332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Олег Рыбаченко » На дальних подступах Отчизны (СИ) » Текст книги (страница 24)
На дальних подступах Отчизны (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:55

Текст книги "На дальних подступах Отчизны (СИ)"


Автор книги: Олег Рыбаченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 24 (всего у книги 26 страниц)

  – Следуйте за мной и слуга дьявола не уйдет от нас.

  Девушки прибавили шагу. Сима спросила Фича.

  – Как ты думаешь нашу обувь он тоже уволок.

  – Не знаю! Хотя все может быть, но у него другое строение.

  – Дай пробежимся, а то я чувствую как членистоногие меня за пальцы кусают.

  – Это можно, если вы не устали!

  Пробежка пошла друзьям на пользу. Они оживились и стараясь забыть о своем незавидном положении насвистывали песенку. Без слов, но с мелодией.

  Но долго исполнять "композицию" не пришлось, Фич сделал знак и притормозил.

  – Тут он давайте пора доставать мага-крота.

  Воины замедлили шаг, девушки встали на цыпочки. Фич прислушался, подошел к гладкому камню, положил на него руки:

  – Кажется вот этот.

  – Так отвори его.

  Фич прошептал заклинание. Девушки неуверенно переминались. Закончив Фич навалился на камень попытался его сдвинуть. Никакого эффекта.

  – Нет мы похоже сели в лужу. Аллекс напутал с заклинанием, и покойника не вернешь.

  Сима не теряла уверенности:

  – Может это не тот камень! Попробуй соседний.

  – Ты уверенна?

  – Он не такой пыльный как остальные значит его недавно двигали!

  Фич глупо хлопнул глазами:

  – В этом что-то есть! Я еще раз рискну.

  Юноша принялся произносить заклинания. От волнения он сбился и пришлось начинать сначала. Стало тихо:

  – Теперь что? – Спросила Ячча.

  – Как в сказке дверь открывается и...

  Действительно камень ровно по середине раздвинулся в стороны как дверь лифта.

  – Теперь за мной! – Первым запрыгнул Фич. Почти сразу в него ударила луч, но юных брох предвидя это упал ничком. Ячча забыв о брезгливости лизнула лучемет-конфету, выпустив молнию.

  – Держись друг!

  Фич понимал что его спасение в скорости, поэтому прокрутился юлой по полу. По пути он наткнулся на труп, судя по всему это был один из крупных помощников жреца. Юноша оттолкнул его ногами, и ушел в выстрела, заодно подхватив короткий меч.

  Жрец стрелял из-за столика, в обоих руках были зажаты лучеметы. Рядом с ним по правую руку находился его раскрашенный заместитель. Он держал в руках конфету и попробовал выстрелить из нее по Фичу.

  Юноша понял что для него главное спасение в прыжках. Вот парень скакнул. Выстрелы ударили в пол, Фича защепило осколками, но приблизился к ним. Затем парень метнул меч в жреца. Тот успел отскочить, ударив головой помощника. Лезвие прошило глотку крупному цуфи.

  – Жаль что не ты!

  Фич бегом бросился на противника. Лучи сверкали как хищные сверкающие кобры. Юношу снова запело, но он успел нырнуть как вьюнок, пройти мимо ножек стола и ударить кулаками по коленям жреца. Тот ойкнул и они сцепились.

  Жрец был в полтора раза тяжелее Фича и выше его ростом, но солдат брох был куда более физически закаленным. По этому борьба между ними была предельно ожесточенная. Оружие служитель злого культа выронил, и пробовал царапаться. Фич пару пытался двинуть его головой в подбородок, но ему не хватало размаха. Тогда сделал противнику болевой на левую кисть. Тот вскрикнул и принялся шептать заклинания:

  – Учу, Мучу...

  И тут же замолк. Подбежавшая Ячча двинула ему пистолетом по затылку. Жрец подкосился и похоже отключился.

  Девушка повернула оскаленную голову священника:

  – Похоже он готов. Правда не до конца. Может пристрелим кобеля?

  Сима подхватила оружие, немного потерла рукоять, на ней осталась слизь, и подтвердила:

  – Чуть лучеметы не испортил! Ух гадость! Не будь он таким подозрительным и жадным нам было бы хуже.

  – Верно! Ведь у нас на двоих четыре ствола. Это почти не дает шансов, на гладкой поверхности. Я и сам удивляюсь как мне удалось уцелеть, это просто невероятно!

  – Сейчас посмотрим что у нас взял! – Ячча морщась, от жреца воняла принялась его обыскивать. Фич помогала ей, а Сима ощупала напарника, у него она нашла две еще не начатые конфетки.

  Из карманов жреца были извлечены трое комп-часов и горсть золотых монет, а также несколько предметов непонятного предназначения, они больше смахивали на игрушки.

  – Как это ясельному! У нас даже малые дети в такие куклы не играют. Я был более высокого мнения о местном духовенстве. – Заметил Фич.

  – Это колдовские амулеты. В них заключена не малая сила. Да и вообще тут может быть что ценное.

  – Монеты из преисподней можно продать какому-нибудь коллекционеров. Правда доказать их подлинность трудно!

  – Это сделает компьютер. Вообще у нас проблема с выживаем в этом мире, так что ценные монеты нам пригодятся. А пока допросим жреца, он уже приходит в себя. Эй ты пугало без имени не вздумай нас заколдовать.

  – Я вовсе не собираюсь причинить вам вред! – Пробормотал очнувшийся жрец.

  – Допустим я тебе поверила. Живой ты нам не нужен, так что максимум что мы можем это дать шанс тебе выкупить жизнь.

  Жрец заколебался, жить хотелось, но с деньгами расставаться жаль.

  – Нет у меня средств, мы нищие!

  Ячча выстрелила из лучемета по ноге, пробив лучом мякоть служителя:

  – А теперь твоя память хоть чуть-чуть просветилась.

  – Скажу, скажу! – Вот видите голову петушиного ящера. – Надавите ему на глаза и скажите Бара-бура! Тогда он откроет дверцу, а там богатств будет что столько вам не унести.

  – А если это ловушка? – С подозрением спросила Ячча.

  – Так я же под прицелом не в моих интересах врать.

  – Иди Сима и открой дверь золотым ключиком.

  Девушка так и поступила, плитка пола пришла в движение отворив местную сокровищницу. Тут и в самом деле было на что посмотреть, золота, камушки, ювелирные, изделия, слитки и даже громадные сапоги.

  – А это еще что? – Спросила Сима. Мне такие не налезут.

  – Это сапоги-переходы. Они как говорят могут переместить живое существо между мирами, но вот только как это реально сделать неведомо. Заклинания утеряны. Так вот они у меня и хранятся словно антиквар.

  – Нести их будет тяжело, да и на ноги не натянешь, сваляться. – С горечью произнесла Сима.

  – А вот тут я могу вас обрадовать. Если их оденет красивая женщина, они ей как раз будут в пору.

  – Тогда это буду я!

  – Не Сима! Так не пойдет! Оденем их обе, только на разные ноги. Я думаю это всех устроит. Давай милая не привередничай.

  – Мы будем выглядеть смешно. Одна нога в сапоге, другая босая. Так нас точно примут за нищих.

  – Тогда я одену обе! Пойми дурочка это может быть наш последний шанс вырваться из преисподней.

  – Тогда я согласна, на все!

  Обувшись и нагрузившись добром, а также прихватив конфеток ребята намылились рвануть к входу. Сима все же напоследок спросила жреца:

  – А эти конфеты вы сами делаете?

  Тот с неохотой ответил:

  – Леденец варим сами, а магией заряжают боги. Вообще это ценное оружие и его надо беречь.

  – Ты подонок, но мы не такие! Я дарю тебе жизнь! – Сказал Фич. – Только поклянись что не будешь нам мстить?

  – Ах это? Ну конечно не буду!

  – Нет! Не так, а во имя злых богов.

  – Торжественно клянусь, во имя злобной злобы, и яростных богов! – Жрец наложил на себя пентаграмму.

  – Тогда живи! И не вздумай нам мстить, ты уже убедился мы раскаленные парни.

  Прихватив наиболее ценные сокровища в подобие рюкзачков, юноша и девушки бодро зашагали к выходу. Сапоги сидели мягко не причиняя неудобств исколотым ступням красавиц. Если не считать пары крыс в панцире, они добрались до выхода без происшествий. На поверхности их ждал сюрприз. Один из мутно-коричневых кораблей приземлился из него вышло десять существ, с длинными носами, и четырьмя руками. Выглядели они весьма не складно, и тоже хвостатые. В руках вместо оружия кривые палки. Ребята короткими перебежками подобрав оставленные у входа лопухи, перебрались подальше от храма. Они прятались в тени, и использовали чтобы спрятаться канализационные поросшие кустарниками канавы. Это было не приятно, смешанная с грязью и отбросами вода воняла. Но даже в этом положении ребята не теряли чувства юмора.

  – Хвост, это признак отсталости! – Шепнула Ячча.

  – Корабль только один! – Заметил Фич.

  – Ну и что с этого?

  – Его можно легко захватить. Потом улететь отсюда подальше!

  – Ну ты даешь Фич, мы же не знаем сколько их там внутри, да и в селе врагов десять против нас троих.

  – Знаю! Но во мне пробудился зверь! Я солдат и должен побеждать! Тем более зря мы не пристрелили жреца-колдуна, с чего на нас нашло дурацкое милосердие.

  Ячча вздохнула:

  – Бывают завихрения! Ладно попробуем обойтись малой кровью.

  Корабль пришельцев был размерами со стратегический бомбардировщик или чуть крупнее вертолета Б-24 – Отметил про себя Юра. Раздвижные двери боевой машины были открыты, но существовал риск что на подходе их скосят два магических пулемета. К их укрытию. подошло двое Ребята наклонили головы и прислушались.

  Носатые твари разговаривали полушепотом, но их речь вполне можно было разобрать. Тут Юре пришел в голову один древний анекдот который заканчивался словами – русский для ада я уже выучил.

  – Новый император Самм великой державы Тукко, дал приказ не только щадить местных жрецов, но и перетягивать их на свою сторону. Кроме того необходимо прикормить кое-кого из местных духов. Этот континент должен быть завоеван, а добиться этого без помощи туземных божеств не реально.

  – Верно! Но господин сотник где найти местного жреца?

  – Вот в самом большом здании.

  – Там сокровища!

  – Брать нельзя! Нужно перетянуть его на свою сторону. Пошли туда, а то солдатики по ошибке пристрелят.

  Друзья уже не слушали. Фич вкратце им объяснил свой простой и дерзкий план. Прикрывшись лопухами трое воинов, двинули к двери. Они шли нисколько не скрываясь и кричали:

  – Мы несем империи Тукко бесценные сокровища, и благоденствие и бессмертие.

  Их окрикнули:

  – Кто вы такие?

  – Мы великие духи. Кого коснемся станет неуязвим для пули и сказочно разбогатеет. Станет офицером!

  Как ни примитивна была уловка, может именно в силу своей детской непосредственности она и сработала. Юные воины вбежали в корабль, им на встречу выскочило пятеро длинноносых.

  – Давайте нам офицерство.

  К ним присоединился еще один похожий на блин тип:

  – А меня поскорее в генералы. И денег гору.

  Фич крикнул им:

  – Откройте рот закройте глаза.

  Те растерялись, но Ячча дала залп из лучемета, и Фич вместе с Симой автоматически присоединились к ним. Выстрелы скосили их, не произведя особого шума. Затем все трое кинулись в следующую кабину. Там было двое, их тоже срезали прежде чем они среагировали.

  – Начинаем зачистку. Цель корабль, как его называют?

  – Черт его знает?

  – Пощадите пилотов! – Посоветовала Сима. Иначе нам не взлететь.

  По пути они прикончили еще четверых, только один успел выстрелить из сучка в руке выпустив жгучую разбившуюся об стену струю. Правда капли довольно болезненно обожгли Фича и Яччу.

  На конец в последней кабине сидел пилот. Он без машинально поднял руки и вопил:

  – Хочу быть бессмертным.

  – Слушай нас тогда станешь! – Сказала морщась от боли Ячча. – Сейчас же подыми в верх этот агрегат.

  – Летуратор?

  – Да и быстро!

  – Слушаюсь великие!

  Воздушный корабль медленно подымался, он лишь закручивал пространство практически не тратя топлива.

  – Вроде антиграва! – Заметила Ячча.

  – Нет это волшебство! – Прошептал летчик. – Вы куда летите!

  – Глубь континента! Подальше от этих мест. – Сказал Фич.

  – А то на вашу империю придут ужасающие огненные смерчи!

  – Боже упаси! – Летчик скрестил пальца.

  В это момент на поверхности появился жрец, он что-то пробормотал. Его окружили вражеские солдаты. Корабль внезапно застыл. Ячча сунула летчику лучемет в лицо:

  – Ты что хочешь вечно страдать!

  – Это не по моей части! Летчик указал на приборы. – Вот светит оранжевый свет, это значит мощная магическая атака.

  – А бомба у вас есть? – Спросила Сима.

  – Маг-бомба есть, но ее выдают только на крайний случай.

  – Бросай скорее! Что медлишь скидывай!

  – А вы предусмотрели все последствия?

  – Да! Мы высшие духи!

  Летчик нажал на отливающую сиренью кнопку. Что-то тяжелое рухнуло в низ.

  – Вот и нечего страшного! – Сказала Ячча.

  Внизу рвануло, казалось что всю поверхность залило напалмом, жар даже достиг боевого корабля, чуть-чуть оплавив обшивку.

  Фич глянул вниз:

  – Теперь полный порядок, это напоминает мульти-бензин. Оружие древнее, но эффективное. Давай рви отсюда.

  Машина сдвинулась с места, но ее скорость была невелика. И все же они удалялись от обожженного ставшего похожим на лысину места. Сима даже удивилась:

  – А почему вы раньше не применяли подобного оружия.

  Летчик замялся, его губы дрожали. В кабине вдруг стало резко холодать даже выступил иней. Небо почти моментально стало черным, землю под ними словно исчезла:

  – Что за бесовщина! – Начала Ячча.

  Внезапно чернота вспыхнула и тут же появилось неисчислимое количество ярко сверкающих призраков. Некоторые из них, были просто огромны, раздался страшный вой. Летчик пробормотал:

  – Такая бомба пробуждает армию богов и духов. Ее применяют только самоубийцы и то если не они не бояться вечных мук!

  Ячча, Сима и Фич положили руки на плечи и произнесли:

  – Вместе жили вместе и...

  Чудовищный взрыв расколол посудину, неистовые вихри адского пламени поглотили друзей.

  . ГЛАВА Љ 23.

  – И причем тут султан? – Спросила Сфела.

  – Очень просто! Один из исторических врагов нашей великой империи Страфа это Башириский Султанат. Даже великий Фочча не до конца его разгромил. Вот об этой войне многие вспоминают. В частности моя девочка мечтает о том моменте когда я вырасту стану гиперпрезидентом и покорю всю галактику. Естественно разгромив султанат.

  – Чудесно! – Сказал астероид. – У тебя Бомба талант. А на своей девушке ты женишься.

  – Не знаю! Она уже выше меня на голову, и скоро станет взрослой девушкой, а я таким мальчиком останусь на долгие века если не навсегда.

  – Да трагедия! И все звездовые такие?

  – На этой планете, я такой один, но на других есть такие как я. Счастливы ли они не знаю. Счастье это как хлеб, требует усилий и нужно постоянно!

  – Знаешь мудрые говорят если найти хорошую жену, забудешь о счастье! – Заметил сырный астероид.

  – Демагогия! Счастье это чего всегда не хватает. Расскажи лучше что далее случилось с планетой что название на столько расходиться с реальной сутью.

  Астероид возразил:

  – Нет, ты не правильно понял планета не была злой, она любила свое творение, но многое происходило не произвольно. Главное она не была равнодушной.

  Бомба кивнул:

  – Самый большой грех – равнодушие создателя! Безразличие – источник всех бед!

  – Ты умен мальчик! – Согласился астероид. – Очень верное замечание! Но и у творца есть нервы, он чувствует боль как и все созданное им. Думаете у него сердце не обливается кровью, при виде того как причиняют зло другу, или болеют, мучаются, испытывают те или иные страдания!

  Сфела отметила:

  А что было дальше? Насколько я знаю нет большей муки чем безответная любовь. Если все время стучать в закрытую дверь: собьешь пальцы и получишь гангрену.

  – Потом планета не могла отвести взгляда от возлюбленного. Она изучала каждый его изгиб, каждую впадину бутона, казалась ощущая малейший оттенок своего нового бессловесного друга. Все в нем казалось восхитительным: особенно переливания колец, они вращались по сложной траектории часто меняли орбиту.

  Счастье смотрела на свою любовь и в ее душе играла сказочная музыка.

  Постепенно затихали штормы в океанах, прекратилось сотрясение почвы, рассеивался дым от вулканов. Постепенно мир стал оживать, спокойствие и любовь начало передаваться всем живым существам. Страшные ужасающие чудовища всех видов в том числе из радиоактивных элементов постепенно превращались в милых, весьма респектабельных зверюшек. Растения хищники расцвели, преобразовались в что-то пышное и очень красивая. Менялся и цвет небосклона, он светлел, становился цветным и веселым. Планета постепенно стала походить на рай. Теперь произрастающие побеги вызывали лишь радость.

  Время текло незаметно, и а звезды не выбирают свой путь. Они снова стали отдаляться, возлюбленный становился все более желанным, но зато уменьшался в размерах. И чем больше он удалялся тем сильнее росла влюбленность девушки-планеты. И вместе с тем нарастало чувство утраты и горечи. Мать-Соль заметила это, настроение дочки ощущалось во всем особенно в направлении и цвете колец. Как добрая мама она сказала Счастью:

  – Мы скоро снова начнем сближаться с ними доченька. Не стоит огорчаться. Если ты не сможешь увидеть своего возлюбленного в небе, то в мечтах и грезах он навечно будет с тобой!

  – Не знаю мама. Может ли это заменить реальность. Я чувствую нарастание холода в внутри себя.

  – У тебя есть твои дети, живые существа. Они не должны страдать. Окружи лаской и добротой, от этого может появиться разум. Пусть они будут тебе утешением, если в них ум соединиться с созиданием, будет порождена новая сила. Как знать может твои дети дадут что-то ранее не ведомое, то что станет открытием для звездного мира.

  – Разумные дети! Это замечательно в этом случае мне не будет так одиноко. – Произнесла Счастье. – Хотя когда я вижу того кого прекрасней в свете нет, он заполняет все мое сознание до последнего атома. А его лепестки, гляжу на соседнюю звезду и он мне мерещатся.

  – Это как?

  – А так! Словно вокруг миллиарды таких как Труд.

  – Замечательно значит ты не будешь по нему так сильно скучать. Вокруг столько иных звезд и планет.

  – Среди бесчисленных планет, звезд в венок сплетенных, таких как Труд небесных нет,

  желанье для влюбленных.

  – Замечательно! Надеюсь что дурное настроение не вернется к тебе дочка.

  Действительно воображение девушки-планеты дорисовывало то что не могла дать реальность. Порой для этого ей было достаточно поймать один луч отдаленной звезды, и рассмотреть его со всех граней. Тем временем мир становился все более сложным появлялись новые виды насекомых, растений, млекопитающих. Снова стала литься кровь когда в дело пошли клыки больших хищников. И все же это не было тотальным беспределом, ну хочет зверь мяса и что с этим поделаешь? Тем не менее дочери-планете это было неприятно и она спросила у матери:

  – Не ужели насилие и жестокость закон природы заложенный создателем?

  – Не знаю дочка! Но везде где существует высокоорганизованная жизнь, существует жесткая межвидовая конкуренция.

  – Не ужели везде?

  – Я разговаривала со многими звездами и это встречалось повсеместно. Даже там где условия существования самые благоприятные, а формы жизни примитивные.

  – А мой любимый Труд?

  – Это исключение! Могу обрадовать тебя. Ты скоро его увидишь.

  – Я невообразимо рада. Лицезреть того кто стал для меня всем.

  Планета-мать впрочем не была так уж сильно расстроена. Пусть уж лучше дочка грезит любовью чем думает о смерти! Тем более что жить ей еще долгие миллиарды, хотя для звезд время идет значительно быстрее чем для людей.

  Счастье не уставала мечтать, ее планетарный мозг рисовал самые интересные картины, иногда они чувствовала как сбивается ее дыхание, особое не такое как у людей и животных.

  Вот она вернулась снова увидела ненаглядного. Он совсем не изменился, но Счастью возлюбленный казался еще прекраснее. Ее кольца стали вращаться еще быстрее девушка обратилась к нему с максимальной интенсивностью испуская гравиоволны с помощью которых общаются планеты.

  – Привет Труд! Узнаешь меня.

  В ответ полное молчание. Лишь Хлеб ответил ей:

  – Это пустое! С ним много раз пытались поговорить, но все было бесполезно. Не трать энергию.

  – А разве любовь не может разбудить мертвого и победить немоту?

  – Ну это только в сказках! Что же если тебе от этого легче помечтай.

  Счастье вдруг страшно захотелось подойти еще ближе к своему возлюбленному, и даже соприкоснуться с ним. А что какие-то новые непередаваемые ощущения прикосновения крупных тел.

  – Я хочу быть ближе к тебе! – Крикнула Счастье. – Пожалуйста помогите мне. Хлеб и Соль сблизьтесь с друг с другом.

  – Это слишком опасно! – Сказала Соль. – Силы гравитации могут притянуть нас друг другу, и тогда будет страшный взрыв, в котором сгоришь и ты, и твои сестра, а самое главное любимый Труд.

  – Это ужасно! А у нас есть шанс соприкоснуться с тем что мне дороже жизни.

  Соль вздохнула:

  – Это в принципе может случиться, но тогда сфера может расколоться и все живое погибнет. Особенно если сближение будет резким и жадным?

  – Жадным?

  – В том смысле если вы захотите получить все быстро и сразу. Но увы мы небесные тела обречены лицезреть и не прикасаться.

  – А звери они ведь могут быть вместе ласкаясь.

  – В том то и дело что мы не животные, а существа более высокого порядка, что налагает на нас дополнительные обязательства. В чем-то мы совершение чем те кто живет на нашей поверхности, а кое в чем там даже последняя тварь не позавидует.

  – Я это понимаю! Вот и сейчас кажется на все готова лишь бы прижаться, ощутить запах любимого, попробовать на ощупь мягкость поверхности, его разноцветную почву.

  – Ну не надо так переживать! Разве у планет мало других радостей. Вот вспомни своих детей, что у тебя на поверхности. Пускай каждый из них напомнит возлюбленного, вот например мордочки мафюстов, согласись в них есть что-то сходное с моим сыном.

  – Пожалуй так! Но я невыносимо страдаю.

  – Не бери это в голову! То как спариваются животные не может вызвать иных чувств кроме отвращения. Так что пускай не омрачится твое личико несбыточными надеждами.

  – Не знаю! Кто поймет этих животных! У них нет слов, лишь иногда я ощущаю их образы: понятные и простые, они мелькают в мыслях. Кроме того животные чувствуют боль, хорошо что растения не испытывают мучений при пожирании. Это прекрасная способность.

  – Хоть в этом флора превосходит фауну. Ну ладно дочка. Я слышал что у высокоразвитых существ существует такое понятие как брак. У нас такое в принципе не имеет смысла, так как дети появляются без посторонней помощи.

  – А от чего мы появляемся и могут ли звезды регулировать этот процесс.

  – К сожалению нет! Вот посмотри сколько светил без планет летают. Будь это как животных сколько было бы планет. Они бы заполнили все пространство и было...

  – Ничего хорошего! – Прервала Соль. – В целом говорить об этом можно долго, но с меня вполне хватило трех детей и если честно, то четвертого не желаю.

  – Но ведь может появиться!

  – Может!

  Счастье промолчала. Действительно если у нее появятся новые сестры или брат, как это повлияет на ее отношение к Труду. Ослабеет ли любовь, или наоборот загорится еще сильнее. Больше разговаривать ей не хотелось и планета поплыла по океану мечтаний.

  Иногда ей казалось что Труд разговаривает с ней. Его голос, да какой он сладкий. Воображение помогало составлять фразы, от простых до сложных. Правда планета никогда не читала книг, не смотрела художественных фильмов и ей не хватало изощренности, дворянской естественности. Но при этом ее помыслы были чисты, незамысловаты, а что такое ложь неведомо. Так она проводила время, которое как полноводная река, вроде неспешно, но сколько воды утекает. Вот они снова удаляются, но это не так уж трагично потому что неизбежно новое сближение.

  Девушка-планета не плачет, она лишь вздыхает, с нее пока довольно лишь сознания. И вот как-то раз она вдруг почувствовала как что-то изменилось. Одно из существ, такое на первый взгляд обычное похожее на крупную черную норку, да еще ставшую инвалидом, повредившую лапу изменилось. Он взяла в лапу палку и сбила ею сочный плод. Затем повторила это. Прочие норки удели это и стали ей подражать. Лапы с шестью пальцами хорошо держали сначала палку, а затем метали камни. Вот племя норок столкнулось с другой более крупной стаей, это все-таки хищники и когда пускают в ход когти и зубы весьма опасно для жизни.

  Так вот хромая норка метнула во врага камень. Он пролетел мимо главы стаи и врезался в бегущую сзади зверюгу. Та завизжала и стала перекатываться. Видя подобный результат бросать стали другие норки. Они загребали и песок, сыпали им в морды, кое-кто пускал в ход палки. Последнее оружие была весьма эффективным. Наконец они отбили атаку, отстояв свою территорию. Это было своеобразным триумфом пусть примитивных, но все же орудий труда.

  После этого все стало по другому. Норкам понравилось держать в руках свои приспособления. Они спустились на землю, стали сначала рыть ямы и канавы, затем строить, в первую очередь примитивные навесы, а после что-то более серьезное. Они нашли для себя дополнительное занятие. Вот одна из норок догадалась перевязать камень побегом лиана, и получился первый молоток.

  Увидев подобное открытие норка на радостях врезала своей напарнице по хвосту. Вспыхнула драка, она оказалась сравнительно короткой на них прикрикнул вожак. Он уже больше не царапался и кусался, больше сидел обняв голову руками. В его голове как чувствовала планета Счастье мелькали образы, так зарождался процесс мышления.

  Планета-дочь обратилась к своей матери:

  – Мои дети меняются. Они становятся другими и это меня пугает.

  – Я полагаю доченька происходит качественный скачок, при котором идет зарождение разума. Это не должно тебя пугать, тем более что мало какая планета может похвастаться этим.

  – Может быть, но почему мне так тревожно!

  – Я думаю из-за большой ответственности. Жизнь хрупка, разумная жизнь хрупка в двойне. Постарайся сохранить ее.

  Счастье снова окунулась в свой внутренний мир, вернее стали следить за детьми. Племя росло и развивалось. Вот у один из норок додумался сплести сеть, а другой сделал фундаментальное открытие нашел кремень и стал высекать искры. Ему это понравилось, нашлись подражатели. Вот уже все племя искало камни и высекало такую невероятную красу. Потом вспыхнул огонь, пламя обожгло норку. Она побежала и стала визжать.

  – Ну вот еще одно развлечение стало опасным. – Подумала планета.

  Эксперимент не стал для норок очередной фобией. Вскоре они стали разжигать огонь преднамеренно, а затем научились делать факела. Поначалу они просто бегали с ними как дети, пару раз подожгли лес, к счастью из-за большой влажности, пожар быстро потух. Потом норки стали ходить строем, вначале неровным, а затем стали появляться строгие колоны. Тут уже появилась муштра. Этого впрочем Счастье не заметила, она снова приблизилась к своему любимому, и вселенная исчезла сократившись то блестящих колец планеты-бутона Труд.

  – Привет любимы! Я навечно с тобой, как мне без тебя муторно, душа стонет, что-то раскалывается внутри в самых недрах.

  И снова нет ответа, но воображение уже дорисовало его.

  – Да я знала что ты тоже страдал без меня. Это чудовищно и для тебя моя любовь. Жаль что мы не можем взяться за руки и покружиться в диковинном хороводе.

  Снова мерещиться ответ:

  – Я сам жажду именно этого! О где мне найти твои сочные губы, вкусить нектар океана.

  – Здесь мы будем мечтать о счастье, соединяясь мысленно.

  И так далее диалог длился долго! Хотя жизненный опыт у Счастья был невелик и она вскоре исчерпала все темы. Другое привлекло внимание планеты.

  К этому времени появилось множество племен, что увлекались прогрессом, строили стены, рыли рвы. В основном изобретения шли в сторону милитаризации. Вот например луки, довольно простой предмет, только требует усердия в освоении. Довольно быстро норки стали перворазрядными охотниками. Они приспособились стрелять даже в саблезубых тигров, ведь мясо хищников ничем не хуже травоядных. Затем стрелы становились все более изощренными с крючьями, они причиняли страшную боль, как зверью так и самим норкам. Потом были созданы катапульты, с их помощью сходились между собой громадные армии. Это все не внушало оптимизма планете – неужели разум ведет в тупик. Почему жестокость и насилие – стали сестрами научного прогресса. И что это дает всему живому кроме изобретения новых способов убийства.

  Планета была в панике, погода на ней вновь стала ухудшаться. Зачастили дожди, и даже просыпались вулканы. Поверхность сотрясали землетрясения, они сдвигали громадные пласты почвы. Гармония нарушилось. И творение снова застонало. Миллионы существ гибли, и в условиях наступившего ада, норки хотя и не прекратили войны друг с другом тем не менее все чаще собирались вместе и усиленно молились. Обычно в этом участвовал и ставший первым среди равных священник. Это на первый взгляд обычная норка, но с красным передником на животе. Она кружиться и ритмично пищит, в след за ней повторяют молящиеся.

  Планета Счастье произнесла с удивлением:

  – Не вероятно! Что это такое?

  И тогда ее мать ответила:

  – Это то что можно назвать чудом. Появление религии. Пожалуй это высшая форма проявления разумности.

  Дочка обрадовалась:

  – Что мои дети начинают сознавать что в мире есть что-то более ценное чем война?

  – Возможно! Но религии могут быть самыми разными, как представление наших детей о Боге. Не зная истины разумные твари будут всячески его домысливать рисуя абсолютно разные картины. Но вообще чем кончиться я не знаю, во вселенной так мало существ что смогли достичь высокого уровня развития. Есть даже версия что существует рубеж который разуму не перейти.

  – Это может меня лишь отчасти смутить. Не знаю, раньше все мои мысли занимал Труд, а теперь волнуют собственные дети. При этом мне так трудно контролировать собственные эмоции. Вот например этот изнуряющий дождь. Ведь он вымывает почву, разрушает корневища деревьев, ведет к гибели зверья. Все это необычайно тяжело переносится моими детьми. Причем разумными.

  – Знаешь я дам тебе совет не ищи в них исключительно злое и недостатки. Постарайся сосредоточиться на достоинствах. В этом случае мысли потекут гораздо веселее.

  – И климат улучшится?

  – Несомненно! Ты знаешь доченька, мне ведь тоже не легко. Большинство звезд не имеют разума, а из тех кто им наделен далеко не каждая будет разговаривать. Вот ты представить что мне не имеющей на своей поверхности разумной жизни делать.

  – Это даже страшно вообразить.

  – Выручает самодисциплина и гимнастика ума. Главное стараюсь с каждой своей соседке и соседе найти что-то хорошее, приобрести друга. Это не всегда удается, но в случае успеха меня переполняет радость. Вот новый друг лучше старых двух.

  – Искать достоинства? Я попытаюсь.

  Планета вдруг услышала чей-то шепот. Она прислушалась, шум исходил от группы молящихся в подобии выстроенного из длинных стволов храма. Счастье приложила усилие и максимально приблизила свой взор:

  – Это вы? – Спросила она.

  Действительно один из верующих что-то шептал, и это не был звериный рык. Можно было разобрать отдельные слова:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю