332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Ярошинская » Жена для звездного варвара » Текст книги (страница 10)
Жена для звездного варвара
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 13:30

Текст книги "Жена для звездного варвара"


Автор книги: Ольга Ярошинская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

ГЛАВА 13

Валд поднялся на верхний уровень и некоторое время постоял, прижавшись лбом к холодной стенке и изо всех сил прогоняя из головы соблазнительные картины, вспыхивающие в мозгу. Эврика просто сводит его с ума. Как она таяла от его ласк, стонала и сама терлась о его пальцы. Она была такой влажной и горячей внизу, явно изнывающей от желания, готовой на все…

Он заглянул в круглый зал совещаний, с облегчением увидел, что еще никого нет, прошмыгнул на дальний стул и сел, спрятав под столом красноречивый бугор в штанах.

А как она стояла там, у стены, его жена: с припухшими губами, растрепанная, зацелованная, соски торчат, а сорочка с дурацкими перьями висит на бедрах…

Хорошо, что он нашел в себе силы уйти. Сначала она взбесила его Валерой – придумала же имечко, потом выставила за дверь, как шелудивого пса, а наутро пришла сама в этой прозрачной штуковине, которая только показывала, а не скрывала. Он был так зол на Эву, что вряд ли смог бы сдержаться и сделать все нежно. Больше всего ему хотелось развернуть ее к стенке, нагнуть и отыметь так, чтобы она собственное имя забыла.

А как она смотрела на него, когда поняла, что он не собирается продолжать. О, сладкий вкус мести… Валд расплылся в улыбке, поерзал на стуле, глянул вниз. Когда уже Валидол-младший устанет стоять?

Раньше все было куда проще. Многие женщины рады были одарить его своими ласками, и он брал, не особенно напрягаясь. С Эвой все не так. Вчера отталкивала, сегодня пришла сама. Неужели так хотела попасть на собрание? Или, может, рассчитывала сделать все по-быстрому? Ну уж нет. Он вернется в спальню, повернет ключ в замке и не выпустит свою жену оттуда как минимум несколько дней. Белые перья на ее прозрачном платьице – это белый флаг, выброшенный проигравшим. Только надо успокоиться и постараться не забыть, что у нее это в первый раз. Нежно и не спеша.

– Рад видеть тебя в хорошем настроении, брат, – сказал Магнус, заходя в комнату.

– Здорово, – доброжелательно кивнул Валд, пытаясь скрыть легкую неприязнь, которую испытывал к Магнусу, – тот слишком часто хитрил и недоговаривал, а недавно еще и гулял по замку с его женой, не спросив на то дозволения. Но нет худа без добра – при виде паскудной рожи двоюродного братца Валидол-младший наконец-то улегся.

– Как поживает твоя прекрасная жена? – сев на соседний стул, Магнус гаденько ухмыльнулся. В этом он весь – вроде произносит нормальные слова, а кажется, что мыслит совсем об ином.

– Хорошо, – коротко ответил Валд.

– Служанки поговаривают, вы спите порознь, – добавил Магнус, манерно дернув головой и откинув с глаз выгоревшие до белизны волосы. Голос его прозвучал чуть громче обычного, будто нарочно, чтобы услышали остальные – мать, отец, Ампер и Энни, входящие в зал для собраний.

– Что? – переспросил отец, тяжело садясь в кресло капитана, слишком большое для его иссохшего тела. – Почему ты не спишь со своей женой, младший?

– У нее лунные дни, – процедил Валд.

– И что с того? – пожал плечами Магнус. – Есть и другие способы получить от женщины удовольствие.

Это было новое чувство для Валда: будто на загривке поднялась щетина, а из глотки того и гляди вырвется рык.

– Рот закрой! – рявкнул он. – Ты о моей жене говоришь, а не о своих девках!

– Ладно-ладно, – миролюбиво ответил Магнус. – Так она все же твоя жена? А то поговаривают…

– Магнус, – резко перебила его Инфинита. – Мы собрались здесь не для того, чтобы пересказывать сплетни служанок. У нас много вопросов. Близится большой прилив, и мы должны оценить готовность замка к периоду трех лун. Надо провести праздник богини…

– Я займусь организацией, – встряла Энтропия, садясь по левую руку от капитана. – Будут танцы, костер, угощения, всюду цветы…

– Только уж подбери цветы без дурмана, – попросила Инфинита. – А то в прошлом году вышло неловко.

– А мне понравилось, – хмыкнул Магнус, качаясь на стуле. – И Амперу, кажется, тоже. Ведь ты тогда и нашел в себе смелость подкатить к Лоре, да? Если бы не дурман-цветы, так бы и ходил без бабы.

Ампер, сидящий напротив Магнуса, набычился и посмотрел на него из-под косматых бровей.

– Давайте женим Магнуса, – изрек он вдруг. – А то достал.

Валд рассмеялся. Ампер по большей части отмалчивался на собраниях, но иногда предлагал действительно дельные вещи.

– Что смешного? – глянув на Валда, прохрипел отец.

Его борода и усы пожелтели то ли от лекарств, то ли от крови. Пробор, разделяющий косы, стал шириною в два пальца. Рукава белой рубахи капитана, тонко расшитой золотом, свисали, закрывая обручальный браслет.

– Ничего, – ответил Валд, прикрывая улыбку ладонью. Скорее бы закончилось собрание, и можно было бы вернуться к Эве… О чем там говорит отец?

– …и я недоволен, младший, – продолжил Рутгер. – Почему твоя жена занимается всем чем угодно, только не своими прямыми обязанностями?

– О чем ты? – нахмурился Валд, пытаясь уловить мысль отца.

– Она должна ублажать мужа и рожать детей, а вместо этого лазит по крышам, подвалам и доит коз!

– Мы всего несколько дней женаты! – возмутился он. – Быстро только шморлики родятся!

Отец сверлил его взглядом, постукивая пальцами по белой столешнице. Здесь, в зале для собраний, все было белым – стены, потолок, мебель, и Валду всегда хотелось сбежать наружу – в мир, щедро расцвеченный красками.

– Ты уверен, что она не шпионит на Алистера? – спросил Рутгер прямо.

– Ты сам заставил меня жениться на ней! – ответил Валд. – А теперь обвиняешь, но я не пойму в чем. Эва, напротив, убеждала меня усилить оборону замка. Стала бы она это делать, если бы не была на нашей стороне?

– Она и меня расспрашивала об обороне замка, – лениво произнес Магнус, слегка потянувшись. – Очень любопытная девушка. И готова на многое, чтобы получить ответы.

Валд вскочил с места и сгреб Магнуса за шкирку.

– Сели! – рявкнула Инфинита.

Валд, оттолкнув Магнуса на стул, опустился на свое место.

– Ты можешь кричать на своих сыновей, – возмутилась Энтропия, – но не на моего Магнуса. Он мужчина, и не должен слушать женские вопли.

Кулак Рутгера опустился на стол, и все замолчали.

– Я стар, – вздохнул капитан. Воздух со свистом вышел из его легких. – И болен. И есть еще один первостепенный вопрос, который надо решить: кто будет моим преемником.

Он обвел взглядом всех присутствующих. Ампер нахмурился и вжался в спинку стула, опустив голову и уткнувшись бородой в грудь. Валд посмотрел прямо, выдержав пристальный взгляд. Магнус подвинулся вперед, расправил плечи, будто желая выглядеть больше.

– Я думал, ты станешь следующим капитаном, младший, – сказал Рутгер. – Но ты не можешь управиться даже с собственной женой.

Валд стиснул зубы.

– Скажи, это правда – то, что болтают? – спросил отец. – Ты не консумировал брак?

– У нее были лунные дни, – повторил Валд. – И она не была готова. Я не хочу насиловать собственную жену.

Капитан вздохнул, положил обе иссохшие ладони, густо покрытые пигментными пятнами, на стол.

– Значит, она шастала по замку, рылась в наших тайнах, вызнавала секреты – и при этом не была твоей женой?

– Ты принял ее в экипаж, – напомнил Валд. – Теперь она одна из нас. Не говори о ней в таком тоне!

– Да, я взял дочку Алистера к нам. Потому что это был способ осадить его. Проучить. Ты должен был покорить ее, как мужчина женщину. Насильно, добровольно – какая разница? – Голос капитана стал громче.

– В этом ты не можешь мне приказывать! – рыкнул в ответ Валд. – Мне решать – как и когда спать с ней. Она – моя жена. Мать моих будущих детей.

– Валд, – тихо сказал Ампер. – Я не уверен, что должен говорить это. Но Лора сказала мне кое-что – она мне все рассказывает, ведь она хорошая жена… И ее это очень возмутило. Она даже плакала тайком, а я заметил. Когда она плачет, у нее слегка краснеет кончик носа…

– Да говори уже, – сердито перебил его отец.

Ампер набрал в грудь побольше воздуха и выпалил на одном дыхании:

– Эврика спрашивала у Лоры, где взять отвар, чтобы не понести.

В зале повисла мертвая тишина, Валд слышал лишь мерный стук, который все ускорялся и становился громче. Кровь стучит в висках, – запоздало понял он.

– Это неправда, – сказал он, чувствуя себя словно придавленным плитой под всеми этими взглядами, что устремились на него.

Ампер смотрел виновато и немного сердито, Энни – с жадным любопытством, мать прижала руку к груди, и в глазах ее были сострадание и любовь – всегда любовь, что бы ни произошло. Магнус изо всех сил пытался сдержать торжествующую улыбку, а отец медленно закипал – Валд давно не видел отца в бешенстве, но сейчас это было оно: ноздри Рутгера слегка подрагивали, глаза сузились в две синие щелки, верхняя губа приподнялась, обнажив пожелтевшие пеньки зубов.

– Что? – Капитан Рутгер поднялся, оперся ладонями о стол, и Валду бросилось в глаза свежее пятно крови на белом рукаве. – Эта дрянь собирается травить в чреве моих внуков?

Дальше все было словно в тумане. Отец кричал, и вместе с брызгами слюны разлеталась кровь. Мать пыталась его успокоить и взывала к разуму. Магнус предложил отдать Эврику ему, обещая отыметь ее хоть в храме, и Валд все же влепил ему по роже. Ампер оттащил его, а Энтропия вцепилась в плечо и визжала прямо в ухо, так что Валд едва не оглох. Потом они все вместе пошли в спальню Эврики. И Валд стоял там, в дверях, глядя, как служанки рыщут по комнате, а Эва, переодевшаяся в закрытое платье, скромное, как у монашки, недоумевающе смотрит на это.

А потом одна из служанок достала из сундука бутыль донюхала и кивнула.

Отец приказал вывести Эврику из замка и отправить восвояси к Алистеру. Дурная кровь – он повторял это снова и снова. Эва пыталась что-то сказать, поворачивалась, ловила взгляд Валда. Он смотрел сквозь нее. Как странно – он знает ее всего несколько дней, а она умудрилась сделать ему так больно.

Поначалу я вообще не понимала, что происходит: толпа, ввалившаяся в мою комнату, внезапный обыск, Валд, избегающий смотреть на меня. Потом одна из служанок вынула из сундука глиняную бутыль, и в комнате вдруг стало очень тихо.

Я облажалась – вот что произошло. Я слишком увлеклась миссией и не учла местные нравы, я узнавала о защите замка, но не удосужилась изучить их обычаи.

Валд смотрел на бутылку, бледный, будто замороженный, и сердце мое сжалось, обливаясь кровью.

– Я не пила это! – воскликнула я, заглядывая ему в глаза. – Валд! Не пила!

Он отвернулся и пошел прочь.

Меня вывели под руки из замка, старый Рутгер все повторял, что во мне грязная кровь. Инфинита единственная пыталась переубедить его, и он выкрикнул ей в лицо:

– Посмотри, кого ты воспитала! Он даже не может девку завалить! Права сестра, ты слишком нянчилась с ним! Ты плохая жена и плохая мать! Поди вон с глаз моих! А ты… – Он повернулся ко мне и брезгливо сморщился, будто от вони. – Отправляйся к своему отцу. Если он хочет войны – он ее получит.

Я недоуменно посмотрела на котомку, плюхнувшуюся в пыль к моим ногам. Высоченный стражник подошел ко мне и стал снимать обручальный браслет, но я отпрянула. Он перехватил мою руку выше локтя, и Валд вышел вперед, оттолкнул его.

– Пшел, – приказал он сквозь зубы.

– Валд, я правда не хотела так, – прошептала я. – Я не знала…

Браслет щелкнул, и я почувствовала непривычную легкость на запястье.

Валд отошел к своему отцу.

И что теперь? К Алистеру мне нельзя, он хотел смерти Эврики. Отсюда меня гонят, но на замок нападут шиаги, и люди будут не готовы. Я должна выполнить миссию. Второй попытки не будет. И я не могу оставить Валда таким потерянным – никак!

Впереди стоял командный состав. Капитан Рутгер в белых одеждах и злой как черт, только что дым из ноздрей не валит. Справа от него Инфинита – на ее лице подсыхали мелкие капли крови, будто веснушки, – мерзкий старикашка заляпал ее, когда орал, брызжа слюной. По левую руку – Энтропия, поджимает губы, будто готовясь заплакать, но ее глаза – светло-голубые, совсем не такие яркие, как у капитана, совершенно сухие. Однорукий Ампер выглядит мрачным и немного виноватым – вот кто меня сдал со слов своей жены, которой тут нет. У Магнуса на челюсти расплывается багрянцем хороший такой синяк – уверена, было за что. И Валд, с окаменевшим лицом, сжимающий мой обручальный браслет.

Может, упасть в ноги, умолять простить, заплакать? Что-то мне подсказывает, что Рутгеру мои унижения будут лишь в удовольствие.

Я обвела взглядом разношерстную толпу, собравшуюся позади офицеров: любопытство, насмешки, едкие взгляды – кто-то смотрел на меня, но большинство – на Валда. Они только что пальцами в него не тыкали!

– Вы все ошибаетесь! – заявила я громко, так что народ, столпившийся вокруг, невольно затих. – Я чту свой брак и уважаю своего супруга. Он самый прекрасный мужчина из всех, кого мне довелось встретить, и отличный муж. И чтобы доказать это, я отправлюсь к благодати богини и буду молить ее благословить наш брак.

В толпе неуверенно зашептались, люди стали переглядываться.

– Ты сдохнешь там, дочка Алистера, – прохрипел Рутгер. – Иди по дороге. Впереди развилка. На южном пути увидишь сторожевые башни твоего отца уже через полчаса. Я не стану давать тебе сопровождение, велика честь. Ты хотела убить мою кровь в своем чреве.

– Я не пойду на юг. Теперь здесь мой экипаж, – ответила я.

Старый козел. Они с Алистером стоят друг друга.

Рутгер лишь хмыкнул.

– Принеси благодать – и я подумаю, – ответил он.

Я подняла котомку, перекинула через плечо и пошла по вымощенной камнями дороге, ведущей вглубь континента. По толпе пронесся вздох, шепот. Солнце нещадно палило, но меня колотило, будто от озноба. В подошвы мягких домашних туфель, которые мне не дали переобуть, впились острые камешки.

– Эврика, – позвал меня Валд, и я быстро обернулась.

Он выпростал правую руку и показал мне средний палец.

Я сдавленно хрюкнула, отвернулась и пошла прочь, пытаясь сдержать приступ неуместного смеха.

Я остановилась на развилке, о которой говорил старый хрыч, и села в придорожную траву, вытянув ноги. Отсюда еще виднелся верхний уровень пирамиды и сверкающий как бриллиант шар богини. Я старалась не думать о том, что произошло и как легко можно было бы этого избежать, будь я поумнее, но мысли все равно кружились в голове назойливыми птицами. Меня выгнали прочь как какую-то преступницу. Я унизила и предала Валда – так это выглядело в глазах поселенцев с девятого Ковчега. И острая боль вины перед варваром была почти физической.

Странно, конечно. Ведь если мыслить в глобальных масштабах, ну что такого. Один мужчина, который должен был умереть еще несколько дней назад, оказался опозоренным перед своим народом. Переживет. Найдет себе правильную жену, которая родит ему с десяток валидольчиков, вернет себе авторитет. Отчего тогда я не могу забыть, как Валд смотрел сквозь меня, а в его синих глазах, обычно искрящихся от энергии, был лишь холод?

После смерти Риты и родителей я нашла способ останавливать ненужные мысли – надо заняться делом. Открыв котомку, я вынула флягу, открутила крышку и отшатнулась от шибанувшего в нос запаха. Осторожно принюхавшись, попробовала на вкус. Мне дали с собой крепкого вина? Мило. И краюху хлеба. Я надкусила свежую корочку. В котомке нашелся свернутый плащ, а на самом дне – ну надо же – книжка. Я полистала страницы. Да ладно! Похоже, это их местная библия!

– Очисти душу от зла и тело от скверны, укажи мне путь, светлая богиня, – прочитала я.

Указатели мне бы не помешали. А то иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Мощенная камнями дорога уходила на юг, на восток шла узкая тропка, а вот севернее была непролазная чаща. Я помнила карту на стене спальни Валда: лес, черные скалы, озеро, тонкая нитка речушки. И шиаги, оставившие шрам на бедре моего мужа. Поморщившись, я потерла запястье, где совсем недавно был браслет. Похоже, теперь я в разводе.

Ладно, унывать некогда. Все, чего я добилась за пять дней, – это то, что меня выгнали из замка, показав на прощанье средний палец. Сомнительный результат. Но у меня еще двадцать пять дней впереди, и я смогу исправить свои ошибки. Добуду благодать, что бы это ни было, а заодно посмотрю, на каком уровне развития находятся шиаги.

Меня передернуло от воспоминания о пауках, и я хлебнула крепкого вина. Повертев в руках кожаную флягу, обернутую для прочности металлическими полосами, я вылила вино в траву. Подобрав с обочины камень, стукнула по месту стыка металла, поддела отошедший край и отогнула его. Теперь у меня есть нечто, похожее на лезвие. Скинув туфли, я приложила их к фляге. Должно хватить. Нажимая острой стороной самодельного ножа, я вырезала из плотной кожи стельки. Вложив их в туфли, примерила и походила по граве. Так есть надежда, что я не сотру ноги в кровь.

Оглянувшись по сторонам и убедившись, что никто не идет, я сняла штаны. После того как Валд меня отшил, я назло ему надела самое закрытое платье, какое только смогла найти, а заодно и панталоны до колен. Как знала! Теперь я укоротила их до приемлемых размеров и надела снова, а оставшуюся ткань разорвала на полосы. Одной закрепила косу, свернув ее бубликом на затылке, чтобы она не моталась мне по спине и не собирала мусор и насекомых. Проще было бы отрезать, но я теперь ученая. С этими варварами семь раз отмерь и ни одного не режь. Вдруг окажется, что у них без косы меня и на порог не пустят. Но юбку я все же разрезала спереди и сзади чуть выше колен, завязала узлами внизу вокруг щиколоток и закрепила оставшимися от панталон полосками ткани. В штанах идти по лесу куда проще.

Примерившись к крепкому деревцу, растущему у развилки, я подпрыгнула и уцепилась за ветку. Покачалась на ней, подергала, и ветка, не выдержав моего веса, треснула. Я укоротила ее, отломала все сучки, и вставила в конец лезвие. Аккуратно постучала о плоский камень на дороге, чтобы металл вошел глубже и не вывалился.

Видела бы меня наша армейская старшина! Она бы мной гордилась.

Взяв котомку, я медленно прошла по восточной тропинке метров сто, приглядываясь к чаще, и увидела на стволе деревца лоскуток синей ткани.

Богиня указала мне путь!

Ну, или тот, кто ходил к благодати до меня.

Свернув на едва намеченную тропку, я пошла через лес, раздвигая ветки деревьев самодельным копьем.

Валд сидел на кровати, уставившись в стену. Так больно, странно, пусто… Эврика ушла. Взяла котомку, развернулась и пошла по дороге, не оглядываясь. Темная коса разделяла тонкую спину пополам, походка была уверенной и слегка пружинистой. Обычно женщины ходят немного по-другому: плавно, неспешно, заманчиво покачивая бедрами. А в Эврике будто было слишком много энергии. И она не пыталась никого соблазнить. Но его тянуло к ней, как пчелу к аурлусу.

Вроде если смотреть по отдельности на ее черты, то симпатично, но ничего такого уж особенного, а все вместе собиралось в Эврику и словно подсвечивалось изнутри, и хотелось любоваться, касаться, целовать, смеяться с ней вместе и просто разговаривать.

Валд покрутил в руках тонкий обручальный браслет. В храме он поклялся беречь ее и защищать. Эва сказала, что пойдет за благодатью. Соврала, наверное. Может, и насчет планов Алистера она врала. Тогда она отправится прямиком к папочке, а тот выдвинет свои корабли на их крепость уже завтра.

Но что, если она сказала правду и действительно пойдет за благодатью? И то, что она говорила перед этим, – что он лучший мужчина…

Валд отбросил браслет на кровать и, обхватив голову руками, уставился на стену, будто та могла подсказать ему ответ. Надо было довести все до конца утром у этой самой стены. Тогда он бы не имел права ее отпустить.

Он поднялся и пошел в комнату Эврики. Кто знает, что он хотел там найти. Сундуки стояли развороченными, дрова валялись у камина неаккуратной кучей. На столике у окна сверкнуло красным камешком ожерелье, которое он подарил жене. Она всегда его надевала, а сегодня не стала. Наверное, сердилась из-за того, что произошло утром.

Валд невольно хмыкнул, вернулся в свою комнату и вынул из шкафа заплечный мешок. Проверив его содержимое, добавил одеяло, сунул туда обручальный браслет Эврики и взял с перевязи меч. Если есть хоть малейшая вероятность, что Эва отправилась к благодати, он пойдет туда с ней. Кто знает, есть ли шанс у их брака, но он точно не хочет, чтобы она досталась шиагам.

И они должны поговорить.

Валд переобулся в сапоги до колен, подтянул ремень, закрепив на нем ножны с мечом, и, закинув лямки мешка на плечи, вышел из комнаты, где нос к носу столкнулся с Багом.

– Я взял ей кольчужную рубашку Зельды, – сказал тот. – Скорее всего, будет великовата.

Валд быстро обнял Бага и хлопнул по спине.

– Как думаешь, она и вправду пошла к благодати? – спросил Баг. – Сама?

– Я не знаю, чему ее учили в том монастыре, но иногда мне кажется, что она немножко того. – Валд покрутил рукой у виска.

– Гений не может быть нормальным, – заметил Баг, идя по коридору и поправляя короткий меч так, чтобы тот не бил по ногам. – Валд, мы не должны ее упустить. Она – нечто особенное. Ты должен вернуть Эврику, консумировать брак и сделать ей ребенка, чтобы она уже никуда не удрала. Вот смотри. – Он вытащил меч из ножен, подбросил его, и тот с лязгом упал на каменный пол.

– Тише ты! – возмутился Валд. – Я и так на сегодня сыт по горло людским вниманием.

– Знаешь, что это? – спросил Баг самодовольно.

– Ты выронил меч. Я, кстати, заметил, что ты пропускаешь тренировки!

– Это гравитация, – торжественно произнес Баг. – Притяжение Колыбели. Меч не улетел вверх или в сторону, не завис в воздухе, потому что на него действует гравитация. Эврика тебе не рассказывала?

– Нет. Мы с ней все больше уток обсуждаем.

– И что она о них говорила? – с жадностью спросил Баг.

– Это личное, – ухмыльнулся Валд.

Они дошли до развилки, откуда широкая дорога уходила на юг, к землям Алистера, а узкая, практически нехоженая – в Меррихольд, сообщение с которым шло в основном по морю, и в одинаковом недоумении уставились на распотрошенную флягу. Валд поднял ее, расправил, рассматривая кривоватые овалы, вырезанные в толстой коже.

Баг, принюхиваясь, ползал на четвереньках по траве и вскоре радостно воскликнул:

– Шейгонское вино! Точно! А вот и крошки. Наша Эва слегка подкрепилась.

«Моя», – хотел возразить Валд, но сжал губы. Больше не его, и осознание этого саднило, как свежая рана. Эврика появилась в его жизни внезапно и еще внезапнее исчезла. А он понял, как сильно она его зацепила, лишь когда потерял.

Он думал, что она начнет просить прощения, плакать, но она ушла и, кажется, едва сдерживала смех. Самая странная и непонятная девушка, которую он когда-либо встречал. А еще – самая забавная, умная, очаровательная, милая, естественная и страстная, и…

Валд выдохнул. Да он, похоже, влюбился. Наверное, это произошло совсем недавно, когда Эва вместо того, чтобы падать на колени, просто ушла. А может, когда явилась к нему в прозрачном пеньюаре и сама предложила заняться сексом. Или когда плела ему про Валеру. Или когда он снимал ее с крыши. А может, еще в храме, когда она шла к нему навстречу, обнаженная, красивая, вода стекала по ее плечам, а Эва смотрела на него так, будто он был ее единственной надеждой в этом мире.

Или он влюбился с самого первого взгляда? Ему говорили, что видеть невесту до свадьбы – плохая примета, но он все же пошел на берег и спрятался в кустах, как мальчишка, чтобы увидеть ту, что станет его женой. Она смотрела на мир, переполненная каким-то детским восторгом. Ее глаза сияли, а на щеках, когда она улыбалась, появлялись ямочки. Потом она захотела покормить лошадей и случайно вмазала рыбой по морде священнику, и тогда Валд ускользнул из своего убежища и пошел готовиться к церемонии, предвкушая более близкое знакомство и улыбаясь непонятно чему. Да, похоже, он влюбился еще тогда.

И хотя он не собирался ее прощать до того, как она объяснит свой поступок, но очень надеялся, что у нее найдется веская причина. Бутылка была полной. Эва сказала, что не пила отвар. Может, ее обманули? Что она знает о жизни, если провела ее в монастыре?

– Валд! Гляди сюда! – позвал его Баг. – Я, конечно, могу ошибаться, но это вроде от нижнего белья.

Он протянул Валду кружевную оборку. Тот потер между пальцами тонкую ткань, нахмурился и подошел к деревцу, под которым белели щепки, а вверху виднелся свежий слом. Баг тем временем уверенно направился на восточную тропу.

– Здесь ее следы! – крикнул он.

Валд еще раз окинул взглядом примятую траву, изрезанную флягу, обрывки белых ниток и сломанную ветку. Чем она тут занималась – непонятно. Но его жена не пошла к Алистеру. Она направилась к благодати богини, рискуя жизнью. Раз это оказалось правдой, так, может, и в другом она не соврала? Эврика считает его отличным мужем и при этом идет одна через лес, полный опасностей?

Он быстро нагнал Бага и свернул к синей ленточке, которую сам же когда-то и повязал. Эва не могла далеко уйти.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю