290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Dragons corporation (СИ) » Текст книги (страница 12)
Dragons corporation (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Dragons corporation (СИ)"


Автор книги: Виктория Свободина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 23

После были еще прыжки, и я не скажу, что очень удачные, меня крайне напрягало то, как оценивающе на меня смотрят остальные драконы, не только молодые, но и взрослые. Я так и читала в их глазах: «Что-то эта золотая драконица не особо выдающаяся».

Один только лесной на меня вообще никак не смотрел, поскольку у него проблем с планированием было не меньше, чем у меня.

В конце занятия мы перевоплотились в человеческую форму и отправились по машинам, чтобы ехать в центральную часть гнезда отдохнуть, а потом явиться на теоретические занятия. Один плюс я все же определенно нашла – плавать учишься куда быстрее, чем летать, иначе нельзя, гордость не позволяет, чтобы тебя каждый раз словно маленького ребенка отволакивали на сушу.

– И чего в ней все нашли и носятся, как с яйцом, – улавливаю своим новым чутким слухов обрывок разговора двух водных дракониц.

– Я в свой первый полет провел куда лучше, – заносчиво произносит один из ледяных в своей компании.

– Может, потому что ты родился драконом, и у тебя были на подготовку к этому первому полету? – не удержавшись, громко вопросила я. Все эти разговоры драконов, я ни секунды не сомневаюсь, что они ведутся только для того чтобы я их услышала.

Ледяной посмотрел на меня с вызовом, но ничего не ответил.

Позже, на теоретических занятиях мы изучали драконью историю, а затем магию – но исключительно в теории, никакой практики, она под строжайшим запретом, и начать ее можно будет только лет через десять. Надо же как, все-таки из черного дракона учитель куда интереснее, ведь у него все отличается. Хочешь магии научиться – давай покажу, что и как, попробуешь. В драконьей истории глава корпорации самый настоящий отец драконов и мировое добро, тогда как по отзывам самого черного, он зло, но такое неизбежно-фатальное, а когда все пошло хаосу, лишь сохранил остатки умирающего мира, и теперь за ним присматривает, причем не скажу, что с радостью.

Нет, определенно, с черным драконом лучше дружить – полезно для общего развития. Хочется, не хочется, но лучше перенять, пусть и у врага, все самое полезное, стать сильнее, а то будут мне тут всякие хамоватые ледяные свое "фи" высказывать.

После занятий ко мне весьма робко подошел лесной дракон и спросил, не нужны ли мне лекции прошлых занятий. С виду юный парень, но на самом-то деле почти ребенок по драконьим меркам, да и все тут в группе, ведь дети, именно поэтому, скорее всего, все замерли, ожидая моей реакции. Водные драконица с каким-то затаенным злорадством смотрят, но этот негатив на этот раз направлен не на меня, а на лесного дракончика, кажется, его тут мало во что ставят, и его инициатива подойти к световой драконице рассматривается как заранее провальная, и, похоже, они ждут, что я пошлю в дальние дали этого ребенка, а они посмеются. Угу, как же.

С улыбкой и благодарностью приняла помощь, немного расспросила дракончика об учебе, а потом, заметив, что будет удобнее общаться где-нибудь в кафе, пригласила его попить вместе чая.

Так забавно было наблюдать, как у дракониц отвисают челюсти. Ледяные лишь высокомерно фыркнули и потеряли интерес к ситуации.

Веселье продолжилось уже в кафе. Все присутствующие драконы пялились на наш с лесным столик. Еще не успели отгреметь сплетни обо мне, каменном и воздушном драконе, как я уже сижу еще с кем-то. Прямо нездоровый ажиотаж какой-то. А домой приглашать нельзя. Есть у меня одно черное нехорошее предчувствие.

На природе тоже может быть полно наблюдателей.

О! Придумала! Буду появляться в общественных местах каждый раз с разным мужчиной. Вот это будет скандал. Сколько обсужденией, споров, мнений, возникнет. Кто фаворит, легкого ли я поведения, кто в следующий раз? А почему в этот раз она не с мужчиной, а с женщиной? Но рано или поздно это всем надоест, и не будет вызывать такую нездоровую реакцию, а я с драконами поближе познакомлюсь, ведь на самом деле мое человеческое обожание к этой расе никуда не делось, и на одногруппников я не сержусь. Всех люблю. Ну разве что кроме одного. Темного такого. И нет, я понимаю, что все драконы, как и люди разные, со своим характером, принципами, хорошие, плохие, но все равно они восхитительно, завораживающе прекрасны. Кхм. Мы прекрасны, да.

А-а-а! Я же дракон! Какое счастье. Никогда к этому не привыкну.

Чем дольше сидим в кафе, тем больше к нам с лесным внимания, я чувствую смущение паренька, и не понимаю, как он еще так долго держится, не сбежав. В итоге решила, что все-таки пора закругляться, и вскоре мы с драконом попрощались, расставшись на хорошей ноте. Буду рада, если в итоге у меня станет на одного друга больше.

Вечер оказался у меня свободен, и я решила, что настал пора попробовать, наконец, выйти к людям. Эмоции фильтровать я уже немного умею, сейчас в человеческой зоне корпорации осталось не так много людей, можно потренироваться, и заодно порадовать народ. Просто слишком хорошо помню, какое это счастье для работников, хотя бы увидеть дракона. Рандар вот радовал довольно часто людей, чем я хуже?

Правильно, ничем.

Чуть ли не вприпрыжку побежала на человеческую сторону. Чтобы там Тайра ни говорила, а выучиться хочу побыстрее, чтобы работать с людьми, я чувствую, что драконице это нравится. Так забавно. Будучи человеком, стремилась к драконам, а став драконом, наоборот к людям.

Неожиданно, возникла заминка на переходе. Охрана попросту не хотела меня пропускать, хотя драконам на человеческую территорию вход свободный, и под документам я не ребенок, а подросток, то есть формально мне все можно.

В итоге охрана кому-то позвонила, что-то уточнила и меня пропустили.

С деловым видом иду в кафе, ловя сначала удивление, а потом восторг и трепет от проходящих мимо людей. Кафе выбрала то, в котором чаще всего сидела в обеденные перерывы. Очень скоро кафе начало заполняться все прибывающими людьми и их громкими эмоциями, отчего мне стало немного страшновато, и, скажем так, душно от этих самых эмоций, но ничего, это хорошая школа, и пока получается фильтровать.

;Ко мне подсели парочка бывших коллег, завязался разговор.

После свежих эмоций радости и восторга в кафе начало становиться все душнее. И вроде бы людей не прибавляется, но стоило им привыкнуть к мысли, что вот она, золотая драконица, тут, так близко, приходят и другие. Я даже могу предположить, о чем думают люди. Те, кто излучают зависть, думают о том, как мне повезло превратиться из человека в дракона, в частности, женский пол может мечтать о столь волшебной новой внешности. Мужчины, мягко скажем, вожделеют, есть, конечно, чистые эмоции влюбленности, но в основном тяжелые и темные, с нотками похоти. Кто-то думает о том, как извлечь выгоду из знакомства.

В какой-то момент понимаю, что начинаю задыхаться, не хватает воздуха. Зря осталась в кафе, лучше было просто прогуляться по коридорам. Как только Нел справлялся, каждый день подолгу сидя в офисе?

Надо уходить. Поднимаюсь из-за стола и в глазах тут же в глазах начинает темнеть.

Пытаюсь справиться с собой, но ситуацию ухудшают, схватившие меня за руки бывшие коллеги, которые умоляют остаться. Ладно обморок, но как бы в дракона не превратиться, хотя я не злюсь и почти не паникую, даже когда один из коллег украдкой трогает мои волосы, они у меня на данный момент отрасли ниже попы, а к стилисту забегать часто забываю, еще и возиться с ритуальным сожжением надо – только так. Один стилист и приказ от главного все делать на камеру, волосы отрезанные собирать и сжигать.

Дышу и мысленно, как и учили, выстраиваю вокруг себя стену, которая закроет от эмоций. Даже мысленная стена рушится на глазах, пробиваемая чужими эмоциями, и тут мою дряхлую дырявую стену вдруг окружает другая – высокая, мощная, непроницаемая, черного цвета. Сразу стало легко, задышала полной грудью.

Встряхнула головой.

Вдруг обнаружила себя вновь сидящей на диване. В зоне нескольких метров почти никого, все неожиданно отсели, и со мной рядом сидит только… Рандар.

– Ты не могла ко мне обратиться для первого выхода в люди? – сразу принялся отчитывать меня дракон. В голове каша, слушаю вполуха. – На худой взяла бы хоть кого-то из драконов в качестве сопровождения.

– Я справлялась, – вяло огрызаюсь я. – И вам что, делать нечего, кроме как меня сопровождать?

Наблюдаю за тем, как сотрудники корпорации украдкой фотографируют меня и Кредо. Вместе. Опять.

– Да? Значит так? Ну справляйся.

Я прямо-таки почувствовала, как надежная невидимая стена вокруг меня опадает. И вновь эти эмоции, с новой, утроенной силой.

– Теперь, если захочешь, чтобы мой защитный барьер восстановился, придется взять и держать меня за руку – отпускаешь, он вновь исчезает, – жестко произнес дракон.

Ой.

Сижу, терплю, борюсь. Шоковое ускоренное обучение.

На висках выступил пот, со всей силы вцепилась в стол и опустила голову, прикрывшись волосами, чтобы не было видно моего лица.

Стена. По кирпичику создаю новую стену, но как же тяжело.

Пока я занимаюсь строительством, слышу, как Рандар делает нам новый заказ. Мне кофе с пенкой и пирожное мое любимое. У-у, уже и до пирожных добрался. Про предпочтения в нижнем белье тоже знает? Хотя о чем я, конечно знает.

Нельзя сдаваться. Ладно просто взять за руку. Гордость пострадает, но ей не впервой, а вот то что все наши с Рандаром телодвижения снимают на камеры, очень плохо.

Держалась до последнего, экономила силы, даже дышала через раз, но в итоге в глазах вновь потемнело, а когда прояснилось, оказалось, что голова моя устало лежит на плече у Кредо, а руки мои крепко обвивают его руку. Тяжело дышу. Не помню, как прижималась к дракону, но последствия вижу.

– Сабрина, какая же ты упрямая, – говорит мне на ухо Кредо. – Но в перспективе это хорошо.

Гр-р.

Но упрямство во мне есть, в этом дракон прав. Оно воспиталось за годы напряженной учебы, ради будущей работы в корпорации. Сколько раз мне хотелось все бросить, но все равно, сцепив зубы, упорно шла к своей цели, беря на себя непомерные нагрузки.

Из кафе Кредо решил не спешить уходить, мы просидели там весь остаток вечера. Лично я бы предпочла уйти, но сама бы этого сделать уже не смогла, а попросить мне все тоже упрямство и остатки гордости не позволили.

С теплой рукой Рандара буквально срослась.

Глава 24

Наконец, Кредо поднялся со своего места, и я спешу вслед за ним.

– Надеюсь, на сегодня общения с людьми было достаточно? – поинтересовался дракон, пока мы идем к выходу.

Еще как. Теперь, наверное, еще долго не захочу выходить к людям. Летать еще не умею, и в этом гнезде, как на острове, конечно, безопасном, но все равно ограниченном, хотя и в десятки раз большем, чем тот остров, где очень хотела остаться моя драконица.

Похоже, именно этого Рандар и добивался – отбить у меня охоту к самостоятельным вылазкам, и в принципе желание общаться.

Стоило выйти из кафе, и я тут же отпустила руку главы корпорации и поспешила домой. По идее надо бы поблагодарить и попрощаться, но спасение было таким, что хочется только ругаться.

Настроение такое, что только плакать, но этим я заниматься не буду, подумаешь, какая беда, но неприятно, это да.

Наверняка и Шторм опять обидится, если увидит снимки из кафе.

Все. Хватит! Не буду ни с кем каждый день сидеть в ресторанах. И никакой дружбы, привязанностей и тому подобного. С этим одни только расстройства. Отучусь, буду работать, и как только моя драконица станет взрослой, улечу из гнезда. Буду вольной, дикой. Найду себе уютный небольшой вулкан с удобствами, буду в нем жить. Одна. Ну разве что Стоуна к себе пущу пожить, если тот вдруг и действительно уволится.

В учебе мои благие намерения разбились о реальность. С теорией у меня все в порядке. Учусь быстро, без проблем догоняю группу, и, думаю, еще пару-тройку недель, и начну перегонять. Но вот с практикой беда. Драконица своенравная, учиться не привыкла, злится, терпения не хватает. Обучение полетам идет очень медленно. Хотя, я допускаю еще тот факт, что драконы в принципе все осваивают медленнее, чем люди. Другая психология. Это людям надо вечно спешить, потому что жить коротка, в то время как у драконов в запасе наоборот этого времени очень много. Можно не торопиться.

За две недели Шторм ко мне ни разу не зашел. Втайне этому радуюсь, поскольку уже на следующее утро после посиделок с Кредо, ко мне прибежала Тайра, держа свой телефон в руке, словно знамя. У обычно вальяжной и неспешной драконицы движения стали резкими, она чуть ли не прыгала от возбуждения, тыча мне в нос телефон на котором было фото меня и Рандара.

– Так это вы что, все-таки, да? С нашим главным. Обалде-е-еть… Невероятно!

На фото из кафе я как раз сижу, уткнувшись носом Рандару в плечо, и обнимаю его руку, а дракон смотрит на меня этак покровительственно, и по хозяйски.

– Нет ничего у меня с ним, – бурчу я, отдавая драконице телефон.

– А на фото тогда что?

– Фотошоп.

– Да ну ладно. Полно разных фотографий у коллег. Вы вчера были в кафе с нашим черным.

– Здесь не совсем то, что видится. Мне стало плохо.

– Угу, и ты прижалась к нему, чтобы он тебе помог и утешил. Ну комы ты сказки рассказываешь?

– Твое дело, верить мне или нет. Между нами ничего нет и не будет. Никогда и ни за что.

– Как не будет, если вот уже есть?

Вспоминая разговор с драконицей, иду на полигон. Сегодня хоть не надо будет учиться летать – день индивидуальных занятий. А Тайра мне так и не поверила.

Все лишние мысли сбежали из головы, когда узнала, чем мне сегодня придется заниматься на занятии.

– Ме-е-е.

Уже будучи драконицей, пристально рассматриваю овцу. Хорошенькая такая, пушистая. Проходит одна минута, вторая.

– Р-р-р?

– Сабрина, – обращается ко мне инструктор. – Я понимаю, тебе не хочется, непривычно, но овцу надо съесть. Давай, зажмурилась, и быстро, как лекарство.

– Ур-р-р, – грустно рычу я в ответ.

Ну что за наказание такое? До сих пор драконьи инстинкты работали прекрасно, а тут никакой реакции на "добычу". Значит для моей драконицы это также противоестественно, как и для меня.

Инструктор-дракон в человеческом обличье тяжко вздохнул, отвязал овцу от колышка и повел ко мне.

Медленно пячусь назад, прикрывая морду крылом. Меня сейчас стошнит.

– Это полезно!

Бу-э-э.

– Ме-е-е.

Надеюсь, эту сцену никто посторонний не видит. Стыдобища, дракон убегает от овцы.

Перевоплотилась в человека, чтобы не продолжать этот цирк.

– Я не буду есть овцу. Ну если только на вертеле зажаренную.

– Драконам нельзя жареное. Пищеварение расстроится.

– Мне кажется, драконы хоть камни могут сгрызть, и ничего у них не испортится.

– Нет!

– Не буду. У меня дракон-вегетарианка. Сейчас на поле полечу, и буду щипать травку.

Инструктор смотрит на меня неодобрительно.

– Мисс Эванс, я же вам уже объяснил. Питания только в человеческом обличье недостаточно. Дракону тоже нужно питаться. Хотя бы раз в неделю. Вы не ели еще ни разу с вашего рождения. Это может привести к необратимым последствиям. Вплоть до летального исхода. На начальных стадиях у вас начнется физическое истощение, затем атрофирование мышц и конечностей. Стоит всего лишь один раз пересилить себя. Ваша драконица почувствует кровь, и потом сама уже будет хотеть мяса.

– Я ощущаю себя отлично.

– Это пока. Чем дольше вы не едите, тем необратимее будут дальнейшие последствия.

Вздохнула не менее тяжко, чем до этого инструктор, и отрицательно покачала головой.

– Не могу. Вот вообще никак, – грустно произнесла я.

Шум.

Повернула голову в сторону быстро приближающегося звука. Суда бежит маленький дракон.

Вот, из-за холма показался Грасс. Видимо, дракончика сегодня отпустили пораньше.

Домчавшись до меня, Грасс тормозить не стал. Заметив овцу, юный непосредственный и, видимо, голодный дракон, на полном ходу схватил овцу за хребет, и унесся вместе с ней в сторону ближайшей чащи. Тем самым дракончик решил мою моральную проблему. Нет овцы – нет проблемы.

– Я приведу новую, – заметив как я сразу повеселела, сказал инструктор. – Хотите, или не хотите, но овцу сегодня надо съесть.

С новой овцой дело лучше не пошло. Моя своенравная золотая драконица наотрез отказалась питаться "полезной" пищей. Никаких облизнуть, надкусить, обсосать. Отказ полный.

Время подошло к обеду. Втайне надеюсь, что меня все же отпустят. Кушать хочется, но я бы съела что-нибудь, что не бегает.

– Ну все, раз не хотите по-хорошему… – мстительно произнес уставший инспектор, и куда-то ушел.

Мне никто не говорил, что можно уходить, поэтому сидим мы с овечкой, чуть ли не в обнимку. Животное мирно щиплет травку, ничего не опасаясь – Грасс ушел с друзьями на озеро купаться.

Минут через двадцать слышу звук подъезжающей машины.

С интересом смотрю на приближающийся белый грузовой джип. По запаху уже определила, кто водитель и морщу нос. Вот она, месть инструктора. Пожаловался и вызвал главного. Опять черный будет со мной нянчится.

Рандар выходит из машины.

Моя драконица испытывает крайнюю степень раздражения при виде главы, но хотя бы не кидается на него. Не заставит меня Кредо съесть эту овцу, готова на что угодно поспорить.

Рандар, глядя на мою недовольную мордашку, усмехнулся.

– Привет, Сабрина, не рада меня видеть?

Отвернула голову, спрятав ее под крылом. Достаточно показательно? Я бы еще и хвостом повернулась, но выказывать такую степень неуважения к главе корпорации чревато.

И вдруг неожиданно жесткий и властный приказ:

– Ко мне, Сабрина.

Угу, что я ему, собака какая-нибу…

Драконица с готовностью откликнулась и, повинуясь приказу, повернулась, подобралась ближе и легла на живот, уложив голову на траву перед Кредо. Только что хвостом преданно не повиляла.

– Молодец, – теперь Рандар смотрит одобрительно, и пока я нахожусь в полном шоке, подходит к моему уху и гладит там, где когда-то сам показал чувствительное место.

В глазах потемнело от удовольствия.

Я и не предполагала, что это так приятно. Как только Рандар перестает гладить, сама прижимаюсь к мужчине ближе, трусь головой, требуя продолжения. Получаю требуемое. Стыдно-то как, но я-дракон себя в принципе плохо контролирую.

Какие же у Кредо руки…

– У драконов в форме ящеров чувствительных точек, наберется от силы десяток, – доверительно произносит Рандар мне на ухо. – Все из-за мощной, нечувствительной чешуи, покрывающей большую часть тела. Зато драконы в человеческой форме практически беззащитны, кожа нежная, податливая, и таких точек на теле в несколько раз больше. Заметь, я говорю не о людях. Наше восприятие отличается от человеческого. Ты уже знаешь, что наше органы чувств воспринимают все гораздо ярче и сильнее.

Почти не понимаю, что там мне говорит Рандар. Я на небе. Парю где-то в облаках наслаждения. Это лучше чем… я даже не знаю что.

– Все. Пока хватит, – сказал Кредо через какое-то время, убирая от меня свою руку и отходя.

– Ур-р-р, – разочарованно рычит драконица и недовольно бьет хвостом по земле.

– Позже можно и продолжить, но сначала дело.

Драконица неотрывно наблюдает за тем, как глава идет к машине, снимает брезент с багажника и достает оттуда живого, тщательно связанного барана, затем берет из того же багажника нож и начинает неспешно срезать с животного путы.

Почуявший свободу баран начинает неистово извиваться.

– Это дикий горный баран. Тебе такое задание на сегодня – выследить и поймать этого барана. Есть не обязательно. Если управишься до рассвета, больше никто и никогда не станет приставать к тебе, упрашивая есть то, что ты не хочешь. Договорились?

Освобожденный баран ринулся прочь, улепетывая в сторону на гор на солидной скорости.

С готовностью подскочила. Это интересно. В крови разогревается охотничий азарт. Такого еще никогда не пробовала.

– Подожди. Дадим ему фору. Если поймаешь, принесешь его к нашей горе с апартаментами, если меня не будет, привяжешь его возле входа, камеры зафиксируют время привода.

Как только баран скрылся из виду, Кредо одобрительно кивнул, и я ринулась в погоню.

Ух. Азарт оказался еще тот. Драконице понравилось чувство, что она охотница, хищник. Кажется, еще никогда я не бегала так быстро. Мне кажется, даже в какой-то момент полетела, и посадка была мягкая, на лапы.

Конечно, у бедного дикого барана не было шансов. Даже несмотря на то, что ему дали хорошую фору. Выследила по запаху. Затем мы немного пограли в догонялки – все же баран оказался действительно дикий, матерый, по горам лазил виртуозно, и в итоге забрался, прячась от меня, почти на отвесную скалу. Все равно добралась, схватила и утащила бьющееся в пасти тело в ближайшие кусты.

Дальнейшее плохо поддается осознанию. Сплошные эмоции инстинкты. Победный рык драконицы, хруст костей еще трепыхающегося барана, брызги крови, мягкая разрывающаяся плоть под зубами.

Когда пелена дикой хищной ярости спала, а голод был насыщен, неверяще посмотрела на остатки своего пиршества и поспешила уйти. Вот это да. И при этом, нет никаких рвотных позывов и сожалений на тему: "Ах, что же я сделала". Вкусненько так было, между прочим.

Умылась в ближайшей горной речушке и поспешила домой. Осознавать.

Возле входа в "нашу гору", встретила Кредо. Ждет. И наверняка все знал, как будет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю