332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Вера Чугуевская » Алиса. Преодоление » Текст книги (страница 2)
Алиса. Преодоление
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 03:06

Текст книги "Алиса. Преодоление"


Автор книги: Вера Чугуевская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 3 страниц)

Глава 4

Можно ли одновременно обожать и бояться до седых волос? Покрываться мурашками ужаса, ощущать трепетную дрожь от желания стать единым целым? Так начинается безумие?

Насколько реальна такая любовь?

Алиса вздрогнула: влажная прохлада скользнула вдоль правой ключицы. Маленькая капля проворно юркнула в межгрудную ложбинку. Приятный холодок проложил дорожку по чувствительной коже. Язык прошёлся по сухим губам, девушка судорожно глотнула горячий воздух. Глотку обожгло.

Героиня подпрыгнула – грохот разносился с востока, приближаясь к побережью. Она взволнованно вскинула голову – туча чёрной дырой расползалась по небосклону. Золотые прожилки зелёных глаз боязливо сверкнули. Ногти впились в бледную кожу.

– Немедленно домой! – беззвучно шевельнула губами Алиса. Резко крутнулась, меняя направление. Тонкие шпильки недовольно скрипнули – девушка пошатнулась.

Массивная дверь захлопнулась за спиной героини – послышались первые звуки дождя. Шум падающей воды отразился от стен захламлённого помещения, неприятно лязгнула форточка. По коже пробежались мурашки, сердце нетерпеливо стучало, в висках пульсировал испуг.

Южные ливни – безумная стихия. Бьют резко, бушуют долго, не щадят людей:

– За что вас жалеть? – удивленно выгнет бровь.

Мы не найдёмся с ответом, пожмём плечами, отведём взгляд, промямлим клишированную ерунду в ответ про человеколюбие и милосердие.

– А ваше где? – учтиво уточнит ливень. Тишина.

Электрический разряд пронзил тьму. Один. Два. Три. Разряд. Крик. Страх. Плач. Разряд. Паника. Гром. Дрожь. Ледяные струи стекают вниз бурным потоком. Ладонь несмело касается стекла, влажная прохлада скользким чувством растекается по телу.

Алиса сидела на подоконнике – ноги, согнутые в коленях, прижались к груди. Лёгкие судороги искривили большие пальцы – уголки губ шевельнулись. Героиня бросила скучающий взгляд – не удивилась. Руки лишь крепче сжали большую кружку – боялась уронить.

Рядом с девушкой сидел кот. У лап стоял горячий чай – маленькая традиция:

– Феликс, я люблю дождь, – она улыбнулась собеседнику. – Знаешь, мне нравится ощущать стихию. Слушать, – где-то вдали ударила молния, две пары зелёных глаз уставились в окно. Алиса приоткрыла рот, кот сохранил невозмутимость:

– Видишь, – шепнула она, – как красиво. Невероятно. Природа говорит с нами, – губы расплылись в улыбке, – не боится. Бесстрашная. Ей всё равно – будет гнуть свою линию. Бушует – ругается и высказывает всё, что в душе накопилось, – грустный вздох, небольшой глоток. Кружка медленно опускается на подоконник.

– А я так не могу, – девушка любуется чернильным небом. Молнии разрезают глазные яблоки – в лесной зелени притаилась печаль, – не справлюсь…

Сверкнула слеза, юркнув из уголка вниз – скатилась по пухлой щеке, упала на стекло. Кот устало зевнул, свернулся в клубок рядом с нетронутой кружкой чая.

– Спи, мой хороший, – ласково шепнула девушка, касаясь шерстяной головы, – спасибо за беседу.

Алиса бросила взгляд в окно напротив. В нём изящные женские руки поправляли шторы в доме незнакомого соседа. Она с интересом выгнула чёрную бровь – на лице мелькнула лёгкая улыбка. Девушка рухнула на кровать, обняла подушку, зажмурила глаза. В голове роились мысли – хотелось забыться и уснуть.

В доме напротив не спали. Высокая стройная девушка закрыла окно. Бережно поправила тяжёлую штору, разгладила складки. Она повернулась с улыбкой:

– Дань, ты меня сюда заманил, чтобы я насладилась тропическим дождём? – русые брови изогнулись в наигранном недовольстве. Девушка скрестила руки на груди, чуть приподняла уголок губ. – Как ты мог со мной так поступить?!

Копна пшеничных волос встрепенулась, раздался короткий смешок. Парень склонил голову набок, на светлом лице заиграла улыбка:

– Не обращай внимания на ливень, – буднично взмахнул рукой, – завтра асфальт снова расплавится, – он похлопал рукой по дивану рядом с собой, приглашая девушку присесть. – Расскажи лучше, как ты? Надеюсь, приехала не только ради деловой встречи…

Светлый лоб разрезала недовольная морщина, губы изогнулись в ухмылке, граничащей с обидой. Шатенка театрально вздохнула – медленно опустилась рядом, закинула ноги на колени парню. Он ласково провел пальцами по мягкой коже. Подушечками задел пятки – вырвал смешинку из девушки.

– Вот ты специально, да?! – возмущённо покачала головой. – Не исправим! – фыркнула, парень сдвинул брови – девушка сдалась: – Ладно, ладно, только не дуйся как девчонка! – Даня закатил глаза. – Я здесь пробуду неделю и…

– …и сколько из 7 дней ты уделишь брату? – протянул парень. Он насупился, предчувствуя ответ.

– Шесть.

Даня неудовлетворённо вздохнул. Лицо помрачнело: брови слились в одну, губы сжались в плотную линию:

– Шесть с половиной.

Девушка возмущённо всплеснула руками:

– Тиран!

Парень бросил холодный взгляд на сестру, бескомпромиссно вынося условие:

– Вообще никуда не пущу, – металлические нотки резанули слух. Девушка закатила глаза, усмехнулась попытке брата быть сердитым – напускную строгость выдавали озорные искры во взгляде:

– Ой-ой, вы посмотрите только – старший брат проснулся! – хохот отразился от стен квартиры – девушка запрокинула голову, тёмно-русые волосы рассыпались по дивану. Лицо зарумянилось, в уголках глаз показалась влага – от смеха.

– Он не засыпал, – деловито произнес Даня, – и вообще, Маргарита, пора спать. – Голубые глаза сузились, он выдержал небольшую паузу, продолжил буднично и непринуждённо: – И на твоём месте я бы не злил того, кто собирался на завтрак сделать твои любимые оладьи… – на лице парня скользнула хитрая улыбка:

– Оладушки?! – Маргарита встрепенулась – глаза восторженно распахнулись, розовый язычок скользнул по губам. Счастливая улыбка преобразила лицо сестры: щёчки заалели, нос разрезали смешные морщинки. Даня не удержался – взъерошил волосы на русой макушке. – А они будут с шоколадно-карамельным сиропом и бананами?

Девушка выжидающе смотрела на брата. Серые глаза горели надеждой.

– Мм… – парень задумчиво откинулся на диванную спинку. Провёл большим пальцем по подбородку, свёл брови вместе. Маргарита нетерпеливо хлопнула ладошкой по колену брата. Даня громко захохотал: – Разумеется, всё что пожелаешь, зайчонок!

– Пф, – фыркнула девушка, – зайчонок, – передразнила брата гримасничая. Даня бросил подушку в её сторону. – Вот спасибо – есть на чём спать, – Маргарита подпрыгнула, весело напевая, – мне завтра сделают оладушкии! Оладушкии! Сладкие мои…

Даня покачал головой, счастливо улыбнулся:

– Ребёнок, – выкрикнул он, – спокойной ночи, бизнес-леди!

Парень расправил постель – улыбка не сходила с лица. Он любил сестру, обожал, когда она вырывалась к нему. Ливень сбрасывал обороты – герой почувствовал, что стихия обессилила. Она сказала всё, что хотела. Больше положенного не станет мучить людей, хотя они того заслуживают.

Сон поглотил город.

Глава 5

Магия рассвета – алеющие небеса с золотой каёмкой по краям невесомо касались земли. Тихий квартал сонно зевал – ещё не открылись кофейни, спят магазины пряностей, милых мелочей, жилые дома. Плавно покачиваются цветы, ветви деревьев. Лениво потягиваются коты.

Маргарита обнимала голой рукой ногу. Она удобно устроилась на лазурном кухонном диване. Девушка с улыбкой наблюдала, как её брат танцевал у плиты.

Даня ритмично двигал бёдрами под знойную испанскую мелодию. Он ловил ноты, подпевая музыкантам в деревянную лопатку. Голос то повышался, то делался басистым с лёгкой хрипотцой, имитируя исполнителей. Парень игнорировал заливистый смех сестры, ловко орудовал кухонной утварью. Оладушки поднимались, скворчали в масле, золотистая корочка призывно сияла в первых лучах нового дня.

Даня резко повернулся к сестре. Кокетливо подмигнул, губы растянулись в знойной улыбке. Сделав шаг вперёд, призывно протянул руку:

– Подаришь мне танец, красотка? – пшеничные брови завлекающе дрогнули.

Маргарита окинула взглядом брата – на широких губах чернели остатки шоколадного сиропа, от взъерошенной копны исходило свечение солнечных лучей. Мультяшная пижама со складками после сна висела на худом теле – девушка вспомнила, как покупали её в детском отделе, – не смогла сдержать смеха:

– Никогда не откажу парню в пижаме с дятлом Вуди, – Маргарита вложила в его руку свою, Даня коснулся губами светлой кожи. – Ты меня вымазал! – возмутилась девушка, хватая салфетки, – парень в ответ широко улыбнулся.

Завтракали на балконе – за небольшим столиком и парой плетёных кресел:

– Надеюсь, что ты посвятишь время мне, а не своим свиданиям, – ударение упало на слово «мне», аккуратный носик презрительно сморщился на последнем слове.

Даня усмехнулся: ревность сестры очевидна. Он смотрел в глаза девушки, открыто улыбаясь:

– Я весь твой, никаких встреч! – заверил. Кофе приятно горчил, пробуждая каждую клеточку тела. Кокетливо добавил: – Я ведь знаю, что ты ревнивица!

Маргарита скрестила руки на груди, возмущённо приподняла подведённую бровь:

– Вовсе нет, – девушка поджала губы, безразлично бросая, – просто не хочу, чтобы ты отвлекался на посторонних людей! Мы не так часто видимся! – под конец девушка повысила тон. Розовые губы обиженно надулись.

Парень подавил смешок, рвущийся из груди. Он поднёс к губам салфетку:

– О да, ты этого не любишь! – Даня откинулся на спинку кресла, округлил глаза. – В прошлый раз ты довела человека до испуга.

Маргарита еле слышно фыркнула:

– То есть я такая страшная…

– Нет, – мгновенно пресёк возмущение сестры. Маргарита снисходительно кивнула – лицо парня просияло. Он продолжил: – Просто страшно ревнивая…

Время летело. Маргарита выходила из бизнес-центра, продолжая обсуждение экономической составляющей совместного проекта, когда раздался голос, гремевший на всю улицу:

– Маргарита! – улыбка сквозила в задорном голосе. Даня крепко сжимал мегафон в руке. – Немедленно бросай офисных зануд и бегом на пляж! – парень подмигнул захлебывающемуся в смехе другу. – Хватит киснуть в кабинете!

Девушка залилась краской, изящные пальцы сердито сжали папку с документами.

– Море стынет!!

Гордо подняв подбородок, Марго невозмутимо пересекла площадь, останавливаясь у жёлтого кабриолета.

– Ритка-Маргаритка! – весело продолжал Даня, когда сестра выхватила из рук мегафон, легонько стукнув по худому плечу.

Он в ответ приобнял сестру, целуя покрасневшую щёчку. Парень заинтересованно приподнял бровь:

– А что за красавчики, которые так непозволительно страстно смотрели на мою сестру? – девушка скрестила руки, презрительно фыркнув:

– Пф… – друг Дани внимательно посмотрел на неё в зеркало – на смуглом лице скользнула лёгкая ухмылка.

– Пф? Спортивные и высокие – «пф» для неё, представляешь, Сань? – Даня толкнул его локтем в бок. – Не угодишь ей никак…

Молодой человек усмехнулся, облизнул пухлые губы, бросил еще один взгляд на Маргариту – девушка с улыбкой слушала брата, с любопытством рассматривала морской пейзаж. Другая пара голубовато-серых глаз ждала ответ.

– По сравнению с нами-то? – Саня окинул себя взглядом, дернул плечом. – Точно Пф!

Даня задумался на долю секунды – серьезные мысли захватили его. В машине повисла тишина. Парень неотрывно смотрел вперёд – витиеватая дорога к морю увлекла сознание. Он отмер, когда из тропических зарослей послышался птичий крик. Губы блондина растянулись в широкой улыбке, он вдруг хлопнул себя по колену, торжественным тоном заявил:

– По магазинам! За купальниками! Без возражений, – безапелляционный тон означал серьёзность намерений.

Девушка тяжело вздохнула, закрывая глаза:

– Ты ребенок!

– Не занудничай! – хмыкнул Даня. Саша с улыбкой наблюдал за воркованием брата и сестры.

Поход по магазинам с Даней – испытание. Купальники для Марго отошли на второй план, когда парень с присущей непосредственностью заявил, что необходимо найти белые джинсы.

– Дань, ну ты там примеряй дальше, – не выдержал Саша, когда Даня примерял 20-е по счёту джинсы, – а я украду твою сестру…

– Ммм? – из примерочной показалась пшеничная макушка, а затем изящно выгнутая бровь с хитрым прищуром голубых глаз. Даня прикусил губу – Маргарита приготовилась к худшему:

– Ох, зря ты, Саш… – девушка приложила ладонь к глазам, предчувствуя.

– А что, Марго, – Даня подмигнул, – Санька у меня хороший, надежный, умный – а красавчик-то какой! – настала Сашина очередь краснеть. – Я согласен!

– Будто у тебя спрашивают, – фыркнула Марго.

В предпоследний вечер Даня захотел повести Марго на вечеринку в клубе. Девушка поправила завитые локоны, с улыбкой рассмотрела макияж – брат умел обращаться с кисточкой. Окончив осмотр, она с досадой посмотрела на часы:

– Даня ты собираешься как девушка, – наигранно-строгий голос не скрывал улыбку аккуратно накрашенных губ.

Парень закатил глаза:

– Я не часто развлекаюсь в компании сестры! А её кавалер должен выглядеть безупречно, – он приподнял бровь, жестом обведя свой внешний вид, – и прошу заметить, восхитительно с этим справляюсь!

Девичьи губы растянулись шире – серебряные брюки и жилетка; белая футболка и уложенные волосы. Её брат навсегда останется нетипичным модником, который не признает рамки и ограничения общественного мнения. В ухе завлекающе сверкнул бриллиант.

Даня окинул критическим взглядом наряд. Брови сдвинулись вместе, он пару секунд переминался с ноги на ногу – не хватало какой-то детали. Лоб разрезало складкой – решение крутилось на языке, но не могло проявиться в сознании. Серо-голубые глаза въедливо скользили по образу.

– Саша уже подъехал! Хватит копаться! – голос разрушил размышления.

Маргарита устало качнула головой, закрывая за собой дверь. Звук каблуков стих – Даня вернулся к проработке образа.

Прошло не меньше десяти минут, когда за ним закрылась дверь. Он вызвал искренние улыбки – правая рука крепко держала трость. Выполненный из красного дерева аксессуар увенчан серебряной рукояткой с вырезанной львиной головой. По всей длине выведены узоры. Марго и Саша синхронно закатили глаза.

Ливни не хотели отпускать город: днями люди мучились от пекла, ночами страдали бессонницей из-за дождей.

Марго и Даня отправлялись за покупками, когда встретили соседку. Она возвращалась домой, погружённая в мысли. Даня внимательно проследил за ней взглядом – девушка внезапно застыла на месте у края широкой лужи.

– Вот чёрт! – недовольно прошептала Алиса, маленькая ножка топнула. Сбоку раздалось покашливание. Она испуганно вздрогнула – лицо неестественно побледнело при виде соседа и незнакомой девушки. Алиса быстро скрылась за дверью.

– Что с ней? – спросила Маргарита. Странные люди вызывали внутреннюю тревогу – они непредсказуемы и безумны по своей природе. Девушка боялась за брата – такой тип привлекал его.

– Кто бы знал… – задумчиво смотрел вслед девушке Даня. На лицо опустилась тень грусти.

– Она не в твоем вкусе, – экспертным тоном заявила сестра. Марго знала вкус брата – одного взгляда достаточно, чтобы отсеять тех, кто не подходит ему.

Даня молча опустился на лавочку в тени каштана. Девушка садится рядом, внимательно наблюдая за ним. Парень прошёлся языком по сухим губам:

– Она странная. Разгадать…

Рита всплеснула руками:

– Что там гадать?

Даня откинулся на спинку лавочки, кожей ощутив тепло дерева. Он наблюдал за солнечными зайчиками, танцующими в луже. Сузив глаза, начал:

– Я увидел её в первый вечер. Сидел пил кофе на балконе, вечерело. Улицы наполнялись очарованием ночи… – Маргарита тихо хмыкнула – её брат романтик. – Я приготовился лицезреть потрясающую картину, как вдруг что-то тяжело вздохнуло. Подумал, что гром, но нет – я увидел быстро двигающуюся фигуру. Ножки семенили, отстукивая каблучками торопливую мелодию, – правый уголок губы пополз вверх. – Одно плечо тянулось вниз под тяжестью сумки, второе своим остриём резало воздух. Из авоськообразной сумки торчала большая кошачья морда. – Рита улыбнулась – Даня любил детали. – Видел, как лямки впивались в белую кожу. Золотые волосы закрывали спину, а лицо скрывала отвратного вида шляпа, – он презрительно поморщился. – В этом образе внешней безысходности было какое-то очарование. Увешанная безобразными сумками, пакетами. В мешковатом сарафане, – Марго понимала – это не его типаж, – но я смотрел на неё. Чувствовал легкость. Если бы не ноша – взлетела бы. И вот она приближается к луже и замирает. Я вижу, как нога взлетела, по воде пошли лёгкие круги от мимолетного касания каблука. Застыла, – лицо парня замерло в гримасе тоски, смешанной с разочарованием. – Как статуя. А я уже ярко нарисовал в голове, как она с той же лёгкостью перепрыгнула её. Как колыхнулся подол нелепого одеяния, как недовольно мяукнул кот, что-то лязгнуло в сумках, шляпа от неожиданности слетела с головы и упала в лужу, открывая маленькую голову… – чувственный тон прошёлся мурашками по спине Маргариты. – Как лёгкие волны волос подпрыгивают, оголяя спину… – глаза налились немой злостью. – Этот самый прыжок – розовеющие щёчки, блестящие глаза. А она! Она не прыгнула! – он обиженно надул губы, скрестил руки на груди.

Серые глаза въедливо всматривались в лицо брата. В них мелькнуло беспокойство и страх:

– Ты сошёл с ума! – констатировала девушка.

– Ты не понимаешь! – встрепенулся Даня. – Она должна была! Она может это сделать! Я теперь не могу отделаться от этой мысли! – он мазнул пальцами висок. – Вот здесь она сидит и не отпускает! – беспомощно выдохнул, тихо добавив: – Меня безумно тянет…

– Мой брат совершенно спятил от чувств… – ласково коснулась плеча парня, успокаивающе поглаживая через хлопок ткани.

Даня на мгновение замер. Уголки губ упали вниз, блеск глаз стёрся:

– Лучше стать безумцем, что потворствует своим чувствам, чем нормальным человеком, что выстроил ледяную стену неприкосновенности от этих чувств… – голубые глаза с тоской заглянули в лицо напротив.

– О чём ты… – Маргарите сделалось не по себе от пронзительного взгляда.

– Я тебя люблю и приму любое твоё решение, но мне больно видеть, как ты зарываешься в бумагах…

– Ты знаешь, что мне это не нужно и не интересно, – железный тон дополнили сдвинутые брови. Даня, не желая ссориться, в следующий миг переменился в лице – глаза посветлели, на щеках показались ямочки:

– Да, конечно. Знаешь… – он сжал в своих руках её ладошки, – день, когда ты променяешь важное заседание на робкую прогулку по Аллее Роз, станет для меня самым счастливым.

– Этого не случится, – спокойно ответила она.

– Что ж… жить тогда мне в горе, – пожал плечами парень.

– Ой, всё! – засмеялась Марго.

Последний вечер – домашнее тепло, ароматная выпечка, коктейли. Никакой суеты – кроме Дани, который одновременно успевал делать всё. Рита смотрела, как Саша помогает ему достать специи для мороженого. Парень ворчал:

– Ты угомонишься? – Даня не останавливался. Творческий процесс запущен – берегитесь.

Саня – один из близких друзей Дани. Этот парень среднего роста, крепкого телосложения с синими глазами, смуглой кожей заменил ему в какой-то степени брата. Пока Даня, не замечая ничего вокруг, творил кулинарные шедевры, девушка тихо прошептала:

– Когда он опять пропадёт – напиши мне.

Саша улыбнулся, невесомо коснулся пальцами белоснежной кожи девушки в знак поддержки:

– Конечно!

Девушка опустилась в плетёное кресло, Саша сел рядом.

– Заботься о нём, – Рита смотрела с мольбой.

– Всегда, – кивнул Саша.

– Я рада, что ты у него есть. Мне так спокойнее, – девушка отвела взгляд – Даня прошёл мимо них с мороженым. Он одобрительно подмигнул другу.

– Останься, – тихо прошептал Саня, – работать можно и здесь.

– У меня там не только работа… – робко ответила Марго, перебирая пальчиками бахрому сарафана.

– А, понятно, – Саша неожиданно поднялся. Он бросил короткий взгляд на девушку: – мне пора. Прости, заехал пожелать удачи – счастливого пути! – махнул на прощание, быстро скрываясь за дверью.

– А где Санька? – удивлённо спросил Даня. Его светлые брови непонимающе выгнулись, он недовольно смотрел на сестру. – Ты его обидела?

– Дела, – пожала плечами девушка.

– Странно, но ничего… – неверяще протянул парень. Суженные глаза хитро всматривались в лицо сестры. Девушка невинно хлопала ресницами – Даня хмыкнул: – Ладно… – он медленно распахнул объятья. – А теперь, мой цветочек, обними меня и скажи, что не будешь занудой!

– А ты скажи, что будешь послушным мальчиком! – подмигнула Рита.

– Никогда! – ответили друг другу хором.

Смех пропитал стены квартиры. Держа друг друга за руки, брат с сестрой уперлись лбами, прикрыли глаза. Рита скользнула в объятья Дани, прижалась к теплому телу:

– В том городе нет больше тепла без тебя, – на футболке с Микки Маусом отпечатались следы слёз.

– Люблю тебя, – Даня нежно гладил волосы сестры, переходя на спину. Послышался звук подъехавшей машины.

Такси – разновидность разлучников этого мира.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю