290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Попаданка, или русские не сдаются! (СИ) » Текст книги (страница 1)
Попаданка, или русские не сдаются! (СИ)
  • Текст добавлен: 14 октября 2019, 21:00

Текст книги "Попаданка, или русские не сдаются! (СИ)"


Автор книги: Вероника Пирс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

========== Если влипать, то по полной! ==========

Я ровно сидела в кресле и, улыбаясь, смотрела на бабушку, по которой очень соскучилась. Бабушка выглядела всегда очень презентабельно шикарно, так что зачастую ее принимали за мою маму. Я только вернулась домой, после окончания второго курса, как бабушка усадила меня в кресло и начала что-то вталкивать в мою бедную студенческую головушку. – Катерина! Ты меня не слушаешь! – сузились серые глаза моей старшей родственницы. – Ба, я только с поезда, – примирительно улыбнулась я. – Бездна! Ты помнишь, я тебе часто рассказывала сказки? – я кивнула.

В детстве мне часто рассказывала бабушка на ночь разные истории. Про волшебный ручеек, который помогал связаться с родными. Про другие миры, про магию. Про мою маму… которую я знаю лишь по одной фотографии. – Ты мне еще рассказывала про древний род, люди которого в 19 лет попадали в другой мир. Лишь через год после прибывания в чужом мире, потомок этого древнего рода мог вернутся домой. – Если считал нужным вернутся. Если за год потомок рода Эфрон не погибнет в незнакомой обстановки, то он получит возможность перемещаться между родным миром и миром Хаоса. – Хаоса? Ты никогда не говорила, что чужой мир называется Хаосом. В сказке… – Это не сказки, Катерина! Тебе завтра исполняется 19, – бабушка резко остановилась, а потом просто махнула рукой, – хотя, ладно. Чего я так волнуюсь. Это за Хаос нужно волноваться… – Бабушка? – в недоумении спросила я. – Всё-всё, иди разбирай чемоданы, – я, кивнув, встала, – а еще собери небольшую сумку. – И что мне туда положить? – Да все, что на твой взгляд является необходимым для места, где нет электричества. Считай, завтра, на свой День рождения, ты отправляешься в поход.

Ну и что я на то могу ответить? Ничего. Я молча пошла собирать все самое необходимое.

Я бы махнула рукой на такое «интересное» предложение, если бы это была бы не моя бабушка. Она воспитывала меня практически с рождения. Моя мама умерла при родах.

Про отца мне ничего толком неизвестно, хотя я унаследовала от него острый аккуратненький подбородок и не самый легкий характер.

В своей комнате я первым делом разложила чемоданы, а после отправилась в душ. Бодрая я, вышедшая после водных процедур, устроилась на пуфике перед зеркалом и начала расчесывать золотистые волосы. – Катерина! Идем кушать! – Сейчас! – крикнула я и ринулась к шкафу искать домашние вещи.

Запах домашней пищи разносился по всему дому. Я втянула в себя этот приятный аромат. Студентов не балуют домашней выпечкой, так что в этот момент для меня нет ничего желанней бабушкиных пирожков. – О! – красноречиво прокомментировала я «скромный» ужин.

Пирожки с мясом, с картошкой, с вареньем, котлетки с молодой картошечкой, свежие помидоры и огурчики. Кажется, я зависла, влюбленно глядя на эту всю еду. – Садись, студентка, – улыбнулась моя лучшая на свете бабушка. Я села и начала уплетать все. Уже через минут пять, а ем я быстро, я поняла, что конкретно себя переоценила. Мозг подал стоп-сигнал желудку до момента переедания. Так что теперь я просто сижу и с сожалением смотрю на все то, что не вместилось в меня. Бабушка поцеловала меня в макушку и пошла спать. Я, не долго думая, решила последовать ее примеру.

– Блин! Вещи собрать, – тихо выругалась я, но поплелась собирать все необходимое. Не знаю как у вас, а у меня в список необходимых вещей, помимо всего привычного, вошли: маленькая аптечка; маникюрный набор; охотничий ножик; два литра домашнего вина, перелитого в пластиковые бутылки; фонарик с батарейками; ну и конечно, косметичка. Место оставалось достаточно, так что я решила сгонять на кухню за еще одной бутылочкой вина и можно со спокойной душой ложится спать.

Мне что-то упало на ноги. Я соскочила сонная с кровати: – Что за на…фиг?! – Встала и оделась быстро! – крикнула бабушка мне с моей ванны.

Я начала быстро одевать одежду, что кинула моя родственница в мне ноги, когда я спала. Надела черную ажурную блузку с корсетом, длинную юбку. Хорошо, что я белокожая блондинка. Черный мне к лицу. – Каблуки, – вздохнула я, но обула. Вообще спросонья я на редкость послушна. – Что вздыхаешь? Ты на каблуках с 13 лет бегать умеешь. Спорить было неохота и я просто послушно стояла. – Так, держи сумку. Там деньги и мое письмо, которое тебе поможет, когда наконец-то поймешь, что я не шутила. Все. Шуруй в гостиную.

Сонная я, ничего не понимая, пошла в указанное направление. – Катерина! – от знакомого голоса подруги моя сонливость сошла на нет. – Лика? – на меня накинулась с объятиями подруга и соседка по комнате, – Лика! Что ты тут делаешь? – Анфиса Федоровна, – это она про мою бабушку, – сказала, что тебе придется уехать на год и с общением будет трудно. Я пока мало что понимаю, но у нас час, чтобы отпраздновать твой День рождения! – Ого, а вы подготовились, – сказала я, разглядывая украшенную комнату и празднично накрытый стол на три персоны. – Так, девушки, – появилась бабушка, – за стол!

Моя родственница, которая обычно была спокойной и лукавой, сейчас находилась немного в взвинченном состоянии. Первый бокал вина пошел хорошо и непринужденно. На втором мы расслабились. На третьем у нас поднялся боевой дух. – Покажи этим нерусским! – напутствовала Лика, – ты же, Катерин, та еще нечисть. – Спасибо, подруга. Так ты вроде тоже, та еще ведьма. – М-да, отправь вас вдвоем и государство бы не выдержало. Причем неважно какое, – вынесла вердикт любимая бабушка. – Особенно под твоим чутким руководством, – тихо подметила я.

А дальше все произошло как в сказке. То есть писец подкрался незаметно. Часы забили 12. Я схватила сумку и, с бокалом в руках, меня окутало странное ощущение. Я машинально зажмурила глаза.

– А-а-а-а-а! Черт! Демоны! Бездна! – ругалась я, поднимаясь с колен, – Ох ты ж, блин! Я же не столько выпила!

Я оказалась в каком-то лесу. – Вааау! – оглядываясь вокруг, произнесла, но в какой-то момент мне на глаза попалась какая-то девушка, – Твою мать, – тихо прокомментировала я ситуацию, прикрывая глаза. Но потом я услышала хруст веточки, открыла глаза. Девушка испуганно шагала назад. Я шагнула в ее сторону, она от меня. Потом я без предисловий рванула в ее сторону. Она немного замешкалась, но потом все-таки побежала. – Стой, дура! Я ничего тебе не сделаю! – крикнула я. – А бежишь тогда зачем? – задыхаясь спросила беглянка. – Да остановись ты, блин! – крикнула, а про себя поминала бабушку недобрыми словами. Надо же было сказать мне, чтобы я каблуки обула! Да еще эта сумка огромная!

Наконец-то я нагнала девушку и схватила ее за руку. Ну, кто же мог думать, что именно сейчас она решит остановится! Я налетела на рыжую, и мы обе упали. – Встань, – прохрипела девушка подомной. – Извини, – встала и подала ей руку. – Ох, – встала она, отряхиваясь, – ничего.

Теперь я рассматривала свою первую знакомую в… а, кстати, где я? – В Ардаме, – удивленно произнесла девушка, волосы которой были цвета спелой вишни, а глаза болотисто-зеленные. Видимо, вопрос я произнесла вслух. – Ага, а точнее?

Роста она была низкого, ниже меня на голову, с учетом, что я на каблуках. Темно-зеленая юбка, обувь на плоской подошве. На плечи накинут легкий черный плащик с капюшоном. Вообще на улице ночь, но большая полная луна освещала все достаточно хорошо, чтобы я смогла все рассмотреть. – Ардам – столица Приграничья. Север Темной Империи, – ответили мне, так же меня разглядывая. – Понятно, – потянула я, – что ничего непонятно. Как тебя зовут? – Дэя Риате. – Катерина Эфрон.

Что же теперь делать? Куда податься? Если бабушка права, а сомнений это не вызывало, то мне тут околачиваться еще год. Сейчас начало лета. Надо посмотреть, сколько мне бабушка положила денег, да и жильем бы обзавестись и занятием каким-нибудь… – Катерина, ты какая-то потерянная стала. Ничего, что я на «ты»? – Ничего, – махнула рукой, – мне жить надо где-нибудь, еще заняться чем-нибудь. Мне некуда податься. – Знакомая ситуация, – протянула Дэя, – я так в Академию Проклятий поступила.

Она замолчала. Идея пришла нам одновременно и мы, повернувшись друг к другу, выдали: – Поступить в Академию Проклятий! Наш веселый смех разнесся по лесу. – Я сейчас на работу в таверну, пойдем со мной, а потом решим с Академией. Набор только в конце лета.

Мы с Риате сдружились. Она помогала мне с освоением правил этой Темной Империи. Что самое главное Дэя не расспрашивала меня кто я и откуда, а я не лезла в ее прошлые дела.

С директором Академии Проклятий, которого зовут Ллирус Энер, мы договорились в тот же день, как я попала в этот мир. Меня поселили в пустующую комнату. То, что я жила на территории учебного заведения, давало мне возможность в любое время посещать библиотеку и изучать расы, проживающих на этой планете.

Пару дней я приходила в таверну «Зуб дракона» и просто помогала Дэе, пока хозяин, мастер Бурдус, не предложил мне тоже поработать подавальщицей. Я разумеется согласилась. Хоть бабушка и положила мне достаточно денег, лишним заработать еще не будет. – Дэя, – шепнула я подруге, забирая у нашего любимого повара Тоби заказ, – там, за третьим столиком, лорд Шейдер Мерос. – Может обслужишь ты? – А ты пойдешь к пятому столику? Там компания подвыпивших троллей. Не выдумывай. – До конца смены 20 минут, девчонки, – сказал Тоби. Мы воодушевились и пошли к своим столикам. Я к троллям. – Темный вечер. Чего желаете? – вежливо подошла я к «проблемам». – Какая красавица! – заулюлюкали мужланы. Один, который самый главный по виду, потянул свои ручонки ко мне. Я отступила на шаг. – Так, заказ делать будем? – теряя терпение прошипела.

Тролль с шаловливыми ручонками встал и потянул меня к себе. От его перегара мне стало плохо. Он меня придерживал за локоть, уйти я не могла, но показать Дэе жестом, что все в порядке, было в моей силе. – Рюмку выпьешь с нами? Самогон, – я хотела отказаться, но тут… – Или боишься? – Как же нужно нас не знать, чтобы русского рюмкой начать пугать, – тихо сказала я, подошла к столу, взяла налитую рюмку и махом выпила, не закусывая. – О, – тупо протянули мужики. – Как русского?! – в шоке протянул севшим голосом главарь. – Какая гадость… какая гадость эта ваша заливная рыба, – и самогон додумала я уже в мыслях.

Я затуманенным взглядом обвела зал. Убедившись, что много шума мы не наделали, я успокоилась. Только Дэя выделялась от общего пофигизма, с выпученными глазами она зависла, смотря на меня, но потом Тоби на нее шикнул и Риате отправилась с подносом к Меросу. И мужчина, раскинувшийся на стуле, вытянув длинные ноги, наблюдал за мной. Он был одет в черные брюки и синий камзол, из-под которого выглядывала белая рубашка. Удивительно смотрелись его белые длинные волосы и синие глаза. Мы встретились взглядом и мужчина удивленно приподнял одну бровь.

Тролль за руку вывел меня из таверны. – Ты русская?! – прошипел главарь троллей. Мой защитный рефлекс сработал быстрее, чем мой мозг. И вместо того, чтобы спросить у него, что за русские здесь обитают, я аккуратным приемом свернула его руку, заставив согнутся, а к шее приставила свой охотничий нож. – Девка, что за наезд?! Ножик спрячь, я тебе не враг. – Это, сударь, не наезд, – спокойно пояснила я, – просто круче сейчас я здесь. – Нет, давайте разведем все по понятиям, – с каким-то восточным, вдруг образовавшимся, акцентом заговорил тролль, – я, как нечисть, круче вас раза в три. Ну, во-первых, я вас древней. Во-вторых, я вас умней. Ну, и в-третьих, я вас как бы культурней! – причем ударение он сделал на последний слог. – Эти сказочки вы расскажите в таверне! – прошипела я, – Вы древнее, я моложе, спору нет! В остальном же я сильней. Вы спросите у людей. Русские, как нечисть, впереди планеты всей, – последние слова я прям ласково пропела. – Мы с ребятами наемники, – убрал акцент главарь, когда холодное лезвие моего ножа коснулось его шее. – За лето работы в таверне я научилась определять социальное положение людей. Дальше? – невинно поинтересовалась я, не убирая ножа. – На границе Темной Империи и Хаоса есть княжество Эфрон. – тут я порадовалась, что тролль не может видеть моего побледневшего лица, – Прошел слух, что этот герцог начал поиски особы женского пола. А в особо опасных кругах лучших людей князя Эфрон называют русскими, – вот тут я еле сдержала смех, ибо в голосе главаря банды троллей проскользнул страх. – Так, – пытаясь не смеяться, заговорила я, – у меня взаимно выгодное предложения. Я понятия не имела об этом герцоге и заиметь понятие о нем тоже не хочу. Так что мы по-тихому расстаемся друзьями. Я для тебя просто красавица из таверны. А ты для меня – тролль с не перерезанным горлом. Без претензий! – полу вопрос-полу угроза. – Никаких претензий! – заверил тролль. – Идет? – Идет! Даю слово чести наемника. – Принимаю твое слово чести. Кстати, как звать тебя? – Эгхарн. – Принимаю твое слово чести, Эгхарн!

Я осторожно убрала нож и ушла в тень таверны «Зуб Дракона» и двинулась к входу. На секунду в нос ударил запах, не вписывающийся в местный рацион. Я остановилась и, прикрыв глаза, втянула в себя приятный аромат свежести, трав и терпкий запах настойки дуба, ну или коньяка.

Оглянувшись, я никого не увидела. Эгхарн вошел в таверну. Улицы были пусты. Но ощущение чужого присутствия и этот дурманящий запах не дают мне покоя.

В таверну я зашла через кухню. Тоби стоял, сложив руки на груди, и укоризненно на меня смотрел. – Нет, но он же сам начал! – наябедничала я на тролля. – Ты зачем с троллем потащилась? Мало того, что ночь на дворе, так никто из помещения выйти не мог! Но самое удивительное, что тролль пришел перепуганный насмерть, забрал своих и они просто ушли, причем заплатив за то, что даже заказать не успели!

Я удивленно похлопала глазами и нахмурилась, думая почему никто не мог выйти. Как такое может быть? Троллю это не по силам. На ум сразу пришел беловолосый мужчина и приятный аромат свежести, трав и настойки дуба.

Тоби только рукой махнул, видя, что от меня ничего не добьется. А я пошла искать Дэю и собираться в общежитие.

Дэя молчала. Я ее успокаивала полдороги, сказав, что ничего страшного не произошло и мы с троллем достигли прекрасного взаимопонимания. Но что произошло с дверями и почему никто не мог выйти, мы так и не поняли. Мы дошли до леса. – А ты видела сегодня беловолосого мужчину в таверне? – Сегодня же не было блондинов, – недоуменно посмотрела на меня Риате.

Тему развить мы не успели со стороны города послышался шум патрульных. – Ночная стража, – тихо сказала Дэя, вглядываясь в темноту. – Дэй, – потянула я за рукав подругу, – на всякий случай, побежали, а?

Запыхавшись и еле дыша, мы остановились возле ворот пытаясь отдышаться, а потом постучались. – А вот и наши девушки, – послышался голос привратника гоблина Жловиса. – Темных, Жловис, – поприветствовали мы привратника. – А вас директор ждет. Мы недоуменно переглянулись и поплелись уставшие к директору Ллирусу Энер.

Остановившись возле больших и красивых дверей, мы с Риате переглянулись и постучались. – Входите, – послышался голос директора Энер, – адептка Риате, госпожа Эфрон, присаживайтесь.

Вид у директора был мрачным. Мы сели и вознамерились слушать. – Видите ли, подготовился и вступил в силу императорский указ о назначении магистра Тьера директором Академии Проклятий. Мы сидели, вылупив глаза на нашего мягкого и доброго, но уже бывшего директора. – Указ должен был вступить в силу только зимой, но буквально час назад меня уведомили об изменениях. – А как же вы? – спросила я. – Это совершенно не то, о чем вам нужно беспокоится, госпожа Эфрон. Вопрос о принятие вас в Академию Проклятий теперь находится не в моей компетентности. С завтрашнего дня лорд Тьер лично будет проводить собеседования с первыми абитуриентам. – Вот и наступила Бездна. – Адептка Риате, я предполагаю, что эта Бездна, именуемая лордом Рианом Тьер, не обойдет никого. Нам остается только радоваться, что это не лорд-директор Школы Смерти. – А кто у нас лорд-директор Школы Смерти? – заинтересовалась я. – Магистр Эллохар, – вздохнув, ответил Ллирус Энер, – не советую с ним пересекаться. О его чувстве юморе и любви ко всему интересному ходят легенды. Характер, говорят, у него чудовищный. Ладно, идите. Завтра у всех нас крайне тяжелый день.

Лежа в кровати, я смотрела в окно. Мысли вертелись в голове, не давая уснуть, они крутились то к троллю, то к герцогу, то к бабушкиному письму.

Что-то ускользало и картинка не выстраивалась. Это раздражало.

Убедившись, что пока что-то не предприму, уснуть не смогу, я встала с кровати и пошла искать в сумке письмо.

Выставив походу дела три полных бутылки вина, фонарик и мешочек с деньгами, я все искала письмо. – Ура, героям-победителям! – это я нашла письмо.

В мешочек с деньгами я убрала все деньги заработанные в таверне, а после убрала сам мешок. В сумку пошли и две из трех бутылок с вином.

Подхватив вино, фонарик, письмо и одеяло, я устроилась на подоконнике.

«Дорогая моя Катерина, я понимаю, что тебе далеко не все сразу будет понятно из этого письма, но облегчить тебе задачу не в моих силах. Как ты знаешь, Эфрон – фамилия твоего отца. Моя дочь – Элла, как и ты сейчас, как и я когда-то, попала в княжество Радимира. Да, так случилось, что способность перемещаться между двумя мирами не только у нашего рода. Я уверенна, Радимир сам расскажет тебе их с Эллой историю. Могу сказать только то, что ты носишь фамилию Эфрон, показывает высшую степень доверия к твоему отцу. Рано или поздно, но вы с ним встретитесь.

В тебе, дитя мое, много талантов. Я могу помочь тебе лишь с теми, которыми владею сама. Главный талант нашего рода – управление водой. Вода для нас – способ исцеления, способ связи и перемещения, способ защиты и главное наше оружие. Еще я проклятница высшего уровня. У тебя этот дар тоже есть. Контролируй свои эмоции и слова. Ведь все, что озвучено нами всуе на эмоциях, может быть не хуже любого проклятия десятого уровня. Еще следов наши проклятья не оставляют.

Береги себя, Катерина! Анфиса Князева

Одной рукой нащупав бутылку, я открыла ее и сделала небольшой глоток. Теперь, смотря только в окно, я начала говорить в слух, раскидывая мысли по полочкам. – Как я узнала сегодня, князь Эфрон уже ищет меня. Вопрос: почему он, имея способность перемещаться ни разу не навестил меня? И что произошло у них с мамой? Ответов нет, значит со встречей с ним, мы пока повременим. Я спрыгнула с подоконника, закинула письмо с фонариком в сумку и продолжила монолог, ходя по комнате в одеяле и с бутылкой вином: – С водой мне пока ничего особо неясно. Хотя, когда я порезалась в таверне и подставила порез под открытую воду, он на глазах затянулся.

Сделала второй глоток из бутылки и, решив, что хватит, отправила ее злосчастную в собранную сумку. – Так, идем дальше. Проклятница высшего уровня. Хм, если этот Тьер меня рассердит, то он попал, а я не виновата. В любом случае, я не пропаду. Может это вино, а может монолог или вино с монологом, но мне стало легче и спокойней. Я даже быстро уснула.

Пробуждение вышло веселым, а все потому, что я решила, будто бы проспала. Я, как метеор, собралась и вылетела из женского общежития и помчалась к кабинету директора. В приемной сидела секретарша, увидев меня, та тихо и с придыханием сказала: – Он здесь. «Он» было сказано таким тоном, что я решила уточнить: – «Он» – это магистр Тьер или сам Бог, ослепительной красоты?

Женщина на меня осуждающе посмотрела.

Я присутствием совести не страдала, поэтому прошла к двери и постучалась. – Входите, – раздался приятный баритон. – Темного дня, магистр Тьер, – подняла я глаза на мужчину, думая, что про красоту я совершенно не ошиблась. – Скорее утра. Сейчас 7, – пояснил черноволосый красавец.

Семь утра?! Какого же я так рано встала?! Прием у директора с девяти. Бездна! – Мне зайти позже? – спросила я. – Отчего же. Присаживайтесь, – после того как я села, новый лорд-директор взял лист с и информацией обо мне и продолжил, – Катерина Эфрон. 19 лет. Это все? – Как видите, – пожала я плечами. – Эфрон… Эфрон, – пробормотал Тьер, – что-то очень знакомое. Ладно, давайте посмотрим ваш магический резерв.

Я кивнула, мол, смотрите, не жалко. Эх, действительно красавец. Волосы до плеч. Кожа смуглая. Глаза темно-карие. Одет в черные брюки и черную рубашку. Когда магистр Тьер встал, я убедилась, что ростом его природа не обделила.

Черты лица острые, даже хищные. Губы тонкие, нос прямой, меж бровями складка. Упрямый. Целеустремленный. Самоуверенный. Умный. Достойный племянник императора Темной Империи. Кто-то еще говорил, что он Первый Меч Империи. – Знаете, Эфрон, – заговорил Тьер, – ваш магический потенциал не для этой Академии. – Я бы хотела поступить именно в эту, – тихо, но твердо сказала я.

Магистр сел на свое место, напротив меня. – Но почему? – удивился мужчина. – Ну потому, – крайне вежливо ответила я.

Эх, Тьер, влюбись в кого-нибудь и оставь меня в покое. Ну, пожа-а-а-алуйста. Я слышала, что некоторые глупеют от этого чувства и меньше уделяют внимания на всяких разных. Может тебе и вправду влюбится, а, Тьер?

Прям передо мной вспыхнул синий огонь. Я перепугалась, соскочила с кресла и посмотрела на хозяина кабинета. С моих рук вышло какое-то тепло и в кабинете сверкнула молния, а затем послышался гром.

Я села обратно и закрыла глаза. Мое сердце колотилось, грозясь вырваться из груди. – Ну и что тут у тебя происходит, Тьер? – раздался в тишине насмешливый мужской голос.

Я распахнула глаза и немигающим взглядом смотрела на магистра. – Скажите, Катерина Эфрон, как у вас получилось создать проклятье Страсти десятого уровня, при этом не произнося ни слова? – спокойным голосом спросим Тьер. В этот момент я его зауважала. Скала-мужик. – Знаете про дар проклятницы высшего уровня? – кивок непробиваемого спокойного брюнета, – так вот у меня тоже есть такой дар. Я никогда, до этого момент, им не пользовалась. Просто меня напугал огонь. И последние мысли как-то слетели в виде проклятья, – растеряно поясняла я. – Мысли? – выразительно поднял бровь Риан Тьер. – Простите. Вы меня немного начали доставать тем, что не хотите брать в Академию. У меня мелькнула мысль, что вы могли бы как-нибудь отвлечься, чтобы не уделять мне внимание и дать спокойно учится. – Вы совершенно не учли, что проклятье связанно с вами и что влюблюсь я в вас?

Я прислушалась к себе. Через минуту ответила. – Не учла. Но вам, магистр Тьер, вообще не стоит беспокоится. Все пройдет само, если нам с вами не пересекаться.

В кабинете опять образовалась тишина. Я успокоилась и откинулась на кресло. В нос ударил знакомый приятный запах свежести, трав и настойки дуба.

Я резко села ровно и повернула голову в сторону посетителя, про которого успела забыть.

Серые глаза с синими искорками внимательно смотрели на меня. – Вы?! – выдохнула я, узнав в гостье вчерашнего посетителя в таверне.

Значит, на улице был тоже он. – Я, – ответил беловолосый, – Риан, может расскажешь, что у тебя тут происходит в первый рабочий день? – У леди или госпожи, это пока неизвестно, Эфрон высокий магический потенциал и, как мы сейчас выяснили, дар проклятницы. Я предложил ей другое учебное заведение. – Дальше можешь не рассказывать, – отмахнулся беловолосый, – она начала думать, чтобы такое сделать, чтобы ты, Тьер, от нее отстал. А раньше девушки напротив думали, что бы такого выкинуть, чтобы ты к ним пристал. Теряешь хватку, друг. – А потом появились вы, – заговорила недовольная я, – вернее ваше пламя, которое напугало меня до чертиков. – Вчерашняя встреча с троллями не напугала, а огонь напугал, – ой, сколько сарказма в голосе. Я так не умею. – В любом случае, – прекратил нашу перепалку Тьер, – делать вам, Катерина Эфрон, здесь нечего. Особенно после того, как вы меня прокляли. Рэн, возьмешь ее к себе? – С удовольствием, – посмотрел на меня беловолосый, – такой потенциал! Водой управлять научу, не волнуйся, – мой ошарашенный взгляд: «откуда вы узнали про мою стихию?», проигнорировали.

Раздался стук в дверь и, после слов Тьера, вошла Дэя. – Адептка Риате, – начал Тьер, – проходите.

Дэя поприветствовала присутствующих и села на предложенное место.

Тут я заметила взгляд Тьера направленный на Дэю. – Ого, – тихим голосом произнесла я, – ну нихре…кхе-кхе…ничего себе. Однако. – Согласен, – произнес блондин.

Тьер на нас зло посмотрел, на что мы с белобрысым синхронно фыркнули. – Дэечка, а меня тут отправляют куда-то, – пожаловалась я, а потом посмотрела на магистра Темной магии и спросила у него, – а куда, кстати? – В Школу Смерти. Я нахмурилась. Потом до меня начало доходить. Я посмотрела на блондина. – Магистр Эллохар? – Да, адептка Эфрон, – улыбнулся этот страшно красивый мужчина. – А знаете, я буду рада попасть в ваше учебное заведение, – улыбнулась я, в душе надеясь, что улыбка не похожа на оскал, – а когда мы отправляемся? – Да хоть сейчас, прелесть моя. Идем за твоими вещами? – я кивнула, мне подали руку, – Тьер, мы пошли! Удачи тебе.

Мы вышли в коридор. До меня сейчас дошло… с КЕМ я иду под руку.

Кажется, вина я взяла все-таки мало. – Эфрон, значит, – протянул магистр Смерти, – а князь Радимир Эфрон тебе случаем не родственник? – и так внимательно посмотрел своими серыми сощуренными глазами. – Я не знакома с этим князем, – честно ответила я, – мне казалось, что у вас вчера были синие глаза. Я ошиблась? – Нет, – невозмутимо продолжил путь магистр Эллохар. – А почему у вас глаза были синего цвета? – допытывалась я. – Любопытство знаешь кого сгубило? – я осуждающе посмотрела и заткнулась. Магистр вздохнул и все-таки ответил, – я был зол.

Дальнейшие вопросы у меня отпали. Видимо проснулся инстинкт самосохранения.

Но магистра потянуло поболтать: – Так все-таки, Эфрон, какие последствия твоего заклятия? – Обострения чувств. Если, допустим, магистру Тьеру сильно понравилась какая-то девушка, то он не сможет этого отрицать, как и не сможет запихнуть возникнувшие чувства на второй план. – Ясно, – хмыкнул высоченный директор Школы Смерти.

– Быстро ты, – прокомментировал Эллохар, когда я вышла через полторы секунды уже с сумкой. – А можно я быстро занесу письмо в комнату Дэе? – магистр кивнул и забрал у меня сумку.

Я быстро оставила прощальную записку подруге и пошла искать беловолосого.

Звук моих каблуков гулко раздавался по коридорам. За очередным поворотом я налетела на объект моего поиска.

Причем сама чуть не полетела на пол. Чуть – потому что меня подхватили и прижали к себе. Взревело синие пламя.

Неописуемый восторг! Вот, что вызвало у меня, когда синий огонь объял нас. Я чуть крепче прижалась к магистру, когда пламя вспыхнуло сильнее. А потом и вовсе откинула голову, чтобы посмотреть на магистра Эллохара. Может кто-то бы и сказал, что Тьер красивее, но по мне красота Эллохара была мужественней. От магистра Смерти исходило тепло и я чувствовала себя в безопасности. Даже пламя больше не пугало.

Мы оказались в комнате, которая шла в колоссальный разрез с общежитием в Академии Проклятий. Здесь было уютно, светло и красиво. Это была гостиная. – Устраивайся, осматривайся, я зайду через полчаса. – Хорошо, – сказала я, но уже в синие пламя.

В центре гостиной был бежевый диванчик, два кресла и журнальный столик, все это стояло на пушистом ковре. Возле окна находился рабочий стол и небольшой книжный шкаф.

Поискав глазами свою сумку с вещами, я очень удивилась, когда не нашла ее в светлой гостиной.

Решила не зацикливаться и отправилась в открытую дверь, за которой скрывалась спальня. Кровать с прозрачным балдахином, радовала глаз. Напротив стоял большой шкаф, а рядом мой потерянный чемодан. Окно в спальне было меньше и закрыто плотными шторами. В спальне была еще одна дверь, которая вела в ванную комнату.

В общем от выделенных мне комнат, я осталась в восторге.

Разложив все вещи, я вернулась в гостиную и направилась к окну. Вид был красивым. С моего окна было виден лесок и небольшой город.

За спиной послышался гул огня. Я обернулась. – Магистр Эллохар, у вас все адепты живут одни? – Адептка Эфрон, когда вы приструните свое любопытство? – Оно ведь вполне уместно, – пожала я плечами. – Нет, не все адепты живут одни. Идем, я покажу тебе школу. Сегодня в общем зале будет краткая лекция, а дальше все адепты идут развлекаться в город. Кое-какие занятия я буду вести у тебя индивидуально.

Мне опять подали руку и я привычным движение ее приняла. – Школу Смерти открыл я, – начал рассказывать магистр Эллохар, ведя по мрачным коридорам замка, – я и отбираю учеников. У Школы Смерти есть дух-хранитель – Тараг. Не пугайся его, он любит менять внешний вид, но в основном Тараг в образе паучка.

Коридоры сменяли друг друга. – Как тут не заблудится? – спросила я.

Магистр остановился и коснулся моей головы. Висок пронзила острая боль. А я стояла, не произнося ни звука. – По-другому никак, извини, – в голосе Эллохара промелькнуло сожаление.

Боль прошла также быстро, как и началась. Зато теперь все коридоры замка, все правила и профессора мне были знакомы.

Магистр Эллохар привел меня в общий зал, где уже собрались все адепты Смерти. Тут было куча различных рас и они все мне были знакомы! – Темного дня, адепты Смерти! – раздался голос директора. В зале сразу стало тихо, – Первый год у всех ознакомительный и где-то индивидуальный. Второй курс сейчас пройдет распределение. Но сначала общие новости. Профессор Верис отныне является профессором Академии Проклятий, директором которой с этого года является известный вам магистр Темной магии – Риан Тьер.

По залу пронеслись аплодисменты и фразы: «Повезло же Верис!», » Эх, был бы Тьер у нас профессором». Я не сдержалась и закатила глаза. – А я все видел, – раздался мужской голос над моим ухом.

Я развернулась и выразительно посмотрела на симпатичного вампира. – Ну и взгляд, – прокомментировал шатен-вампир, – у тебя в роду василиски есть? – Нет, только высшие проклятницы, – мило улыбнулась я. Вампир хмыкнул. – Влад Блаэд. Боевик. 4 курс, – представился шатенчик. – Катерина Эфрон. – Держись рядом со мной, Катерина Эфрон, мы потом идем в таверну праздновать. В этом году за первокурсниками приглядывают боевики 4 и 5 курса, так что я твоя личная нянька.

Я стала оглядывать зал, в поисках первокурсников и «нянек». Насчитала 15 пар, о чем и сказала Владу. – Наблюдательна, – похвалил Блаэд. Началось распределение.

С Владом мы быстро нашли общий язык. Он комментировал выходящих второкурсников, походу объяснял про самых выдающихся учеников. – Видишь вон того, с яркой рыжей шевелюрой, – я кивнула, – боевик, с ним осторожно. Один из немногих, кто имеет свою стихию. Как думаешь, какая у него? – Огонь. – Верно. Зовут его Тинар Дрон. 3 курс. – А есть еще со стихиями? – спросила я. Интересно все-таки, сколько нас таких. – Перси Ран, – указал мне на русоволосого высокого парня, – воздух, 3 курс, целитель. И последний из владеющих стихией – Санди Дар, 2 курс, земля, некромант. Все стихийники занимаются каждый день час с магистром Эллохаром. – А водников нет? – Нет, но когда появится должен попасть к темным магам. Для равновесия. Договорить мы не успели, распределение закончилось. Директор исчез в синем пламени.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю