампирессой. Решено. Насти Власовой больше нет. У Насти Власовой в жизни много боли, а у новорожденного вампира прошлого нет. У Вампирессы нет прошлого, она родилась в этом лесу и впереди у нее вечность. Если, конечно, правда, что вампиры бессмертны.

– У меня нет прошлого, я Вампиресса, – повторила про себя Настя для закрепления пройденного материала. – Я – Вампиресса.

Первый месяц в лесу пролетел как один день. Красота этого удивительного места поражала воображение. Бескрайние леса, горные холмы, небольшие речки, текущие в каменных руслах.

Постоянное чувство голода. Оно преследовало ее. Стоило только уловить запах человека, как инстинкт охотника брал верх. Она шла по следу, уговаривая себя остановиться. Она ненавидела себя. Если бы она жила в городе, то скорее бы не выдержала уже, а здесь людей не было, тем более зимой.

– Порожская ГЭС – прочла Вампиресса табличку у входа в здание. Оно стояло по ту сторону небольшого моста на лесной опушке. Несмотря на значительное расстояние, она могла прочитать даже мелкий текст внизу.

Память послушно достала сокрытые в глубинах разума воспоминания. Теперь она точно знала, где находится. Еще в десятом классе Настя писала реферат на тему «Самая старая действующая электростанция в России», и это была она.

– Значит это река – Большая Сатка, – произнесла Вампиресса, задержав взгляд на реке, – протекающая на территории Челябинской области. Урал, здесь начало Уральских гор, делящих Европу и Азию.

«Мистическое совпадение», – мысленно сделала вывод Вампиресса, ведь именно здесь девушка решила разделить свою жизнь на До и После. Вампиресса тряхнула головой, изгоняя Настю прочь из головы. Боль возвращается всегда при мыслях о прошлой жизни.

Вампиресса сделала шаг из леса. Взору открылось русло реки, упирающееся в дамбу. Небольшие строения ГЭС были очень старыми, сделанными из какого-то камня. Создавалось ощущение, что они сейчас развалятся от малейшего прикосновения либо ветра, либо воды. Стена-мост резала гладь реки, соединяя два горных хребта. Каменные великаны, усыпанные густым лесом, гордо возвышались над маленькими строениями.

Поездку сюда она когда-то планировала, но так и не добралась. «Бойтесь своих желаний, они сбываются» – сделала вывод Вампиресса. Вот, она здесь. Хотела – получите.

Медленно вышагивая по стене дамбы, она рассматривала опушки леса, усыпанные глубокими сугробами, и не сразу обратила внимание на молодого парня, во все глаза, следящего за ней.

– Девушка, – крикнул он ей с другого конца, – вы заблудились?

Вампиресса вздрогнула.

– Экскурсия уехала час назад. Вас забыли? – продолжал спрашивать юноша, направляясь к ней.

Вампирка инстинктивно сделала шаг назад. Парень уверенной походкой приближался к ней, а она пыталась вспомнить, когда последний раз ела, и именно сейчас эта информация затерялась в голове. Его запах и стук сердца звучали в голове, перебивая остальные запахи и звуки. Парень подошел совсем близко. Самое лучшее – бежать, но ноги приросли к земле. А второе я уже мысленно пировало.

– Вы в порядке? – участливо спросил он.

«Какой милый», – мелькнуло в голове Вампирессы.

– Что? – севшим голосом переспросила она.

– С вами все в порядке? – повторил парень немного настороженно. – Вас тут забыли, да? Пойдемте. Такое бывает, я сейчас позвоню в турфирму, и за вами приедут. Вы не бойтесь.

– А я не боюсь, – отозвалась Вампиресса. – Меня не забыли. Я тут живу.

Девушка скользнула взглядом за его спину, чтобы удостовериться, что никого кроме них здесь нет, но встретилась взглядом со старым смотрителем. Он не отрываясь смотрел на нее, будто зная кто она такая.

– Где, в лесу? – попытался привлечь парень снова ее блуждающее внимание.

– Нет, конечно. В деревне, – быстро нашлась она.

– До станции Бердяюш 20 километров, вы пешком пришли? Я что-то не видел, чтобы заезжала машина, и вообще, без сопровождения здесь нельзя находиться, – настойчиво продолжал допрос парень.

Вампиресса расхохоталась Старик у станции охладил ее пыл. Она больше не боялась напасть на парня. Такой дотошный и догадливый всезнайка! Девушка развернулась и, мягко спрыгнув на землю с десятиметровой стены, растворилась в лесу, оставив парня непонимающе смотреть ей вслед. «Будет, что рассказать внукам», – хохотала Вампиресса.

Идя по лесу, прочь от светловолосого юноши и его ГЭС, Вампиресса крутила в голове песню своей любимой группы Linkin Park «My December». Музыка всегда возвращала ее к жизни. Вот так и сейчас! Как морозное утро декабря, как пощечина, напоминание, что жизнь есть, она бессмертна во всех своих проявлениях, а она лишь ее проявление. Она чувствует, она не разучилась плакать, несмотря на всю сущность нового тела, из глаз могут течь слезы. Да, она совершила много ошибок, серьезных ошибок. Для того, что она сотворила, слово «ошибка» меньше всего подходит, но что себе нельзя простить? Простить можно все!

Сегодня ночью она намеренна вернуться на станцию, за стариком. Девушка больно ударила себя по ноге, пытаясь отвлечься от кровавых мыслей. Она сильнее жажды, повторяла девушка. Сильнее ли, еще стоило проверить.

– Настя, – она замерла. Услышать свое имя – жуткое предзнаменование. Найти ее в этом лесу могут только Кроны. – Ты думала, я тебя не найду?

Вампиресса резко развернулась. Среди деревьев стояла темная фигура в черном плаще. «Прямо фильм ужасов», – мелькнуло у нее в голове. Зрение вампира в этот раз подвело, она не могла увидеть лица и сделала шаг вперед навстречу незнакомцу. Шаг, и вот уже лицо хорошо видно.

– Гелиот, – шепотом произнесла Вампиресса. Он стоял напротив и не сводил с нее своих черных глаз.

– Я смотрю, ты уже и имя мое знаешь. – сказал Крон.

– На свете есть добрые люди, рассказавшие мне, кто вы такие.

– Не люди, вампиры, – жестко поправил он ее.

– Да, вампиры, – так же холодно поправила она себя.

Наступила пауза, он молчал, она ждала, что будет дальше.

– Я не понимаю, что вам от меня надо? – не выдержала Вампиресса. – Почему не оставить в покое, я ведь ушла, живу в лесу, людей не трогаю.

Гелиот продолжал молча смотреть на нее. В лунном свете Вампиресса была еще красивее. Бледное лицо отливало серебром, длинные густые волосы спадали на плечи.

– Что еще надо сделать, чтобы ты и твои друзья оставили меня в покое? – все мысли разом вырвались из нее. Она столько раз думала о нем. О том, что тогда он и его люди так отчаянно хотели ее убить, и о том, как можно их остановить.

– Умереть, – просто сказал он.

– Почему? – словно упрямый ребенок простонала она. – Это нечестно.

Глаза Гелиота не выражали ничего, но на минуту Вампирессе показалось, что на его прекрасном лице дрогнул мускул.

– Так надо!

– И все, – закричала Вампиресса, – так надо! Ты считаешь – это ответ?!

Забыв о страхе, девушка подошла к нему вплотную и ткнула пальцем в грудь.

– Ты, – четко произнесла Вампиресса. – И твои дружки вынесли мне смертный приговор, и я имею право знать, в чем меня обвиняют.

Она вызывающе смотрела прямо в его черные глаза. Она была такой красивой в гневе. Гелиот постоянно отвлекался с ней от намеченной цели и это было невыносимо, но приятно.

Гелиот замотал головой. Выдавить из себя хотя бы одно слово он не мог. Он был словно в плену ее зеленых глаз. Они так и стояли минуту, просто смотря друг на друга. Он скользил по девушке взглядом, рассматривая ее черты лица, шею, глаза опустились на грудь.

Вампиресса отскочила от него. Она ничего не замечала, поглощенная своими страхами. Словно раненый зверь, она стала мерить шагами землю. Гелиот следил за каждым ее движением. Решение пришло внезапно. Вампиресса развернулась и направилась вглубь леса, прочь от этого страшного человека. Она убежит от него, она быстро бегает.

– Настя, все решено! Решение принято, и ничего изменить нельзя. Ты оказалась не в нужное время не в том месте, это нечестно, но в мире, вообще, мало справедливости! – говорил он ей вслед и, видимо, преследовать не собирался. – Ты можешь сейчас уйти, но я снова и снова буду тебя находить.

– Насти больше нет! – через плечо крикнула она. – Меня зовут Вампиресса, слышишь Вампиресса!

И девушка бросилась бежать. За каждым деревом, оврагом она ждала засаду или Гелиота, преследующего ее, но он так и не появился.

Жить в лесу больше нельзя. Здесь она легкая добыча. Сегодня Гелиот просто дал ей уйти, но позволит ли он при следующей встрече? Надо вернуться туда, где все началось, и попробовать разобраться.

Она выбрала путь, и теперь любой ценой добьется своего. Есть две неоспоримые истины в ее жизни: первая – она вампир, вторая – ее хотят убить и она еще не готова к такому повороту событий. Со второй проблемой надо что-то срочно делать, надо понять, что им от нее надо.

Возвращение домой Вампиресса решила не откладывать, и в этот же вечер отправилась в ближайшую деревню. Денег у нее не было, поэтому ночью пришлось обчистить местный универмаг. Чтобы при нынешних морозах не выделяться из толпы, она приобрела себе новые обтягивающие джинсы, сапоги на плоской подошве с меховой опушкой и легкий пуховик в цвет к сапогам. В удобную сумку сложила карту России, плеер с диском любимой группы, батарейки, носки и нижнее белье. «Еще бы душ принять», – думала Вампиресса сидя в парке и наблюдая, как лишь полчаса спустя по сработавшей сигнализации универмага приехала полиция.

Она вставила в уши наушники и нажала Play, песня «My December» вернула ее в прошлое. Под падающими белыми снежинками Вампиресса кружилась, будто в танце.

Подхватывая снег вместе с осыпавшейся хвоей, она подбрасывала его вверх и кружилась, кружилась… Счастье наполняло смыслом каждую клеточку ее тела. Оно не было ни с чем связано. Оно просто было внутри нее. Счастье не всегда зависит от внешних проявлений, счастье – оно всегда с тобой и в тебе. Для него не имеет значения, какое сейчас время года, суток, кто ты и где.

Лес был огромным заснеженным замком, а Вампиресса – принцессой, свободной и красивой.

Гелиот больше месяца не появлялся в Долине Гейзеров. Настю он выследил чуть ли не сразу после ее побега из города, но принимать дальнейшие действия не собирался. Что-то его останавливало, и это было совсем не то, что он хотел. Она ему нравилась.

Вышагивая по дорожке к дому, он резко остановился. Навстречу ему шла Кристина. Поравнявшись с ним, она остановилась.

– Гелиот, – начала она. – Прости меня, я не хотела тебя обидеть.

Он молчал.

– Я только позже поняла, что ты всегда о нас заботишься. Ты всегда нам говоришь не лезть к другим существам с голыми руками, а он полез, – уже всхлипывая, продолжала Кристина. – Прости меня!

– Хорошо, – просто сказал Гелиот, и, обогнув ее, пошел дальше.

– Я могу вернуться в отряд? – с надеждой крикнула она.

Гелиот не оборачиваясь, замотал головой.

– Позже, может быть, – тихо сказал он, но она его услышала.

Обойдя дом, юноша зашел в него с черного входа. Он спустился по тайному ходу прямо в большой зал, там было пусто. Этот зал всегда помогал ему расслабиться и принять правильное решение. Поднявшись на постамент с креслами, он сел в свое. Его тело на секунду превратилось в порыв ветра, закрутившийся вихрем. Но вот все резко утихло, в кресле снова сидел Гелиот. Облокотившись на спинку, он закрыл глаза и стал постукивать длинными ногтями по подлокотникам.

Звенящая тишина наполнила его уши. Солнечный свет, проникая внутрь, играл частичками пыли, летающими в воздухе. Гелиот с силой ударил по подлокотнику, и в эту же секунду парадная дверь зала с грохотом открылась. Вера стремительно подошла к краю парапета.

– Где ты был? – требовательно повысив голос, спросила она.

Гелиот сжал руки в кулаки, пряча ногти. Вера заметила его мимолетное движение и, схватив за правую руку, развернула к себе.

– Что прячешь? – поинтересовалась она.

– Ничего, – прошипел он и выдернул свою руку. – Так чего ты бесишься, милая?

– Не называй меня так! – истерила она.

Вера злилась. Ее раздражали его надменность, его хамство и полное пренебрежение ее положением.

– Я тебе, что девочка! – закричала она. – Я твоя Повелительница! Я Правитель Кронов, ты мой слуга! Четкая иерархия – наша структура! Не твои ли любимые слова?

– Ты путаешь, – спокойно произнес Гелиот.

Его тон еще больше разозлил ее.

– Гелиот, я клянусь, что заставлю тебя верно служить мне. Но не заставляй меня пожалеть о том, что я когда-то оставила тебя в живых. Не заставляй меня воевать с тобой! Я долго терпела, но сегодня мое терпение лопнуло. Ты ослушался приказа! – она сделала паузу, чтобы набрать, побольше кислорода. – Ты непонятно, где носился целый месяц, вместо того, чтобы поймать вампирку. Ты меня достал!

Ее глаза расширились, руки были сжаты в кулаки. Она была похожа на кошку, готовую бросится на него в любой момент.

Гелиот молчал.

– Ну чего ты молчишь? Отвечай! – требовательно произнесла она.

Он продолжал молчать.

– Нет, я так больше не могу! – застонала она. Вся ее агрессивность испарилась. – Что ты от меня хочешь, чудовище?

Гелиот легко спрыгнул с парапета, подошел к Вере и поцеловал ее в лоб.

– Не шуми, ты ведь знаешь, что ничего сделать со мной не можешь! Я знаю, что надо делать! Я скоро вернусь!

Вера молча проводила его взглядом.

– Айвен, – позвала Вера, выйдя во двор дома.

Девушка возникла рядом с ней, материализовавшись из воздуха.

– Да, госпожа! – весело отозвалась она.

– Как проходят тренировки?

– Достаточно хорошо, я уже могу точно попадать в пункт назначения. – уверенно заявила Айвен.

– Это хорошо, – согласилась Вера. – Мне надо к Матвею.

– А где он госпожа?

– Он в Петербурге, – просто сказала Вера.

– Ой, госпожа! – застонала девушка. – Это далеко, я еще так далеко не пробовала.

– Ты справишься! – заверила ее Повелительница.

Айвен неуверенно мотнула головой.

– Тем более место можешь выбрать сама, – подбодрила ее Вера. – А если промахнешься главное, чтобы это был Питер. Я уже там, на метро доберусь!

Девушка явно сомневалась, но спорить с Верой не решилась и протянула к ней дрожащую руку. Секунда, мир завертелся, и Правительница открыла глаза в центре многолюдного проспекта. Их внезапное появление прошло незамеченным.

– А ты боялась, – похвалила Вера Айвен, узнав Невский проспект. – Можешь идти.

Айвен щелкнула пальцами и растворилась в воздухе. Только оказавшись в центре заснеженного Санкт-Петербурга, Вера обратила внимание, что очень легко одета. Тонкая кофта, джинсы и туфли. Ей сразу стало холодно. Быстрым шагом она добралась до метро. Денег в кармане было так же мало как одежды на ней. «Ох уж этот Гелиот, – подумала Вера, – Я, благодаря ему, бежала из Долины сломя голову!»

Через сорок минут девушка уже стучала в дверь.

– Вы должны соблюсти все условности, – говорил седовласый мужчина в сторону, открывая дверь. – О, Верочка! – воскликнул он, увидев ее.

– Вера, – произнес другой мужской голос. Матвей обогнул хозяина дома и увидел ее.

– Я могу войти? – спросила она. – Кстати, здравствуйте Игорь!

– Конечно, проходите! Вам даже спрашивать не надо, – захлопотал он, – Это я держу Вас в дверях! Вы так легко одеты, наверное, замерзли. Я сейчас чай поставлю! Вы будете чай?

– Буду, конечно! – быстро согласилась Вера.

Игорь убежал на кухню и загремел посудой.

– Милая, что ты тут делаешь? – с обеспокоенным видом спросил Матвей.

– Неожиданно приехал Гелиот! Мы с ним снова поругались, – словно маленькая девочка, стала рассказывать Вера. От могущественной Повелительницы Кронов ни осталось и следа, сила духа будто оставила ее. – Я решила стать жестче, как ты говорил, но он совсем меня ни во что не ставит. Я для него – пустое место! Знаешь, у меня нет больше сил с ним бороться.

Она упала на мягкий диван у стены.

– Мне иногда кажется, – задумчиво протянула Вера после паузы, – а может, было бы лучше, если бы он был Правителем?

Матвей подошел к девушке и, присев на корточки рядом, коснулся ее рук.

– Неужели ты сможешь? – нежно спросил он. – Дело то не в Гелиоте! Совсем не в нем, ты просто до сих пор сомневаешься!

– Да, я сомневаюсь! – в сердцах крикнула Вера. – Валага внушил мне, что лучше меня не будет Повелителя. Он внушил мне, что Гелиот – зло! Что я просто не имею права бросить народ и мир к его ногам, он его растопчет. Он внушил, что, если природа дала силу, то ты просто обязан нести свой крест. А что, если не создана я для этого, и природа ошиблась во мне! Она ошиблась, сделав меня самой сильной!

Вера запустила пальцы в распущенные волосы и склонила голову. Матвей молчал.

– А почему я не могу жить как все? Любить тебя, рожать детей! Почему я должна вечно нестись, сломя голову, решать проблемы мира? Почему я? Ведь живет же Игорь, он родился Кроном и отказался от жизни внутри семьи. Ему запрещено пользоваться силой, и лишать его этой силы никто не собирается. Он – своеобразный резерв. У него есть дочери, жена, работа. Есть жизнь!

– Тогда возьми и откажись! – вспылил Матвей. – Я знаю, тебе все это не очень нравится! Откажись!

Наступила пауза.

– Прости! – быстро нашелся он. – А мне нравится быть Кроном! Конечно, иногда бывает очень сложно, до боли! Но у меня есть все: ты, сила, друзья. И мне иногда кажется, что я не заслуживаю всего этого!

– Забудь! – сказала Вера вставая. Она открыла дверь и ушла.

– А как же чай? – спросил появившийся Игорь.

Матвей лишь пожал плечами.

7. Наташа и Леон.

Город был во власти декабрьской морозной ночи. Ростовская зима – насмешка. Она холодна до мозга костей, отвратительна грязной слякотью, в одну ночь превращающейся в замерзшие наросты льда, губительна скачками температуры от +5 до -30 и, практически всегда, голая. Снег выпадает раз в сезон и воспринимается городом, как чудо не меньше, не больше.

Ледяной ветер бил в лицо Вампирессе. Девушка стояла, прислонившись к двухметровому кирпичному забору. Грязные ободранные кусты торчали вокруг нее. Летом это были прекрасные древовидные пионы, но сейчас ничего не выдавало в них благородного происхождения. Это был двор, где она родилась и выросла, дом ее родителей. Все было так до боли знакомо. Выложенная плиткой тропинка вела к дому, именно по ней она возвращалась домой из садика, школы, а потом и с работы. Беседка, сейчас пустая, а в теплое время года полная жизни и света, завешенная разноцветными шторами. В ней они собирались всей семьей и мечтали о будущем.

– Вот черт, – выругалась она. Вампирессе так хотелось назад, в свое прошлое. Распахнуть настежь дверь, услышать ворчание матери о том, что она потеряла совесть и должна брать пример с младшей сестры. Огрызаться на подковырки сестры, и быть в курсе событий всех футбольных матчей отца.

Тонкие шторы в зале просвечивали. Она увидела новогоднюю елк,у всю в мигающих голубых огоньках. Вампиресса вспомнила, как сама покупала эту гирлянду в прошлом году, и мама жутко критиковала ее за покупку. Они так поссорились тогда, что гирлянду выкинули в гараж, а теперь вся елка завешена этими веселыми огоньками. Они скучают по ней, и она тоже сильно скучает по ним. Слезы струйками потекли по щекам.

«Ну, вот опять плачу», – вытирая слезы рукавом куртки, подумала она.

В окно, будто почувствовав присутствие дочери, выглянула мама Насти. Вампиресса всем телом вжалась в забор и замерла. Женщина на секунду задержала взгляд на воротах и плотнее зашторила окно.

Вся прошлая жизнь была ошибкой. Она постоянно ссорилась с ними, что-то доказывала, а надо было просто их любить и говорить им об этом, сейчас, впрочем, уже поздно.

Теперь она для них очень опасна. Ведь даже здесь стоя на окраине двора, она чувствовала зов крови. Их запах. Они же родные ей люди, как она может чувствовать что-то подобное к ним. Это не укладывалось в голове. С каждым днем сдерживать себя становилось все сложнее, она не может сорваться здесь, в доме своей семьи.

– Прости меня, мама, – шепнула она в пустоту и, развернувшись, перемахнула через забор.

Вампиресса, не разбирая дороги, брела по холодным темным улицам. Дома бывших соседей, одноклассников и просто людей, которых она когда-то знала, пролетали перед глазами. Ее сердцу снова было невыносимо больно, она снова была совсем одна.

Ноги сами привели ее к дому лучшего друга – Лешего. Прошлое – сказка, там у нее всегда был он. Друг всегда слушал ее, поил горячим чаем и искренне любил. Сейчас из окон дома лил холодный свет, ведь там его нет. Можно ли отворить дверь его дома и услышать его голос, а может ей все приснилось?

Подойдя вплотную к окну, Вампиресса рассмотрела кухоньку. Та же мебель, даже тот же дурацкий коврик остался в центре. Изменились только обитатели дома. На кухне находилось двое. Парень и девушка, весело переговариваясь, резали овощи. Они так нежно любят друг друга, подметила Вампиресса. Нежность сквозила в каждом их движении. Парень, нарезая лук, бросал хитрые взгляды на свою подругу. Когда она отворачивалась, он быстро что-нибудь съедал, а девушка, конечно, замечала, и, явно наслаждаясь моментом, отчитывала за несдержанность. Легкая улыбка скользнула по губам Вампирессы.

Девушка оглянулась, реальность возвращалась в ее жизнь.

«Что дальше?» – спросила она саму себя и, обогнув дом, присела на лавочку на заднем дворе. Вампиры, волшебники, ожившие сказки – где их всех искать? Подождать – сами найдут, но диалога с теми, кто ее ищет, не получится. А другие и об ее существовании не знают. Вампиресса наклонила голову и запустила пальцы в волосы.

Картины прошлого и будущего калейдоскопом крутились в голове, Она вспоминала все сказки, что читала. Она пыталась сопоставить свое существование с той скудной информацией, что была у нее в голове.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю