290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пандорум (СИ) » Текст книги (страница 4)
Пандорум (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 09:00

Текст книги "Пандорум (СИ)"


Автор книги: Роман Прокофьев


Соавторы: Александр Стрельцов



сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

– Воу-воу, не женщина, а самая настоящая Тьма! – одобрительно кивнул Сайден, заговорщически подмигивая. – Хотя леди права, впереди самое интересное.

– Сайден, готов поклясться, в прошлый раз ты так всех достал своим трепом, что тебя просто выгнали взашей, – хохотнул Джаспер, статный эльф-охотник в легкой кожаной броне.

– Знакомьтесь, это Джаспер! Я еще не рассказывал, чем он занимается со своими петами наедине? – коварно ухмыльнулся Сайден, толкая меня локтем в бок. За спиной некроманта Тлен и Отчаяние пытались изобразить нечто вроде соития, довольно неуклюже двигая тазобедренными суставами. Охотник покраснел от гнева, но продолжить перепалку не решился. Начался новый поединок.

В этот раз на арену вышел Хмырь, экипировка сразу выдавала архетип профессионального убийцы и вора. Против него выступила охотница под именем Стеллара. Бой получился на удивление быстрым и скучным. Хмырь разложил ее за несколько секунд, даже не вспотев. Стремительный, ловкий и очень опасный противник, которого стоило взять на заметку. Спустя еще пару боев нас ждало новое и интересное зрелище. Матч-реванш под названием “Мясорубка” представлял собой кровавое побоище с участием всех проигравших претендентов. Самому искусному и живучему из них давался второй шанс попробовать свои силы против более удачливых игроков.

Прозвучал сигнал боевого рога, и на окровавленном песке воцарился настоящий хаос. Зрелище было захватывающим, ведь, несмотря на проигрыши, на арене сошлись профессионалы своего дела. Засверкали молнии, засвистели стрелы, послышались крики и удары клинков. Зрители разразились одобряющим ревом. Вакханалия длилась, пока на арене не остался только один. Крупный орк под именем Блат, с двуручным молотом наперевес, уверенно стоял посреди кровавого месива.

– Да, этому палец в рот не клади, – разумно констатировал Сайден. Позади некроманта Тлен с любопытством изучал откушенный Отчаянием палец. Интересно, эти ребята сами импровизируют или Сайден тайно дирижирует оркестром? В любом случае наблюдать за мертвяками было забавно, они отлично разряжали напряженную обстановку.

Вторая серия поединков началась незамедлительно. Я не успел и глазом моргнуть, как подошла моя очередь.

– Пантера, Йота, на выход! – скомандовал Арранкар, плотоядно улыбаясь.

Его улыбка мне не понравилась, как не понравился и выбор оппонента. Йоту я определил в опасные противники сразу же, как увидел стиль его боя. Этот ловкий гибрид воина и разбойника мастерски орудовал экзотическими клинками кусаригама. Клинки представляли собой серповидное лезвие на тонкой рукояти, к обуху которой крепились длинные цепи, увенчанные тяжелым грузилом.

Это не меч, не копье, не жезл и не посох, с которыми я раньше имел дело и знал, что можно противопоставить тому или иному типу оружия. Экзотику было сложно освоить, но и справиться с ней мог далеко не каждый. Этот бой будет тяжелым, к гадалке не ходи. Даже несмотря на то, что мне уже удалось увидеть его в действии.

Поединок начался тихо. Йота с кошачьей грацией обходил меня по кругу, не спеша раскручивая одну из цепей. Ни улыбки, ни насмешки, лишь холодная уверенность на бледном лице противника. Стоило мне начать сокращать дистанцию, как тот отходил дальше, не подпуская к себе. Странная тактика для бойца ближнего боя.

Не скрою, его поведение ввело меня в заблуждение. Стоило только использовать “Рывок” для сокращения дистанции, как противник резко ушел в сторону, а цепь змеей впилась в правой запястье. Чудовищной силы рывок едва не вышиб Раззар из рук и опрокинул меня навзничь.

Я уже успел встать на ноги, когда получил первый удар серпом. Йота приблизился так же быстро, как и уходил от меня ранее. Удары посыпались один за другим. Отраженный урон от “Щита Лавы” не действовал, противник использовал что-то для поглощения огненных повреждений. Проклятая цепь лишала подвижности. Вдобавок ко всему, стоило мне парировать выпады, как очередной рывок уводил клинок в сторону, оставляя ту или иную часть тела открытой для удара. Йота обрабатывал меня как беспомощного щенка.

На руках еще оставались козыри, и я всерьез подумывал пустить их в ход. Проигрывать было обидно, но я понимал, что впереди меня ждет еще один бой, и он будет решающим. Именно там мне пригодятся все фокусы, спрятанные в рукаве.

Левой рукой я выхватил метательный кинжал и кинул его в противника наотмашь. Он попытался перехватить бросок, но я дернул цепь на себя, слегка отводя руку оппонента в сторону. В эту игру можно играть вдвоем. Острое лезвие оставило глубокий порез на щеке Йоты и заставило того злобно ощериться.

Я попытался еще раз дернуть цепь, но тщетно. Показатель Силы противника был выше моего, к тому же он не был настроен повторять свою ошибку. Дальнейшее произошло в мгновение ока.

Я попытался достать Йоту “Стремительным Выпадом”, но вторая цепь скользнула по лезвию Раззара, высекая искры и сковывая клинок. Я так и не успел понять, как Йота провернул этот трюк, но мои руки и оружие оказались скованы железным узлом.

Яростные удары его клинков кромсали мою плоть. Не помогали ни “Рывок”, ни отлично прокачанное “Уклонение”. Все, что мне удалось сделать, это провести пару самоубийственных “Гамбитов”. Спустя мгновение я уже лежал на покрытом кровью песке, отсчитывая секунды до воскрешения.

Йота убивает Капитана Пантеру!

Разбойник криво ухмыльнулся, разминая плечо, куда попал один из “Гамбитов”. По крайне мере я не слился подчистую, противнику тоже немного перепало. Воскрешенный целителем, я вернулся обратно к сборищу ноунеймов.

Этому Йоте удалось подпортить мне настроение. Несмотря на то, что главный козырь в виде “Загробника” еще оставался у меня в рукаве, на душе все равно скребли кошки. Для кого-то эти забавы лишь фан, способ получить удовольствие от игры, но у меня была вполне конкретная цель. Ее исполнение напрямую зависело от того, как пройдет этот кровавый турнир.

Я закрыл глаза и снова увидел ее скованное страхом лицо. Стремительный выпад Раззара, пронзающий тело растерянной девушки, и едва различимый свет ее души, несущийся к Пожирателю. Вес’Надаль, моя верная соратница и возлюбленная, коварно убитая и похищенная “Пандорумом” вопреки нашему соглашению. Ее душу затянул Пожиратель, проклятый предмет, способный хранить в себе души сотен НПС. Где она сейчас? Помнит ли обо мне? Страдает ли? Ответы на эти вопросы еще предстояло узнать, и для этого мне нужна была победа в этом проклятом турнире. Любой ценой.

– Кажется, кошак сдулся, – ехидно обронил Хмырь, поигрывая кинжалом. Этот тип не понравился мне с первого взгляда, и сдается, чувства эти оказались взаимны. Не сходящая с лица глумливая улыбка, холодные свинячьи глазки и нескончаемый гонор. Этих характеристик было достаточно, чтобы определиться с моим отношением к этому типу.

– Завались, мародер, еще не вечер! – вмешался Сайден. Этот парень, несмотря на свою мрачную специализацию, мне явно симпатизировал. – Если второй бой не выгорел, значит, третий станет решающим!

– И даже это не гарантирует, что вас примут в клан, – обронила Мираби, кидая на меня пронзительный взгляд. – Турнир лишь ширма, из-за которой за нами пристально наблюдают. Все решится позже.

– О, да у нас тут любительница теорий заговоров, – фыркнул Хмырь, направляя кинжал в сторону заклинательницы. – Может, уединимся после турнира, крошка? Мне есть, что тебе показать, ха-ха!

– Так зачем откладывать, – внезапно согласилась Мираби, приближаясь к разбойнику. Смуглая рука темной эльфийки легла на шею растерявшегося Хмыря. Еще немного и их губы соприкоснулись. Окружающие пораженно уставились на парочку, но тут Хмырь внезапно дернулся. Бледная кожа пройдохи покрылась сеткой черных вен, он захрипел и попытался освободиться, но хватка хрупкой с виду женщины оказалась железной.

Мираби использует умение “Поцелуй Тьмы”!

– Прекращайте! – рявкнул Арранкар, багровея от ярости. – Никаких заклинаний и умений вне арены! Последнее предупреждение, иначе оба отправитесь в расход!

Мираби с явной неохотой отпустила свою жертву и, соблазнительно проведя язычком по тонким губкам, нахально улыбнулась.

– Чокнутая (нецензурно)! – сплюнул Хмырь, с раздражением покидая компанию.

– До вечера, милый! – проворковала Мираби и, увидев наши взгляды, сменила улыбку на прежнее холодное и безликое выражение лица.

– И этой тоже палец в рот не клади, – с восхищением заметил Сайден, добавив шепотом. – Кажется, я влюбился!

Тем временем турнир продолжался. Со скрипом вылетел Джаспер, проиграв два матча подряд. Сайден и Мираби успели одержать две победы, пресловутый Хмырь находился в том же положении, что и я. Остальные худо-бедно тоже справлялись.

– Пантера, Сайден, на выход! – крикнул Арранкар, приглашая бойцов на арену.

– Ох, брат, извиняй, но поблажек не будет! Должен остаться только один! – произнес некромант.

– Взаимно, брат, – усмехнулся я.

Тлен и Отчаяние уселись на скамью наблюдать за поединком своего хозяина. Пешки на арену не допускались, в белом списке были лишь существа, призванные во время боя. Тридцать секунд на подготовку, отсчет пошел.

Меня терзали противоречивые чувства. С одной стороны, я симпатизировал Сайдену, с другой – мне нужна была победа любой ценой. Я успел неплохо изучить болтливого некроманта и его приемы. Я допускал, что многие из игроков припасли для решающего боя свои сюрпризы. Тем не менее у меня уже созрел предварительный план, и что-то мне подсказывало, что противнику он очень не понравится.

Глава 8

Раздался рев боевого рога. Некромант не терял времени даром, начав призывать помощников. Из песка полез целый лес лишенных плоти рук. Я выхватил Раззар и принялся расчищать путь, шаг за шагом приближаясь к их хозяину. Мертвяки были слабыми, в их задачу не входило убить меня, скорее задержать.

Когда до некроманта оставалось несколько метров, он применил заклинание “Костяной Доспех”. Столб кружащихся костей полностью скрыл Сайдена, давая ему драгоценные секунды для следующих кастов. Несколько ударов Разаара не произвели никакого впечатления, заклинание “Пылающей Плети” – тоже!

Внутри кружащего “Костяного Доспеха” вспыхнуло мертвенно-зеленое сияние, Сайден нараспев произносил слова какого-то ритуала. Спустя мгновение оттуда вырвались три призрака, тут же атаковавших меня. Две “Баньши” и “Призрачный Рыцарь”, ого!

Отлично! Собственно, этого момента я и дожидался.

Архетип “Загробника” давал мне способность “Заклинателя Душ”, позволяющую брать под контроль призраков и души мертвых НПС. Я взглянул на своих противников в ином свете. Что есть нежить, как не истерзанная душа, облаченная в дряхлые оковы мертвой плоти?

Усилием воли я взял под контроль всех троих разом. Это было нелегко, “Призрачный Рыцарь” по силе равнялся обычной элите. Тем не менее я держал их всех. Растерянность на лице некроманта, заподозрившего неладное, сменилась неподдельным изумлением. Он попытался отменить призыв, но моя рука надежно держала троицу за невидимые удила. Толпа зевак нерешительно замерла, пытаясь разобраться, в чем дело, но когда нежить бросилась на своего господина, зашлась безудержным хохотом.

Надо отдать Сайдену должное, он был профессионалом. “Призрачного Рыцаря” моментально сковала “Вязкая Жижа”, лишая возможности передвижения. Одну “баньши” он успел испепелить лучом некротической энергии, зато вторая без проблем нырнула сквозь “Костяной Доспех”, вцепившись в призывателя.

Сопротивление физическому урону, значит? Ладно. “Пылающая Плеть”, “Сноп Огненных Искр”, “Огненный Шар”! Я обрушил на ушедшего в оборону мага весь свой арсенал, пытаясь пробить защиту заклинаниями.

В ответ Сайден использовал “Кольцо Холода”, временно снижая подвижность своих противников, и добил “баньши” одним точным ударом псионической энергии. Некромант-менталист, интересная и опасная комбинация!

– Ну нет, брат, так легко ты не отделаешься! – прохрипел Сайден, парируя мой выпад своим посохом.

“Костяной Доспех” наконец-то приказал долго жить, и мы сошлись в ближнем бою. Фехтовал некромант значительно хуже, чем колдовал, больше полагался на необычные комбинации. Первым на меня легло “Ослепление”, вынуждая резко уйти в сторону и покинуть вектор вероятной атаки. Вторым он использовал “Призрачный Рывок” на короткую дистанцию, перемещаясь на другую часть арены.

К тому моменту, как я снял “Ослепление”, он уже кастовал новое заклинание, и судя по грохоту, которым разверзлась земля, меня ждал сюрприз. Так и вышло.

Сайден произносит заклинание “Великий Призыв: Амаа’Тун”!

Упрямый некромант не желал сдаваться. Великое заклинание! Такие штуки обладали огромной силой, и их было очень сложно получить. Дар божества или выполнение задания эпического качества, пожалуй, являлись самыми распространенными источниками такой мощи.

А потом я увидел, что есть Амаа’Тун. Многопалая некротическая тварь с внушительным брюхом и огромной клиновидной мордой появилась на свет. Тело монстра испещряли многочисленные рты, полные острых зубов. Трибуны зашлись неистовым ревом. Действительно, не каждый день увидишь такое представление.

Сайден припал на одно колено, тяжело опираясь на посох. Похоже, Призыв высосал все его силы, но добраться до ослабевшего некроманта все равно будет очень сложно. Мальчишка не оставил мне выбора, вынуждая использовать последний козырь.

Я бросился на тварь, на ходу активируя еще одну фишку “Загробника” под названием “Призрачный Аватар”. Эта способность трансформировала мое тело в мощную призрачную аберрацию, обладающую целым спектром убийственных возможностей.

Кажется, Сайден снова изумился, а толпа на скамьях зашлась в экстазе. Мое тело быстро трансформировалось. Руки, ноги удлинились и разошлись мощными буграми мышц, ногти на пальцах превратились в острые лезвия, лицо оплыло и вытянулось, обнажая огромную зубастую пасть. В таком виде я определенно не был красавчиком, зато мог качественно сеять смерть и хаос.

Две отвратительных твари сошлись боем. Мои когти-лезвия впивались в плоть противника, оставляя глубокие порезы. Множественные челюсти Амаа’Туна кромсали мою призрачную плоть. Еще, тварь, давай еще! Благодаря особенностям аберрации, с каждым новым укусом моя сила атаки увеличивалась, разгоняясь до новых высот. Чем сильнее ранил меня враг, тем сильнее становился я сам.

Сайден попытался что-то скастовать, но я использовал “Потусторонний Вой”, устрашая выдохшегося некроманта. Мои челюсти впились в смердящую плоть загробного монстра, вырывая с корнем одну из конечностей. Тварь издала противный визжащий звук и попыталась пробить меня магией Разума. Иммунитет, (нецензурно)сука! Исчадие бездны, призванное Сайденом, идеально подходило для сражения с живыми, но равного по силе противника-нежить остановить не могло.

Я вошел в экстаз, кромсая своего врага. Ошметки летели во все стороны, пока, наконец, Амаа’Тун не испустил дух. В одном яростном порыве я кинулся к Сайдену и прошил некроманта когтями насквозь, словно тряпичную куклу. В этот же самый момент аберрация приказала долго жить, возвращая мне прежний облик.

Дурман боевого экстаза спал, тело поверженного противника лежало у моих ног. Толпа ликовала.

– Заслуженная победа, брат, – с кислой миной заметил воскрешенный Сайден. – Я когда твою тварь увидел, чуть в штаны не наложил. Честное слово! Моя-то, конечно, та еще страхолюдина, но твои когти и рожа… жуть!

– У тебя два выигранных боя за плечами, как и у меня, – заметил я, обращаясь к некроманту. – Посмотрим, как карта ляжет.

– Это был интересный бой, – сказал Блат, с уважением кивая некроманту. – Мне бы тоже пришлось несладко, будь я на твоем месте, Сайден.

– А я бы эту хрень под орех разделал, – лениво бросил Хмырь, гордо щеголявший третьей победой подряд. – Огромная, неуклюжая… как нефиг делать.

Но игроки пропустили бахвальство разбойника мимо ушей. Спустя еще пару боев турнир был окончен. Часть претендентов отсеялась в процессе, оставшиеся же с волнением ожидали финального вердикта.

– Всем слушать сюда, салаги! Те, чьи имена прозвучат сейчас, выйдут на арену! – прокричал Арранкар, перекрикивая гул толпы. – Йота, Мираби, Хмырь, Странник, Блат, Хакари… Сайден.

Названные командиром игроки вышли на арену, с ощутимым напряжением оглядывая друг друга. Что их ждет, казнь или милость?

– К вам, ноунеймы, у меня вопросов нет, вы приняты! – крикнул Арранкар, наслаждаясь шумом и улюлюканьем толпы. Вызванные игроки ощутимо расслабились, но представление еще не закончилось.

– Пантера, живо сюда, – скупо рыкнул командир.

Меня не нужно было приглашать дважды. Пулей вылетев со скамьи, я быстро оказался перед распорядителем турнира.

– Гибрид, магия и ближний бой. Ты знаешь, где кончают гибриды, салага?

– Думаю, что в командном звене, но это не точно.

– В выгребной яме, ноунейм! Твои фокусы – это все мишура. То, что ты показал сегодня, стоит ровно половину настоящего бойца, куда делось остальное?

– Если ты про очки мастерства, у меня неплохо вкачано “Лидерство” и сопутствующие навыки, – ответил я, выдерживая тяжелый взгляд собеседника. – Дай мне тройку бойцов, и я надеру тебе зад.

На арене воцарилось молчание. Честно говоря, я подумал, что своим дерзким общением перегнул палку, но тогда я еще не знал “Пандорум” во всей его красе. Арранкар громко фыркнул и от души расхохотался, согнувшись пополам.

– Черт, салага, видел бы ты свою рожу! Лидер говоришь? Запомни, не ты выбираешь быть лидером, твои бойцы должны выбрать тебя, – серьезным тоном закончил Арранкар, оборачиваясь куда-то вбок.

Я проследил за его взглядом и успел заметить чью-то тень, быстро скрывшуюся за одной из пристроек. Арранкар нахмурился, хмыкнул и вновь повернулся ко мне.

– Ты принят, ноунейм. Марш к остальным!

Под одобрительные кивки и похлопывания по спине от других счастливчиков, я примкнул к своим новым братьям по оружию. На сердце отлегло, хотя голова все еще гудела от напряжения. Этот день дался мне нелегко.

– Сайбер, ко мне! – рыкнул командир, вызывая еще одного ноунейма.

Низкий жилистый тифлинг-разбойник, широко ухмыляясь, быстро скользнул со скамьи на арену.

– Ну что, гнида, думал, мы не узнаем? – расплылся в улыбке Арранкар, тыча пальцем в грудь разбойнику. – Ты у нас, значит, пчелок любишь, да?

– Что? – растерянно переспросил Сайбер, оглядываясь по сторонам. – Каких пчелок? О чем ты?!

– Месяц назад, Равнина Страха, ничего не припоминаешь?

– Да это был простой рейд, по фану! – пискнул тифлинг, виновато разводя руками. – Мы с ребятами просто развлекались.

– Ты развлекался с Роем, гнида, – низким басом прорычал Арранкар. – И тебе хватило наглости припереться сюда?

Тлен и Отчаяние, стоявшие позади Сайдена сделали выразительный жест, проведя ладонью по костлявому горлу. В целом я был с ними согласен, кажется, тифлинг сдулся. И правда, Сайбер не выдержал напряжения и дал деру. Точнее попытался. Под ногами разбойника разлилась черная вязкая лужа, толпа разразилась гневными криками. Панды вскакивали одни за другими, обнажая оружие.

– Сейчас мы покажем, что нам по фану, пчелка, – кровожадно улыбнулся Арранкар. – В расход его!

Закричавшего тифлинга накрыл град из стрел и заклинаний. Каждый член Пандорума посчитал своим долгом вписаться в килл, ставя кровавую подпись под приговором Арранкара. Тело тифлинга еще дергалось, принимая на себя шквал заклинаний и снарядов, хотя сам игрок был мертв. Мираби проявила инициативу искусно кастуя “Левитацию”, не давая телу упасть, пока то не превратилось в кровавое месиво.

– Добро пожаловать в “Эвтаназию”, черти! – выкрикнул Арранкар, обращаясь к нам, под одобрительный рев наблюдателей Пандорума. – Эвтаназия делает вам одолжение, так что не думайте расслабляться! Мой кованый сапог в любую минуту готов пнуть под зад любого из вас! Чтобы стать полноправными членами альянса вам нужно заслужить доверие своих братьев по оружию, а до этого дня вы – мясо!

Развлекательная программа подошла к концу, и Панды начали расходиться по своим делам. Арранкар выдал нам новую порцию инструкций. Моим новым местом обитания на ближайшее время должен был стать форт с красивым названием Мизери. Правда, тот факт, что это место находилось на границе Сумеречного Леса и Мрачнолесья, не внушал особого оптимизма.

Почти весь запад континента занимал огромный Древний Лес. Его внушительная территория условно делилась на три части: Светлолесье, Сумеречный Лес и Мрачнолесье.

Светлолесье было обитаемо и в целом условно-безопасно. В сумеречных областях скрывались таинственные руины, дремали тысячелетние деревья, искателей приключений ждало множество открытий и секретов. Где-то там находился легендарный Мифариор, разрушенная столица древней цивилизации эльфов, комплекс эпических подземелий, притягивающий рейдовые группы всех мастей.

А вот зона Мрачнолесья находилась под перманентным проклятьем, повышающим показатель Ужаса аж на две единицы. Внутри водились кошмарные создания тени и сильная нежить. Вся эта свора нечисти охраняла редкие сайты и аномалии, на которых можно было неплохо поживиться, но сама атмосфера этого места нагнетала тоску и уныние.

Ну а каким испытаниям могли подвергнуть нас Панды в такой обстановке, я предпочитал и вовсе не думать. Новобранцы “Эвтаназии” оседлали птичек и дружно взмыли в небо. Перекинувшись всего парой словечек, мы негласно пришли к выводу, что новичкам лучше держаться вместе. Кто-то храбрился, кто-то презрительно усмехался, но в душе все понимали одно – веселье только начинается, и кто будет смеяться последним, еще неизвестно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю