332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Рон Гуларт » Планета косматых » Текст книги (страница 1)
Планета косматых
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:42

Текст книги "Планета косматых"


Автор книги: Рон Гуларт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Рон Гуларт
Планета косматых

Глава первая

Когда все поменялись партнершами в третий раз, он обнаружил, что танцует с роботом. Питер Торрес продолжал щелкать пальцами и отбивать ритм ногами. На андроиде, который походил на пухленькую блондинку, было белое бальное платье, богато расшитое тонкими кружевами.

– Работаешь на посольство? – спросил Торрес.

– Веди себя естественно, – андроид встряхнула длинными светлыми волосами, хлопнула в ладоши над головой. – Я делаю это вполне прилично, учитывая, что все это запрограммировано на перфоленте.

Торрес – высокий, худощавый, лет тридцати с небольшим, с обветренным лицом, которое чересчур часто подвергалось воздействию непогоды на множестве необычных планет, – обхватил робота за кружевную талию, и, притоптывая и щелкая пальцами, они двинулись мимо других пар в бальном зале посольства.

– Кто тебя прислал? – спросил он.

– Сам знаешь, – ответила блондинка.

– «Агентство Мирабелиса»? – поинтересовался Торрес, заходя в нишу.

– Тише, тише, – предупредила андроид. – Тем не менее, да. Он хочет немедленно поговорить с тобой.

Торрес вздохнул, провел узловатой рукой по коротко подстриженным темным волосам. Затем нащупал углубление, где для него была спрятана картинка.

– Сюда, на Мардстоун, я прилетел в отпуск. И на Территории Пелюды просто отдыхаю. У меня интрижка с вон той рыженькой. Какая тут работа!

– Волосы у нее крашеные, – заметила робот. – Хотя она очаровательна. Хрупковата, но у нее хорошие кости. Кости – самое трудное для воспроизведения при создании андроида. Ты знал это?

– Нет. А что за работа?

– Он объяснит. Моей задачей было только проникнуть на бал и найти тебя.

– Сколько предлагает «Агентство Мирабелиса»?

– Шесть тысяч долларов.

Торрес обернулся и отыскал глазами стройную рыжеволосую девушку: та теперь танцевала с одним из помощников посла планеты Барнум.

– Повысили вознаграждение внештатным наемникам?

– Мы предлагаем тысячу сверху из-за того, что тебе, возможно, придется отправиться в джунгли.

– Какие джунгли?

– А что, их много разных? Я мало что знаю о Территории Пелюды. Мне не загрузили данных о местности. Я набита в основном перфолентами с танцами.

Торрес провел пальцами под выступающим подбородком.

– Ха, шесть тысяч?

– И экипировка за счет агентства, – добавила блондинка, – в случае, если тебе придется покупать панамы и одежду для джунглей.

– Где он?

– В машине позади посольства. Сразу от верховой тропы вверх.

– Ладно, пойду поговорю с ним.

Подошел сам глава правящей хунты старый Жанейро Фрамбоса и пригласил андроида на танец. Блондинка приняла приглашение, и они, вальсируя, удалились от Торреса. Пегги Фрид тоже танцевала вальс, но уже с другим помощником посла. Торрес знаками объяснил ей, что скоро вернется, и она улыбнулась, кивнув.

Шагая по короткой серой траве, Торрес узнал три небольших желтых овала, плавающих в темноте парка посольства Барнума. Как только он приблизился к припаркованному автомобилю, овалы поднялись к окнам. Торрес, скрипя искусственным гравием, пересек широкую проезжую полосу дороги и постучал в пассажирскую дверцу длинной черной как смоль машины. Дверца распахнулась, и он нагнулся внутрь автомобиля.

– Значит, шесть тысяч?

– Я велел ей предложить эту сумму только если тебя будет трудно уговорить, – произнес компактный компьютер, встроенный в заднюю секцию большого автомобиля. – Так и было?

– Да. – Торрес опустился на кожаное сиденье напротив компьютера. – Я в отпуске. Я познакомился с девушкой.

– Я знаю. Пегги Фрид. Возраст – двадцать три года. Родная планета – Барнум, – сказал компьютер. – Рост – пять футов семь дюймов. Вес – сто десять фунтов. Худышка, не так ли? Последние девятнадцать месяцев работала корреспондентом и режиссером-постановщиком документальных фильмов в агентстве «Новости Барнума». Чем она занимается на Мардстоуне, Питер?

– Собирается приступить к какому-то заданию или что-то вроде того. А пока живет со мной.

– Не думай, что нас беспокоит твоя личная жизнь, – заверил компьютер. – Твой образ жизни, чуждый условностям, «Агентство Мирабелиса» считает положительным фактором.

– Что же необычного в том, чтобы спать с девушкой? Ваши люди вынудили меня танцевать с роботом.

Из-за решетчатого окошка речевого устройства послышался голос компьютера:

– Тебе ведь нравятся роботы, разве не так? Я знаю это, ты часто намекал, что считаешь меня приятным и славным малым.

– Вы – идеальный полевой шеф, – ответил Торрес. – На какую работу хочет меня нанять «Агентство Мирабелиса»?

– Мне говорили, что я очень представительный, – сказал компьютер. – Ладно, давай перейдем к работе. Это в высшей степени… Послушай, Питер, ты не разговаривал с Пегги о делах? Не рассказывал ей о коммерческих секретах, о курьезных случаях из своей практики в нашем частном агентстве по найму?

– Нет.

– Нам не хотелось бы, чтобы об этом пронюхала пресса. Они уже устроили маленький переполох. Ты же знаешь, как они искажают факты.

– Что это за случай, который вы хотите уберечь от кривого зеркала прессы?

Поперек поверхности компьютера вспыхнула полоса крошечных зеленых пузырьков.

– Около месяца назад сюда, на Мардстоун, с целью проверки информации прибыл чиновник с Барнума. Как ты знаешь, наша родная планета Барнум очень внимательно наблюдает за сменой различных правительств на Мардстоуне. Ходили слухи об усилении репрессий и ухудшении положения на всей этой территории.

– Хунта начала публичные казни, – сказал Торрес. – На окраинах голод.

– Такова часть слухов, которые должен был расследовать этот чиновник, – ответил компьютер «Агентства Мирабелиса». – Здешнее посольство Барнума не всегда оказывается лучшим источником информации, поэтому прислали официальное независимое лицо – собрать факты, представить отчет. Однако он ни разу не представил ни одного отчета.

– Почему?

– Посмотри вверх, на мой левый монитор.

На небольшом, с игральную карту, экране появилось изображение убитой горем красивой блондинки лет сорока. Она скручивала клетчатый шарф в замысловатые узлы и промокала ими глаза.

– Это миссис Битти Данлин, не так ли? – произнес Торрес. – Занимает видное положение в обществе. Жена Битти Данлина, промышленного магната, короля оливкового масла и неудачливого политика. Все верно, он исчез аккурат перед моим приездом. Через день после моего приезда в новостях упоминали, что он все еще не объявился.

– Несомненно, искажая факты, – произнес компьютер. – Миссис Данлин требует правды и обратилась к «Агентству Мирабелиса», чтобы найти своего мужа. А я обратился к тебе.

Торрес вновь взглянул на экран монитора и увидел очень старого мужчину, раздающего золотые монеты мальчишкам из гетто.

– Кто это?

– Дед Данлина, с причудами, родоначальник династии королей оливкового масла. Ему нравилось раздавать пятидесятицентовые монетки бедным детишкам. Я полагал, что тебе, возможно, захочется узнать кое-что об этой семье.

– Вон тот маленький венерианец только что ударил его по колену, – заметил Торрес. – А здесь дед колотит мальчишку алюминиевой тростью. Ладно, достаточно о семейной истории. Вы хотите, чтобы я нашел Битти Данлина?

– Совершенно верно.

– Разве правительство Барнума не посылало собственных агентов, чтобы найти его?

– Да, Питер, правительство Барнума действительно расследовало его исчезновение. Очень недолго.

– Возможно, старый Фрамбоса и хунта Территории Пелюды оказали давление?

– Мы не знаем, – ответил компьютер. – Мы знаем одно: Барнум очень быстро отказался от попыток найти Данлина. Это приводит в недоумение его жену.

– Своего рода маскировка? Я слышал, не исключали того, что его утащила куда-нибудь в дебри партизанская армия, которая создается на окраинах.

– Судя по тому, что нам удалось разузнать до сих пор, Питер, это – чистой воды ложь. Существуют большие войска повстанцев, скитающиеся по лесам и джунглям Территории Пелюды. Во главе их человек, о котором известно только, как его зовут, – Тио Мазда. Мы не думаем, что он и его сподвижники замешаны в пропаже Данлина. К тому же нет попыток потребовать выкуп.

– Битти Данлин был в дебрях, когда исчез, да?

– Согласно нашим источникам, среди которых и подкупленные чиновники из правительства Барнума, и миссис Данлин, когда о нем слышали в последний раз, он находился на окраине обширного района под названием «Муниципальные Джунгли».

– Наша планета поддерживает здешнюю хунту, но группе Фрамбосы не позволили бы уйти от ответственности, если бы она сделала что-либо с Битти Данлином, не так ли? – сказал Торрес.

– Мы полагаем, что нет.

Слева вспыхнул экран второго монитора. Теперь перед Торресом предстали квартал деревенских домов, холмистые лужайки и покрытые листьями деревья.

– Что это?

– А ты приглядись.

Среди кустов и лужаек резвилось две дюжины косматых четвероногих животных, размером с человека, смутно напоминающие собак. В основном они были бледно-желтого и светло-оранжевого цвета.

– Это снимали в пригороде, – произнес Торрес. – В районе Лас-Каденас, так? Я видел некоторые из этих кинокадров в программе новостей вчера вечером.

Из одного из коттеджей выбежал худой мужчина в строгом костюме и разогнал стайку косматых животных большим прутом. В поле зрения показались еще два человека в обычных джемперах, они начали избивать животных своими портфелями. Звери увертывались, кувыркались и не сердились.

– Эти существа называют хаммелями, – объяснил компьютер. – Еще пару месяцев назад считалось, что хаммели – исчезающий вид травоядных, обитавший в отдаленных джунглях и лесах Мардстоуна. Затем множество косматых созданий лавиной вышли из лесов и вторглись в пригороды. Поговаривают об образовании «комитетов бдительности» и проведении облав на хаммелей.

– Что из этого?

– Может быть, ничего, Питер, – сказал полевой компьютер. – Если бы Мирабелис не получил сведения, которые позволяют предположить, что в этой внезапной миграции хаммелей есть что-то странное. Я показываю тебе этот фильм в качестве возможного отправного материала. Когда будешь охотиться за Битти Данлином, и вдруг раскопаешь что-нибудь об этих косматых тварях, не упускай этого из виду. Возможно, здесь существует связь с нашей проблемой.

– Кто вас информировал?

– Он тоже исчез.

– Какие-нибудь другие указания? Кто-нибудь хоть что-то знает о том, что замышлял Битти Данлин?

– Да, у нас есть знакомство в посольстве Барнума.

– Сегодня этот кто-то здесь, на балу?

– Нет, он занят каким-то пропагандистским мероприятием и не может зря тратить время. Его зовут Букер Маккристал.

– Я знаю его, – кивнул Торрес.

– Сейчас я распечатываю резюме всей информации, имеющейся у «Агентства Мирабелиса», – сказал компьютер. – Это происходит у меня внутри – слышишь такое забавное жужжание? Изучи сводку, потом уничтожь. Завтра сходи поговори с Маккристалом. – Из-под речевого устройства одновременно выскочили три кассеты. – Мирабелис был просто счастлив, когда мы узнали, что ты выбрал для отпуска Территорию Пелюды. Стало намного проще нанять тебя.

– Я приехал в основном из-за пляжей, – сказал Торрес. – Туристическое бюро не упоминало о здешних неприятностях. – Он отодвинулся, хмуря брови. – Ладно, я найду для вас Данлина. Выдайте мне тысячу долларов наличными сейчас и положите остальное на мой банковский счет на Барнуме. Депозитные карточки у вас еще остались?

– О, да. У нас есть очень основательное досье на тебя, Питер. Ты нравишься нам, в «Агентстве Мирабелиса», хоть ты и не без причуд, – произнес компьютер. – У нас даже есть несколько твоих очень милых детских портретов. Один – где на тебе пинетки из меха кролика и ты пытаешься пососать палец на ноге.

– Основательный подход, – сказал Торрес. – Давайте деньги.

С хлопком открылась маленькая крышка, и в протянутую узловатую ладонь Торреса выпорхнули новые хрустящие мардстоунские деньги. Компьютер сказал:

– Питер, тебе придется оставить свою подружку Пегги, пока ты будешь работать над этим делом. И, пожалуйста, постарайся совершенно ничего не рассказывать ей о своем задании.

Торрес ухмыльнулся и пересчитал деньги.

Глава вторая

Чернокожий человек, покачивая головой, переводил взгляд с одного тела на другое.

– Очень трудно решиться, – сказал он Торресу. – Надеюсь, ты извинишь меня за то, что пришлось встречаться в таком жутком месте, Пит, но я страшно спешу. Какое бы ты выбрал?

– Для чего? – Они находились в холодной куполообразной комнате с бледно-желтыми металлическими стенами.

– Для оперы, – ответил Букер Маккристал. – Я ужасно боюсь, что мне не понравится ни один из этих парней. – Он взял одно из тел в плиомешке за широкие плечи и приподнял над виниловым столом, на котором оно лежало. – Этот получше. Можешь представить его с бородой, Пит?

– Думаю, смогу, если понадобится, – ответил Торрес. – Что за опера?

Маккристал положил тело и приподнял следующее.

– Нет, я не могу представить его в поле колосьев. Сознаюсь, Пит, я страшно много работаю в посольстве Барнума. – Он отступил от обоих упакованных тел. – Ни один из этих не подойдет. Куда же запропастился этот жуткий тип из службы реанимации?

– Я хочу поговорить с тобой о Битти Данлине, – сказал Торрес.

– Я еще не объяснил тебе насчет оперы. – Маккристал наклонился к телам на столе. – Беда в том, что этот жуткий тип из реанимации уперся: у него-де в наличии только эти два тенора. А они не подходят для роли, как я ее себе представляю, не подходят, и баста. Хотя тут я могу страшно ошибаться, как ошибаюсь относительно большей части того, что Барнум замышляет здесь, на Мардстоуне.

– Ты пришел в этот морозильник набрать труппу для оперы?

– Разве моя секретарша не объяснила, когда назначала эту встречу?

– Когда я утром звонил в канцелярию посольства Барнума, то разговаривал не с ней. Мне ответил какой-то парень, который сказал, что работает в твоей справочной службе.

– Опять он, – кивнул Маккристал. – Крепкий, веснушчатый хвастливый молодой блондин? Да, он не такой жуткий, как предыдущий. Но сетовать не приходится – они думают, что оказывают мне любезность.

– Кто?

– Этот плотный белокурый юноша работает на «Бюро расследований Мардстоуна», – объяснил служащий посольства. – У них есть отвод на наши видеофоны, и, когда моя секретарша занята, они выручают, отвечая и принимая сообщения.

– Разве Барнум не против подобных действий местных властей?

– Барнум очень осторожно ведет себя на Мардстоуне, и особенно на этой территории, Пит, – сказал чернокожий. – Это единственная причина, по которой они перестали искать бедного Битти Данлина. Даже не будь он столь высокопоставленным лицом, следовало бы ожидать, что поиски затянутся больше, чем на неделю. Я считаю, что последние три дня они просто без толку порхали на своих хопперах над океаном.

– Я думал, Данлин пропал на суше.

– Да. А поисковая операция – надо сказать, жутко бесполезная – проводилась кое-как. Бедный Битти.

Маккристал снова приподнял за плечи ближайшее тело.

– Ха, я только что понял. Тебя наняло это жутко предприимчивое «Агентство Мирабелиса» найти нашего бедного пропавшего Битти. Так, Пит?

– Верно, – кивнул Торрес.

– Потрясающе. Жаль, что я завтра уезжаю с оперой на гастроли. Я уже рассказал тебе об опере?

– Нет. – В этой холодной круглой комнате стояли два металлических кресла, Торрес присел в одно. – Давай, Букер, расскажи минуты за три-четыре. А потом объясни, что делал Битти в джунглях.

– Ох, да его даже близко от джунглей не было. Он был в частном загородном поместье. – Маккристал отошел от двух замороженных теноров и уселся в другое кресло. – Я полагаю, что стоит только освободить этих парней от льда или от того, в чем их хранят, как они сразу протухнут. Меня всегда ужасно беспокоит нехватка времени. Да, так об опере. На самом деле это пропаганда.

Торрес качнулся в жестяном кресле и промолчал.

– Ее написал местный композитор, очень талантливый молодой человек. Затем Барнум привлек несколько человек из отдела пропаганды для доработки. Понимаешь, надо, чтобы искусство пропагандировало наше желание помогать здешнему правительству понять нужды народа. Наша опера называется «Пляшущий пахарь».

– По-деревенски.

– Это опера о сельском хозяйстве. Скажу тебе, Пит, ужасно трудно поставить оперу только о сельском хозяйстве, не заботясь о пропаганде, – продолжал сотрудник посольства. – Мы вывозим «Пляшущего пахаря» в степи и фермерские хозяйства, и это обещает стать жутко утомительной серией вечерних представлений в фермерских общинах и некоторых лагерях беженцев.

– Большая часть страны страдает от голода, или я что-то путаю?

Маккристал с улыбкой отмахнулся:

– Одна из задач нашей оперы – убедить народ, что на самом деле никакого голода нет, а существует лишь небольшое несоответствие в распределении продуктов.

– Что случилось с хорошо налаженной продовольственной системой?

– Она слишком сложна, как и все на Пелюде, – сказал Маккристал. – Задача нашей оперы – воспеть сельского жителя и заставить его понять, что нехватка продовольствия не так уж велика, как доказывают некоторые радикалы. – Он понизил голос. – Понимаешь, Пит, Барнум субсидировал экспериментальные продовольственные исследования по ту сторону джунглей. Я слышал, что там очень близки к потрясающему открытию. У меня есть уже написанная и одобренная специальная ария о новых дешевых протеиновых заменителях.

– Что случилось с твоим тенором? – спросил Торрес.

– С первым? О, еще одно из этих излишних закручиваний гаек. Его по какому-то простенькому дельцу допрашивала полиция, и они ухитрились сломать ему не одну, а обе руки. Может быть, после этого он и смог бы играть какие-нибудь роли, но не земледельца в этом представлении. Кроме того, он прикинулся испуганным и скрылся в дебрях. – Маккристал тяжело вздохнул. – В этих службах реанимации всегда есть запас обнищавших актеров и певцов. Эти люди вынуждены были подвергнуться заморозке и ждать, пока не подвернется хорошая работа. А один бедный старик-чревовещатель пролежал почти век и так и не потребовался.

– А теперь о Битти Данлине, – сказал Торрес.

– Не желаешь пару контрамарок на «Пляшущего пахаря»? Ты сможешь лучше познакомиться с нами.

– Нет. Чем занимался Данлин, когда он исчез?

– Теоретически это был предварительный отчет о голоде и распределении продовольствия, – ответил Маккристал. – Считалась, что Битти проедет по лагерям беженцев за Авалонскими степями и посмотрит, как живут люди. Видишь ли, из-за того, что в дебрях создается армия повстанцев, Барнум помогал правящей хунте эвакуировать множество народа.

– Чем еще занимался Данлин?

– Мы – старые друзья, правда, Пит? По старой дружбе я дам тебе несколько фактов. Фактов, о которых я не рассказывал даже политическим агентам, присланным сюда с Барнума.

– Фактов, которые ты рассчитывал попозже продать какому-нибудь агентству вроде «Агентства Мирабелиса», – прибавил Торрес.

– Если хочешь быть таким жутко откровенным – да, – согласился Маккристал. – У бедняги Битти имелись полученные частным образом сведения, что в одном из больших поместий на севере побережья жил человек, располагающий очень важной для него информацией. Возможно, тем, о чем следовало бы знать правительству Барнума.

– Он не поделился ни с кем в посольстве? Не передавал на Барнум?

– Битти был одержим идеей, что следует доверять как можно меньшему числу людей, – сказал Маккристал. – Я был одним из тех, кому он благоразумно верил. Пит, я думаю, что Битти попал в беду из-за того, что пытался упорно следовать этому принципу. Весь ужас в том, что я не совсем уверен, кто именно устроил ему неприятности. Поэтому до сих пор я молчал. К счастью, пришел ты и, будучи замечательно обеспеченным «Агентством Мирабелиса», соблазнил меня кое-что тебе рассказать.

– Битти Данлин мертв? – спросил Торрес.

Маккристал перевел взгляд на два упакованных тела.

– Не знаю. Честно, Пит.

– Кто источник сведений, полученных Битти?

– Здесь в Фрамбосавилле живет один человек, – ответил Маккристал. – Здоровый, красивый малый, хотя начинает понемногу стареть. Сейчас ему около сорока. Его профессия… Э-э… соблазнение женщин – богатых женщин, вдов, наследниц, знаменитостей. Это значит, что он часто проводит время на севере побережья у Фрипорта и в Секторе Европы, где живут мардстоунские богачи.

– Как его зовут?

– Терранова, – произнес чернокожий, еще больше понизив голос. – Хосе Луис Терранова. Я не хотел бы дальше углубляться в жуткие проблемы бедного Битти. И не потому, что должен довести до ума эту кошмарную оперу. Так или иначе, Пит, я не контактировал с Террановой со времени исчезновения Данлина. Сейчас он в городе, и я уверен, что за определенную мзду он поговорит с тобой. Постарайся быть очень осторожным. – Он объяснил Торресу, как найти Терранову, и прибавил. – А теперь я должен, к моему ужасу, окончательно решить с заменой тенора.

Торрес выбрался из кресла, которое звякнуло о холодную желтую стену.

– Спасибо.

– Наша опера не будет такой уж кошмарно плохой, как тебе думается, – произнес, вставая Маккристал. – Возможно, ее назидания не привлекут тебя, но это просто изнанка работы, гайки и болты. С другой стороны, развлекательная часть – это именно то, что имеет успех у зрителя. Декорации, глянец…

– Накладные бакенбарды, – продолжил Торрес.

– Верно, Пит. С хорошими накладными бакенбардами можно что-нибудь продать.

Торрес повернулся и по длинному холодному коридору прошел к выходу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю