332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Тальяна Орлова » Хана драконьему факультету » Текст книги (страница 2)
Хана драконьему факультету
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 12:03

Текст книги "Хана драконьему факультету"


Автор книги: Тальяна Орлова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

Я почти весело наблюдала за тем, как сбывается пророчество Сата. Эйры приняли меня – это был первый шаг, а вторым драконы намеревались выяснить, чей дом обеспечит мне титул и защиту. Ведь это самый простой способ всю жизнь контролировать Великую Змею – оставить ее на попечении могущественного драконьего дома. Через короткое время даже самый старый дракон растерял всю солидность и начал напоминать нервного, дерганого подростка, который подскакивал на месте и брызгал слюной:

– И что с того, что мой род незначительный? Мы сейчас еще благородством мериться будем?! Зато как раз моему дому нужен небольшой перевес в виде Великой Змеи в невестках! И у меня три сына и девять внуков – как раз дорогой Клариссе на выбор!

– Угомонитесь, достопочтимый господин Нинкран! – ответил ему кто-то со смехом. – И зачем вы сыновей считаете, если все они уже женаты?

– Разведем! – пообещал старик. – Или другим образом избавимся от невыгодных партий. Старшего трогать не будем, а остальных – пожалуйте на выбор из двенадцати персон!

– И внуков не считайте – все они молоды! Мы ведь здесь не ополоумели от очарования этой милой девушки, чтобы вообще забыть об угрозе?

И, в точности по тому же прогнозу, в споре побеждали Дикраны. Отец Сата давно вскочил на ноги и без стеснения сыпал то обещаниями, то угрозами:

– Здесь у кого-то есть сомнения, что о Великой Змее должны заботиться Дикраны? – орал он на осмелившегося возразить. – Мы поколениями укрепляли положение рода не для того, чтобы уступить такое преимущество каким-то Зенкранам! Вы вообще зачем сюда явились, фермеры? Ах, вы самые крупные в королевстве земельные собственники – так на кой бес вы свои земли без присмотра бросили?! Чтобы со мной тут спорить? А может, вашему графству уже не нужны налоговые льготы на следующие десятки лет? Так я этот вопрос за полдня улажу!

Постепенно все замолкали, а самодовольная улыбка госпожи Дикран становилась все шире. Не просто так их род считался самым влиятельным – они на каждый довод имели сотню нерушимых аргументов. Заодно это был и самый многочисленный род – Дикранов из разных ветвей династии можно было легко угадать по растущей радости на лицах. Они предоставляли слово главе первого дома, но готовы были вцепиться в глотки неразумных оппонентов, которые не прислушаются к Седату.

Я и волновалась, и тихо радовалась, и беспокоилась, как бы Дикраны меня не упустили, и оттого у меня все мысли в голове перемешались. Я все же заняла место с самого края ряда и схватилась за голову, чтобы попытаться сосредоточиться. Кажется, все в порядке – и все по очереди смиряются с тем, что именно Дикраны заполучат такую невестку. К тому же именно с их семейством я уже знакома, то есть мне будет намного проще адаптироваться. Второй шаг пройден, дело сделано, проблемы решены, и теперь я могу продолжать жить, учиться и встречаться с любимым человеком.

Из-за всей этой мешанины в разуме я пропустила одну очень важную деталь, а когда она вновь пронеслась мимо, напряглась и снова принялась вслушиваться в каждый звук. От осознания начало морозить, и некоторое время я не могла поверить, что все правильно понимаю.

Глава рода Дикранов, который еще секунду назад меня так рьяно защищал, сбавил тон и ответил на последний прозвучавший вопрос:

– Конечно, мы обязуемся взять угрозу под контроль. Если сама Кларисса производит впечатление добродушной и беззлобной девушки, то никто не может гарантировать того же в отношении ее потомства. Успокойте нервы, господин Нинкран! В нашем роду несколько ветвей. Понятное дело, о первом доме и речи не идет – мой сын женится на чистокровной эйре, как и положено. И Кларисса не будет обзаводиться детьми, пока мы не убедимся, что это безопасно!

Я поежилась. Теперь меня обсуждали как племенную свиноматку. Но еще хуже было продолжение:

– У нас уже есть прекрасный кандидат – своему брату я верю как себе. И он обладает немыслимым опытом в магии, потому будьте уверены, что ничего без контроля не произойдет. Это вам не молодая горячая кровь, мой любимый брат – вдовец, много лет занимающий ответственный пост ректора академии. Он умеет держать себя в руках и уж точно обладает достаточно холодной головой, чтобы не допустить катастрофы! Да и между ними давно сложились теплые отношения, зачем нам мешать уже состоявшейся паре быть вместе?

Я медленно повернула голову и уставилась на ректора. Он тоже посмотрел на меня – и в его взгляде я не прочитала удивления. Именно об этом он и пытался меня предупредить еще в своем кабинете – уже знал исход сегодняшней встречи. Он сможет контролировать, чтобы я не родила детей. И уж точно у него достаточно твердая рука, чтобы прихлопнуть меня, если пророчество все же начнет сбываться. А Сату… Сату надо продолжать род, как первому наследнику первого дома… Да и Сат молод, не так опытен, Сат скорее бросится защищать меня, как уже поступал, чем примется защищать мир от меня. Я моргала, закусывала губу, но никак не могла проснуться от этого кошмара.

Последний вопрос был решен еще быстрее, чем предыдущий. Эйры уже расходились, когда я подлетела к ректору и потребовала объяснений коротким вопросом:

– Что?!

– Потише, Кларисса, – он ответил тихо. – Другого решения все равно не было. Это максимум, чего вообще можно было добиться. И намного лучше, чем твоя смерть, не правда ли? К тебе приписали наблюдателя на всю оставшуюся жизнь под предлогом брака по взаимному согласию. Роль сыграла и моя старая шутка про наши отношения, но вряд ли тебе сейчас было бы проще, если бы тебя приписали к незнакомому Дикрану из младших домов. Так что не ори и изображай мою невесту. Или пойди и утопись сама – тогда твой вопрос в наших кругах навсегда будет закрыт.

– Но… – я разводила руками, потом обнимала себя, и ничего не помогало успокоиться. – Я теперь ваша невеста? Что за абсурд?! А как же Сат? Ведь мы с ним любим друг друга!

Я пробежала взглядом по залу, но Сата там уже не обнаружила – все эйры покинули здание совета, оставив нас наедине.

– Переживете, – жестоко отрезал ректор. – Я не говорю, что это будет просто, но больше не жди от него взаимности – эйр никогда не возьмет то, что принадлежит другому эйру.

– Да о чем вы мелете?! – я закричала в полный голос, а до меня дошла еще одна бредовая деталь общей картины: – Я даже имени вашего не знаю! Какой вы мне жених?

Если уж начистоту, то и он моего настоящего имени не знает. Так ему и надо! Но ректор становился все мрачнее:

– О, а я тут, получается, в восторге. Но мне хватает ума понять, что этот вариант и был самым очевидным, если мы собирались спасти всех. Кстати, меня зовут Нарат Дикран. Приятно познакомиться. И заткнись уже, Кларисса. Я сам жалею, что столько сил потратил на твою защиту, потому и стал самым очевидным кандидатом.

Мне стало неловко – ведь он в самом деле воевал за меня, начиная с самого восстания магов в академии. Хотя вовсе не был обязан, а поначалу вообще прямым текстом заявлял, что собирался меня прикончить. Но как же жаль прощаться с мечтой о взаимной любви на всю жизнь:

– Но… я не хочу замуж… Теперь уже вообще ни за кого не хочу.

– Посмотрим, как дело пойдет. Думаю, что пару лет точно можно будет называть тебя моей невестой – это гарантирует тебе неприкосновенность и отсутствие лишнего интереса со стороны совета эйров. Радуйся. Я же, видишь, радуюсь. У меня дочь с тобой одного возраста – вот как ей расскажем, так втроем радоваться начнем. Замок бы выдержал. Кстати, вам с Сатом лучше не общаться – вам же самим будет проще. Мы уже обсуждаем его досрочную сдачу экзаменов и получение диплома, это займет немного времени.

Я постаралась унять внутреннюю бурю, но она вновь подскочила к горлу, когда на выходе я увидела Сата и его родителей. Неконтролируемо понеслась к нему, но он выступил наперерез. Вероятно, не хотел, чтобы остальные слышали наш разговор – вполне возможно, что самый последний:

– Не поднимай голос, Лорка. Я сам до сих пор в ужасе, но нам с тобой придется друг другу помочь сохранять спокойствие.

– Как ты такое допустил? – я по просьбе приглушила тон, отчего прозвучало змеиным шипением.

Он смотрел мне в глаза несколько секунд, лишь затем медленно произнес:

– Когда стоит вопрос о твоей безопасности, я не способен думать. Вначале мне тоже казалось, что все получится. А теперь мне больнее, чем было после ранения. Но я молод и слишком сильно тебя люблю – я не могу гарантировать, что буду способен на адекватные решения. Драконы тебя боятся, Лорка, хотя всеми силами изображают дружелюбие. И такой вариант оказался единственно возможным. Я стараюсь успокоиться хотя бы тем, что дядя тебя не обидит.

– Очнись, Сат! Он уже меня обидел! Ректор запер меня в зверинце, когда узнал, кто я, и был готов убить!

– Мне нечего добавить, Лорка. Просто нечего. Но он защищал тебя, приносил на советы кучу аргументов в твою защиту, то есть приложил все усилия для того, чтобы сделать нас с тобой счастливыми. Он ради меня старался – не ради тебя, и тоже не предполагал, что именно так вопрос повернется. Но вся его помощь вылилась в единственную возможность утихомирить панику. Хотел бы я жить в другом мире, а не в этом, где даже страхи стереотипны.

Я злилась на него – из-за его бессилия, которое он всегда умел преодолевать. Сат будто стал выглядеть старше и серьезнее, но это не убавляло моей ярости:

– А как же твоя подачка моей семье? Или вы между домами взаиморасчетами расплачиваетесь? Мне женишку-то сообщить, сколько он тебе должен?

– О чем ты вообще говоришь? И жаль, что этот разговор, который мы будем помнить до конца своих дней, закончился непонятными упреками.

Я отмахнулась. Те деньги перестали быть главной заботой. Сат с тоской глянул на меня еще раз, развернулся и ушел. А я осталась торчать в пространстве, опустошенная новостями. Мы так часто расстаемся навсегда, что это скоро войдет в привычку.

Глава 3

– Я думала, что ты шутила по поводу «мачехи».

– Я тоже так думала, Данна. Это я раньше глупая была – хотела от скучной жизни в академию попасть. А учеба оказалась настолько нескучной, что впору просить пощады. Что ж со мной на третьем курсе будет, боюсь представить.

Дочь ректора смотрела на меня, не представляя, какую эмоцию выбрать для первой реакции: она всегда была ко мне благосклонна и являлась свидетельницей наших с Сатом отношений. И хоть никогда не прогнозировала для нас с ним светлое будущее, но такой подножки судьбы предсказать не могла.

Потому теперь замороженно наблюдала, как слуги заносят в холл мои вещи. Как я не хотела провести остаток каникул в замке Дикранов! Но я ж везучая, попала не к тем Дикранам, а к другим. У могущественного рода замки вокруг всей столицы, и меня после дикого решения совета эйров практически насильно вместе с вещами доставили из съемных апартаментов сюда.

– Ну почему именно так? – сокрушалась Данна. – С Сатом еще понятно, но ты не могла влюбиться в Карина или Орина?

– Она могла бы, – ответил за меня ректор. – Только это ничего бы не изменило – Дикраны не уступили бы Великую Змею лисам или волкам. А из Дикранов выбирали не жениха, а самого опытного сторожа, у которого хватит сил и – самое главное – желания прихлопнуть новоиспеченную супругу в случае нужды. Прекрати уже, дочка, ты из присутствующих наименее пострадавшая сторона.

Молодая эйра всегда была отходчивой – покричит, выскажется и затем переключится на что-то более мирное. И на этот раз она недовольно скривилась, но потом махнула рукой, соглашаясь с условиями:

– Да и бесы с вами. Альтернативой, как я понимаю, были бы более печальные решения, а я тебе никогда смерти не желала. И я каждый день себе буду напоминать, что ваш брак – чистая формальность.

– А это как дело пойдет, – мужчина раздражал нас обеих, чтобы немного выпустить собственное раздражение. – У драконов жизнь длинная, а у змей – кикиморы разберет. Чего только не случается через сотню лет после свадьбы.

– Очень смешно, господин ректор, – я шутку не оценила. – И я все еще надеюсь, что до свадьбы дело не дойдет! Поназываемся женихом и невестой, да разбежимся каждый в свою сторону.

– Другого дракона побежишь искать? Ты бы так в генетике оборотней разбиралась, как в охоте на чистую кровь, Кларисса.

Но я даже Сата вычеркнула из списка возможных кандидатов:

– Ну вас, драконов, меня же сразу предупреждали с вами дела не иметь. И как в воду глядели!

Решив, что закончила на этой ноте, я побежала за своим чемоданом, который утаскивали все дальше.

– Куда? – остановила меня Данна криком, хотя обращалась к служанке. – Несите ее вещи в другое крыло, подальше от покоев отца. Присмотрю сама, кабы чего не вышло. Ведь эта дурацкая шутка когда-нибудь закончится! Кстати, Кларисса, а почему у тебя так мало вещей? Нужно отправиться к портнихам и обновить твой гардероб. Шутки шутками, но статусу тоже надо соответствовать.

Я усмехнулась:

– Ни в коем случае, Данна. Когда все это останется позади, то я не собираюсь чувствовать себя должной вашей семье. Да, господин ректор? Условие эйров ведь когда-нибудь превратится в смешную историю, над которой мы потом будем смеяться до колик?

– Свято в это верю, – ответил он, но без того же энтузиазма. – Но имя мое на всякий случай выучи. Получится очень смешно, если во время свадебного обряда ты меня «господином ректором» назовешь.

Он издевался надо мной, чтобы самому было легче принять данность. И оттого я не злилась. Лучше уж мы будем подкалывать друг друга, с юмором все абсурдности легче переносятся. Вот я и подхватила:

– Показывай свое крыло, Данна! У вас тут, как я погляжу, есть где разгуляться – куда столько этажей? Давай-давай, дочка, новая мама еще и в экскурсии нуждается.

Она резко развернулась и потрясла сжатым кулаком перед моим носом:

– Не смей, Кларисса, это не смешно!

– Зависит от ракурса, – не согласилась я. – По мне, так уморительно!

– Назови меня дочкой еще раз – и я тебя во сне придушу! – пригрозила Данна.

И ректор пихнул меня плечом, поддевая:

– Назови, назови. Скажи «до-оченька». Эйру-то мы быстро оправдаем, и ни у кого не останется проблем.

– Вы от меня так легко не избавитесь, господин ректор, – ответила я ему и поспешила за надутой Данной.

Уже на втором этаже, показывая мне мою спальню, отходчивая драконица успокоилась и даже начала приговаривать с сожалением:

– Тебе сейчас сложно думать о Сате, но все же спрошу – как ты?

– Стараюсь пока этот вопрос мысленно не затрагивать.

– Первая любовь проходит, – она говорила с серьезным и задумчивым видом. – И я сразу предупреждала, что ваши отношения добром не закончатся. Сату, как первому наследнику, судьбой начертано продолжить род чистокровными эйрами. Вы оба это переживете. Ему сейчас, наверное, вообще невыносимо.

– Меня бы пожалела. И себя, и своего отца, – мне тоже расхотелось веселиться.

– Со временем все уладится. И давай честно – это не первый и далеко не последний формальный союз в нашем обществе. Не опаздывай к ужину.

Я выдохнула и рухнула на софу, соображая. Данна сразу бурно возражала против наших с Сатом отношений, повторяла, что они в принципе невозможны, но господин ректор никогда не являлся первым наследником, к нему и требования были не такими высокими. Интересно, а как сам Сат планировал нашу счастливую семейную жизнь? Ведь он планировал – еще до того, как мы узнали о моей змеиной крови. Сат был готов к таким потрясениям в своей семье? Это называется настоящей любовью или необдуманностью первой страсти?

За ужином мы старались сохранять нейтральную атмосферу, хотя размеры каменной столовой меня давили. И не ко всем событиям меня успела подготовить Кларисса Реокка – она почему-то даже не упомянула про полужидкое желе и двузубую вилку, которые в совместном действии никак не сочетались. Однако я упорная, потому не сдавалась, пока Данна не заметила моего замешательства:

– Кларисса, ты жила настолько бедно, что никогда не видела такой десерт?

– По сравнению с вами все живут бедно, – парировала я. – И сделай вид, что не заметила, иначе я тебя на правах мачехи воспитывать начну.

Следующую реплику Данны перебил ректор:

– Кстати, об этом. Мы еще не сообщили твоей семье. Я пытался мысленно изобрести письмо – не получилось. Сама обрадуешь родителей, или сделаем это вместе?

Я как представила реакцию Тристана Реокки, так чуть двузубой вилкой не подавилась.

– Повременим с этим, – предложила я аккуратно. – Папенька очень строг. И он меня сразу предупреждал насчет Сата – мол, не связывайся с драконами, а возвращайся после учебы на родину. Ваша кандидатура, господин ректор, вряд ли его утешит.

– У твоей семьи какое-то предубеждение против эйров? – удивился он.

Я скосила на него взгляд, пытаясь не закатить глаза к потолку. Только эйры и думают, что все мечтают с ними породниться. Нет, многие-то на самом деле мечтают – получить настоящие возможности в дальнейшей жизни. Но у кого ума побольше, чем у волков, те прикидывают все сопутствующие обязанности. А мой отец и вовсе ненастоящий, чтобы от любви ко мне идти на сделки, которые раньше не рассматривал.

– Повременим, – повторила я неуверенно.

Но ректор усилил давление:

– Похоже, что ты все еще считаешь происходящее сном, Кларисса. Продолжай считать, но будь добра делать все, что делала бы в реальности. А то же и я вместе с тобой в твоем кошмаре утону. Так что решай, как сообщим. Официальную помолвку нельзя назначать позже следующей недели.

Я напрочь забыла про желе:

– Какую еще официальную помолвку?!

– Самую натуральную, – ректор был беспощаден. – Небольшой прием при дворе, персон на триста. Во-первых, чтобы не напрягать лишний раз совет эйров. Во-вторых, после начала учебы у меня не будет времени на эти клоунские представления. Я-то, в отличие от некоторых, в академии имею много обязанностей.

– А я там, получается, балду пинаю?

– В сравнении – да, – он протяжно выдохнул. – Чувствую, у нас уйдет сотня лет, чтобы прижиться. А там, кто знает, может, и полюбим друг друга. От скуки.

– Пап! – возмутилась Данна.

Но я расхохоталась, не приняв иронию всерьез:

– Вы, господин ректор, через сотню лет моложе не станете. Так что закатайте крылья обратно.

– Так и ты не помолодеешь. Всю жизнь мечтал провести остаток дней своих в компании престарелой змеи, – он вернул мне укол, но без задора.

Делать было нечего – я уже утром следующего дня собиралась отправиться в приграничный город, чтобы убедить Тристана поучаствовать еще в одной афере. Однако ректор был непреклонен в решении:

– Я еду с тобой.

– Это еще зачем? Папеньку откачивать? С этим я и сама справлюсь.

– Нет, просто если он действительно окажется против, как ты заявляешь, то пусть попробует повторить это мне в глаза. У нас нет выхода – и у него нет возможности отказаться. Ты умеешь ставишь ультиматумы, но я в этом вопросе с опытом поднаторел.

В итоге мы отправились вместе – на летающей повозке. Быстро, страшно и свежо. Особенно от атмосферы между нами.

Реокки встретили меня приветливо, как и было обещано. Да и город мне еще с высоты каретного полета приглянулся – невысокий, раскидистый, с двух сторон омываемый синими волнами. Я определенно могла бы здесь жить после получения диплома, если бы не судьбоносные препятствия. Кларисса вылетела навстречу первой и обняла. Вернее, сделала вид, что обняла – прижала к себе и забубнила в волосы:

– Что за идиотизм здесь происходит? Ты зачем сюда дракона притащила?

– И я тебя рада видеть, дорогая сестрица! – заголосила я и прошептала тихо: – Сама сядь и папу лучше усади. Вы еще не представляете полную глубину идиотизма.

Тристан от новостей предсказуемо опешил, супруга его за голову схватилась и запричитала:

– Так я, получается, даже не с драконом мужу изменяла, а с каким-то змеем? Во я даю!

– Сейчас это не самое важное, дорогая! – деловитый купец перешел к своей обычной интонации. Он не мог демонстрировать к эйру неуважения, но характер брал свое: – А вы-то каким боком к моей дочери придраконились, достопочтимый господин? Ни на что не намекаю, но не для вас моя розочка росла!

И Кларисса нервно подхватила:

– Видишь, папенька, что случилось, когда я в столице сестренку без присмотра оставила! Говорила тебе, что мне надо еще немножко там поразвлекаться… в смысле, не ослаблять контроль!

Я втянула воздух сквозь сжатые зубы и монотонно заблеяла заученную речь, которую ректор меня заставил репетировать во время всего путешествия:

– Полюбила, сил моих нет, папенька. Ночи не спала, аппетит потеряла. Не разбивай сердце любимой дочери отказом выйти замуж по взаимной любви… и… Как там дальше? – я скосила глаза на «жениха».

Ректор не растерялся:

– И точка. По взаимной любви – и точка. Так что, господин Реокка, на том и порешим? Или давайте уже перейдем к делам – какая финансовая компенсация закроет ваш моральный ущерб полностью?

Надолго мы в гостях оставаться не могли, но это было даже к лучшему. И тем не менее Тристан все равно улучил минутку, чтобы затащить меня в кабинет и отчитать:

– Ты плохо нашу сделку поняла, Лорка?! Какого беса ты устраиваешь? И ты же в курсе, что при заключении брака твое имя обязательно всплывет! Что ж ты любимого жениха не в свое село повезла – к настоящим родителям?

– Настоящих родителей жалко, – честно ответила я. – И очень надеюсь, что мир рухнет, или что мы с моим дорогим женихом что-то придумаем, но свадьба не состоится. Долго объяснять. Нам с вами придется пока подыгрывать.

– А как же драконий диплом для моей Клариссы?!

– Вот уж теперь не гарантирую, – я понурилась. – Кстати, а Кларисса за этого мужика в соседней комнате замуж не хочет? А то я б уступила.

– То есть никакой взаимной любви и не предусматривалось? – немного притих Тристан. – Зачем же ты впуталась, дурная Лорка?

– Не впуталась – впутали, – поправила я. – И буду тянуть до свадьбы, пока сил и возможностей хватит. Но я не понимаю ваше возмущение. Вы меня только что очень выгодно продали, я ведь слышала сумму в килограммах, а для Дикранов это вообще не расходы.

– Деньги-то я возьму, – Тристан задумчиво чесал квадратный подбородок. – И отложу. Как раз на штраф, когда выяснится, что ты вовсе не моя дочь. Буду еще радоваться, если дебет с кредитом сойдется. И что же я получил из вашей дурацкой затеи, две глупые девчонки? Титул мне не светит, с дипломом Клариссы тоже будет загвоздка, если дело дойдет до свадьбы и обман откроют…

Осталось только пожать плечами:

– Не знаю, господин Реокка. Лучшим вариантом вижу один – прямо сейчас вывалить на ректора правду. Пусть он и разгребает этот бедлам. Хотя… вряд ли он на радостях выпишет вам титул.

В той же задумчивости Тристан шел в гостиную и где-то по пути передумал:

– Господин Дикран, а ведь у меня еще одна возлюбленная дочь имеется! Кирсанна! – он рявкнул на Клариссу. – Встань и присядь! В реверансе.

Избалованная Кларисса в ответ на абсурдный приказ лишь поморщилась. Но ректор попытался расшифровать его просьбу:

– И что вы от меня хотите? Чтобы я ее в академию принял? Так никаких забот.

– На драконий факультет, – осторожнее добавил Тристан.

– О! – восхитился ректор. – Ваша супруга всех дочерей от любовников нагуляла? Так можем и на драконий, если ваша вторая дочь – драконица.

Госпожа Реокка сидела красная, но не осмеливалась вставить хоть слово в свою защиту.

– Так ведь и Кларисса не совсем дракон, – улыбнулся Тристан, напоминая. – Если я все правильно понял. Одно исключение сделали – второе делается легче.

Такая наглость эйра обескуражила:

– Но у Клариссы магия одной природы с нашей! А что на драконьем факультете делать девушке вообще без способностей?

– Мужа искать! – без труда выбрал счастливый отец. – Там ведь в кого ни плюнь – благородный титулованный отпрыск. Уж кого-нибудь да присмотрит. Или ее присмотрят – вы только гляньте, краше моей красавицы девиц нет!

– Вам одного дракона в зятьях будет мало? – ректор не терял самообладания, а выглядел так, словно пытался не расхохотаться.

– Драконов в роду много не бывает, – ответил отец. – Обсудим детали?

– Как-то не вяжется это с вашим предыдущим убеждением, господин Реокка. Одну дочь замуж никак не хотели выдавать, а вторую готовы пинком под венец отправить.

– Во-во! – ожила Кларисса. – Именно так это со стороны и выглядит, послушайте только умного человека. Меня пинком то на учебу, то в удачное замужество. Пап, я вроде тебе и родная, а гнобишь как неродную!

Ректор с Тристаном отложили этот спор до будущих времен – все равно в столицу на помолвку являться, до тех пор и придумают. Сама же Кларисса, которая сразу не хотела учиться ни в какой академии, рвала на себе волосы и покрикивала на меня, что я ей всю жизнь сломала. Улетали мы, оставляя семейство в тревогах.

На обратном пути ректор ошарашил своими выводами:

– Кирсанна – это не имя твоей сестры. Не ее имя, хоть и похожее.

На подобные вопросы я уже отвечала:

– А нас дома всегда другими именами звали, вот и появляются несочетания. Со мной ведь та же история – привыкла к «Лорке», на «Клариссу» такого же отзвука нет.

– Это-то ерунда. Какое мне дело, как зовут твою сестру? Совсем другая забота, что и мать тебе неродная.

Вот этой тонкости я не учла – ректор ведь всегда, с первого взгляда определял родство. Да получше, чем с этим могли справляться лисы! Я прижала ладонь к груди и отчаянно завопила:

– Ка-ак?! Этого не может быть! Я что же, просто какой-то подкидыш?! Папенька ненастоящий – кое-как эту новость пережила, но заодно и маменька? А она сама-то в курсе, что мне неродная? Папа вон сколько лет не догадывался!

Ректор даже не моргнул:

– Как проорешься, объяснишь спокойно – какого беса вы все задумали.

Я мгновенно притихла. Тайну слишком долго не сохранишь – не в этом случае. Сату даже не пришлось меня предавать в этом вопросе, магия справилась. Но я улыбнулась ласково и пообещала:

– Объясню, господин ректор. Прям на свадьбе и объясню – подарочек вам сделаю. У эйров сердце ведь сильное, все сможет перенести? Даже в вашем возрасте? А если до свадьбы не дойдет, тогда вы так и останетесь в счастливом неведении. Чувствуете новый ультиматум?

– О бесы. Мало мне было Великой Змеи в невестах, так за ней еще и семейка пройдох стоит, от которых отделаться будет сложнее, чем от нее самой. Поступим так, Кларисса. Я сейчас к окошку отвернусь, а ты незаметно дверцу отвори и прыгай. Мы как раз над заливом летим. Думаю, море и есть твоя естественная среда обитания. Стань там счастливой и сделай счастливым меня – потеряйся в глубинах.

– А если вы ошибаетесь, и я разобьюсь или утону? – переспросила без интереса.

Он прижал руку к груди так же, как делала недавно я, и заверил:

– Клянусь, что буду плакать ровно три дня по потере недавно обретенной невесты. Или даже четыре. Соглашайся, Кларисса, с моей стороны это невообразимая уступка. Ну что, я отворачиваюсь?

Я немного обиделась:

– Сам вы несмешной, и шутки у вас такие же.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю