332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Виноградова » Командировка в мир "Иной" (СИ) » Текст книги (страница 20)
Командировка в мир "Иной" (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:56

Текст книги "Командировка в мир "Иной" (СИ)"


Автор книги: Ольга Виноградова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Глава 19

Сопровождать нашу компанию в течение трех дней вызвался Лериталь. Кто бы сомневался… Главное, чтобы он на второй день пути не свалился. Столько дней без сна не каждый выдержит. У него, конечно, стимул есть: арчайлд и пожитки, и ребенка с собой прихватил, да потребности организма любые волевые решения отменят. Спать иногда тоже надо помимо любования звездами.

Таки он не свалился. Но на третий день засыпал на ходу. Его с одной стороны держал за руку Шионэ, с другой – поддерживал хмурый Иину. У черноволосого накануне серьезный разговор с Кару состоялся. Не нашли они общего языка, к сожалению.

Час назад я улучила момент и отвела второго принца в кустики и хорошенько промыла мозги. Хочешь – вперед. Не хочешь – нечего на кешиара ответственность за малодушие сваливать. В конце концов, Кару бразды правления складывать с себя не собирается. Ничего репутации правителя с железным молотом вместо рук и яичным желтком вместо мозгов не будет! Кот обещал подумать… Ну-ну… Поздно думать. Четыре года назад это несомненно полезное занятие практиковать надо было.

– Думаю, мы ушли на достаточное расстояние, – в середине третьего дня обрадовал нас Профессор. – Попробую нас переместить.

Радовались мы искренне. Особенно я. У меня второе дыхание открылось. Земо-то привычные к длительным походам и физическим нагрузкам. Мои передвижения по этажам и хождение по дорожке в фитнесс-клубе за таковые считаться не могут. Ножки тоненькие, даже на суп мяса не наберешь.

– Только не в баню! – попросила я, становясь в круг.

– И не в тюрьму, – внес свою лепту Аайю.

– Желательно по назначению. В остатки моего замка, – добавил Карсимус.

– Всех вместе и целиком! – не смог промолчать Кзекаль.

– Ну, некоторых можно и забыть, – красноречиво намекнул на арчайлдов кешиар.

– Да-да, – поддакнул Иину. – Чья-то задница давно переросла кресло в зале приемов. Среди нас умнее и худее есть!

– Не ссорьтесь, отвлекаете Профессора. Я не хочу на верхушке сорокаметрового дерева приземлиться. Эльгаши, если вы забыли, крылья отращивать не умеют, и земо такой способностью не обладают! – кот с крыльями – однозначно нонсенс.

– Раз, – начал отсчет брат. Я закрыла глаза. – Два, – помолилась известным мне богам. – Три! – задержала дыхание.

– А-а-а-а-а-а-а-а-а!

Кричали не мы.

Кричали незнакомые женщины, прыснувшие в рассыпную с дивана при нашем появлении. Часть из них спряталась за спинку поистине шедевра мебельного искусства, еще пяток скрылись под огромной кроватью, с десяток застряли в дверном проеме, выставив на всеобщее обозрение округлые ягодицы всевозможных форм, цветов, размеров и разной степени хвостатости.

Девицы были одеты более чем свободно: короткие кружевные халатики, забавные пояса для чулок и не менее забавные чулки с ягодками, цветочками, пчелками. Их туфли украшали меховые шарики, бантики, перышки. Розовые, нежно-салатовые. Эм, мы на неделе высокой моды заглянули в раздевалку для манекенщиц?

– Добро пожаловать. Мы рады вас видеть, в таком количестве особенно, – с винтовой лестницы под скрип ступенек спускалась тетенька не первой молодости и явно пятой-шестой свежести.

– Девочки, – дама хлопнула в ладоши, – построились! – скомандовала… мать этого полуголого полка.

Прелестницы выстроились в ряд. Отставили ножку, спустили халатики с одного плечика и игриво взмахнули ресничками.

– А это что такое? – тетка заметила меня и руку Аайю, сжимающую мое плечо. – Стыдно, дорогуша, вы как постоянный клиент, обязаны знать – к нам со своим нельзя! У нас приличное заведение, а не забегаловка какая-нибудь! – оскорбилась дама.

Рука исчезла.

Девочки, чулочки, тетка… Это что… бордель?! Я посмотрела на блондина. Он испарился. Рядом со мной валялась одежда, а в сторону кровати мелкими перебежками направлялся белый кот с черными полосками на поджатом хвосте. Видать, догадался нахал пушистый за какую часть тела я его сейчас таскать буду! Если прячется, значит, виноват зараза. Точно наведывался сюда, когда ко мне клеился.

– Кис-кис, – позвала я, подползая к дивану. Оттуда на меня жалобно смотрели два больших зеленых глаза. – Вылезай, бить не буду! – всего лишь на беляши пущу.

Глаза мотнулись вправо-влево и опять настороженно застыли в темноте.

– Прелесть моя, карманчик от шубки, ушко от меховой шапочки, почему ты мне не веришь? Разве я могу сделать тебе больно? – есть много способов умертвить его безболезненно.

Я попыталась ухватить животное, но Аайю успел удрать на середину убежища и затаиться. На сей раз глаза прогулялись вверх и опустились вниз. Таки верит, что я из него мартовский половичок сделать собираюсь. Шкуру пожалел!

– Леди, что вы себе позволяете?! – надо мной нависла мадам борделя. – У нас приличное заведение. Все по обоюдному согласию, а вы уважаемого земо, Эльга знает, к чему принуждаете. Бесплатно!

– Вы хотите мне заплатить? – я мило улыбнулась и стрельнула глазками, зарядив их взглядом класса земля-воздух.

– Я?! – женщина в страхе отпрянула.

– Ну, не он же! Он за прошлые визиты сполна рассчитался, так ведь? – предположила я. – Когда в последний раз он ваше заведение посещал?

– Дня три назад. Он с моими девочками в кошки-мышки играл две ночи подряд. Уважаемый земо целый этаж для этой цели снял и с десяток мышек потребовал. Сказал, что в следующий раз возможность не скоро представится: через год или два, а что такое? – осведомилась женщина.

Так вот он откуда весь поцарапанный и в рваной рубашке в спальню к Карсимусу заявился. Ну, держись, мышка моя, лабораторная!

– Уже ничего! – рявкнула я. Заглянула под кровать. Глаза под кроватью из несчастных превратились в два бездонных колодца, наполненных ужасом. Год… Или два… Вот пусть он ко мне через год и обращается за прощением! Или через два! Прихватив с собой за шкирку Профессора, я растолкала девушек и выбежала за дверь. Оказавшись в коридоре, осмотрелась, повернулась вокруг своей оси и направилась наугад. Коридор, поворот, пищащий сбоку Профессор, приставший с просьбой захватить ему няню… Вот эту в синем комплекте белья или хотя бы вон ту в темно-зеленом. Они ему на ночь сказки читать будут…

Я пропустили его слова мимо ушей, вытащила брата на улицу и заозиралась в поисках гостиницы, трактира, на крайний случай указателя к оным. Их не было. Зато темноты и ошивающихся неподалеку подозрительных личностей было хоть отбавляй. От компании типов, здорово напоминающих московских гопников, отделился один и подошел ко мне. "Сейчас закурить спросит…" – обреченно подумала я и решила опередить события.

– Сигареты, деньги и прочие ценности на бочку быстро, и не серди меня, дружок, до тебя постарались! – осклабилась я в духе девушек из фильмов Квентина Тарантино.

– Н-нет, – пробормотал парень.

– Чего нет? – я нависла над ним, схватив за ворот рубашки.

– Б-бочки… – проблеял подросток.

– А-а-а, в руки давай, – милостиво разрешила я.

Ко мне перекочевали несколько монет, браслет, два ножа и сережка из левого уха жертвы. Мятый носовой платок, скомканный клочок бумаги и цветное стеклышко я вернула. Из-за моей спины вышел брат, погасил переливающиеся серебром шары на ладонях, хлопнул меня по плечу и предложил дать деру, пока парень от шока не отошел. Не знаю, как парень, а я быстро от него оправилась. Поняла, что натворила, нашла в предложении брата массу положительных сторон и приняла его – подобрав юбки рванула с места преступления. Профессор, с криком "помогите, убивают, грабят, насилуют" бросился за мной, старательно скрывая прорывающийся сквозь вопли смех. Ограбленный парень побежал за нами. Его друзья, вырванные возгласами брата из сонного оцепенения, прекратили тереть глаза и присоединились к марш-броску по ночным улицам незнакомого города.

Мы вылетели на площадь, притормозили, поздоровались с хорошо вооруженными людьми или земо, бочком пробрались мимо них, уверяя, что все в порядке, мы просто вышли на ночь воздухом подышать, обнаружили единомышленников и решили дышать в компании веселее и активнее, дабы домой вернуться и сразу в кровать лечь – спать без задних и передних ног, а то бессонница замучила. Да и ходят, кричат под окнами всякие…

А всяких собралось много. Я, брат, паренек и десятка четыре спортсменов-энтузиастов, выбравшихся посмотреть на тех, кого убивают, и помочь тем, кто насилует. Стражники – это были они, я значки на груди разглядела, малость струхнули, пересчитав любителей кислорода по головам. Спрашивать, почему некоторые мечи и арбалеты прячут стыдливо, не стали, просто посторонились и в хвост колонны пристроились, распустив слух, что против супостатов в замке кешиара обосновавшихся, идем воевать. Справедливость восстанавливать. Добрые люди… Правильную дорогу к замку показали, а то я не туда свернула.

К замку добралась значительно увеличившаяся в размерах толпа. Я бы даже сказала стадо, но негоже соратников обзывать. Мне с ними еще дворец штурмовать. Кто бы подсказал, как это правильно делать… Уже не надо. Товарищи сами додумались: массой ворота выдавили! Мне пришлось в кусты нырять, чтобы по брусчатке не раскатали и брата за собой тянуть – он ворон на башенках забора пересчитать надумал!

Где-то у парадного входа народ обнаружил потерю революционного знамени. Меня нашли, извлекли из убежища, отряхнули и водрузили на место, то есть впереди всех поставили и тонко намекнули, что постучать было бы неплохо и кто-то должен это сделать, несмотря на большую вероятность получить почетное звание первой крови революции вместе с килограммом железа в живот.

Тук-тук.

– Кто там? – отозвались за дверью.

– Эм-м-м, вам поименно перечислить или можно расой ограничиться? – я оглянулась через плечо. Толпа притихла и жестами выразила свое одобрение.

– А кого надо? – поинтересовался некто.

– Кого-то похожего на кешиара или его временного заместителя. Мы тут их свергать пришли, – я хихикнула.

Узнаю то самое сумасшедшее состояние, которое настигло меня в третий раз за время пребывания в Ином. Словно в сердце двойную дозу адреналина через иглу вкатили, пару упаковок антидепрессантов заставили проглотить, в качестве запивки предоставив бутылку шампанского.

Ничего невозможного нет. Абсолютно. Звезду с неба хотите? Мигом достану, только голубой вертолет заведу! Мороженного желаете? Секундочку, у меня в холодильнике недельный мировой запас лежит! Персональный остров в Тихом океане? Да без вопросов! Три секунды, договор купли-продажи напечатаю!

– Нет никого. Идите… мимо, а то мы заложниц, того…

– Так если нет никого, то как вы заложниц "того"? – удивилась я. – Кстати, а заложницы кто? Уж не жена и невеста уважаемого Карсимуса?

Послышались удаляющиеся шаги. Со мной отказались разговаривать. Я почесала кончик носа и повела революционеров туда, где по моим расчетам отсутствовал кусок замка. Раз у главного входа нам фигу показали, мы с черного зайдем. Веревки связали из одежды, дорогу от ворот к замку на грузы разобрали, выбрали молодцев посильнее, веревки забросили и полезли на баррикады. Как в комнату набились, так рассредотачиваться начали. Меня один из стражников на плечо посадил, меч обнажил и куда-то с ревом побежал. Я едва успевала голову в плечи втягивать, дабы ею переборки не снести!

Народ врывался во все закрытые и открытые двери. Выворачивал содержимое шкафов, тумбочек, срывал занавески, громил скульптуры и швырялся стульями по люстрам на счет. Продукты из кладовой: окорок, колбасы, фрукты бережно из рук в руки передавались по цепочки, как и запотевшие бутылки из погреба. Половина революционеров уже уверилась в победе и приступила к подготовке торжественного ужаса… я хотела сказать ужина… Впрочем, одно другому не мешает!

Вторая половина согласно классическому сценарию переворота отправилась в подземелья, освобождать узников. Пауков, комаров и тараканов очевидно, ибо единственного гостя тюрьмы мы давно уже амнистировали. Однако… Нас ждали!

– Хвала Эльге! Пришли! Дождались мы вас, хотя уж не чаяли, думали, от голода и холода ноги протянем! – такими словами нас встретили.

Я покачнулась на плече у здоровяка, чтобы не упасть вцепилась ему в волосы. Вид переполненных камер поразил меня, но еще больше меня поразило то, что заперты они были изнутри! Министры, слуги и просто посетители замка сели в тюрьму добровольно… Э-э-э, у них весеннее обострение совести?

Земо, плечо которого я оседлала, почесал за ухом и вопросительно взглянул на меня. Я скорчила изумленную рожицу и велела открывать камеры, но узники категорически воспротивились! Они не собирались выходить! Наоборот, что оборотни, что люди просили нас по быстренькому наверх сгонять, что-нибудь тяжелое принести, чтобы они камеры могли забаррикадировать! Или уже избавить их от женской тирании. Сколько можно ее терпеть?! Женская тирания? Терпеть? О чем они говорят?

Ответом на мои мысли стал мощный взрыв, прогремевший на верхних этажах замка. Узники шарахнулись, закричали и полезли под койки, толкаясь локтями. С потолка посыпалась штукатурка, вперемешку с мелкими перепуганными насекомыми. Я отряхнулась, ухватилась за уши своей лошадки и потянула их вверх. Коняшка послушалась и поскакала по лестнице наверх. Пора спасать нашу революцию, а то она без поддержки под завалами мирового капитализма загнется!

Взрывы, трясущийся под ногами пол и крики гнали нас к спальням. Земо перепрыгивал через неподвижные тела, выбитые из стен камни и мебель. По помещению пополз дым, кое-где огонь лизал гобелены. Мало нам погрома, давайте еще и пожар устроим. Революция плавно переходит в завоевание Москвы одна тысяча восемьсот двенадцатого года.

– Элоиза! – из-за поворота вышел Профессор. Его глаза прикрывали круглые очки, что он обычно носил на шее вместо шарфа. Шляпой брат прикрывал рот и нос.

– Что там? – спросила я, напрягая связки, дабы перекричать очередной подъем шумовых децибелов.

– Трое там. Круговую оборону заняли. Почти всех наших положили, с-стервы! – выругался мальчишка. – Подумаешь, толпой завалились, цветов не принесли и ноги не помыли! Мы же с благими намерениями. Понимаем, мужа нет, женщину утешить надобно… Ой, ты чего?! – Профессор попробовал оторвать мои пальцы, выкручивающие кончик его уха.

– Нечего за взрослыми дядями всякую чушь повторять. Одинокая женщина не всегда нуждается в утешении. Она сама может так утешить, что мужчине помощь понадобится. Скорая! А то и катафалк.

– Понял, осознал: за взрослыми дядями не повторять! – мальчишка потер ухо.

Я оторвала от подола юбки длинную полосу, сложила ее вдвое, обвязала вокруг носа и вдоль стены направилась к эпицентру битвы. По дороге сняла с неопознанного, слава Богу, живого тела белую рубашку. Она мне флаг заменит, если придется парламентером между враждующими сторонами выступать. Без символа мира, боюсь, меня зашибут ненароком, а после женскую солидарность проявлять будут!

Я продвигалась вперед. Мужчины косяками шли в обратном направлении. Многие из них клялись никогда больше на женщин не смотреть, не говоря уже о том, чтобы поднимать на них руки и прочие части тела. Я им сочувствовала и удивлялась их глупости: кто, скажите на милость, не разведав обстановку, нарожон лезет? Так что, поделом они урок получили!

– Профессор! – брат подполз ко мне. – Уложи их чем-нибудь не смертельным.

– Всех? – переспросил парень, задумчиво теребя рукав порядком испачканного пиджака.

– Всех. А после будем разбираться кто прав, а кто виноват, – я утвердительно кивнула.

Братишка нарисовал свои любимые закорючки, побормотал под нос рифмованные строчки и стряхнул с пальцев розовые капли магии. Не долетая до пола, они растворились в воздухе. Прилетевший из разбитого окна порыв ветра шевельнул стелющийся по полу сизый язык дыма и понес его к боевым рубежам. Вскоре все затихло.

Перед тем как отправиться в "глаз бури" брат прикоснулся ко мне пальцами с зелеными капельками – антидотом сонного заклинания по его словам. На самом деле, зная теорию невероятностей столь любимую моим единственным родственником, это могло оказаться чем угодно: от слабительного до средства, делающего человека гением.

Я миновала спящую кучу малу, внимательно смотря под ноги и обходя подозрительные фосфоресцирующие лужи непонятной субстанции. Остановилась перед дверью, обернулась к брату и приложила палец к губам. Возможно, жена и невеста Карсимуса обладают магической силой, и заклинание Профессора на них не подействовало.

На боку перевёрнутого шкафа лежала светловолосая голова. Не сама по себе, а вместе с телом. Если не ошибаюсь, это жена кешиара. Ага, а вон там за спинкой кресла его невеста валяется. Значит, все в порядке, семья в сборе. Осталось ее главу на место в зале приемов посадить и можно на побережье топать.

Уж не знаю каким шестым, седьмым или двадцать пятым чувством, я ощутила приближающуюся угрозу. Присела, повернулась на одной ноге, схватила кого-то за лодыжку и дернула на себя. Кто-то вскрикнул, взмахнул руками и рухнул на спину на пол. Рыкнув, я прыгнула на распростертое на полу тело. Хотела надавить руками на плечи, но промахнулась – левая ладонь попала на лицо незнакомки. В нее незамедлительно вонзились острые зубки.

– Дура! – рявкнула я, зажав девушке нос. – Отпусти!

– Штерфа! – прошамкала незнакомка. – Фолосы пофыдергаю! – высвободив одну руку, она прошлась когтями по моей шее и верхней части груди. Вот как… Ну, псинка комнатная, держись, пришло время разобраться, кто в нашей стае альфа-самка и перед кем мальчики будут в штабеля укладываться…

Мы визжали, катались по полу, кусались, царапались, пинались ногами, вскакивали, кружили по комнате и снова сходились, оглашая окрестности визгом. В ход шло все: она мне подушкой, я ей вазой, она в меня гипсовый бюст бросила, а я ей бронзовым подсвечником ответила. Мы обе промахнулись. Застыли.

– Дорджина, – соперница поправила оторванный рукав блузы, сложила на груди руки

– Элоиза, – я сдула с лица прядь волос и вытерла кровь с разбитой губы. – Продолжим?

– А надо? – она состроила скептическую рожицу. – Лучше поговорим.

И мы поговорили.

Дорджина оказалась магом. И невестой Айриса. Не найдя жениха в Долине Оранжевого Заката, она отправилась к кешиару требовать разъяснений: свадьба на носу, а нареченный шляется неизвестно где. К сожалению, Кару тоже отсутствовал. Зато в его замке присутствовали две насмерть перепуганные женщины и толпа мужиков, деливших между собой власть. Она внимательно выслушала обе стороны и поступила так, как подсказывало ей сердце: заклинаниями вымела всех мужчин и помогла женам Кару навести порядок. Мусор они сложили в казематах.

– Мда, прогулялись… – я почесала нос. Чихнула.

– Прогулялись? Ну-ка поясни, кто и куда гулял? – девушка уперла руки в бока и сощурила глаза.

– Тихо-тихо, не начинай! – я отшатнулась. – Гуляли я, Карсимус, его верный прихвостень, оба принца, мой брат и твой жених ненаглядный. Кстати, если что я с одним из принцев. На твоего Айриса не покушаюсь, – я выставила перед собой руки. – Почти… – добавила под нос.

– Позволь поинтересоваться, где вы… гуляли?

– У арчайлдов гостили, – я пнула ногой щепочку.

– Где?! – Дорджина сдвинула брови на переносице и подалась вперед. – Ты еще скажи, что с эльгаши знакома! – фыркнула она, явно предавая мои слова анафеме.

– Угу, вон один сидит, – я указала рукой на Профессора, копающегося в вещах. По-моему, он себе решил гардероб обновить. Рубашечку ночную женскую брат рассматривал с интересом. – Э, Дорджина? Вот теперь мы победили окончательно и бесповоротно, – пробормотала я, глядя на распростертую на полу девушку.

Я поговорила с Профессором. Он согласился, что устраивать разборки необходимо строго в присутствии официальных властей. Брат усыпил всех до пришествия Карсимуса, сам завалился на кровать и тут же уснул. Я немного подождала, убедилась, что сегодня кешиар не планирует возвращаться на капитанский мостик своего, потрёпанного штормом корабля, и прилегла рядом с братом. На секу-у-у-ундо-о-очку-у-у-у-у…

Глава 20

А утром, как обычно во всем обвинили меня!

Возможно, к пропаже двух третей стратегического запаса пищи из кладовых я и имею какое-то отношение… Наверное, исчезновение ста процентов алкоголя различных сортов и видов мои плечи тоже выдержат… Быть может, похищение культурных ценностей в виде картин, скульптур, бриллиантовых пуговиц с парадно-выходных костюмов Кару является результатом революционных действий, возжелавших справедливости земо, но скажите на милость… Какое отношение я имею к отсутствию на положенных местах скелетов умерших родственников правящей семьи?!

Я стояла в зале приемов и ковыряла мокасином мрамор. За моей спиной в четыре ряда сидели пойманные и связанные революционеры. Отдельной группой в уголке зала расположились неудачливые захватчики. Жена и невеста кешиара с видом победительниц сидели по обе стороны от него. Все прочие топтались неподалеку, не имея четкого построения и цели.

Кешиар допытывался, где трупы. Голос Кару звучал слабо. Оборотень полулежал на троне с кучей мягких подушек, с холодным компрессом на голове. Чувствовал он себя не очень хорошо. Правда, нашел в себе силы утверждать, что это я его довела, а не проведенная в борделе ночь. Я, как заведенная, твердила по сотому разу одно и то же: трупы я не брала, в дочки матери с ними не играла и по чуланам с целью слуг напугать не рассовывала!

Он мне не верил. Через час я сама себе не верила. Точнее, кое-кому приближённому к моей особе, но временно отсутствующему. Профессор испарился до прихода Карсимуса в сопровождении друзей и гарнизона гвардейцев, который с возвращением законного правителя смог, наконец, взяться за исполнение должностных обязанностей. Однако делиться подозрениями с высоким собранием я не собиралась. Трупам уже все равно, что с ними делают, а брат у меня живой. Боюсь, не все озвученные Карсимусом вещи ему понравятся.

Вскоре мое упорство принесло плоды – меня отпустили, попросив не путаться под ногами, пока гвардейцы криминальные элементы по замку отлавливают. Пообещав Кару вести себя ниже травы и тише воды, не уточняя, что думала я в тот момент о бамбуке и Ниагарском водопаде, я отправилась на поиски брата. Заодно, решила выяснить, куда запропастился Аайю. Он единственный из нашей честной компании, кого не было в зале приемов.

– Элоиза! – от звонкого голоса меня передернуло. В секунду слабости я страдальчески закатила глаза, но когда обернулась к Дорджине, на моих губах цвела улыбка.

– Да?

– Я с тобой. Меня Айрис смущает. Он с меня глаз не сводит, а взгляд у него… бр-р-р, кровожадный, будто съесть меня хочет! – девушка подошла ко мне, обеими руками схватилась за предплечье и прильнула к правому боку. – А ты хорошая! – добавила она.

Да, я хорошая, только очень-очень злая на одну восемнадцатилетнюю дурочку с огромным магическим потенциалом. Она от меня все утро не отлипала. Спрашивала, рассказывала, перед Кару защищала. Она тараторила без умолку, вызывая желание стукнуть ее чем-нибудь по голове. Господи, помилуй меня и от греха убереги. Сильного. Пожалуй, до греха средней степени тяжести меня таки сегодня доведут…

– Ой, он идет за нами! – Дорджина подскочила. Ее пальцы на моем плече превратились в клещи.

– Не волнуйся, – я мученически улыбнулась, мечтая сдать эту головную боль в руки законного владельца. – Я тебя в обиду не дам, – конечно, я сама ее обижу.

Признаться, магичка раздражала меня по единственной причине: я узнавала в ней саму себя и постепенно приходила к выводу, что в свое поведение необходимо внести коррективы.

Неужели, от меня люди также готовы на стенку лезть и сохраняют нормальное лицо громадным усилием воли? Не хочу верить. Безусловно, наш с ней уровень интеллекта примерно одинаков, но я хотя бы не открываю рот не по делу каждые две секунды, напоминая миру о его страшной ошибке – моем рождении! Правда, умение молчать, махать и в нужный момент показывать зубки дело наживное, но приступать к его изучению следует как можно раньше.

Я брела по коридорам замка с повисшим на посиневшей руке грузом и мрачным сопровождением, следующим за на расстоянии четырех шагов. Я думала о топоре, дабы отрубить почти омертвелую стараниями Дорджины конечность и средстве, отбивающем собакам нюх, а еще о полном ведре льда, куда неплохо было бы сунуть голову, пока она окончательно не вскипела, и бомбоубежище. Маленьком. Тесном. На одного человека и с люком, закрывающимся изнутри.

Параллельно я мысленно пыталась докричаться до Профессора. Как я успела заметить, иногда данный способ срабатывает. Особенно, если брат недалеко и не сильно увлечен очередным разрушительным изобретением.

– Элка? – раздался в голове голос неугомонного братца.

– Нет, блин, Елка! – рявкнула я, застыв на месте. – Ты где?

– Ну, как бы тебе объяснить… – Профессор замялся. – Ай, да отвали ты, гнилушка, проклятая!

Гнилушка? На водопаде холодного пота по позвоночнику скатилась толпа резвых веселящихся мурашек. Я была права, подозревая братишку в причастности к покушению на родословную семьи Карсимуса. Прибью пакостника, а потом к лику местных святых причислю!

– Честно! – прошипела я.

– Да? Тогда в сад иди. И побыстрее, а то меня тут жрать собрались! – отозвался Профессор.

Я сорвалась с места. Дорджина, путаясь в длинных пышных юбках платья, едва успевала за мной. Айрис нагонял. Его-то горький опыт уже научил, что я просто так не бегаю – на всех парах и с распростертыми объятиями я только навстречу мелким локальным концам света тороплюсь. Или к Профессору на выручку.

Шеф поравнялся с нами. В ответ на его вопросительный взгляд я скорчила унылую рожу и постучала по своему лбу. Земо одними губами назвал имя. Мне пришлось подтвердить догадку босса и сообщить конкретное направление движения. Айрис вырвался вперед, показывая короткую дорогу – тайный ход в стенах замка Карсимуса.

Шесть-семь минут, и мы оказались снаружи. Прямо под окнами гостевых женских спален, но меня интересовало не данное пикантное обстоятельство, а крики и вспышки магических заклинаний из глубины сада. Ну, да… сад – единственное, что не пострадало от наших с Профессором подвигов. Надо исправить упущение.

– Элоиза, к чему нам стоит готовиться? – Айрис провел кончиками пальцев по длинному с локоть лезвию кинжала.

– К такому ты вряд ли будешь готов, – я покачала головой и побежала вперед, чтобы избавить себя от дальнейших расспросов со стороны шефа.

Через две минуты мы присоединились к Профессору на верхушке яблони. Я-то и Айрис в штанах были, а вот как Дорджина сумела вперед нас забраться в юбках, не понимала даже она сама.

На дерево нас загнали зомби. Самые обыкновенные, разной степени целостности и сохранности с красными, очевидно от недосыпа, глазами, дурным запахом изо рта и грязью под крючковатыми когтями.

– Это все? – спросила я, уворачиваясь от летящей над головой полусгнившей руки.

– Почти, – Профессор состряпал заклинание и швырнул его в предводителя живых мертвецов. – Пару они на снаряды разобрали, – возле щеки просвистела ступня. Оторванная подошва плесневелого ботинка хищно хлопала на ветру гвоздями. – Еще десяток разбрелись по окрестностям. Решили внуков проведать, – в окне замка кешиара, полыхнуло оранжевым заревом. Очевидно, партия любящих родственников до внуков добралась, а те почему-то не рады…

– Тупицы! – выкрикнул Профессор и покрутил у виска пальцем. – Я их магоустойчивыми делал!

А, теперь ясно, отчего брат царственную семью не развеял по ветру, а предпочел на дереве расположиться. Мог бы предупредить нас, чтобы мы пару горящих факелов с собой захватили и штуки три топоров.

– Зачем? – я пригнулась, пропустив над собой клацающую зубами голову.

– Что? – мальчишка вопросительно изогнул брови.

– Ты их магоустойчивыми делал, – я сорвала с ветки зеленое яблоко и метко засветила по затылку резвой бабульке с рыжими патлами, грызущей наше дерево.

– А…это… – Профессор принялся обмахиваться цилиндром. – Мне ночью гениальная идея приснилась, как сделать, чтобы подобное не повторилось, – предполагаю, под подобным он имеет ввиду не зомби, а захват замка Кару. – Я аж проснулся до рассвета, так меня идея захватила! – его глаза загорелись азартом, а нижние вести яблони полыхнули огнем от брошенного Дорджиной заклинания. Она решила сама проверить утверждение Профессора о магостойкости собравшихся под деревом немного мертвых индивидуумов.

– Так вот, – продолжил брат. – Я решил сделать идеальных стражей, а кто лучше всего подойдет? – он обвел нас торжествующим взглядом. Айрис, поджав губы, указал пальцем вниз. – Правильно! Родственники, они и с местом связаны и с ныне живущими. Я нашел усыпальницу, вскрыл ее, а остальное было делом техники!

– А вот это вот… – я поймала чье-то предплечье с кистью и потрясла снарядом перед носом мальчишки. – Тоже дело техники? Если да, то просвети меня какой!

Самой что ни на есть дурацкой. Стремясь к совершенству, Профессор заложил в зомби отличную систему контроля. Во-первых, ныне действующий кешиар должен подтвердить свою личность… Представляю, как Карсимус обрадуется, когда пять десятков трупиков его запястья захотят облобызать! Уже радуется – на втором этаже замка вылетели от взрыва все окна…

На втором этапе кешиару придется указать стражам всех, кто имеет доступ в замок и задать параметры опознания. Например: контрольный укус какой-нибудь части тела на выбор; проба слюны, крови, козявки или ушной серы; кодовая фраза – самая безобидная опция из предложенных Профессором.

Идею брата мы признали великолепной. В целом, если не вдаваться в детали, но исполнение оценили на троечку. Даже Айрис согласно покивал головой и неодобрительно выпятил нижнюю губу, но ошибка в идеальном плане моего братца все-таки была. Он активировал зомби слишком далеко от правителя там, где право находиться никто Профессору подтвердить не мог. Любопытство сгубило кошку, а тяга к знаниям однажды приведет брата на эшафот.

– Они пилу несут, – заметила Дорджина.

– Не одну, – добавил мрачности Айрис.

– Влипли! – констатировал Профессор.

– Нифига! – я посмотрела на руку, которую все еще сжимала в ладонях, и отправила ее законному владельцу. Зомби поймал, прошамкал беззубым ртом благодарность и прицепил конечность к туловищу. – Раз на них мы магией воздействовать не можем, значит, необходимо применять заклятия к тому, что их окружает. Земля, воздух, вода… Вы по очереди магичите, мы отступаем. Главное, с дерева слезть и к Кару прорваться.

На согласование деталей плана ушло две минуты. За это время зомби успели перепилить три ноги и треть ствола яблони. Дерево накренилось. Затрещало. Дорджина заверещала. Я выступила вторым голосом, хватаясь за ветки, а Профессор с шефом слаженно ударили заклинаниями. Брызнули комья земли, расшвыривая мертвяков. Мы соскочили с дерева. Невеста босса улучила минуту, дабы создать воздушную волну с отсрочкой срабатывания.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю