332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Ярошинская » Жена для звездного варвара » Текст книги (страница 7)
Жена для звездного варвара
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 13:30

Текст книги "Жена для звездного варвара"


Автор книги: Ольга Ярошинская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

– А скажи-ка, Мика, если бы я тебе дал пару-тройку крепких парней, ты бы сумел показать им то самое место, где сбежала муфля? Прошел всего день, может, еще удастся ее найти.

– Да! Я хорошо его запомнил. И муфлю сумею подманить. – Он шмыгнул носом, вытерся рукавом и воодушевленно уставился на Валда.

– Отлично. – Валд хлопнул его по плечу. – Тогда иди в замок, найди на первом уровне Бозону, скажи, что я тебя к ней отправил. Пусть выделит тебе место, накормит. С утра пришлю ребят, съездите туда, вдруг повезет. А потом посмотрим, куда тебя приставить. Раз нравятся лошади, так, может, на конюшню?

– Спасибо, – просиял мальчик. Он неуклюже поклонился и припустил к замку, розовый песок брызнул из-под его пяток.

Один из бородачей занял место на корме, дернул поводья, и лошади, загребая ластами, сползли в волны, быстро набирая скорость и разворачивая лодку. Розовые жабры на белых шеях приоткрылись, впуская воду.

Эва подошла к Валду, остановилась напротив. Мокрая юбка хлопала вокруг ее ног, как парус на ветру.

– Я немного устала, – призналась она. – И есть хочу. Пойдем домой?

Их пальцы сплелись так естественно, будто они были вместе уже много лет. Валд поднес к губам ее руку и поцеловал. У его жены были острые розовые ноготки, которые слегка царапали его плечи, когда он прижимал ее к двери и Эва тихо стонала и всхлипывала от его ласк…

– Пойдем, – сказал он.

И что-то в его голосе заставило ее приоткрыть губы, а глаза затуманились, даря волнующее обещание.

Мы шли к замку, над которым уже зажглись первые звезды. С моря тянуло прохладой, и красная луна поднялась над горизонтом, рассыпав по морю бронзовые блики. Моя рука лежала в теплой ладони, и я иногда поглядывала на мужчину, который шел рядом со мной.

Мы не должны были встретиться хотя бы потому, что родились в разное время и на разных планетах. Но вот моя рука в его руке, а на наших запястьях блестят обручальные браслеты. Я отчаянно надеялась, что исход моей миссии будет благоприятным, но сейчас меня радовало уже то, что этот мужчина, такой сильный и красивый, не погиб в свою брачную ночь.

Эврику накручивали, запугивали и, похоже, били. Она выполнила приказ священника и своего отца. Мне хотелось верить, что в том мрачном финале не было вины Валда. Будто почувствовав, что я думаю о нем, он глянул на меня и ласково улыбнулся. Мой муж на месяц. Это вроде как понарошку. Не мое тело, не моя судьба. Почему тогда все кажется таким настоящим?

К сторожевой башне шли четверо парней с синими повязками на серых рукавах. Кажется, одного из них я уже видела в храме. Все четверо почтительно склонили головы, заметив нас, и ударили кулаками себе в грудь.

Валд тоже прижал кулак к груди.

– Смена как обычно, – сказал он. – Внимание на юг.

– Валидол, – позвала его я и едва сдержала глупое хихиканье. Я к его имени и за месяц не привыкну. – Кто командует вашими воинами?

– Капитан, – ответил он. – Правда, отец уже давно болеет, так что этим занимаемся по большей части мы с Ампером.

– Правда? – Я на это и надеялась. Как бы переместить вектор их внимания с юга, где располагались земли Алистера, на север, откуда и придет настоящая угроза. – Валд, а что, если на замок нападут?

– Кто? – спросил он. – Твой отец? Он, конечно, та еще… кхм… В общем, я ему не доверяю. Но даже Алистеру нужен повод, чтобы не спровоцировать на агрессию остальные экипажи.

– А если нападет кто-нибудь другой? – настойчиво спросила я, непроизвольно сжимая его ладонь.

– С остальными у нас мир, – ответил он, погладив мои пальцы. – С Меррихольдом, правда, был конфликт когда-то.

– Что произошло?

– Я произошел, – нахмурился Валд. – Отец завел открытые отношения с моей родной матерью. Это вызвало ярость отца Инфиниты, который тогда был капитаном Меррихольда. Он даже собирался идти войной на нас, чтобы смыть позор кровью, но потом моя мать умерла, а Инфинита приняла меня как родного. Конфликт был исчерпан.

– А если нападут не люди? – спросила я напрямик.

Он решил, что я пошутила, и широко улыбнулся, но заметив мой пристальный взгляд, все же ответил:

– Во время большого прилива к крепости прибиваются целые стаи диких животных. Весь первый ярус – точно зверинец. На крыше и балконах – стаи птиц. Но все уживаются мирно, и даже хищники не нападают, пережидая время трех лун.

– А шиаги? – выпалила я.

– Они не приближаются к крепости.

Я нахмурилась, закусила губу.

– Валд, далеко отсюда до того места, где ты встретил шиагов?

– Часа два ходу, – ответил он. – Если налегке. Туда мало кто ходит. Дикое место. Но после того как в овраг упала благодать богини, находятся смельчаки.

– Благодать богини? – Час от часу не легче. Это еще что?

Его взгляд сместился на мои губы, прошелся по шее, я почти ощущала его кожей, скользнул в вырез платья, где прятался кулон, и синие глаза потемнели.

– Что за благодать? – повторила я, возвращая его к теме разговора.

– В ней кроется целительная сила богини, – ответил он, все так же глядя сверху в мое декольте.

– И зачем ты туда ходил? Болел? – поинтересовалась я, прямо как заботливая жена.

– Нет. Зельда, жена Бага, моего лучшего друга, не могла забеременеть. Они вместе чуть ли не с детства. Встречались, потом поженились, а дети никак не получались. Вот она и захотела отправиться к месту силы. Баг, конечно, с ней. Ну и я пошел. Она беременна сейчас. – Валд улыбнулся так тепло, что у меня сердце защемило. – Надеюсь, у нас с тобой все быстро получится.

Он остановился посреди дороги и, не обращая внимания на людей, возвращающихся в замок на ночь, поцеловал меня. Быстро, жадно, будто не утерпел.

– Валд, – выдохнула я, отпрянув. – Ты ведь даже не хотел жениться! Мы не знаем друг друга! Какие дети?

– Кто тебе сказал, что не хотел? – цепко спросил он, слегка прищурив глаза.

– Не важно.

– Эва… – Валд снова взял меня за руку и повел к пирамиде, которая была уже совсем близко. – Да, я не был в восторге от навязанного брака. Как, верно, и ты не ждала брака по любви. Но мы можем получить больше, чем надеялись, если приложим к этому усилия. Я бы хотел, чтобы жена была мне подругой и любовницей, и матерью моих детей, конечно.

Вот только через месяц я возвращаюсь на «Арго».

Его рассуждения, такие простые и понятные, и планы, навстречу которым из моей души что-то потянулось, как росток, болезненно задели. Наверное, если бы Эврика не была такой затравленной, они действительно могли стать счастливой парой.

– Не стоит планировать так далеко, – пробурчала я.

– Почему далеко? – удивился он. – Если ты не будешь ломаться, то богиня может одарить нас первенцем уже через девять месяцев.

Я невольно закатила глаза.

– И не делай такое лицо, – потребовал он. – Как будто я говорю глупость. Это главная обязанность жены – любить и почитать мужа и рожать ему детей.

– Проехали, – пробормотала я.

– Куда проехали? – рассердился Валд.

Я вдруг остановилась посреди дороги и посмотрела на него, осененная идеей. Это же так просто! Как только я раньше не додумалась!

– Валд, – сказала я. – Ты ведь веришь в богиню?

– Конечно.

– И в то, что она может посылать знаки, благословения, предсказания…

– Да, – подтвердил Валд. – Странный вопрос. Что значит, верю – не верю, если это существует.

– Мне было предсказание от богини, – выпалила я, старательно делая честные глаза. – Через месяц на замок нападут шиаги. Все люди погибнут.

– Эврика, – вздохнул Валд, – это какой-то хитрый выверт, чтобы не спать со мной?

– Да никакой это не выверт! – возмутилась я.

– Когда и как ты получила предсказание?

– Ночью, во сне, – ответила я.

– Утром ты знать не знала о шиагах, – заметил Валд. – И о сне не сказала ни слова. Да и вообще – мало ли что тебе приснилось? Мне, может, тоже всю ночь снилось что-то интересное, да вот только реальностью это пока так и не стало! Я не понимаю, почему тебя так зацепили шиаги. Послушай, может, тебя испугал мой шрам? Или… то, что рядом?

Я нахмурилась, пытаясь понять, о чем он, а когда до меня дошло, еле успела отвернуться, чтобы спрятать улыбку. Закусила губу, сдерживая смех. Его логику можно понять. Я ведь монашка, не видевшая раньше голых мужчин. И он решил, что его… кхм… достоинство меня напугало. Валда, конечно, природа не обделила, но все вполне гармонично и даже красиво… Я тряхнула головой. Нашла о чем думать.

– А ты можешь сводить меня к этой благодати? – попросила я. – Раз уж она исцеляет и дает женщинам детей.

– Давай сначала сами, – отрезал он. – А то как-то странно просить помощи богини, ни разу не попробовав.

ГЛАВА 9

Крепость наполнялась людскими голосами, светом огней, запахами еды. Валд отправился на кухню, чтобы отдать распоряжения насчет ужина, а я поднялась в спальню. Смыв с пяток розовый песок, я села в одно из кресел у камина, который кто-то предусмотрительно разжег. Днем солнце так и жарило, а вот вместе с ночью на землю опустилась прохлада.

Я немного волновалась из-за того, что должно было произойти, но сейчас это казалось мне разумным решением. Правда, я устала после прогулки, и живот отчего-то тянуло все сильнее. Надеюсь, Эврика не больна ничем серьезным, ведь до сих пор я чувствовала себя вполне комфортно в ее теле.

Валд распахнул дверь, пропуская вперед двух служанок с подносами. Девушки в серых платьях шустро расставили тарелки с яствами на столике между креслами и исчезли. Я не стала дожидаться мужа и взяла себе ломтик чего-то поджаристого и пахучего. Валд скрылся в своей комнате, дверь в которую теперь оставалась открытой, и вернулся через несколько минут, когда я уже сыто откинулась на спинку кресла.

Валд не спешил садиться. Вместо этого прошелся туда-сюда по комнате, поглядывая на меня со странной неуверенностью. Потом все же сел в кресло напротив, потер небритый подбородок и, наконец, решился.

– Эва, – сказал он и прокашлялся. – А тебе вообще рассказывали в монастыре о физической близости мужчины и женщины?

– Нет, – честно ответила я, подтягивая ноги к себе и поджимая колени к груди. Конечно, не говорили. Я и в монастыре-то ни разу не была.

Валд тяжело вздохнул.

– У нас с тобой все вроде хорошо идет, – сказал он. – Наметился прогресс. Ты уже не бьешь меня и даже проявляешь инициативу… Поцелуи, ласки – это, конечно, прекрасно, но между нами должно произойти нечто большее, ты понимаешь?

В армии нас учили сохранять невозмутимое выражение лица – для несения почетного караула. Сейчас этот навык очень мне пригодился.

– Вот как? – ответила я.

– Может, попросить маму тебе объяснить? – страдальчески произнес он.

И пропустить такое шоу? Нет уж!

– Расскажи сам, – попросила я, мило улыбнувшись.

Валд положил себе в тарелку нарезанные овощи, ломоть того же поджаристого нечто, вкус которого я тоже оценила, потом налил в бокалы вина. Мне – чуть ли не до краев. Я взяла бокал и пригубила, следя за варваром. Он явно страдал, и где-то в глубине души мне даже захотелось пожалеть его и отказаться от лекции.

– В общем, при сотворении людей богиня разделила их на два пола, мужской и женский.

Издалека зашел. Ладно, послушаем. Я отпила вина, не сводя глаз с Валда.

– Когда первое яйцо треснуло, скорлупа разлетелась на осколки, а люди вышли наружу, богиня велела им плодиться и размножаться, – сказал он. – Физическая близость – это соединение мужчины и женщины, благословленное богиней для продолжения рода. Люди так устроены, что мужчина может проникнуть в женщину, а женщина – принять мужчину.

Он сцепил ладони, развел, снова соединил и развел, вздохнул. Будет показывать на пальцах? А яйцо – это, выходит, Ковчег? Скорлупа треснула – авария при посадке?

– Может, давай на практике? – взмолился Валд.

– Нет-нет, – возразила я. – Теория – это очень важно. Так интересно! Продолжай.

Он вздохнул, взял бокал вина, посмотрел в него отрешенным взглядом и поставил назад.

– Мужчина так устроен, что ему хочется вонзить свой меч в ножны женщины, – выпалил Валд.

– Чего? – протянула я. – Вонзить меч?

– Нет, ну, он вонзает и вынимает, вонзает и вынимает…

Я опустила лицо, завесившись волосами, и хрюкнула от сдавленного смеха.

– Нет-нет, это не больно! – всполошился он. – Вернее, в первый раз немного больно, но потом приятно. И не меч, это я образно, а… вот то, что тебя напугало.

– Метка шиага?

Валд вздохнул, встал и начал развязывать шнурок на штанах.

– Не надо, я поняла, – быстро сказала я. – Значит, меч. А ножны не пострадают от вонзания?

– Нет, если мужчина будет нежен и подготовит их к проникновению, – ответил Валд, садясь снова. – У женщин есть такие особые места, прикосновение к которым делает ножны влажными.

Как бы меч не заржавел. Валд посмотрел на меня с легким прищуром, и я быстро стерла с лица дурацкую ухмылку, похлопала ресницами.

– Грудь, шея, одна очень чувствительная точка между ног… – продолжил он.

Да мой варвар технически подкован.

– На самом деле много мест, – продолжил он более вдохновенно. – Когда женщина возбуждена и хочет мужчину, то вся она раскрывается ему навстречу. Мужчина движет своим молотом, словно высекая искры…

– Подожди, был же меч! – воскликнула я.

– Не важно, – ответил Валд. – Он движется в женщине, все быстрее и быстрее, и – бах!

Я подпрыгнула в кресле от неожиданности и едва не облилась вином.

– Соитие само по себе очень приятное занятие, но ощущение, которым оно заканчивается, хочется переживать снова и снова.

Он выдохнул, провел ладонью по косе и, взяв бокал, выпил до дна.

– Впечатляет, – протянула я. – Знаешь, мне, наверное, понадобится время, чтобы все это осмыслить.

– Хорошо, – кивнул он. – И главное – именно от единения двух тел и получаются дети. Мое семя упадет на твою почву и даст всходы.

Да я прямо цветочный горшок. Но с этим, кстати, надо что-то делать. Через месяц, уже даже двадцать девять дней, я вернусь в свое время, а здесь останется тело Эврики, которое без сознания не сможет существовать. С ее смертью я как-то смирилась, но мысль о том, что крохотная жизнь, которая может зародиться, тоже погибнет, показалась мне в корне неправильной.

Мы продолжили ужин в тишине, иногда поглядывая друг на друга. И если я думала о том, есть ли в этом мире противозачаточные таблетки, то мысли Валда явно текли в другом направлении.

– Я хочу добавить еще кое-что, – сказал он. – Ты должна знать, что я чту священные узы брака. Моя приемная мать Инфинита очень страдала из-за увлечения отца, хоть и не показывала этого… Она сумела найти в себе душевные силы и принять меня как родного, и я люблю ее и уважаю безмерно. Но я не стану, как отец, рисковать ни своим браком, ни возможными детьми и их будущим.

– Хорошо, – ответила я.

Весьма похвальное устремление. Положив в рот ломтик сыра, прожевала, наслаждаясь вкусом. Как только Эврике удалось остаться стройной в мире, где столько кулинарных изысков?

– Твои ножны теперь единственные для меня, – проникновенно сказал варвар, чуть склонившись над столом, и я закашлялась, поперхнувшись.

Промокнув салфеткой подступившие слезы, я посмотрела на Валда, а он, отодвинув от себя пустую тарелку, поднялся с кресла и стал раздеваться, двигаясь так непринужденно, будто в этом нет ничего особенного. Снял синюю рубаху, штаны, трусы. Я молча смотрела на него, гадая, не решил ли он все же помахать мечом, но Валд открыл кран в ванне и, забравшись туда, лег, раскинув руки на бортики.

– Жена, – позвал он, – иди сюда.

Мы же вроде договорились, что я пока буду осмысливать все это, про молоты. Своей лекцией о соитии Валд несколько выбил меня из колеи.

– Помой меня, – сказал он, прикрыв глаза. Но я видела, что он наблюдает за мной из-под темных ресниц. – Я хочу, чтобы ты перестала бояться моего тела.

Валд чувствовал себя полным идиотом. Меч. Не мог подобрать менее пугающий образ? Он должен был успокоить Эврику, убедить, что это не страшно, а сам сказал, что будет вонзать в нее меч. Как есть дурак. Но Эва, на удивление, не выглядела напуганной. Ее глаза блестели, а в уголках губ спряталась лукавая улыбка. Она встала с кресла, не спеша подошла к ванне, закатывая рукава на тонких запястьях.

Такая хрупкая и одновременно сильная, неискушенная и любопытная, живая, непосредственная, желанная… Послать бы Бага в бездну со всеми его советами и подмять ее под себя, исцеловать длинную шею, ключицы, нежную грудь, ловить губами ее стоны и сбивчивое дыхание, овладеть наконец ею и брать снова и снова. Сначала раздвинуть стройные ноги и войти в нее плавно, бережно, следя за тем, как меняется выражение ее лица, как затуманиваются глаза и щеки заливает румянцем. Потом усадить сверху, чтобы она сама задавала ритм, познавая свое тело. А потом перевернуть и взять яростно, обхватив ее бедра и насаживая на себя все быстрее, пока ее тело не содрогнется сладостными спазмами…

Эва намылила жесткую мочалку и, присев на ступеньку лесенки у ванной, провела ею по его груди.

Нет, он точно идиот. Пообещал дать ей время, а теперь сам же пожелал, чтобы она касалась его своими тонкими пальчиками, смотрела на него так изучающе и внимательно с этой странной улыбочкой на губах. Некстати вспомнилось, как она шептала ему за свадебным столом, что станет исполнять все его пожелания, что она в полном его распоряжении…

Его меч поднялся, готовый к бою.

Эва, не замечая, какой эффект на него производит, будто нарочно начала мурлыкать себе под нос какую-то мелодию. Она неспешно водила мыльной мочалкой по плечам и груди, каждый раз спускаясь все ниже, и он с замиранием сердца следил за движениями ее руки. Потом она и вовсе выпустила мочалку и провела кончиками пальцев по внутренней поверхности его предплечья.

– Напоролся на сук во время охоты, – сказал он, поясняя происхождение давнего шрама.

Эва слегка наклонилась, так что теперь ее грудь оказалась прямо перед глазами, и нежно обвела пальцем контур его губ.

– А этот шрам? – спросила она, погладив верхнюю губу еще раз.

– Ампер швырнул в меня камень, – ответил Валд. – Детьми мы часто дрались.

Между упругих смуглых холмиков сверкал красный камешек ожерелья. Без платья смотрелось еще лучше.

Эва вдруг наклонилась еще ближе, мягко поцеловала его и тут же отпрянула. Он выдохнул, обхватил бортики ванны пальцами. А ее нежная ручка снова погладила его плечо, грудь и скользнула еще ниже.

Подумав, Валд перекрыл кран, чтобы воды не было слишком много и Эва не замочила рукава. А может, надо было наоборот? И пусть бы она разделась. Включить воду снова? Глупо. На сегодня он уже исчерпал свой лимит придурочности. Осталось только станцевать по совету Бага – и все, жена окончательно уверится в его невменяемости.

– Валд, – прошептала она интимно, – ты бы мог кое-что сделать для меня?

– Да, – сразу согласился он. – Что ты хочешь?

Она вздохнула, отвела взгляд, прикусив губу.

– Эва, я твой муж, и если у тебя есть потребности…

– Прикажи выкопать ров, – сказала она быстро, точно боясь передумать.

Так. Валд нахмурился.

– Неожиданно, – сказал он.

– Понимаешь, меня терзают страхи, – пожаловалась она. – В монастыре я чувствовала себя защищенной, а здесь, в чужой крепости, я боюсь. И предсказание богини пугает меня, шиаги нападут через месяц, даже если ты мне не веришь.

Эва распалилась и, схватив мочалку, стала ожесточенно тереть его торс.

– Крепость, быть может, и защищена от людей, но шиагам все эти решетки и заслоны – тьфу. Они заберутся по белым стенам в считаные мгновения, убивая всех, кто попадется на пути.

– Эва, я мог бы, конечно…

Она отшвырнула мочалку в конец ванны, рука скользнула ниже, и он охнул от прикосновения.

– Но… – Он сглотнул.

– Ты ведь можешь приказать, правда? – Она пытливо смотрела на него, а ее нежные пальчики обхватили его меч и осторожно погладили снизу-вверх.

– Могу, – кивнул он.

– И заполнить ров смолой, – добавила Эва.

– И это можно, – согласился Валд.

Ее рука сжалась крепче.

– Такой твердый, – прошептала она. – А три рва?

– Эва… – Он глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Пальцы, сжимающие бортик ванны, побелели. – Понимаешь, я могу приказать выкопать хоть десять рвов, но это будет бессмысленной работой. Потому что уже через три недели большой прилив размоет их и сровняет с землей.

– Ох. – Она вздохнула так огорченно, разжала пальцы, и Валд поспешно добавил:

– Но если тебе хочется…

– Нет, не надо, – сказала она, хмурясь. Окинув его быстрым взглядом с ног до головы, добавила: – Чистый.

– Спасибо, – сказал он, поднимаясь. Эва подала ему полотенце и отвернулась.

Валд обернул бедра, выбрался из ванны. Жена стояла у окна, повернувшись спиной. И что это было? Она ведь явно пыталась им манипулировать, причем очень успешно. Такая чувственная, пылкая, она инстинктивно нащупала рычаг. В прямом смысле. И Валд готов был дать ей все, что бы она ни попросила: наряды, украшения, подарки.

Но ров со смолой…

Валд подошел к ней сзади, осторожно приобнял за талию. Эва нервно покусывала кончик мизинца, напряженно вглядываясь в ночь. Он убрал ее растрепанную косу, перекинув через плечо, и шрамы на тонкой шее бросились ему в глаза. Они словно стали ярче – три красные полосы. Эва даже не помнит, как их получила. Ей столько довелось пережить: над ней измывались, подталкивали к самоубийству, она рыдала по пути на свадебный пир с незнакомцем, и теперь самое меньшее, что он может сделать, – дать ей почувствовать себя в безопасности.

Валд легонько прикоснулся губами к нежной шее.

– Я подумаю, что можно сделать, – тихо сказал он. – Конфликт с Алистером не изжил себя после нашей свадьбы, так что усиление воинов будет логичным и оправданным. Прикажу кузнецам изготовить дополнительную броню, обновлю каналы подачи смолы на первом уровне, у Бага еще было несколько идей вроде колючего тарана, который скатывается с третьего уровня и несется на врагов, набирая скорость…

– Правда? – Она порывисто повернулась к нему и обняла, положив голову на грудь.

– Знаешь, я сегодня лучше посплю у себя, – сказал Валд, неловко отстраняясь. – Тебе надо отдохнуть, привыкнуть… ко всему. Я оставлю дверь открытой и буду рядом.

– Ладно. – Эва улыбнулась и, привстав на цыпочки, поцеловала его. – Спасибо!

Он криво усмехнулся и побрел к себе в спальню. Сбросив полотенце, лег в кровать, закинув руки за голову. Покосился вниз, на Валидола-младшего, который и не собирался спать.

Эврика снова тихо напевала какую-то мелодию. Зажурчала вода в ванне, послышался шорох снимаемой одежды. Валд сцепил зубы, зажмурился, изо всех сил пытаясь отогнать от себя непрошенные образы.

Через какое-то время донесся звук легких шагов, тихое дыхание – она задула свечи, и в дверном проеме стало темнее.

– Спокойной ночи, – донеслось до него.

– Спокойной, – вздохнул он.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю