156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Теплый день » Текст книги (страница 1)
Теплый день
  • Текст добавлен: 13 января 2018, 15:01

Текст книги "Теплый день"


Автор книги: Штиль Даниэль






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

ОТ АВТОРА

Попытки предсказать наше будущее осуществлялись не один десяток и не одну сотню раз совершенно различными людьми, по-разному оценивающих наш мир и его перспективы. Кто-то видел мир будущего эпохой абсолютного счастья, кто-то видел будущее неизбежной катастрофой. Но это всего лишь домыслы и предположения. Межгалактические путешествия или же появление вечной жизни – все это находится лишь в одном из возможных вариантов нашего будущего. Но о чем же мы можем говорить точно? Что из наблюдаемого нами сейчас неизменно перерастет во что-то большее через какую-то сотню-другую лет? Сегодня мы определяем наше завтра. Говоря о будущем, нам остается возможность пофантазировать. Но одно можно говорить с уверенностью: будущее окажется более невероятным, чем даже самые смелые прогнозы. Оно бросит человечеству новый вызов, гораздо более существенный, чем когда-либо. Человечество достигнет абсолютного могущества, но вместе с ним создаст невероятно хрупкий мир. Смогут ли люди путешествовать во времени или, быть может, передавать сигналы с помощью мыслей? Кто знает. Все эти вопросы не могут иметь и не имеют конкретного ответа сейчас, оставляя значительную область для предположений и догадок.


 


 

ПРЕДИСЛОВИЕ

18 мая 2170 года стало одним из самых теплых дней в истории, ужасная температура стала причиной множества аварий и катастроф. С этого дня ситуация вышла из-под контроля. Первые и самые оптимистичные прогнозы XXI века предполагали лишь незначительное повышение температуры. Но с появлением все новых технологий, в частности робототехники, выбросы в атмосферу начали расти бесконтрольно, что отчасти совпало с увеличением солнечной активности. Оба этих фактора привели к тому, что со второй половины XXI века начался очень быстрый температурный скачок. Когда проблема стала критической и достигла глобальных масштабов, группа ученых объединилась, чтобы создать единую установку кондиционирования Земли. В результате долгих работ ученым удалось добиться успеха, они создали систему, позволявшую остановить потепление и вернуть температурный баланс. Но радость успеха оказалась не такой долгой. Генератор холода начал испытывать проблемы, что поставило землян на грань вымирания. Климатические катаклизмы стали постоянными спутниками людей. Ураганы, тайфуны, извержения вулканов, наводнения, землетрясения – это стало таким частым явлением, что к началу XXII века никто уже не удивлялся таким событиям. Планета, лишившись хрупкого баланса, медленно умирала, генератор холода смог лишь отсрочить неизбежное. Когда генератор перестал функционировать, это стало угрозой для всеобщего существования.


 

ГЛАВА 1

Яркая вспышка озарила темное, совершено пустое помещение. Вскоре из небытия появилась фигура, она начала медленно прохаживаться, ощупывая каждый угол и каждый предмет, внимательно рассматривая все детали. Фигура аккуратно приблизилась к шкафу, медленно, с легким усилием дернула ручку, которая не сразу поддалась, начала осматривать содержимое. Беря предмет за предметом, вещь за вещью, старалась ничего не переместить, не нарушить привычный порядок. Пока ей все удавалось. Поочередно снимая одежду с вешалок и возвращая все на место, в полной тьме, она пристально вглядывалась в каждую деталь, как будто пыталась запомнить, запечатлеть каждый элемент. Фигура, одетая в темный балахон, полностью скрывавший ее, осторожно приподняла кровать, чуть-чуть сдвинула ее влево, ощупав пол, вернула все назад. Наконец в поле ее зрения попал шарообразный, немного светящийся объект непонятного цвета, на нем ясно выражались два нечетких выступа, больше напоминавшие хитроумные кнопки. Сильным ударом об стену шар был разбит. Громкий звук прошелся волной, почти сразу все затихло. Осколки разлетелись на огромное расстояние и продолжали немного светиться. Внутри ничего не было. Человек в балахоне застыл и, казалось, был сильно потрясен. Его лицо выражало непонимание и удивление. Наклонившись, человек стал перебирать осколки руками, будто все еще не мог поверить, что там ничего не было. Он взял самый крупный осколок, сжал его со всей силой своей рукой и бросил вниз. Вскоре капли алой крови упали на пол. Медленным шагом темная фигура переместилась к окну. Пристально осмотрев помещение еще раз, цепляясь за каждую деталь, каждый предмет, человек начал убирать осколки, кровь. Помещение стало таким же, каким и было несколько минут назад. Постояв недвижно, фигура продолжила свои поиски. Ловкими движениями рук предметы перемещались с их привычного места и возвращались обратно. Лампы, книги, столы, стулья – все, что было. Фигура отчаянно что-то искала, хотя, быть может, уже давно понимала, что найти здесь ничего не удастся. В помещении было множество странных предметов, на стенах – бумаги с какими-то цифрами, числами, словами. На одной из стен висел громадный портрет Людовика XVI, а рядом с ним портрет короля Филиппа. Среди книг можно было встретить как литературу для детей, любимую многими родителями, так и книги об особенностях перемещений во времени. Фигура заинтересовалась портретом Людовика XVI, написанного в слегка карикатурной манере, это было современное произведение, хотя, быть может, и с прошлого века. Осмотрев его с разных сторон и ракурсов, фигура вернула портрет обратно. Портрет короля Филиппа, также написанный необычно, содержал в себе записи. К сожалению, на портрете был записан рецепт фруктового пирога и клубничного желе. В книге, посвященной основам грамматики, отсутствовали несколько десятков страниц, вместо них там находились фотографии собаки. Большой собаки с ярко-красной шерстью. Очень много фотографий. Но ничего похожего на схему, инструкцию найдено не было. Все записи носили абстрактный характер. После внимательного изучения стены на ней удалось заметить маленькие записи, написанные неизвестным устройством, записи состояли из латинских цифр. Некоторое время соображая, осмысливая непонятный набор цифр, человек в балахоне понял, что это всего лишь импровизированный календарь, написанный в столь необычном стиле. Самой странной, но не удивительной, была система освещения: в каждом верхнем углу находились маленькие, светящиеся ярким светом стекла.

Фигура в балахоне, заметив, что время на исходе, достала небольшой круглый диск, положила его вниз, аккуратно встала на него и вместе со второй яркой вспышкой света исчезла. В помещении снова никого не было. Оно было таким же пустым. Вновь появившись в просторном зале, человек оказался в окружении группы людей. Почти сразу он обратился к стоящим около него.

– Там его не было. Шар был совершенно пустой. В помещении тоже ничего нужного. Никаких схем, планов, ничего, – он старался проговорить все это так быстро, как только мог, так же, как отчитываются военные о неудачно исполненном приказе.

– Понятно. Машина перезапустится через 72 часа, и, вероятно, у нас есть только одна попытка. Больше возможностей не будет, время заканчивается, – произнес главный технический инженер, выделявшийся своей ярко-красной одеждой. Своей интонацией он не выражал своего отношения к происходящему, могло показаться, что ему все это совершенно безразлично.

– Нам нужно запустить ее быстрее. Не нужно медлить. В следующий раз я наконец заберу схему, – завершив предложение, человек снял темный балахон, используемый для того, чтобы оставаться неузнанным в прошлом, и бросил его. Рука слегка болела. Кровотечение от осколка остановилось, но рана продолжала болеть. Абсолютно апатичный инженер провел глазами вокруг, затем внимательно начал смотреть в стоящий около него монитор, на котором было отражено множество графиков, диаграмм, символов. В таком большом количестве данных совершенно было неясно, как ему удавалось ориентироваться.

– Мы не сможем отправить тебя туда раньше, система и так работала практически на пределе, транспортатор нуждается в некотором ремонте, а настройка и вычисление удобной точки координат и временной точки существенно осложнено сбоем в работе процессора. Эрик, ты был там слишком долго, непозволительно долго. – Впервые на лице апатичного инженера проступили определенные эмоции, хотя, конечно, трудно было понять, что все-таки у него на уме.

– Там было множество совершенно разных предметов, я должен был осмотреть каждый. Нельзя было упустить ни одной детали. Лучше объясни мне, почему шар оказался пустым? – в этот момент Эрик состроил вопросительное выражение лица, хотя ответ на вопрос он и сам уже для себя установил.

– Ну, вероятно, схема действительно хранилась в шаре когда-то. По крайней мере, насчет этого были точные сведения. Но, возможно, именно в тот момент времени ученый ее забрал, – сказал инженер, потом взял в руки какие-то бумаги, внимательно их прочитал и продолжил: – У нас были четкие сведения насчет шара с изображением змеи.

– Я в последнее время начинаю думать, что никакой схемы в принципе нет. Я где только ее не искал. Хоть хватай самого ученого в прошлом и расспрашивай его об этом.

– Кажется, о том, что с людьми в прошлом нельзя вступать в контакт, рассказывают на самых первых обучающих программах.

– Ну, ты должен был помнить, что я на них, как правило, или отсутствовал, или спал, – с усмешкой заметил Эрик.

– Ах, ну да, ну да, – инженер снова отвечал безэмоционально, как будто с трудом. Каждое слово для него становилось нелегкой задачей.

– Такие прыжки становятся бессмысленными, – с нотой безнадежности произнес Эрик.

– Лучше обсуди это с Сильвером. Он отвечает за прокладывание маршрута, я, как ты помнишь, за технологическую часть доставки, Дэвис за то, чтобы ты не пропал по дороге. А Фенрис, – говоря это, инженер поднял глаза и посмотрел на молчаливого мужчину в белом халате с темными волосами. – А чем занимается у нас Фенрис, ответственно заявляю, как опытный специалист, я и сам сказать не могу.

– Как по мне, так вы все тут бездельники, – пошутил Эрик.

Инженер в красном сморщился и слегка покраснел, это длилось буквально секунду, и вскоре его лицо снова не выражало ничего.

– Как по мне, Эрик, ты бы давно где-нибудь там пропал или вылетел отсюда, если бы мы не вытаскивали тебя, ты не укладываешься по времени, ты постоянно что-нибудь ломаешь.

– А еще я ленив, но это все лучше, чем быть как вы.

– Ладно, иди уже. Ты, кажется, снова пострадал, – сказал мужчина в красном, смотря на руку Эрика.

– А как без этого. Впрочем, путешествие было достаточно полезным. Ситуация стала прозрачнее. Во-первых, ясно, что ученый явно слегка странный, очень небрежный, во-вторых, у него должно быть полно домашних животных, я видел шерсть как минимум трех питомцев. Но там их не было. Многие вещи были в пыли, даже самые важные, без которых не обойтись в повседневности. Если бы их кто-то трогал, пыли там не осталось. Следовательно, он там давно не живет, но вещи не забрал и не перенес. Это тоже о нем многое говорит.

– Хорошо, хорошо. Но, может, в следующий раз, вместо того чтобы строить выводы о его личности, просто прибудешь пораньше? – сказал инженер.

Тем временем Эрик, чьей работой являлись путешествия в прошлое, направился к регенерационной капсуле. После неудачно выполненной миссии он не чувствовал себя виноватым, ведь не он выбирает место, время, координаты, его задача проще – найти необходимый предмет и вернуться обратно. Аккуратно приоткрыв капсулу, он погрузился в нее. Вскоре рана на руке начала затягиваться, пара минут – и никакой травмы больше не было. Регенерационные капсулы были сравнительно недавним изобретением, за основу была взята технология стволовых клеток, с генномодифицируемой структурой, они практически мгновенно занимали место поврежденной ткани и принимали нужную форму. Такая капсула могла восстановить даже самое глубокое повреждение. Эрик, находясь в капсуле, пытался отвлечься от происходящего и не концентрироваться слишком на событиях последних месяцев, которые с каждым новым временным прыжком становились все менее оптимистичными. Проведя некоторое время наедине с собой, Эрик вылез из капсулы и направился к выходу. Там его перехватил Фенрис.

– Хей, куда ты собрался? – спросил он, слегка усмехаясь.

– К Сильверу.

– Подожди, пойдем выпьем где-нибудь. А Сильверу можно и позвонить, – сказал Фенрис.

– Я хочу его лично увидеть. А тебе разве не надо остаться с остальными? – Эрик посмотрел вопросительным взглядом на Фенриса.

– Нет, я им особенно не нужен. Там и без меня разберутся. Так что, пойдем?

– Дай подумать. Ну что ж. Если недолго. Пойдем.

– Отлично. Тут рядом. А что там с твоей рукой? – спросил Фенрис.

– Ничего необычного, поранился об осколок, был неосторожен. А ты как-то слишком возбужден. Опять развлекался вчера?

– Опять.

– Понравилось?

– Ну так пошли, тоже сходи, сам оценишь.

– Нет уж, это как-то без меня.

– Ну ладно.

Они подошли к воротам, которые были практически вставлены под углом в землю. Эрик их открыл. Они начали спускаться по лестнице вниз. Было достаточно темно, питейная была своего рода анахронизмом, впитавшим элементы мрачности. Эрик любил это место. Опустившись слегка под землю, они вошли в полупустое темное помещение, внутри него стояли далеко друг от друга столы. Владелец заведения держал его для своего личного удовольствия, также внутри него были пауки, оставлявшие по углам клубки паутины. И, несмотря на то, что было очень жарко, помещение имело средство охлаждения, которое работало на максимальной мощности. Место было не очень популярным, но некоторым оно нравилось.

– Давай здесь.

– Возьмем как обычно?

– «Как обычно»? Это значит, что мы опять на ногах едва стоять будем? Ко всем прочим различным разделениям, коих придумано великое множество в нашем мире, стоит добавить еще одно и делить людей на тех, кто пить умеет, и тех, кто не помнит, как оказался под столом. Я из вторых. Ты таблетку для снятия эффектов алкоголя взял?

– Да, конечно. А хотя подожди, не помню, куда конкретно ее положил, нужно поискать. – Фенрис нащупывал таблетку в своих карманах и ,наконец, произнес: – Нашел.

– Тогда давай как обычно.

Фенрис встал, подошел к автоматам и налил две кружки, расплатившись деньгами, которые, несмотря на общественный прогресс, прекрасно существовали, вернулся и поставил их на стол. Затем снова пошел и налил еще две кружки. Снова вернулся. И снова налил еще по две.

– Тебе все это не надоело за столько-то лет? – спросил Фенрис. – Я про нашу работу.

– Надоело? Не знаю, может быть, отчасти. Но знаешь, каждый раз можно увидеть что-нибудь новое. Порой это так увлекательно, а порой столь раздражительно. Знаешь, что мне надоело? Инженер. Он считает себя невесть кем только потому, что осуществляет техническую часть, – констатировал Эрик.

– Он-то да, но что с него взять, он как машина, как будто просто запрограммирован на что-то. Хотя он ведь и есть запрограммированный, по сути, ресоциализация сделала свое дело.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю