332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Валентина Езерская » Воспитанник драконьего рода, или Наставницу ждали? (СИ) » Текст книги (страница 6)
Воспитанник драконьего рода, или Наставницу ждали? (СИ)
  • Текст добавлен: 2 января 2021, 15:30

Текст книги "Воспитанник драконьего рода, или Наставницу ждали? (СИ)"


Автор книги: Валентина Езерская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Глава 7

Сегодня с утра шел дождь, то наращивая темп, то почти прекращаясь, поэтому все занятия перенесли в учебный класс.

Дракошкам не сиделось на месте, но теорию заклинаний вел ни кто иной, как Трайген Ихарушат, а его детишки побаивались наравне с арном Киэрессаром. Со скучающим видом они записывали лекцию учителя, чуть ли не засыпая под мерный стук дождя, но все старались. Тема занятия выдалась сложная – телепортация предметов. Я же с интересом внимала Хрустальному или его еще называли Ледяному дракону, как всегда хорошо запоминая порядок заклинания.

Драконы пытались незаметно отвлечься от занятия. Трайген Ихарушат прекрасно понимал, чем заняты драконы, но делал вид, что не замечает. Все же его учениками были наследники кланов.

Роэйн перекидывался посланиями с алмазным драконом при помощи журавлика. Сложенная из листа бумаги птичка, перелетала от парты к парте, когда арн Ихарушат отворачивался к доске. Близнецы что-то достали из карманов и потихоньку мастерили очередное свое гениальное творение. Виалайн с большим интересом разглядывала себя в зеркальце, накручивая на изящный пальчик темный локон волос, чем слушала лекцию. Дарнелл перешептывался с Ашаром, у ног которого лежала Тень. Иногда ладонь сумеречного дракона ложилась на голову пантеры, а пальцы машинально почесывали за ухом животное.

Лиайя задумчиво смотрела в окно, уйдя в свои мысли. Роальд рисовал в тетради. Из всех учеников, пожалуй, один Фрайзер внимательно слушал лекцию.

Драйн и Торин доделали очередную непонятную штуковину и решили ее тут же проверить на работоспособность. Включив, они направили ее на единственного ученика, который раздражал их своим старанием в учебе. Что они сделали, они уже осмыслили потом. В данный момент им хотелось напакостить и лучшего кандидата, чем Фрай, они не нашли.

Переполох начался, когда посреди лекции исчез наследник снежных драконов. Несколько секунд всегда невозмутимый арн Ихарушат пребывал в застывшем и бледном состоянии, но быстро пришел в себя. Такой выдержке можно только позавидовать!

– Не стоит терять времени! Я пойду по следу, а вы, ари Мариина, если я не вернусь через несколько минут, сообщите арху о происшествии.

Круговым движением руки он образовал портал, через который просматривались горные вершины. В классе резко похолодало, а по полу, извиваясь змеей, пошла белая поземка. Недолго думая, маг прыгнул в портал. Воронка втянула его в себя, тут же уменьшилась в размерах, а потом и вовсе исчезла, обдав напоследок порывом холодного ветра.

Продрогнув, я обняла себя за плечи, чтобы согреться, и обвела напряженным взглядом класс. Детишки сидели притихшие. Драйн и Торин боялись поднять глаза, чувствуя за собой вину.

– Куда вы его отправили? – спросила я.

– Мы точно не знаем, – хором ответили близнецы, все еще пряча от меня взгляды.

А потом Драйн, который проявлял большие лидерские качества, чем его брат Торин, посмотрел на меня и произнес: – Мы просто хотели обсыпать его снегом, а получилось, что его самого отправили на север.

Дарнелл обеспокоенно повернул голову в сторону братьев.

– Только не говорите, что отправили его в Заснеженную Пустошь!

Близнецы боязливо промолчали.

Тогда изумрудный дракон обратился к юной провидице:

– Лиайя! Загляни вперед, что ты видишь?

Девочка от неожиданности часто заморгала, слегка покраснев. Ей было приятно, что изумрудный дракон попросил ее помощи. Она села ровнее и, закрыв глаза, сконцентрировалась. Постепенно ее брови сошлись на переносице, она часто задышала, а потом вскрикнула и раскрыла в страхе глаза.

– Что, что ты увидела?! – допытывался Дарнелл, сев рядом с ней.

– Опасность!.. Они близко! Они чувствуют запах крови…Нет! – снова в испуге вскрикнула девочка.

– О ком ты говоришь, Лиайя? – тут же спросила я. – Какая опасность грозит Фраю?

– Воины Безмолвия, ледяная стража Пустоши, – прошептала провидица пересохшими губами.

Я пыталась вспомнить все, что знаю о тварях с человеческими лицами. Я думала, это просто старая легенда. Никто не знает, что они стерегут, но, говорят, тех сущностей создал Рохан, Бог Печали и Забвения. Неужели ледяные статуи пробудились и сейчас идут по следу Фрая, привлеченные запахом его крови? Наследник ранен и нуждается в помощи, одному ледяному магу, пусть и сильному, с теми тварями не справиться!

Я быстро дошла до дверей и сообщила о произошедшем страже. Весть в мгновение ока дошла до арха Ровейлла. На помощь был отправлен отряд сильнейших магов, в том числе и огненных. Дело в том, что снежные драконы отлично переносили жару, но не могли долго вынести холод. Их внутренняя сила усиливалась и замораживала самого обладателя магии. Да и растопить Небесных стражей можно было при помощи обычного огня. Поэтому командовать отрядом поручили отцу Роэйна – Мирайну Темруссу. Я осталась с детьми в классе ждать новостей и, хотя с ума сходила от переживания, внешне старалась сохранить хладнокровие. В какой-то момент Лиайя закатила глаза и закачалась на месте, из ее горла вырвался горестный стон.

– В чем дело, Лиа? Что ты увидела? – не выдержав, кинулась я к ней.

– Смерть… я вижу смерть, как гибнут драконы от ледяного дыхания Стражей. Никто не вернется обратно.

Этого просто не могло произойти! Мне казалось, я переживаю очередной кошмарный сон, и стоит проснуться, как он исчезнет. Я больно ущипнула себя, убеждаясь в горькой реальности.

– Неужели ничего нельзя изменить? – спросила я, сдерживая безысходность в голосе.

Лиайя закатила глаза, входя в глубокий транс. Ее тело стала сотрясать мелкая дрожь, потом она резко унялась. Юная провидица открыла глаза.

– Вы сможете остановить Стражей! – неожиданно произнесла девочка, посмотрев на меня.

– Я? – мой голос дрогнул. – Как человек, не обладающий и долей магии, способен такое совершить?

– И все же это сможете сделать только вы, ари – человек с чистым сердцем и светлой душой, человек, избранный Богами, – уверила меня провидица.

Могла ли я доверять ее словам? Если не вмешаюсь, то погибнут многие драконы, если попытаюсь что-то изменить и пострадаю сама – могут лишиться жизни все наследники. И все же я решилась.

– Расскажи мне подробно, что ты видела, Лиайя?

– Образ хрустальной голубой Чаши Забвения, наполненной водой. Древний артефакт будет активирован прикосновением к нему. Тогда воины Пустоши услышат ваш приказ и подчинятся.

– И где же мне искать этот артефакт?

– При приближении к нему, он издаст мелодичный звон.

– Как же мне найти его среди ледяного Безмолвия?

– Я уже видела чашу в ваших руках, значит, вам это удастся, – ответила девочка, – но поспешите, будущее зыбко и может все еще измениться.

Я попросила стражу принести мне теплый плащ и мужской костюм, а еще сапоги на меху и пуховые варежки. Если уж отправляюсь на спасение в Заснеженную Пустошь, то нужно сделать все возможное, чтобы спасать пришлось не меня. Также я захватила плащ для Фрая.

– А теперь, ребята, – обратилась я к золотым драконам, когда надела теплые вещи,– осыпьте меня снегом!

И… они обсыпали меня снегом!

Стою я такая, по колено в сугробе и понимаю, что где-то система дала сбой.

– Я имела ввиду, отправить меня туда же, куда вы переместили Фрайзера, – произнесла, пытаясь сдуть с лица снежинки и протереть от снега глаза.

Близнецы извинились и снова хотели запустить свою штуковину, как в дверь кто-то настойчиво поскребся. Роэйн открыл ее – и на пороге показались Снежок с Шариком. Барс преодолел расстояние в секунду и потерся о мои ноги, словно прося взять его с собой. А ведь он может отыскать своего хозяина!

Шарик тоже оказался рядом. Раздувшись до невероятных размеров, он пытался показать, что на многое способен.

– Наставница, – обратился ко мне с просьбой огненный дракон, – возьмите с собой моего хранителя, он может пригодиться.

Я вспомнила, что со спасательным отрядом отправились огненные драконы, и Шарик с его магией окажется полезным, все же не так страшно идти в опасное и незнакомое место, и я согласилась.

На этот раз близнецы не промахнулись и, судя по тому дикому холоду, который я почувствовала в первые же секунды своего пребывания на севере, доказывало одно – я в Заснеженной Пустоши. Я спрятала нос с меховой воротник, а глаза на какое-то время пришлось закрыть из-за ослепительного света. Когда вернусь, подумаю о создании солнцезащитных очков.

Боже! Я и забыла, что бывает так холодно! На Радужных землях снег лежал только в горах, а в долине температура никогда не падала за отметку минус.

Посильнее закутавшись, я приоткрыла глаза, пытаясь сориентироваться. Вокруг безмолвие снега и лишь на линии горизонта виднелись скалы. Вся надежда на хранителя, что он сможет найти Фрая и, кажется, он почуял след.

Снежок радостно оживился и почти лег на снег, повернув ко мне голову. Он что, приглашает сесть на его спину? Хранитель рыкнул и кивнул.

Я с долей опаски забралась к нему на спину и обняла его за шею двумя руками, перед этим слегка поменяв расположение сумки, висящей на ремне сбоку. В ней находился теплый плащ для наследника.

Снежок с легкостью поднялся и совершил свой длинный прыжок. Зажмурив глаза, я постаралась не закричать. Шарик же легко держался с нами вровень, катясь с левой стороны.

Добравшись до скал, Снежок притормозил, но остановка длилась именно столько времени, сколько понадобилось рассмотреть лучшее место для прыжка. Оттолкнувшись всеми лапами, снежок практически чуть ли не взлетел на первый выступ, потом на второй и так он продолжал, пока не достиг высоты. Шарик удивительно ловко взбирался за нами. Я думала, что он способен только катится, а у него еще и прыгать отлично получалось. Ну точно мячик! Не зря его прозвали Шариком.

От порыва холодного ветра капюшон, обитый мехом полярных животных, слетел с головы, и пришлось вновь закрыть глаза от слепящего солнца. Я нащупала одной рукой ткань и быстро натянула защиту на растрепавшиеся волосы и как раз вовремя. Новый рывок – и мы уже почти на вершине. Куда только ни глянь – везде слепящая белизна снега! Ветер вверху был такой пронизывающий, что я уже не чувствовала ни лица, ни рук. Я стала дышать в варежки, прикрыв ими лицо, чтобы как-то отогреться. И тут Шарик вдруг увеличился в размерах и стал накаляться подобно жаровне. Как же стало хорошо! Настоящая прыгающая печка!

Снежку тоже тяжело пришлось, он явно бы замерз, не будь «огненного колобка» рядом. Я глянула вперед, и мне показалось, что вдали я вижу темные фигуры отряда. Снежок занервничал, похоже, он их так же почувствовал. Теперь нам предстоял спуск, но тут я услышала хрустальный звон. Мы стали спускаться.

Глядя по сторонам, я рассмотрела вход в ледяную пещеру и остановила хранителя, прислушалась к звону. Казалось, он исходит из пещеры. Снежок нетерпеливо переминался с лапы на лапу, он чувствовал хозяина и не понимал, почему я его остановила. Я же помнила слова Лиайи. Звон укажет мне местоположение чаши.

Я посмотрела вдаль. Спасти отряд и Фрайзера я смогу, если стану владелицей артефакта. Только так можно остановить Ледяную стражу.

Повернув хранителя, я направила его к выступающей нише, украшенной сосульками. Внутри пещера была вся покрыта льдом. Когти Снежка не позволяли его лапам расходиться в стороны, иначе мы бы не смогли так легко добраться до каменного постамента, тоже покрытого ледяной коркой, на котором стояла Чаша с замерзшей водой. Под слоем прозрачного льда оказался семицветный браслет. При моем приближении он засветился. Я с удивлением поняла, что он создан той же рукой, что и радужный кулон, подаренный мне архом Ровейллом.

Я немного помедлила, но крики донесшиеся эхом до меня, подстегнули действовать быстрее. Как только я прикоснулась к Чаше, она издала громкий звон, похожий на плач, а лед внутри нее стал трескаться. И все-таки я не могла достать украшение. Тогда Шарик дохнул на Чашу, и лед внутри сразу стал таять, открывая доступ к драгоценному и явно не простому браслету. Он поднялся со дна Чаши наверх. Я сняла варежку и взяла его. У меня появилось стойкое желание надеть украшение на руку. Как только я это сделала, замок на браслете защелкнулся и сделался невидимым, а сияние прекратилось. Снять украшение я уже не смогла.

Времени о совершенном думать совсем не осталось. Я слышала звуки сражения, поэтому решила поспешить. Хлопнула по спине Снежка, и он тронулся с места.

Спуск занял меньше времени, чем подъем, и вот мы уже скачем к отряду магов, которые едва сдерживали натиск Стражи – пятиметровых монстров, созданных, словно изо льда. Их тела напоминали туловища львов, а головы напоминали человеческие. С длинными белыми волосами и бородой, с глазами настолько голубыми и яркими, что они, казалось, излучали свет и пронзали холодом насквозь. Эти твари обладали огромной силой, готовые разорвать клыками и когтями. Они напоминали древних мифических существ, прозванных мантикорами, только хвост скорпиона у них отсутствовал, зато имелись белоснежные крылья.

Я увидела Фрая. Тот едва стоял на ногах, но тоже принимал участие в смертельном бою. Возле него сражался Трайген Ихарушат. Значит, он все же нашел наследника. Я остановила Снежка и спустилась с него.

Драконы обступили наследника кольцом и дрались в своей звериной ипостаси. Одни взмывали вверх и бились в воздухе, другие дрались на снегу, ударяя магической волной. Но Ледяной Страже не была страшна их магия, они, казалось, совсем не чувствовали ее. А вот их удары разрывали драконов пополам. Единственное, что могло их задержать, это дыхание огненных драконов. Они боялись огня, не магического, а настоящего. Так же их можно было убить, отрубив голову. И все же перевес сил был на стороне Небесной Стражи. Я с ужасом смотрела на падающие и поверженные тела драконов, на то, как их глаза навечно застывают, как кровь медленно пропитывает снег...

К горлу подступил удушающий комок. И тогда я закричала так громко, как смогла:

– Воины Безмолвия! Приказываю вам подчиниться моей воле!

И те, как по команде, повернули головы. Меня обожгло лютым холодом! Твари тут же прекратили бой и двинулись все в мою сторону. В наступившей тишине слышались хлопанья крыльев и шумное дыхание. Я точно сумасшедшая, раз думала, что смогу их остановить.

Мирайн Темрусс закричал, чтобы все защищали меня ценой своей жизни, и драконы рванули ко мне, закрывая меня своими телами.

Я опустила веки, шепча, как молитву:

– Остановитесь! Прошу… Хватит кровопролития!

От страха я закрыла лицо руками. И хорошо, что это сделала, иначе была бы ослеплена ярким светом. Браслет и кулон так засияли, что Ледяная Стража тут же повернула назад. Я не верила своим глазам, но монстры поднялись в небо и улетели. Произошло все так, как и предсказывала юная провидица, но почему она не увидела браслет? Скорее всего, дело было в Чаше Забвения, которая скрывала артефакт от всех. Монстры стерегли вовсе не Чашу, а браслет, обладающий силой, но вот какой? Это мне еще предстояло узнать.

Я посмотрела на Фрая, мальчик едва стоял в одной белой сорочке и светлых брюках, трясясь от холода. Правая рука его была окровавлена. Он бы упал, если бы Снежок не подставил ему свой бок.

– Шарик, нужна твоя помощь, – произнесла я, ласково обращаясь к хранителю.

Тому и объяснять не пришлось. Он живо подскочил к мальчику и принялся согревать его. Я подошла к снежному дракону и укрыла его плащом, на мгновение прижав к груди. Его белые ресницы, припорошенные снегом, дрогнули. Он с благодарностью принял помощь.

– Ари Мариина, я никогда не забуду, что вы сегодня для всех нас сделали, – тихо сказал Фрай, едва ворочая языком и с трудом разлепляя обмороженные и обветренные губы.

Я похлопала мальчика по плечу и ободряюще улыбнулась.

– Возвращаемся! – скомандовал арн Темрусс отряду, до этого молча наблюдавший за мной.

Мы прошли через портал, забрав с собой разорванные тела двух погибших воинов из клана огненных драконов, принявших уже человеческую форму. По ту сторону пространственного тоннеля нас встретил арх Ровейлл, от одного хмурого взгляда которого хотелось оказаться в безопасном месте. Он, казалось, испытал облегчение, когда увидел меня и наследника, но его глаза все еще смотрели сурово, так как мы вернулись с потерями. Я ждала, что услышу в свой адрес порицание, что мне не стоило одной так рисковать, но арх ничего не сказал, только распорядился отвести меня и Фрая по комнатам и дать нам время восстановиться и отдохнуть. Но о каком сне шла речь после всего произошедшего?

Я волновалась за снежного дракона, он был ранен и долго находился на холоде. Но я также знала, что его жизнь вне опасности, и мальчику оказывают помощь в лечении. Я думала, что не усну, но была так вымотана и морально, и физически, что не заметила, как отключилась после принятия горячего чая с ромашкой. Помню только, как Лария забрала пустую чашку из рук и заботливо накрыла меня теплым пледом. Она ни о чем не спрашивала, но я чувствовала, что моя верная служанка всегда будет на моей стороне, в чем бы меня не обвинили.

На следующий день меня вызвали в Зал Правосудия. Я стояла перед правителями, как и в первый день своего пребывания в этом мире, не опуская головы, хотя понимала, что за произошедшее я, как Наставница, не проследившая за вверенными мне детьми, должна понести наказание. Я безмолвно принимала все высказывания драконов, хоть они и задевали мое достоинство.

– От такой глупой человеческой женщины ничего другого не стоило ждать. Рано или поздно должно было произойти подобное несчастие, – первой высказалась повелительница Сапфировых драконов Морвейн Диашаресс. – Мало того, что она допустила исчезновение наследника Ихарушата, так она едва не убила остальных детей!

– Она совершила опрометчивый поступок, рискуя жизнями высокородных отпрысков. Ей нет оправдания! – произнес Асгейр Шагнерат.

– Как она вообще додумалась отправиться в Заснеженную Пустошь? На что она надеялась, не имея и капли магии в своей крови? Ведь даже отряду лучших воинов и магов не под силу сражаться с Небесной Стражей!

Я видела, как кивали драконы, соглашаясь с последним высказыванием сумеречного правителя Тайна Виамерана, и все же в душе рос протест. Я в равной степени рисковала своей жизнью и смогла предотвратить беду. Да, есть потери, но их было бы в разы больше, не вмешайся я.

Арх Ровейлл призвал всех к тишине.

– Слово дается арну Трайгену Ихарушату, пусть поведает нам о том, что произошло.

Рядом со мной встал ледяной дракон.

– Великие и мудрые драконы! Во время моей лекции близнецы перенесли наследника клана Ихарушат при помощи созданного ими нового артефакта. Если кого и стоит наказать, так это меня. Как Вы правильно заметили, ари Мариина – человек, она не обладает магией, но, тем не менее, она готова была отдать свою жизнь ради всех нас. Думаю, она осознавала всю ответственность решения. Я же должен был понять, что устройство золотых драконов небезопасно, но не предпринял никаких действий. Я даже не смог защитить, как следует наследника, поэтому готов смиренно принять Ваше наказание.

И гордый ледяной дракон опустился на колени…

Я не смогла сдержать своего удивления. Арн Ихарушат готов был принять весь удар на себя, и он заступился за меня, за обычную человеческую женщину!

– Довольно, арн Трайген. Пусть теперь арн Темрусс расскажет о произошедшем в Пустоши, – произнес арх Ровейлл.

– Мы как раз вовремя смогли подоспеть, – тут же ответил правитель огненных драконов. – Арн Ихарушат смело отражал удары Ледяных воинов. Он один смог продержаться до нашего прихода, защищая наследника, но Небесных Стражей становилось все больше. Даже используя все силы, мы не могли остановить их. Тогда появилась ари Мариина, и все Воины бросились на нее. Я приказал своему отряду защищать Наставницу. Казалось, Воины Пустоши готовы были уничтожить нас, как ари Холлиатшар засияла. Свет был настолько ослепителен, что глазам было больно смотреть. Когда сияние померкло, стало ясно, что Стража покинула нас.

– Благодарю, арн Темрусс, – медленно произнес повелитель Радужных драконов. – Теперь хотелось бы услышать разъяснения ари Мариины, почему она последовала за наследником.

Все взгляды устремились на меня.

– Я никогда бы не отправилась в такое опасное место и никогда бы не стала подвергать риску жизни своих воспитанников, если бы не предсказание ари Лиайи…

– Юной провидицы? – переспросил арх Ровейлл, приподняв в удивлении рыжую бровь. Он перевел свой взгляд на молчаливого повелителя Всезнающих драконов – Нордалла Киэрессара. – Что же она сказала, раз вы передумали?

– Она сказала мне, что только я смогу остановить Ледяных Стражников, иначе все погибнут.

– И вы доверились ее предсказанию? – спросил арх.

– Да. У меня не было причин не доверять словам провидицы. Ари Лиайя никогда еще не ошибалась.

А про себя подумала, кроме одного предсказания – видения моей смерти.

– А если допустить, что провидица могла ошибиться? Вы осознаете, к чему бы это привело? – настойчиво продолжал правитель Радужных драконов.

– Да… – тихо ответила я. – Но она не ошиблась. Благодаря ее видению были спасены многие жизни, в том числе и наследника Снежных драконов.

Правительница Сапфировых драконов презрительно фыркнула, намереваясь произнести очередную гневную речь, как арх поднял ладонь, призывая не встревать в разговор.

– Расскажите, ари Мариина Холлиатшар, как все произошло.

– При помощи того же устройства, каким был перемещен наследник, я отправилась в Пустошь с двумя хранителями. Лиайя видела в моих руках Чашу Забвения, она сказала, если я к ней прикоснусь, то смогу остановить Стражу. И я смогла найти ее, услышав ее печальный и мелодичный звон. Но провидица не увидела в Чаше Радужный браслет, я уверена, именно его стерегли Воины Пустоши и именно он остановил их своим сиянием...

– Браслет? – драконы заволновались. – Уж не хочет ли она сказать, что теперь он у нее? Это невозможно! Неужели он существует? – раздалось со всех сторон.

Почему-то мне показалось, что арх Ровейл и арн Нордалл совсем не удивились. Я подняла правую руку и потянула за край рукава, открывая взору драконов Радужный браслет. А он, словно красуясь, сверкнул радугой цветных камней.

– Браслет Божественной Искры! – ахнули правители. Некоторые даже взволнованно повскакивали с золотых тронов. – Но как? Почему он у нее?

Я не совсем понимала негодование правителей, но одно знала точно: этот магический артефакт очень древний и ценный и он достался человеку, что уже было неправильно. Кажется, меня будут ненавидеть еще больше за то, что посмела овладеть такой редкой вещью, а еще явно пополнится список желающих меня пристукнуть, чтобы завладеть этим браслетом. Я видела, как глаза некоторых драконов наполнились жаждой обладания, они не отрывали взоры от сверкающего украшения. Неудивительно, похоже, что браслет обладает неиссякаемой силой. И, если судить по названию, в нем заключена Искра Божественного дракона.

Я опустила руку, скрывая под тканью блеск браслета.

– Да как она посмела присвоить его себе! – произнесла ари Туриния, которой позволялось присутствовать на всех собраниях рядом с мужем. – Чужачка! Ей мало было получить бессмертие, она захотела стать равной драконам!

– Изгнать ее! – послышалось вслед словам ари Туринии. – Браслет не должен принадлежать человеческой самке!

– А кому должен? – тут же раздался громогласный голос арха Ровейлла. – Боги призвали в наш мир чистую душу, они же позволили ей владеть браслетом. Кто-то хочет оспорить это право и пойти против воли Богов? Или забыли о старом предании?

А в ответ гробовое молчание.

– Ари Мариина все еще Наставница ваших отпрысков. Боги на ее стороне, раз хотят защитить ее. Кто теперь посмеет ей навредить? Сила браслета убьет всякого, кто вознамериться причинить ей вред. Вы должны радоваться, что отныне ее жизнь вне опасности, как и жизни наследников. Пожелав силу Божественной Искры, вы позабыли о собственных детях!

Кажется, драконы пришли в себя. Блеск наживы угас в их глазах.

– Это не избавляет ее от заслуженного наказания. Она должна была лучше приглядывать за нашими детьми. Хватает того, что она вкладывает в их головы опасные мысли, – возразила драконица Диашаресс, не желая отступать. – Она заставляет их работать подобно смертным, говоря о равенстве всех живущих на Аламионе существ. Просто неслыханно! Где это видано, чтобы дракон был равен человеку?! Я считаю, ее надо лишить статуса Наставницы и позволить ей остаться во дворце до совершеннолетия драконов. Ее место должна занять более достойная самка.

– И я полагаю, у вас уже кто-то есть на примете? – с интересом спросил арх Ровейлл.

– Разумеется, – ответила ари Морвейн, кивнув.

– Так считают все? – обратился арх к правителям.

Драконы находились в смятении. Недавно они готовы были изгнать меня, теперь же переглядывались, ожидая, что кто-то выскажется.

– Стоит ли нам проголосовать, чтобы принять окончательное решение? – предложил Радужный дракон. Не получив ответа, он запустил шар по кругу.

Правители, как и много лет назад, прикасались к нему. В итоге мнения разделились пополам.

– Лиайя – одарованное с рождения дитя. Я не стал бы сомневаться в ее предсказании и поступил бы так же, окажись на месте ари Мариины. Я отдаю свой голос за нее, – произнес правитель всезнающих драконов.

– Она спасла моего сына, я не могу голосовать против, – сказал Орланд Ихарушат, впервые вставший на мою сторону.

– Я свое мнение не поменял, – высказался арн Энлиф Ошеран, задумчиво тронув струны лиры, которую держал в руках.

– Я благодарен ари Мариине за спасение наследника и своего отряда, – произнес Мирайн Темрусс. – Я в неоплаченном долгу перед ней.

– Я также отдаю свой голос за человеческую женщину, – арх Ровейлл сделал паузу, – и раз мнения разделились поровну, окончательное решение должен принять я, – взгляд радужного дракона переместился на меня. – Поэтому ари Мариина, несмотря на своевольный поступок, остается во дворце и в статусе духовной Наставницы. Что же касается ледяного дракона… Поднимитесь с колен, арн Ихарушат! Вашу судьбу я решу позже, на данный момент вы временно отстраняетесь от занятий.

Я покинула Зал Правосудия с двояким ощущением. Я чувствовала облегчение и радость, что все закончилось. Что несмотря на все пережитое, я, наконец, смогу вздохнуть свободно. Я прикоснулась к браслету, почувствовав неожиданно тепло. Неужели он способен защитить меня? А что касается отношения драконов ко мне…

Я всегда мыслила позитивно. Настолько свыклась с мыслью, что правители недовольны тем, что я занимаюсь воспитанием их детей, что перестала на это реагировать. Впрочем, как и сами правители. При случайной встрече со мной, они делали вид, что не замечают. А сегодня они откровенно меня удивили, отдав половину своих голосов за мою скромную персону. На такое я даже во сне не надеялась!

Подойдя к дверям комнаты, сразу не сообразила, что привлекло мое внимание, а когда подняла с пола взгляд, встретилась с десятком разноцветных пар глаз. Дракошки дожидались меня у покоев, видно, сильно волновались. Я тут же улыбнулась им, и с их лиц исчезло напряженное выражение. Особо несчастными выглядели близнецы, из-за которых вся каша и заварилась.

– А кто это тут отлынивает от занятий? – поинтересовалась я намеренно бодрым голосом.

– Наставница! – подали голос расстроенные янтарные драконы. – Вас же не выгонят из-за нас?

– А почему вы так решили? – удивилась я.

– Лиайя так сказала! – хором произнесли близнецы с обидой в голосе, начиная подозревать девочку в том, что она специально солгала им.

– А чтобы в следующий раз сто раз подумали прежде, чем пошутить. Из-за вашей шутки погибли лучшие маги и достойные драконы своего клана, а ари Мариина вынуждена была держать за вас ответ перед всеми правителями, – ответила Лиайя, ничуть не раскаиваясь во лжи. – Не говоря уже о том, какие трудности ей пришлось пережить. Это вас нужно было поставить перед всеми в Зале Правосудия, а не Наставницу!

Драйн и Торин заметно побледнели, представив себя на моем месте. Они все еще ожидали своего наказания и готовы были принять любое, только не публичное. Поркой их не испугать, даже лишением любимых сладостей, но они жуть как боялись предстать перед правителями. И все же близнецы были в своем роде уникальны, они придумали устройство телепортации, которое могут использовать даже те, кто не обладает магией.

– А что суд решил по поводу арна Трайгена? – спросил Фрай.

– Его пока отстранили от занятий, но будем надеяться, что это временная мера. А как ты сам? – спросила я снежного дракона.

– Спасибо, ари Мариина, как видите, и следов не осталось, – он протянул свою руку и показал. Так и есть, никаких даже царапин не видно.

Фрай улыбался. Как непривычно. Его всегда сосредоточенное и серьезное лицо совершенно изменила улыбка. После стольких лет замкнутого поведения он, наконец, приоткрыл дверь в свой внутренний мир и тот оказался кристально чистым и незамутненным. В его голубых глазах растаяли льдинки, теперь там притаилась непривычная теплота, которой так не хватало его холодному сердцу. Снежный принц оттаял, и мне показалось, он совсем не злится на близнецов. Похоже, они все решили без меня, примирившись наедине.

В глазах защипало от слез. Мои такие родные, шебушные, умные не по годам, почти взрослые, но такие трогательно милые еще дети, как же я вас всех люблю!

Улыбнувшись, я расставила руки, подзывая воспитанников к себе. А тех и просить дважды не надо было. Они с радостным шумом бросились ко мне, как и в детстве, пытаясь уловить свою частичку счастья.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю