332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Тальяна Орлова » Хана драконьему факультету » Текст книги (страница 4)
Хана драконьему факультету
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 12:03

Текст книги "Хана драконьему факультету"


Автор книги: Тальяна Орлова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц)

Глава 6

Первый учебный день я ждала, и все равно он наступил неожиданно. Мы с Данной с утра носились по замку, в последний момент вспоминая то о забытых пособиях, то о неполном комплекте письменных принадлежностей.

– Ты чего вырядилась? Надевай сразу форму! – крикнула Данна в очередной раз. – Будто у тебя будет время переодеваться перед лекцией!

– Да, а первую лекцию у вас читаю я, – прокомментировал ректор. – И я вам обеим по дополнительному заданию выпишу, если опоздаете.

Я остановилась и скептически скривилась в его адрес:

– Господин ректор, нам будет очень сложно опоздать без вас. В одной повозке едем, не забыли?

– Кларисса! – он глянул на меня, чтобы ответить, но вспомнил о более важном: – Где артефакт? Ты обязалась его носить, чтобы не допустить паники.

– Точно, забыла! – я полетела назад в свою комнату.

Ошейник больше напоминал украшение, но всем учащимся и преподавателям ясно его предназначение – артефакт помешает моему мгновенному обращению. Не то чтобы он сдержал меня, если мне приспичит его снять, но окружающие чувствуют хоть какую-то гарантию. Ректор тем временем продолжал покрикивать – благо кандидаток хватало:

– Данна! Сними этот пиджак! Вышивки на академической форме запрещены!

– Точно! – эйра полетела в свою спальню. – Забыла, что эту красотищу можно надевать только в те дни, когда ты у нас ничего не ведешь! Кларисса! – она голосила громко, чтобы я расслышала через стену. – Там одна вышивка на рукаве не закончена! Я могу попросить тебя по-родственному завершить работу? Не посчитаешь оскорблением?

– Кларисса! – так же зычно заорал ректор. – Чтобы сегодня же вечером ты убрала все свои вышивки с формы моей дочери, это приказ!

– Да без проблем! – ответила я ему и добавила громче: – Какие еще оскорбления, Данна? Конечно, закончу! Тебе, кстати, синие лилии по воротнику очень пойдут! Все драконы предпочитают золотой кант, но моду пора менять!

– Я как раз о синих и подумала! – обрадовалась она, выбегая в коридор. Глянула на отца и изобразила виноватый вид: – Мы о вышивке на вечернем платье говорим, а не то что ты подумал!

Ректор почти спокойно резюмировал:

– Как так получилось, что вы превратились в близняшек?

– Не преувеличивай, пап, – Данна схватила его под локоть и подтолкнула в сторону выхода. – Приглядись, мы вообще не похожи! Кларисса же белая как смерть!

– А драконы черные аки бесы, – вернула я ей маминой фразой.

Ректор попытался схватиться свободной рукой за голову, но я тоже вцепилась в его локоть и успокоила:

– Все идет отлично, господин ректор, у вас железные нервы! Кстати, я теперь оценила ваш юмор.

– Какой еще юмор, боюсь спросить?

– Ну как же, только драконы являются в академию в день начала занятий. Я все не понимала почему, но теперь-то очевидно: это же единственный способ заставить их побегать! То ли дело ведьмы, которые приехали за три дня и теперь церемонно идут на занятия, уже давно готовые!

– Мне эта ситуация виделась с другой стороны. Ну ладно, пусть хотя бы в твоем больном воображении я позаботился о ведьмах и веселюсь над бегающими драконами.

– То ли еще будет, дорогой, то ли еще будет! – поддела я. – Кстати, предлагаю никому о нашей помолвке не сообщать, неловко как-то.

– А вот это невозможно. Все уже в курсе, разумеется. Я хоть и не первый наследник Дикранов, но все-таки эйр. А для простых людей нет забавы интереснее, чем мусолить личную жизнь эйров.

Ничего, переживу. Надеюсь, мне не будут задавать много вопросов о том, как такая странная романтика сложилась. Вот только сразу после появления на территории академии я поняла, что в данной огласке виноваты вовсе не традиции драконов, а непосредственно мои дружеские связи…

– Ты че уставился? – голосила Мия, узнаваемая издали по одной лишь интонации. – Да, моя дорогая Кларисса теперь еще и невеста господина Дикрана! А ты имел наглость с ней в столовой спорить. Подошел бы, извинился, приличия ради. Да плевать мне, что ты дракон, не из чистокровных же!

Я поспешила побыстрее свернуть к драконьему корпусу, чтобы выложить лишние учебники. Успела заметить только, что рядом с Мией стоит ястреб и с обожанием рассматривает свою излишне прямолинейную зазнобу. Только в его глазах она выглядела не скандалисткой, а незатыкаемым светочем истины. Так Мию еще и со временем изберут главой какого-нибудь ястребиного клана.

С Лайной мы успели обсудить последние события, когда вместе бежали в учебный корпус.

– Мираши прекрасно себя чувствуют, – отчитывалась соседка. – Я подала заявку на расширение помещения! Ты со своей стороны тоже на ректора надави!

– Да зачем им еще больше пространства? – удивилась я. – По-моему, наши мираши сейчас устроены лучше многих горожан…

– Может, хотя бы это поможет для размножения! – уверенно давила она. – Не могу понять, почему они никак не хотят размножаться: мы и питание им обогатили, и условия создали идеальные. О, как я хочу подержать на руках новорожденного мирашонка!

Мне уже было страшно, чем смешно, наблюдать, как эта немного двинутая на науке особа мечтательно закатывает глаза и прижимает руки к груди. Если аморфы сподобятся, то у их чада будет самая отчаянная и ревностная нянька. Не стала говорить вслух, что потому-то они и не размножаются: хоть у тварей нет мозга, но даже им на интуитивном уровне понятно, что мирашонка избалуют до невменяемости.

Заметив несколько заинтересованных взглядов в стороне, я переключилась на другую тему:

– Лайна, а как ты относишься к моей помолвке?

– Да как тут относиться? Все же очевидно – никто с генетической точки зрения не может просчитать, кто родится от смеси змеиной и чистой драконьей крови. Вполне возможно, что совет эйров готов принять тебя, но другие угрозы им определенно не нужны. Потому тебя выдают замуж за опытного и искусного в магии мужчину, который точно сможет проконтролировать, чтобы ты никаких детей не родила.

Я согласно кивнула – ее холодный научный расчет в этом вопросе был куда уместнее притянутой за уши романтики. Однако Лайна еще и добавила:

– Хотя я бы посмотрела, что получится! Я пыталась вывести формулу – с некоторой долей вероятности это будет сверхсущество, способное объединить сильные стороны обеих рас. Но при определенном раскладе останется только скрытый магический резерв с…

Я прервала:

– На мирашей лучше смотри! Мы с женихом сами разберемся, как нам размножаться!

– Как вам не размножаться, – поправила заучка с ударением на «не». – Это, по сути, и есть главное требование совета эйров.

Вот и началась такая долгожданная учеба. Новенький отремонтированный корпус, слабый терпкий запах краски, а в остальном будто ничего за четыре месяца и не изменилось. Я даже по привычке смотрела на нашего преподавателя влюбленными глазами, как в самый первый день присутствия на его занятиях. Он как был впечатляющим – таковым же и остался.

– Начнем с проверки, насколько надежно выветрились знания из ваших голов, – ректор уничтожал взглядом всех по очереди, остановился на мне: – Реокка, ты первая – у тебя вид стал увереннее, надо вернуть твою самооценку на землю. Чего улыбаемся, Сокран? Пойдешь к доске следующей. Плакать можно, но только на последней парте, чтобы остальных не отвлекать. Куда все на последнюю парту рванули?

Как же я по всему этому скучала…

* * *

Несколько дней пробежали почти незаметно. Никаких острых изменений в отношении к моей персоне я не заметила. Зато на меня теперь никто не косился, когда в столовой я уверенно шагала к ведьмам. Из странной дикарки я превратилась в статусную странную дикарку – и той заочно выписывалось право вести себя как угодно без нареканий. Даже недовольство в группе сошло на нет, мое бедное происхождение перестало всех волновать до такой степени, чтобы об этом заявлять в голос.

Я не интересовалась специально, но каким-то образом узнавала – будто бы сознание выхватывало важные обрывки любых разговоров вокруг. Выпускникам изменили расписание, многие – у кого нет проблем с успеваемостью – выйдут на закрытие последней сессии уже на будущей неделе. У остальных будет возможность доучиться оставшийся семестр. В связи с этим преподаватели перегружены – собственно, это одна из причин, почему мне даже не подумали назначать факультативные занятия, как делали раньше. Да и с точки зрения ректора, вполне логично дать мне обычное драконье образование и не рисковать выходом за рамки.

На практикумах по магии я по-прежнему особенно не выделялась, но и не была в числе самых отстающих. Абсолютное большинство заклинаний мне давалось, изредка эффекта не было никакого или он отличался от задания – и в этом случае профессорам оставалось только пожать плечами, попросить повторить и, при том же результате, поставить в графу плюсик. Мол, им-то откуда знать, справляюсь я или нет, если они представления не имеют, как на моем месте должна справляться Змея?

* * *

Однако через три дня академию ждало новое потрясение – почти такое же колоссальное, как первое явление Лорки в это сообщество. Вначале я даже глазам своим не поверила, но ахнула, когда разглядела вошедшую в аудиторию.

– Это наша новая студентка – Кирсанна Реокка, родная сестра Клариссы, – оповестила преподавательница.

– Тоже из нищих? – выдохнула Сокран.

– Тоже из змей? – напряженнее пропела Ликран.

– Никак нет, – отрезала за всех Лайна. – Судя по цвету волос, в ней нет ни змеиной, ни драконьей крови! Тогда что здесь происходит?

Кларисса была блондинкой, но ее волосы светились золотом – сильное отличие от моего платинового окраса. Но у преподавательницы уже, видимо, были инструкции на все вопросы:

– Прекратить препирательства! Для того студентка и здесь. Мы должны это выяснить и не пропустить каплю редкой крови, если таковая имеется. Прошу любить и жаловать!

У меня была возможность переговорить с Клариссой позже, и она сразу начала заламывать руки и стенать:

– Почти связали и привезли сюда под конвоем! За что папенька меня так невзлюбил? Я же все равно учиться не хочу!

– А ты и не будешь, – успокоила я и повторила тот самый план, который предложила ректору.

Девушка быстро успокоилась и обрадовалась:

– То есть мне надо просто числиться в списках и все заваливать? Какая прелесть, с этим я справлюсь. А здесь вечеринки часто проводят? О, а когда меня вышвырнут, то необязательно же отцу сразу об этом сообщать, можно еще месяцами жить в столице!

В общем, она была довольна. Как и я – хотя бы тем, что каждый получил часть того, что запрашивал. Ректор все предусмотрел: Клариссе даже выделили отдельную комнату без соседки, чтобы никто не мешал новой студентке целыми днями лентяйничать.

Она за это дело и взялась: пару дней учебы вообще пропустила, равнодушно выслушала замечания, тщательно пропуская их мимо ушей. Но через неделю начала являться на лекции чаще, а вид у нее стал унылым и заторможенным. Конечно, я поинтересовалась причинами.

– Хожу от скуки, иначе в четырех стенах с ума сойду, – объяснила Кларисса. – Хороша здесь только столовая. Вот туда я как штык, по расписанию являюсь. Сажусь к бытовому – тем просто любопытно, а по положению они примерно равны мне.

– Это я заметила. Но что с твоим настроением? Разве сложно перетерпеть немного, чтобы отца успокоить?

– Сложно! – выкрикнула она. – Это тебе, Лорка, все просто, а я так не могу.

– Да чего ты не можешь? – я никак не улавливала ее беду.

– Презрение это выносить. Я ведь сразу сюда не хотела – мне все эти титулованные высокомерные снобы неинтересны. И вот я посреди них. Да еще и в роли попрошайки. Мне уже несколько раз прямым текстом об этом сказали – дескать, вторая торгашка на драконьем факультете, мир уже рухнул, пляшите кикиморы. Но если у тебя еще есть какое-то право здесь находиться, то у меня его нет. Я из богатой и уважаемой в своем городе семьи, Лорка! Но им на это плевать, они дальше титулов ничего не видят.

Вот этого-то я не учла. Все недовольство, адресованное мне, перенесли на Клариссу. Но она не могла прикрыться ни правом крови, ни статусом невесты какого-нибудь высокопоставленного мужчины. И Кларисса всегда этот высший свет не выносила – как раз потому, что ее растили в прекрасных условиях, дали великолепное образование, баловали как принцессу, но здесь подобное не имеет ровным счетом никакого значения. Я поднялась совсем с низов, но это, возможно, было в некотором смысле проще, ведь я никогда не была избалованной и ожидающей соответствующего отношения.

Обняла ее и заверила:

– Начни с того, чтобы в столовой ко мне присоединяться.

– Куда? К ведьмам? – расхохоталась она. – Я бы еще с ведьмами общалась!

Вот и дилемма, которая мой путь сделала не таким тернистым. Если уж я не придавала значения титулам, то в обе стороны, Кларисса же приучена мыслить иначе: сверху на нее должны смотреть как на равную, а вниз она сама смотреть не хочет. Невзирая на всю нашу разницу, мне стало ее жаль. Ведь это издержки воспитания, которые тут у многих наблюдаются.

– К драконам, – неожиданно для самой себя предложила я. – Мы же с тобой на драконьем учимся, так почему бы нам не обедать с драконами?

– Это еще хуже! Уж лучше я буду смотреть на ведьм как на грязь, чем на меня будут смотреть как на грязь!

– М-да… Непросто тебе живется. Попробуй еще нащупать тот самый промежуточный вариант, где ты почувствуешь себя в своей тарелке.

В принципе, я его нащупала, только Клариссе не понравилось:

– Орин?! – закричала она на всю столовую. – Ты здесь?!

Лис обернулся на вопль и благостно заулыбался:

– А где мне еще быть, если я именно здесь и учусь?

– Сукин сын!

– И я рад тебя видеть. Садитесь, Клариссы, рассказывайте, как дела.

– Да я тебя придушу! – она подалась к лису, но тот под мелодичный смех Оли увернулся. Тогда она и мне высказала: – Почему ты его до сих пор не придушила?! Ведь я же просила!

И правда, чего это я такая нерасторопная? Но в данную секунду показалось неуместным рассказывать, что Орина и Оли считаю хорошими друзьями и обязана им жизнью. Бойкого лиса она схватить не сумеет, а вот мои глаза как раз в легкой доступности от ее ногтей.

Я осмотрела зал на предмет других вариантов. Но Орин распознал ход моих мыслей и угрожающе промурлыкал:

– Только не к волкам. Посчитаю личным оскорблением и отомщу.

Я с сожалением оторвала взгляд от могучей фигуры Карина и начала рассуждать вслух:

– К магам не пойдем – их всего несколько осталось после массового ареста. И оставшиеся наверняка ненавидят меня посильнее, чем ты – лис. К ястребам не пойдем – от них мы обе наслушаемся, что ректор злоупотребляет своим положением и скоро всю мою родню пристроит без повода и заслуг. Так… К бытовому или ведьмам? Но только посмей сказать им что-то оскорбительное! Я не отомщу, но лисы отомстят – им только в радость…

– Идем к драконам, – нехотя выбрала Кларисса. – Постараюсь привыкнуть. Ты ведь как-то привыкла.

Я посчитала это прогрессом, но радоваться не спешила. Сама откладывала до сих пор идти в драконий сектор, ведь Сат пока еще присутствовал в академии. Что ж, наступило время! Это я не ради своих интересов сдержаться не могу, а только из-за одинокой сестренки стараюсь. Да и как же глупо – продолжать избегать друг друга, когда у нас и без того осталось совсем немного времени для случайных встреч.

Глава 7

Данна с Сатом замолчали при нашем приближении. Они, как обычно, сидели рядом и обсуждали дела семейные, не ожидая посторонних. Данна с Клариссой уже была знакома, потому сгладила обстановку приветливым:

– Привет, Кирсанна! А я все беспокоюсь, куда же ты пропадаешь каждый раз. Вроде бы учишься, но так незаметно, что папа даже первого твоего экзамена дождаться не может, чтобы выкинуть из окна твои документы.

– Я сюда не учиться пришла, – хмуро ответила Кларисса. – А жениха искать. По версии уже моего папы.

– Как большинство студенток, – наконец-то подал голос и Сат.

Мне показалось, что в его реплике прозвучал скрытый упрек, потому нервно ответила:

– На меня не намекай! Тебе ли не знать, как я оказалась в статусе главной академической невесты? – села без приглашения на свободное место, указала взглядом на стул Клариссе. – В общем, что-то опять идет не так. У меня ощущение, что я как сразу неправильно родилась, так с тех пор неправильно и продолжаю. Сестрица вон, теперь тоже получает за компанию. Данна, хотя бы ты можешь не издеваться над ней? Ведь это решение твоего отца!

– С твоей подачи, – Данна отбила обвинение без злости. – Да я разве издеваюсь? Просто правду говорю. Кстати, Кирсанна, а ты тоже хорошая швея? Можем договориться, на какой почве дружбу водить. Твоя сестра рассказывала, как иглой себе путь наверх пробивала? Прошивала? Прокалывала? Я запуталась, как правильно говорить.

– Все не так было! – я подалась вперед, взглядом призывая ее замолчать.

Но Клариссу нельзя назвать несообразительной – она двинулась туда же и, скосив глаза на мое лицо, поинтересовалась почти нейтрально:

– То есть, называясь именем Клариссы Реокки, ты здесь и черной работой не брезговала? Если я сейчас под пол провалюсь от стыда, то попаду в центр земли или в какой-нибудь магический подвал?

– В продуктовый склад, – подумав, ответила я.

– Тоже неплохо. Все лучше, чем пытаться осознать. Что-то столичная жизнь сильно отличается от того, как я ее запомнила.

– Ох, девочки, вы вообще на сестер не похожи… – сделала вывод Данна.

Сат же, которому была известна вся подоплека, невесело усмехнулся:

– Я, кстати, с этим могу помочь. Не с проваливанием в продуктовый склад, а со столичной жизнью. Дотяни до выходных и не возвращайся. Я создам иллюзию – будет ходить на занятия и иногда кивать. С членораздельной речью, правда, пока не справлюсь, тут уж извини.

– То есть никаких отличий от настоящей Кирсанны на занятиях! – засмеялась Данна.

Кларисса же не восприняла как шутку и в изумлении уставилась на него:

– Серьезно? Вы мне поможете, достопочтимый господин?

Я подпела с тем же удивлением, для начала запоздало представив:

– Сатом его зовут. Но повторюсь – вы ей поможете, достопочтимый господин? И что же ждете взамен?

– Ничего не жду, – он глянул на меня. – Это мой дипломный проект, рассматриваю как практику. И уже вижу, что лучше бы… твоей сестрице действительно оказаться подальше отсюда. Пусть веселится, пока ты учишься, вы ведь обе именно этого всегда и хотели.

Кларисса, наверное, удивилась его осведомленности, но благодарила искренне. Через пять минут она уже счастливо смеялась:

– А если мой двойник еще и экзамены в конце семестра кивками сдаст – я не обижусь! Чем дольше отец не узнает о моем отсутствии в академии, тем лучше. Спасибо, Сат! Должна взять свои слова обратно – я, грешным делом, раньше думала, что с драконами очень сложно договариваться!

– Остынь, – он к ней подчеркнуто не обращался по имени. Наверное, не хотел называть фальшивое, как и выдавать ее перед кузиной. – Я помогаю не тебе. Просто вижу, кому ты доставляешь забот. Пока я здесь – у твоей сестры не будет проблем, от которых я не могу ее избавить.

После этого мне расхотелось улыбаться, да и Данна поникла. Одна Кларисса не до конца понимала, что происходит. Но ей было достаточно его обещания. Мне же стало немного тоскливо – отчетливо вспомнилось желание Сата всегда участвовать в решении моих проблем, даже когда меня это раздражало. В этом весь он – в этом та его часть, с которой я долго не могла примириться. Как же теперь забавно выглядят мои прежние тревоги.

Данна, как всегда делала, постаралась как можно быстрее смягчить обстановку, переключая тему:

– Сомневаюсь, что иллюзия продержится долго после того, как Сат выпустится! И пусть она не попадается на глаза моему отцу – он вмиг раскусит. Кстати, а вы знаете, что Сат первым прошел все предварительные экзамены? И оценки только отличные!

– Отличные? Даже не хорошие? – отозвалась я, разглядывая свои пальцы. – Похоже, ты ждешь не дождешься, когда сможешь покинуть академию.

Он ответил:

– Осталась всего неделя. Уверен, диплом я защищу тоже на отлично. Иллюзия продержится еще несколько недель, если ее не раскусят. А потом…

Я сузила глаза, поймала его взгляд и вкрадчиво предложила:

– А потом ее могу поддерживать я. Если ты научишь как!

Взгляды зацепились и уже не хотели быть разорванными. Сат не заметил, как тоже прищурился и подался немного в мою сторону:

– Наверное, ты потянешь эту магию. Можем попытаться… Только ради твоей сестры, конечно!

– Только ради нее, так страдает…

Прямо между нами в воздух вонзилась ладонь, а криком Данна подчеркнула свое возмущение:

– Никаких совместных учений! Вам вообще общаться нельзя, забыли? Ау, мачеха будущая, очнись! А ты, наследничек рода, куда пялишься? Вокруг вон сколько красивых эйр!

Красивых эйр, как, впрочем, и любых других эйр, кроме Данны, в столовой не было ни одной, но ей удалось заставить его оторвать взгляд от моего лица и виновато уставиться на край стола.

– Не поняла, – медленно произнесла Кларисса. – Почему им нельзя общаться? И зачем мы как раз сюда шли, если им нельзя общаться? Из-за меня, что ли?

– Да не твоя это вина, – Данна досадливо морщилась. – Этот тут все дни сидит и придумывает, под каким предлогом к Клариссе подойти, а я вовремя пресекаю все предлоги. Но нет же, она сама повод нашла, а я не могу сидеть сразу на двух сторонах. В общем, это был вопрос времени. Но ничего, еще неделька – и Сат защитит свой диплом.

– Я не предлог! – немного закипела Кларисса. – Я тут действительно страдаю! – и поспешила добавить: – В общем, договорились. С тобой приятно иметь дело, Сат! Если папенька поинтересуется, то скажи, что я с тобой заигрывала, как отважная охотница за титулами, из кожи вон лезла, но ты не сдался, молодец!

И поспешила улететь. Сат ей вслед все-таки ответил:

– Да без проблем. Я тут только и делаю, что не сдаюсь ни одной охотнице за титулами.

Грустный он какой-то, раздавленный. Я бы его попыталась развеселить, так Данна помешает. Она не одобряет мой союз с ее отцом, но понимает его суть, а в нашем с Сатом случае сразу сути не понимала. После побега Клариссы и для меня не осталось повода здесь находиться… Ну разве что сам обед. Вон ведь девчонки-служанки готовы принести и для меня поднос, зачем их заставлять бегать за мной по всей столовой?

Через две минуты я размешивала ложкой бульон и изображала, что только затем здесь и нахожусь:

– На отлично, значит? Так их, этих преподов, не дай им ни единого шанса к тебе придраться! Уже решил, чем будешь заниматься после? Ты, как понимаю, можешь выбрать себе любую должность – и даже если такой не окажется, то специально под тебя придумают. Если будет занята – так освободят.

– Я еще не решил. Время есть, меня никто не торопит.

– В политику иди, – я возомнила, что имею права давать Сату советы. – Я серьезно! Не знаю никого другого с такой же широтой мышления и умением принимать любые странные новаторства.

– Я подумаю, – он наконец-то улыбнулся. – Мой отец занимается налогами, например.

– А ты занимайся реформами! – я вовлекалась все сильнее. – Налогами я потом займусь, у меня только с математикой ладно.

– Договорились, – он постепенно забывался и выдавал тихий смех. – Отлично, профессии себе расписали. Что дальше? Зоны влияния тоже поделим, чтобы никогда не встречаться?

– Поделим! Но только потому, что я больше ничем заниматься и не способна – не швейную же мастерскую мне открывать. А в магии меня сильно ограничивают – всё боятся, что я чему-нибудь страшному научусь. Научишь меня чему-нибудь страшному напоследок?

– Разве что создать моего двойника. Можешь придумать себе что-нибудь страшнее?

– Сат, который молчит и только кивает? Да это же собеседник мечты!

– Главное, чтобы его профиль получился таким же идеальным, а остальное уже не так важно.

Данна забурчала, прерывая мою очередь отвечать:

– Разошлись-то, разошлись… Успокойтесь вы уже – первая любовь проходит. Но вы просто не можете ее отпустить! Доедайте и расходитесь в разные стороны! Ох, нелегкая мне предстоит неделька. Ты чего в супе ковыряешься, Кларисса? Заглатывай прямо с тарелкой, потом переваришь – ты змея или кто? А ты, Сат, убери свои ресницы! Я же вижу, как ты ими пытаешься свидание назначить!

– Куда я их уберу? – удивился Сат. – Вовнутрь? И я ничего такого не пытаюсь.

– Замолчи! Я уже мысли твои научилась читать! «Вот бы я потерял навеки память» или «Вот бы сейчас небо рухнуло на землю, оставив в живых только меня и Клариссу»!

– Вообще не угадала.

– Дожевывай, я сказала!

– Ты как с первым наследником рода разговариваешь?

– Так, чтобы он услышал!

– Даже ведьмы через двести метров расслышали. Угомонись, Данна, я уже закончил с обедом. И с Клариссой. И с тобой.

Она его все-таки прогнала. Спасибо ей за это огромное, потому что я с этой задачей вообще никак не справляюсь. Хотя жаль, что она такая бдительная, ведь всего лишь неделя осталась – неделю можно и помучиться в полную силу. Неужели она считает нас с ним настолько несерьезными, чтобы мы прямо в столовой устроили первую внебрачную ночь? Фи! – как выразилась бы настоящая Кларисса. Нам же надо просто – пару заклятий отрепетировать, да о жизни поболтать.

* * *

Иллюзия была настолько безупречной, что я сама обманулась! После выходного, увидев Клариссу в коридоре, пролетела к ней и уточнила:

– Ты все-таки решила не рисковать и вернуться?

Она улыбнулась и закивала. До меня дошло, но для проверки я воткнула руку ей в живот – и в ответ не раздалось нервного крика. Ладонь моя будто погрузилась в ткань формы, а Кларисса продолжала кивать и улыбаться. Идеально! Ну до чего же Сат умница, талантище… и красавчик к тому же. Лучше был бы туповатым уродом, честное слово.

– Сойдет, – выдала я вслух немного заниженную оценку. – Ректору только не попадайся, а на пропуски его занятий он глаза точно закроет. Ну и не позволяй никому тебя щупать.

Не уверена, что проекция меня поняла, зато кивала весьма ладненько.

В общем, одна моя знакомая свое счастье нашла. Уж не знаю, на какие средства Кларисса устроилась в столице, но Тристан дочку обожает – наверняка выписал с собой неограниченный запас золотых. Преподаватели то ли делали вид, что не замечают подмены, то ли действительно не замечали:

– Кирсанна, ты снова не готова к занятию?

И «сестрица» моя теперь с той же улыбкой качала головой. Ну это чистый восторг! Я тоже хочу научиться подобному колдовству хотя бы к выпускному курсу.

А самое лучшее – это реакция на претензии всех наших одногруппников, которые мечтали ее достать. Через три дня у Сокран уже пена изо рта шла от злости:

– Ты почему уходишь, Кирсанна?! Я с кем разговариваю?! Чего ты киваешь – отвечай, перед тобой дракон!

И получала в ответ чистую, искреннюю, светлую улыбку самого неуязвимого человека, которая Сокран вообще уничтожала. Святые кикиморы, я рисковала надорвать живот, наблюдая за этим аттракционом дрессировки высокопоставленных животных!

– При всем уважении к твоей сестре… – неуверенно начал Карин перед входом в столовую, обращаясь к иллюзии, – но ты здесь обедать не будешь! Пока не принесешь извинения всем драконам, которых оскорбила! – волк заметил меня и почти взмолился: – Госпожа Кларисса, ну хоть вы поговорите с ней! Это же немыслимо!

Я, пожав плечами, прошла мимо, едва сдерживая смех:

– А чем она их оскорбила, Карин? Что на придирки не отвечает? Так это не оскорбление, а мудрость! Вот у меня ведь когда-то ума не хватило.

– Но… Госпожа Данна! – он схватился за другую советчицу. – Вы можете ей приказать извиниться перед всеми, кого она оскорбила? Иначе правила рухнут!

Данна хмыкнула, осмотрела Клариссу и вынесла вердикт:

– Очень, очень славная работа. Она бы извинилась, но вряд ли умеет, а Сата сейчас нельзя отвлекать, у него на носу защита диплома. Волки, так не пускайте ее в столовую – пусть страдает.

– О, и на том спасибо, – оборотень немного успокоился.

Иллюзия же растянула губы еще шире, покивала, развернулась и пошла по каким-то своим иллюзорным делам. Теперь волки, бедолаги, трижды в день будут караулить, чтобы наглая особа не просочилась. А наглой особе и дела до еды нет – она сюда могла случайно приблудиться, заколдованная на свои привычные маршруты.

Шутку едва не раскрыл Орин – совершенно случайно.

– Что за ерунда вместо вкуснейшего запаха Клариссы?! Я ее хорошенько обнюхал на наших свиданиях, меня не проведешь! – лис перехватил меня между занятиями, чтобы немедленно прояснить для себя странность. – А оно вообще ничем не пахнет, хоть и такое же хорошенькое!

– О как, – я немного удивилась. – Вот что, оказывается, ты о ней думаешь на самом деле…

Пришлось лиса посвятить, а он был только рад вовлечься в розыгрыш:

– Что, волки, недоумеваете, почему она все еще не в голодном обмороке? Так мы ее всем факультетом прикармливаем! Пирует, вес набирает!

– Орин, лисий сын! – взвился Карин. – Она же главная оскорбительница драконов!

– Карин, волчий сын! – в тон ему заорал Орин. – А ты главный оскорбитель эволюции, но я же молчу! Хотя нет – не молчу.

– Да раз лисы ей помогают, то сами лисы оскорбляют драконов!

– Ори громче, Карин, а то я не все слова могу разобрать! Что там было после «гав»?

В тот день дело закончилось шумной потасовкой – далеко не первой и не последней в истории противостояния волчьего и лисьего народов. Самые несдержанные обратились, чтобы добавить вечеринке размаха. Иллюзия Клариссы плавала между ними и всем ободряюще кивала. Я возле стены вытирала слезы – так радовалась за невозможного победителя в этой извечной битве! К сожалению, сотрудники всех быстро разогнали, а Карину и Орину еще и дисциплинарные штрафы выписали – далеко не первые и не последние. Все-таки некоторые правила этого мира нарушать нельзя, на них все мироздание держится.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю