332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сара Маклейн » Возлюбленная герцога » Текст книги (страница 4)
Возлюбленная герцога
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 20:00

Текст книги "Возлюбленная герцога"


Автор книги: Сара Маклейн






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц)

Что он все тот же мальчик.

– Я тебя чувствовал, – произнес он так тихо, что только она одна его расслышала. – Знаю, что ты ко мне прикасалась.

Невозможно. Он находился под действием опия. И все же она не сдержалась и сказала:

– Не я.

– Ты. Это была ты, – настаивал он тихо, надвигаясь на нее с медленной, хищной грацией. – Думаешь, я забыл твои прикосновения? Думаешь, я не узнал бы их в темноте? Я узнаю их и в бою. Пройду ради них сквозь пламя. Узнаю их по пути в ад. Узнаю их в аду, где я томился после того, как ты ушла.

Она проигнорировала сердце, лихорадочно забившееся после этих его слов. Пустых. Бессмысленных. Взяла себя в руки.

– Ты имеешь в виду, после того, как пытался меня убить? – выплюнула она, вскинув голову. – В этом здании, на верхних этажах, полно порядочных мужчин. Мне не нужен умалишенный герцог.

По его лицу пробежала тень и мгновенно исчезла. Ревность? Она сосредоточилась на его приближении. Его уже можно было достать.

Он широко раскинул руки.

– Ну давай же.

Возможно, думал, что она этого не сделает. Может, вспоминал девочку, которую когда-то знал, которая никогда бы его не ударила. Никогда не сделала бы ему больно.

Он ошибался.

Она замахнулась правой, вложив в удар всю свою силу. Кулак с мерзким хрустом соединился с плотью, голова Эвана резко откинулась назад. Она танцующим шагом отскочила, давая ему возможность восстановить равновесие.

Грейс выдохнула, медленно и ровно.

Трость Дьявола дважды одобрительно стукнула об пол в темноте.

Эван поймал ее взгляд.

– Ты всегда умела нанести отменный удар.

– Меня учил ты.

Он помнил. Дни, проведенные на поляне в имении неподалеку от Бергси-Хауса, когда они вчетвером готовили заговор против герцога, поклявшегося украсть у них не только детство, но и будущее. Дни, когда они давали свои обещания – тот, кто победит в турнире герцога, защитит остальных. Тот, кто станет наследником, оборвет этот род.

Их собрали там вместе, потому что других вероятных наследников не было – ни братьев, ни племянников, ни дальних кузенов. После смерти последнего Марвика его многовековое герцогство должно вернуться Короне. Трое мальчиков были единственным шансом продолжить род.

И они задумали лишить его этого.

Он никогда не победит, поклялись они. Даже в далеком будущем.

Грейс видела, что он вспомнил эти дни, когда они так усердно трудились, чтобы продумать и прорепетировать хореографию боев – идея Эвана, позаимствованная на театральных подмостках, которые драила его мать на Друри-лейн. Так они собирались провести бои, которые навязывал им отец. Он знал, что не сможет уберечь братьев от всех козней герцога, но хотя бы мог защитить их друг от друга.

И Эван это делал. До поры…

Эта мысль заставила ее снова пустить в ход кулак. Годы ярости и бессильной досады вылились в удар под ребра – и сразу за ним второй. От третьего удара он отлетел назад, за пределы ринга, туда, куда не доставал свет.

Только тут Грейс сообразила, что он не блокирует ее удары. Она остановилась. Отступила назад. Провела носком сапога черту в опилках. Подняла кулаки.

– Подойди к черте, герцог.

Он шагнул вперед, встал напротив, но кулаки не поднял.

Вспыхнул гнев.

– Бейся.

Он помотал головой.

– Нет.

Она опустила руки, отвернулась от него и пересекла ринг, отойдя подальше. Из темноты послышалось грязное, грубое ругательство. Зверь рвался в бой. Она схватилась за стенку ринга – шероховатая поверхность деревянных планок, царапнувшая голые пальцы, показалась приятной.

На сколько таких рингов она выходила? На скольких побеждала, причем благодаря этому человеку? Сколько ночей плакала, думая о нем, пока ею не овладевал сон?

– Я ждала этого двадцать лет, – сказала она. – Этой расплаты. Моего отмщения.

– Знаю. – Он стоял сзади. Ближе, чем она могла предположить. – И я дарю его тебе.

Она повернула голову, взглянула на него через плечо.

– Думаешь, ты мне его даришь? – Она засмеялась безрадостным смехом и повернулась к нему лицом. – Думаешь, ты способен подарить мне то, чего я хочу? Думаешь, можешь предложить мне отмщение? Твое собственное наказание? Твое уничтожение? – Она толкнула его обратно на ринг. – Какая чушь. Ты, укравший у меня все. Мое будущее. Мое прошлое. Мое чертово имя. Что, воображаешь, если ты проведешь ночь на ринге, не сопротивляясь моим ударам, то получишь прощение? Думаешь, прощение – это приз?

Она вышибла его из равновесия и видела это. Он застыл, и она ударила его.

– Вот тебе за то, что ты сделал с Уитом, угрожая его леди. – Еще раз. – А это за саму леди, и тебе повезло, что она не погибла, или я бы позволила ему убить тебя. – Сильный удар в живот, и он вновь не стал его блокировать. Грейс было плевать. – А этот за леди Дьявола, которую ты хотел обесчестить. – Еще два быстрых, один за другим. Она дышала чаще, на лбу выступили бисеринки пота. Жаркая ярость поддерживала ее. – Эти за Дьявола. Один за то, что ты оставил его умирать на холоде в прошлом году, а второй за шрам, который оставил на его лице двадцать лет назад. – Она помедлила. – За мной – такая же отметина.

Он принимал все ее удары. Снова и снова, и она подпитывалась его бездействием, распаляя свое пламя. Еще удар, и у него из носа пошла кровь.

– А этот? Этот за мальчишек, которых больше нет в Трущобах по твоей вине. Их нет, потому что твои прихвостни жаждали крови. Потому что ты вышел на свою безумную охоту ради собственной безопасности.

Он насторожился. Поднял янтарные глаза, мгновенно поймав ее взгляд.

– Что ты сказала?

– Что слышал. – Она сплюнула. – Ты долбаный монстр. Заставил всех нас прятаться от тебя, потому что тебе было мало получить от нас все, чего ты хотел. Тебе требовались еще и наши жизни.

Она отвернулась от него, пошла на другую сторону ринга.

– Сзади!

Крик Зверя заставил ее круто повернуться. Эван летел на нее через ринг, и прежде, чем она успела дать отпор, он схватил ее за талию, поднял, отнес к стенке и прижал к ней. Не с силой – примени он силу, она бы даже обрадовалась. Возможно, пришла бы в восторг, почувствовав достойного противника.

Они застыли в немой сцене, дыша быстро и тяжело, почему-то синхронно. Его губы почти прижимались к ее уху, так близко, что она не только слышала, но и ощущала его прерывистый шепот:

– Я пришел не ради себя. Я пришел за тобой. Я поклялся, что отыщу тебя? Сколько раз я тебе обещал, что найду тебя?

«Я найду тебя, Грейс. Ты только береги себя, а уж я тебя найду».

Клятва, которую через десятилетия прошептал мальчик, которого больше не было.

– Я никогда не переставал тебя искать, – сказал он, скользя губами по ее виску. По волосам.

Она ахнула. Как он умудряется по-прежнему пахнуть кожей и черным чаем? После стольких дней, проведенных в запертой комнате наверху? Почему она по-прежнему так его ощущает? После стольких лет, пока она считала его врагом?

Почему он распаляет в ней пламя?

– Я всегда, всегда тосковал по тебе, – прошептал он, обдавая ее жарким дыханием.

Заставляя ее желать.

«Нет». Она этого не допустит.

Грейс начала извиваться, пытаясь ослабить его хватку. Руки оставались достаточно свободными, чтобы лупить его кулаками по голове и плечам, но из этого положения особого вреда она ему нанести не могла.

– Они сказали мне, что ты умерла.

Грейс почувствовала боль в его словах, и на какой-то дикий, необъяснимый миг ей захотелось его утешить.

– Нога! – проорал Дьявол из темноты, вырвав ее из безумного оцепенения.

Он заметил то, что она знала с самого начала. Слабость. Пнуть как следует по ране на бедре, и она поставит Эвана на колени. Он ее отпустит. И все закончится.

Она опустила руку к шарфу на талии. Намотала его на кулак.

– Они сказали тебе правду. Та девочка умерла. Убита мальчиком, которому она доверяла, а он накинулся на нее с ножом, готовый на все, лишь бы победить.

Она дернула шарф, вытащив его из колец, и, удерживая утяжеленный конец, взмахнула шарфом, и другой его конец широкой алой дугой взмыл над их головами. Она поймала его второй рукой и натянула. В одно мгновение прочная ткань оказалась у Эвана на горле, столь же опасная, как кинжал в руках опытного воина.

Годы напролет Грейс постигала этот прием.

Он потянулся к шарфу – движение естественное и очень ошибочное. Она крутанула запястьями, и его руки оказались замотанными в шарф, обездвиженные, как в наручниках. У него не оставалось выбора, кроме как отступить и опустить руки.

– Отпусти меня.

Вместо этого она затянула шелковый узел, зная, что теперь он не сможет двигать руками.

– Я бы никогда тебя не убил, – сказал он. – Никогда бы не сделал тебе больно.

Она прищурилась.

– Какое вранье.

– Это правда.

– Нет. – Она сплюнула. – Ты уже сделал мне больно.

Говорила она о прошлом или о настоящем?

Он прорычал что-то бессвязное. Грейс не обратила на это никакого внимания.

– Но самое главное, ты сделал больно им. Полдюжины сломанных ребер у Уита и Девон с раной на лице, которая могла его убить. Он бы умер если не от потери крови, то от горячки. Забыл, что я тоже была там? И видела, как ты превратился в это? – Она смерила его взглядом с ног до головы и обратно. Так смотрят на крысу или таракана. – Я следила за тобой, Эван. Я следила, как ты превращаешься в это. Видела, как ты становишься герцогом. – Она почти выплюнула это слово. – Я видела, как ты выбрал проклятый титул, а не нас, людей, которые должны были стать твоей семьей.

Пауза. Он поймал ее взгляд.

Но заговорить не успел, она его опередила:

– Ты выбрал титул, а не меня. И этим ты меня убил. Девочку, какой я была. Все, о чем я мечтала. Это сделал ты. И уже никогда не сможешь получить все это обратно. – Она помолчала, не давая ему отвести взгляд. Желая, чтобы он услышал все до последнего слова. Чувствуя, что ей самой необходимо это услышать. – Ты никогда ее не вернешь. Потому что она умерла.

Грейс увидела, что ее слова попали в цель.

Увидела, что правда этих слов пронзила его насквозь.

Увидела, что он поверил ей.

Отлично.

Она отвернулась, сосредоточившись на боли в костяшках пальцев – доказательстве того, что столь желаемое отмщение состоялось.

Отказываясь признавать другую боль – ту, что доказывала нечто иное.

Ее братья, как часовые, стояли за пределами ринга; двое мужчин, которые будут защищать ее без малейших колебаний. Двое мужчин, что защищали ее все эти годы.

«Они сказали мне, что ты умерла».

Отчаяние этих слов эхом отдалось в ней.

– Грейс! – закричал он, стоя в центре ринга, и она повернулась, чтобы посмотреть на него, залитого золотистым светом, невероятно красивого даже сейчас, даже потерпевшего крах.

Из теней позади него материализовалась Вероник, по бокам которой стояли две женщины с мускулами, способными посоперничать с любыми мужскими бицепсами Ковент-Гардена. Они подошли и схватили его. От их прикосновения он словно взбесился, начал яростно вырываться, не отводя глаз от Грейс.

У него не оставалось ни единого шанса. Женщины были куда сильнее, чем казались, и не его первого выкидывали из дома номер 72 по Шелтон-стрит.

И не последнего.

Эван выругался и выкрикнул ее имя второй раз.

Она проигнорировала свое имя, сорвавшееся с его губ. Проигнорировала свою память о них.

– Тебе следовало выбрать нас.

Она имела в виду их троих – себя, Зверя и Дьявола, верно?

Тут он замер, каким-то образом сумев отыскать ее взгляд в темноте.

– Я и выбрал нас, – сказал он. – Ты должна была стать герцогиней.

«Мы поженимся, – пообещал он ей целую жизнь назад, когда они по юности своей не знали, что этому не суждено было случиться. – Мы поженимся, и ты станешь герцогиней». Наивное обещание, данное девочке, которой больше не существует, мальчиком, которого и вовсе никогда не было.

Воспоминание об этих двоих могло бы опечалить Грейс, но она уже столько грустила об Эване, что этого хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Пусть печаль останется в прошлом.

Она повернулась к нему, вся в настоящем. Больше нет никакой Грейс. Есть только Далия.

– С чего бы мне соглашаться на герцогиню? – спросила она. – Я родилась герцогом.

Слова попали в цель.

– Не возвращайся, – посоветовала она. – В следующий раз тебя будет ждать не столь теплый прием.

С этими словами она повернулась спиной к прошлому и ушла.

Глава 7

Дом номер 72 по Шелтон-стрит

Год спустя

– Тебя это непременно заинтересует.

Далия как раз вошла в кухню дома номер 72 по Шелтон-стрит, чтобы проверить блюдо с птифурами, предназначавшимися для одной из комнат на верхнем этаже клуба. Она приостановилась.

– По моему опыту, слова «тебя это непременно заинтересует» редко предваряют что-нибудь хорошее.

Она одобрительно кивнула, убедившись, что пирожные безупречны, и повернулась к Зеве.

– Хочешь – верь, хочешь – нет, но в данном случае это именно так, – отозвалась личная помощница, протягивая Далии лист из бухгалтерской книги. – Мои поздравления.

Хозяйка посмотрела на нижний ряд цифр, затем быстро пробежалась глазами по всему документу, и ее охватило сначала любопытство, потом удивление. Стремясь убедиться, что никаких ошибок нет, она пересчитала длинную колонку цифр. Зева лукаво улыбнулась.

– Самый доходный месяц клуба.

– Боже, храни королеву, – тихо произнесла Далия, входя в овальный салон, расположенный в центре клуба, и снова проверяя цифры.

Королеву Викторию возвели на трон всего несколько месяцев назад, и коронование монарха-женщины не только продлило лондонский сезон на все лето и даже осень. Оно вселило в прогрессивных дам города веру в то, что они смогут делать все, чего пожелают, а это, в свою очередь, принесло нежданную удачу Далии, поскольку ее бизнес именно этим и обеспечивал женщин.

– Ну, я бы особо не обольщалась, – сказала Зева. – Не сомневаюсь, она будет достаточно жестким монархом, под стать своим дядьям.

– Вне сомнения, – отозвалась Далия. – Власть любой ценой – единственная неоспоримая реальность для лидера.

Зева согласно хмыкнула. Они пересекали большую овальную комнату, и юбки помощницы насыщенного красновато-лилового цвета, прошитые серебряной нитью, мерцали, задевая темно-синие брюки Далии.

Овальный салон дома номер 72 по Шелтон-стрит был одним из самых роскошных в Лондоне, с отделкой в насыщенных синих и зеленых тонах, с шампанским и шоколадом на каждом шагу. Все это было лишь прелюдией к основному блюду, ради которого клиентки слетались сюда со всего Лондона.

Далия взыскательным взглядом обвела салон, предназначенный сразу для нескольких целей. Членов клуба приводили сюда, пока подготавливали комнаты наверху, расставляя там заказанные блюда, напитки и различные запрошенные аксессуары.

Ожидая, леди могли перекусить (кухня дома номер 72 по Шелтон-стрит славилась разнообразными деликатесами), и Далия обязательно проверяла, чтобы в буфетах хватало закусок, которые предпочитали постоянные клиентки.

Все пожелания записывались и исполнялись, причем с величайшей осмотрительностью. Одна леди предпочитала зеленую кушетку у окна; вторая испытывала отвращение к орехам; третья садилась в самом темном углу – она страшно боялась, что ее могут узнать, но устоять перед притяжением клуба не могла.

Не то чтобы узнать тут кого-то было легко. Даже в самые спокойные дни членам клуба рекомендовалось носить маски, чтобы обеспечить анонимность. Новые члены часто выбирали личины не особенно замысловатые, иногда совсем простые, вроде черного домино; но многие маски были великолепно украшены с расчетом подчеркнуть могущество и богатство женщины, не выдавая при этом, кто она такая.

В данный момент в салоне находились шесть дам, наслаждавшихся дружеским общением.

Каждую гостью сопровождал безумно влюбленный компаньон, одетый согласно фантазии леди. Мэттью в красивой солдатской униформе развлекал пожилую старую деву в расшитой бисером розовато-лиловой маске. Лайонел в черном вечернем костюме, способный перещеголять самого Браммела[2]2
  Джордж Брайан Браммел (1778–1840) – английский денди, законодатель мод эпохи Регентства.


[Закрыть]
, нашептывал что-то на ушко юной жене престарелого графа. И Томас в свободной рубашке и облегающих бриджах, длинные волосы заплетены в косу, на глазу черная повязка – развлекает леди с невероятно богатым воображением… кто может точно знать, чего именно она хочет? Только Томас.

Послышался смех – громкий, неподдельный и уж точно куда более свободный, чем его мейфэрский близнец. Далии не требовалось смотреть, чтобы узнать – это некая вдовствующая маркиза хохотала вместе с замужней баронессой, которую любила с самого детства. Позднее они поднимутся в верхнюю комнату и предадутся наслаждениям.

В дальнем конце овальной комнаты, там, где окна выходили на Гарден, Нельсон, истинный Казанова (его таланты особенно щедро оплачивались), склонился над ухом сказочно богатой вдовушки. Этой графине было далеко за пятьдесят, и появлялась она в доме 72 по Шелтон-стрит, только если Нельсон был свободен.

Они рассмеялись (несомненно, он сделал ей очередное непристойное предложение) и жестом подозвали лакея, державшего серебряный поднос с шампанским. Встав, Нельсон помог даме подняться, взял в одну руку два бокала, а другой подхватил под локоток увядшую прелестницу и повел ее наверх, в ожидавшую их комнату. Путь их пролегал мимо Далии с Зевой, но Нельсон не удостоил хозяйку клуба и взгляда – все его внимание было приковано к даме.

– Что-то мне подсказывает, – негромко произнесла Далия, когда за парочкой закрылась дверь в апартаменты, – что скоро Нельсон покинет нас ради лучшей доли.

– Предчувствия тебя не обманули. На этой неделе он освобождался ради нее каждый вечер… – отозвалась Зева.

Служащим клуба разрешалось самим выбирать клиенток, и хотя регулярные встречи с одной из них не считались чем-то из ряда вон выходящим, все же ежедневные свидания определенно привлекали внимание.

– М-м-м, – протянула Вероник. – Он явно готов… поднять паруса.

– М-м-м… – протянула в ответ Далия, понимающе кивнув. – Стало быть, вдовушка обеспечила себе личного адмирала.

Зева фыркнула.

– Не смешно. Так мы растеряем лучшие кадры.

– Напротив. Если Нельсон обретет с вдовушкой счастье, я буду только рада за него. – Далия взяла бокал шампанского и провозгласила тост: – За любовь!

– Далия, пьющая за любовь! – поддразнила ее Вероник. – Уму непостижимо.

– Чушь, – отрезала Далия. – Я просто окружена любовью. Двое братцев наслаждаются домашней идиллией, и взгляните на это. – Она обвела рукой комнату. – Забыли, что я занимаюсь именно ею?

– Ты занимаешься фантазиями, – поправила ее Зева. – А это совершенно другое дело.

– Ну, в любом случае это очень мощная штука, – отмахнулась Далия. – И наверняка где-нибудь химера порождает реальность.

– Тебе бы не помешало немного пофантазировать, – посоветовала Вероник, циничным взглядом окинув сидевшие перед ними парочки. – Выбрала бы себе одного из этих красавцев на постоянной основе.

Далия управляла клубом уже почти шесть лет, решив однажды, что лондонские дамы имеют такое же право получать удовольствие, как и их джентльмены, без стыда и страха, и нет никаких причин отказывать им в этом. Она наняла Зеву и Вероник, и эта троица превратила дом номер 72 по Шелтон-стрит в дамский клуб, специализируясь на ожиданиях и капризах взыскательной клиентуры. Они наняли лучших поваров, лучший персонал, самых красивых мужчин, каких только сумели отыскать, и создали уголок, где гости в условиях уважения, безопасности, конфиденциальности могли предаваться наслаждениям.

Все, кроме Далии.

Будучи владелицей клуба, Далия не пользовалась преимуществами членства по многим причинам, не в последнюю очередь потому, что мужчины, служившие в клубе (и не важно, как много им платили), работали на нее.

Она раздраженно взглянула на двух своих помощниц.

– Сначала вы.

Этого никогда не случится. Хотя обе они не придерживались тех же правил, что и хозяйка клуба, Вероник была замужем за капитаном корабля и счастлива. Тот, хоть и часто уходил в плавание, но любил ее сверх всякой меры. А Зеве, никогда не остававшейся без компании, все быстро надоедало, поэтому отношения она заводила подальше от дома 72 по Шелтон-стрит, чтобы не усложнять все, когда они подходили к неизбежному концу.

– Далии не нужны фантазии, – добавила Зева, насмешливо улыбнувшись напарнице. – Ей и реальность-то почти не нужна, хотя, Господь свидетель, иной раз ей бы это не помешало.

Далия сердито взглянула на Зеву:

– Смотри у меня!

За все эти годы она пару раз находила себе любовников – мужчин, которых так же, как и ее, не интересовало ничего, кроме беззаботного взаимного удовольствия. Но одной ночи зачастую бывало более чем достаточно как для самой Далии, так и для ее кавалеров. Все же она не удержалась и заглотила наживку Зевы.

– У меня реальности хоть отбавляй.

Обе женщины повернулись к ней в удивлении. Первой заговорила Вероник:

– Да ну?

– Конечно. – Она сделала глоток шампанского и отвернулась.

– И когда ты получила последнюю дозу? – с невинным видом спросила Зева. – Реальности?

– Не уверена, что вас это касается.

– Конечно, нет, – усмехнулась Вероник. – Но мы обожаем сплетни.

Далия закатила глаза.

– Не знаю. Я человек занятой. Управляю бизнесом. Плачу вам жалованье.

– М-м-м… – Это было явно не то, чего ждала Зева.

– Да! Это вообще можно назвать империей, если учитывать, сколько девушек расставлены у нас на крышах!

Клуб в доме 72 по Шелтон-стрит являлся центром широкой сети информаторов и шпионов, что помогало Далии быть в курсе всего происходящего и легче вести дела.

– Два года, – бросила Вероник.

– Что?

– Прошло два года с твоей последней дозы реальности.

– А тебе-то откуда знать? – осведомилась Далия, стараясь не обращать внимания на бросившийся в щеки жар.

– Так ведь ты платишь мне за то, что я все знаю.

– Я совершенно точно не плачу тебе за то, чтобы ты лезла в мою…

– Реальность? – подсказала Зева.

– Давайте не будем так это называть! – воскликнула Далия, поставив бокал на поднос проходящего мимо лакея.

Не имело значения, что Вероник права или что прошло уже два года с тех пор, как она искала… общения. Никаких особенных причин для этого все равно не имелось.

– Разве не два года назад герцог Марвик вернулся в Лондон и начал повсюду сеять хаос?

– Неужели? – спросила Далия. Ее сердце пропустило удар. – Не знаю. Я не слежу за герцогом Марвиком.

«В любом случае, он уехал».

Больше, – себе под нос произнесла Вероник.

Далия прищурилась.

– Что-что?

– Просто отметила, как давно это случилось, – отозвалась Вероник.

– Не так уж и давно, я бы сказала, – добавила Зева, поиграв бровью. – Иначе ее бы уже кто-нибудь как следует удовлетворил.

Вероник фыркнула, Далия закатила глаза.

– А ведь если подумать, здесь все должны быть очень проницательными.

Словно по сигналу, рядом раздался женский визг, затем послышалось громкое «Дьявольщина!», и Далия обернулась, чтобы увидеть, как пират Томас взвалил свою леди на плечо. Юбки ее задрались, обнажив тончайшие шелковые чулки, подхваченные изящными розовыми шелковыми лентами.

Графиня в маске испустила еще один пронзительный, восторженный вопль и принялась лупить Томаса кулачками по широким плечам.

– Отпусти меня, ты, грубиян! Я никогда не выдам тебе, где спрятаны сокровища!

Француз провел рукой по бедру леди так высоко, что Далии почудилось, будто он добрался до самых ее тайных изгибов, и прорычал:

– Я уже знаю, где находится твое сокровище, женщина!

Гости дружно зааплодировали, графиня захихикала, а Томас начал подниматься наверх, в комнату шесть, где сладкую парочку ожидала широкая кровать.

– А между тем, народ все прибывает.

– Верно, сегодня у нас девять нежданных гостей, все явились без предварительной договоренности.

На эту реплику одна из охранниц Вероник сделала знак подойти к входной двери.

– Ну, давайте взглянем, что там такое происходит, – сказала Далия помощницам.

Нельзя сказать, что члены клуба никогда не являлись без предупреждения. Клуб гарантировал им удовольствие и конфиденциальность, поэтому дамы частенько приходили и уходили, когда вздумается. Но сразу девять женщин – это гораздо больше, чем обычно, и ресурсов клуба могло не хватить.

– Помни: чем больше членов клуба, тем больше власти, – сказала Далия Зеве, пока они быстро шли по коридору. Каждая леди-член клуба становилась потенциально ценным приобретением для Далии и ее братьев, часто бывавших не в ладах с парламентом, Боу-стрит, Мейфэром и лондонскими доками.

– А комнат наверху тоже прибавится?

– Есть и другие способы развлечься, не обязательно постель, – парировала Далия.

Члены клуба имели доступ к карточным комнатам, к столовым, к театрам и танцевальным залам. Любой каприз, щедро оплаченный, мгновенно удовлетворялся.

Черная бровь вопросительно приподнялась:

– Неужели?

И правда… большая часть дам приходила сюда ради… общения.

– Кто сейчас здесь?

Зева отбарабанила список присутствующих сегодня посетительниц: три богатые замужние леди и две женщины помоложе, обе не замужем, пришли к ним впервые.

– Все они известили о своем визите заранее. Но здесь не только они.

Троица вошла в приемную прежде, чем Далия успела спросить, кто еще. Но расспросы и не требовались.

– Далия, дорогая!

Далия обернулась на восторженное приветствие, уже расплываясь в улыбке и раскрывая объятия приближающейся к ней высокой красивой женщине.

– Герцогиня! – высвободившись из ее объятий, Далия добавила: – И как всегда, без маски.

– О, прошу вас. – Герцогиня Тревескан махнула рукой. – Весь мир знает, что я – ходячий скандал. Думаю, общество будет страшно разочаровано, если выяснится, что я не завсегдатай клуба на Шелтон-стрит.

Далия заулыбалась еще шире. Герцогиня не переоценивала свою репутацию; она была чистой воды веселая «вдова», только вместо умершего мужа судьба наградила ее мужем отсутствующим – исчезнувшим герцогом, не любившим искрометную лондонскую жизнь, предпочтя ей удаленное от цивилизации имение где-то в глуши на островах Силли.

– Я и не надеялась встретить вас раньше, чем настанет ночь Доминиона.

– Чепуха. Доминион – это показуха, моя милая, – ответила та, наклонившись ближе к Далии. – Сегодня – ночь тайн.

– Разоблаченных тайн?

– Не моих тайн, дорогая. Говорят, я – открытая книга. – Она усмехнулась. – Тайн всех остальных.

Далия улыбнулась.

– Пусть так. Что бы вас сюда ни привело, мы благодарны.

– Вы благодарны за клиенток, которых я к вам посылаю, – засмеялась герцогиня.

– И за них тоже, – согласилась Далия.

Герцогиня была одной из их первых клиенток, очень энергичной и чрезвычайно полезной для бизнеса – имела доступ к ярчайшим звездам Мейфэра и активно поддерживала женщин, желавших изучать самих себя, свои наслаждения и мир, который был полон деятельности мужчин. Они с Далией взаимно уважали друг друга, как две женщины, понимающие, что каждая из них обладает огромной властью. Это уважение могло перерасти в большую дружбу, но этого так и не случилось по одной-единственной причине – обе они хранили слишком много секретов.

Секретов, которые ни одна из них даже не пыталась разгадать, за что Далия была особенно благодарна герцогине, поскольку совершенно определенно знала: леди Тревескан с легкостью могла раскрыть ее прошлое.

Прошлое, к которому она ни в коем случае не хочет возвращаться.

Воспоминание навалилось из ниоткуда: глаза цвета двадцатилетнего виски, копна темно-русых волос и твердая, квадратная челюсть, стоически принимающая ее удары.

Он их заслужил.

Она застыла, на мгновение забыв, кто она и где.

Темные брови герцогини сошлись на переносице.

– Далия?

Далия тряхнула головой, отгоняя прочь ненужные мысли, мгновение помедлила и повернулась к четырем дамам в масках, устроившимся на обитой шелком кушетке. Приветственно им улыбнулась.

– И вы привели сегодня сразу четырех красавиц! Добро пожаловать, леди!

Никто в доме номер 72 по Шелтон-стрит никогда даже шепотом не произнес бы имя или титул члена клуба, но Далия мгновенно узнала всех четырех дам, часто приходивших на Шелтон-стрит без предупреждения, в сопровождении герцогини: леди С., печально известный ходячий скандал (она куда больше любила Ковент-Гарден, чем Мейфэр); мисс Л., синий чулок, вечно говорившая не то, что надо, и теперь враждовавшая с обществом; леди А., спокойная пожилая старая дева, чье чутье могло дать сто очков вперед полудюжине шпионок Далии; и наконец, леди Н., дочь очень богатого, очень рассеянного, очень уступчивого герцога, любовница первой помощницы братьев Далии.

Далия поймала взгляд смеющихся глаз леди Н.

– Я смотрю, вы сегодня без своей подруги.

Та отмахнулась.

– В порт пришел корабль ваших братьев, и впереди у них долгая ночь. Вы знаете не хуже меня, что без нее они просто потонут в трюме. Но для меня это вовсе не повод сидеть дома. Верно?

Бесперчаточники контрабандой, на судах, груженных льдом, провозили в Лондон товары, за которые корона драла огромные налоги. Груз, которые перевозили из порта очень быстро и обязательно под покровом ночи, обеспечивал им доход, полностью законный и при этом нелегальный. Так делались дела в Ковент-Гардене.

– Что ж, мы очень рады видеть вас сегодня у нас, леди. – Далия засмеялась и снова повернулась к герцогине. – Полагаю, вы к нам пришли не ради общения?

Герцогиня едва заметно кивнула:

– Собственно говоря, нет. Мы здесь просто, чтобы ознакомиться новостями.

То есть собрать все сплетни, какие только возможно.

– Что ж, вы будете рады узнать, что этим вечером у нас имеется широкий выбор материалов.

Этих женщин, о которых в бальных залах шептались, что им не светит замужество, с распростертыми объятиями ждали в доме 72 по Шелтон-стрит, где они редко пользовались различными чувственными привилегиями членства, зато держали ушки на макушке в приемных, не пропускали боев, если таковые планировались. Эта группа больше всего ценила информацию.

– На сегодня у нас назначены три боя, милости просим. Правда, ожидается некоторый ажиотаж, большой наплыв гостей. Зева по этому поводу слегка раздражена и ко всему придирается.

Зева на мгновение оторвалась от негромкого разговора с лакеем.

– Ты мне платишь за то, чтобы я придиралась.

Герцогиня рассмеялась.

– Признаюсь, я ожидала, что сегодня меры безопасности у вас будут немного усилены… – Она оглянулась на дверь, которую охраняла пара самых могучих головорезов Ковент-Гардена. – Хотя полагаю, этих двоих вполне достаточно.

Эти двое и еще полдюжины женщин-стрелков на крышах домов, окружающих клуб, но об этом никому не нужно знать, кроме нескольких избранных. И все же:

– А к чему нам дополнительная охрана?

Герцогиня понизила голос и обернулась, окидывая взглядом женщин, устроившихся в разных уголках комнаты, обставленной в насыщенных алых тонах и купающейся в декадентском золотистом свете.

– Я слышала, начались облавы.

Далия обратилась в слух.

– Какие облавы?

Герцогиня покачала головой.

– Не знаю. Но «Другую сторону» закрыли два дня назад.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю