332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Оксана Усенко » Мир синих глубин (СИ) » Текст книги (страница 6)
Мир синих глубин (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:17

Текст книги "Мир синих глубин (СИ)"


Автор книги: Оксана Усенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

– Граница подконтрольных нам территорий.

– Что значит подконтрольных?

–За эту границу не могут проникнуть люди.

– Но ведь они же сверху проникают, а не сбоку.

– Без разницы, сверху, снизу, сбоку – они на нашу территорию не проникают.

–Но... А как же тогда подводные лодки, батискафы, исследователи…– растерялась снова Ольга, рассматривая, мягко говоря, немаленький кусок территории, отмежеванный границей. Казалось просто невероятным, что на такую огромную территорию ни разу не проникали люди. Они ж не слепые!

– Уважаемая Белая лилия, в океане находится от 50 до 80% всей жизни, которая существует на планете, а океаны и моря составляют 98% пространства планеты для существования разных форм жизни. На данный момент людям удалось, и, это с учетом нашей помощи, изучить менее 10% этой территории. Государств, заинтересованных в этих исследованиях – крайне мало, а океанологов-любителей, способных проводить собственные исследования еще меньше. Люди заняты космосом, гонками вооружений, финансовыми потоками и еще массой других вещей, так что редкие подводные лодки это не проблема, это даже не тень проблемы обнаружения азраи, я уже молчу про нарушение наших границ…

Ольга пораженно смотрела на карту и слушала, слушала, слушала… Море удивительной информации, которую она никогда не получила бы на поверхности. Ее там просто нет! История азраи это – история, которую хранили тысячелетиями, без спаленных библиотек, разрушений устроенных войнами и распрями, без переписанных учебников в угоду очередному правителю. Власть для азраи это обязанность, бремя, а не то, за что стоит или нужно бороться. Нынешний император правит уже очень давно, он бы и рад передать трон сыну, но тот отнюдь не спешит жениться, а без наследника трон ему не может быть передан согласно существующих законов и традиций.

§§§

Дни для Ольги начали мелькать незаметно в череде постоянных занятий, упражнений, изучений…

История – история азраи, которую никто из людей не знает, история людей – с точки зрения азраи. Эти две истории смотрелись в сравнении более чем странно и грустно. У Азраи – постепенное развитие технологий, скрупулезная точность отображения событий, трепетное отношение как к самой науке, так и к ее сохранению на всевозможных носителях, растущая продолжительность жизни, высокие требования к образованности, самосознанию, поощрение культуры, медицины, науки. Несколько природных катаклизм, унесших массу жизней азраи обозначены черными датами, чем далее, тем более редкие контакты с людьми, и-за массовости трагедий, из-за категорического неприятия людьми самой возможности наличия безопасной разумной жизни под боком. У людей – циклическая история, становления и разрушения государств, мировые и локальные войны на протяжении всей истории, преступность в мирных регионах и зверства в военных, массовые смерти от эпидемий, концлагеря, кровавый террор очередного пророка, создание и бесследное исчезновение в вихре событий документов, народной памяти, невероятных произведений искусства, науки, техники. Продолжительность жизни людей в разы меньше, агрессия – в разы выше, азраи по максимуму дистанцировались от людей, но полностью исключить контакты не смогли. Длительность жизни в обмен на репродуктивную функцию… Только общие гены с людьми позволяли решать эту беду – потомственные азраи от брака с людьми. Не все выживали, не всегда добирались, не все хотели или смогли остаться…

Этикет и культура – Елая, приподающаа его, рыжеволосая озорная азраи, была влюблена в свой предмет. Столько восторга от той или иной традиции, источника обычая, принятой в обществе манеры поведения, произведения искусства не смогла б и сама Ольга сгенерировать. Все ее занятия проходили легко, непринужденно и с максимальной отдачей. Азраи удивительным образом комбинировали собственную культуру с широкой культурной свободой. Не было общепринятой религии, не было общепринятых жестких рамок приличия, все было очерчено максимально точно, но при этом очень обширно. Это было непривычно, но оказалось, как показывала окружающая ее действительность, – очень эффективно. Привнесенные из самых разных эпох и культур, обычаи людей мягко вписывали в существующую систему ценностей.

Были также и другие предметы, как ни странно письмо, – письменность азраи была странной и, за счет множественности значений некоторых знаков, довольно запутанной. Медицина, техника, математика (эта гадость Ольге давалась со скрипом, не смотря на то, что цифры у азраи были тоже арабские и их учить не нужно было) и еще масса всего интересного и не очень.

Ольгу познакомили со всеми членами ее семьи и просто обитателями поместья. Их было действительно много, явно не семь, и большинство их них Ольга запомнила сперва просто в лицо, память на имена у нее была отвратительная. Впрочем, она ее компенсировала памятью зрительной и просто вежливым общением. Поначалу были часты случаи, когда она вежливо здоровалась с кем-то из жителей особняка, а в процессе «реверансов» лихорадочно вспоминала, как зовут этого азраи, и кто он такой. Эта ее манера общения, изрядно веселила многих, а Ивран даже позже, по-секрету, ей сообщил, что был даже негласный конкурс – кого их них она вспоминала дольше. Со временем это прошло, и она вполне спокойно запомнила и даже воспроизводила имена всех, как и ориентировалась в особняке. Логика архитекторов азраи была не просто продуманной, она была совершенной, но чтоб ее понять, нужно было перестать переносить людские привычки на мир азраи. Такие, например, как обязательная ориентация тела вверх головой или вертикально…

У Азраи были удивительные технологии, огромный объем культурных ценностей, невероятное количество наук и до жути сложный этикет в высшем обществе… А уж ритм учебы ей установили... Куда там выпускным экзаменам в школе – и рядом не «валялись». Впрочем, от такого режима был толк. Спустя несколько месяцев Ольга уже умела «с горем пополам» читать на языке азраи, могла с закрытыми глазами проплыть по всей территории поместья, ничего не зацепив не только плавником, но и движением воды от плавника. Она привыкла к странному подводному одеянию, изучила на какие мероприятия нужно какие украшения одевать, а куда – вообще ничего кроме милид нельзя проносить… Привыкла к дарам цивилизации азраи… Да… Раньше она действительно жила как дикарь и дома среди людей, и в море – пока была одна. Да и с Тамазом… Ела сырую рыбу, водоросли…Спала на песке и камнях, одевалась в самодельную одежду из ракушек…Азраи, настоящие азраи, жили совсем не так.

Их быт, дома, одежда действительно были гораздо ближе к существующему вокруг них морю, чем любое жилище человека, но при этом их технологии, которых было не мало, вызывали восхищение. У них была информационная система, нечто странное, напоминающее скорей магнитное поле… Невидимое и активируемое милидами. Милиды, идентифицировали азраи, определяли степень допустимости к тому или иному жилищу, отмечали передвижения, состояние здоровья, основные перепады настроения. Милиды могли работать, как маяк на огромном расстоянии, если азраи попадал в беду и нуждался в помощи… С их помощью можно было получить доступ к переговорным устройствам, к информации в стационарных источниках, или просто прикоснувшись к тому или иному объекту – получить исчерпывающую информацию о нем. Например, прикоснувшись милидами к зданию, можно было узнать его адрес, имена жителей, историю строения и тому подобное. Это было необычно, но очень удобно.

Быт азраи был в чем-то похож на человеческий, но во многом и кардинально различался. Ольга долго привыкала к горячей расческе, но не признать ее логичность и удобность не могла. Странное приспособление, напоминающее по виду больше фен, чем расческу гораздо лучше справлялось с поставленной задачей под водой, чем обычная расческа. Проганяя через волосы струю горячей воды с каким-то едва заметным веществом, оно делало волосы идеально расчесанными и блестящими, а при желании добавив один хитрый наполнитель, можно было соорудить любую по сложности прическу, и она вполне держала свою форму. У Азраи было много косметических средств, как для лица, кожи так и для ухода за чешуей хвоста. Цвет чешуи, как оказалось, был не показательным, с помощь несложных манипуляций его можно было перекрасить чуть ли не во все цвета радуги, и заставить сверкать, как звездное небо. Однако хорошим тоном все-таки считался натуральный цвет.

Дома Азраи были удивительно разнообразными и при этом всегда органично вписывающимися в ландшафт. Они трепетно относились ко всему живому и, в отличии от людей, никого не лишали жизни просто так. Для всего должна быть жизненно важная причина…Ольга изумлялась, глядя как невидимую грань между домами, между океаном и местностью где живут азраи, с легкостью преодолевают все морские обитатели, но при этом люди и их техника не проходят. Как итог, на территории где жили азраи, не было ни одного затонувшего корабля, ни одного бытового мусора… Как пояснил Натан, даже случайно брошенный мусор, результат деятельности человека, система моментально идентифицирует и смещает, а уж про людей и говорить не приходилось. Мусор людей, который естественно собирался по периметру территории азраи, собирали и перерабатывали или уничтожали. У самих азраи в принципе не было свалок, мусорников, да и просто мусора. У них существовала хитрая система по сбору отходов жизнедеятельности и переработки их до состояния полезных для моря веществ. Людям бы такое…

Ольга один раз наблюдала с Натаном, как какая-то подводная лодка плавно, по дуге, огибала город азраи, и даже не догадывается об этом… Милиды с легкостью давали доступ до информационных систем этого агрегата, предоставляли возможность даже слышать бытовые разговоры сотрудников… Ольга с любопытством слушала английский язык находящихся на палубе людей, и даже понимала отдельные слова. Увы, дальше ее познания не помогали. Рассматривала разные умные показания бортовых компьютеров, которые легким движением руки перед ней развернул Натан… Он же и рассказал, что только иногда, как следствие «взлома милид», в работе техники возникали странные помехи, но люди странные существа, они к ним привыкли и нашли даже не одно научное и логическое объяснение. И, возможно, не только бы сильно удивились насколько ошибаются, но и попытались доказать обоснованность уже существующих научных теорий…Ольга с изумлением поняла, что милиды это нечто невероятное, они являются одновременно и мини компьютерами, и локаторами и еще много чем сразу… А на вид просто странные украшения…Вот только снять их самому нельзя. Есть, конечно варианты, но по закону Азраи, милиды должны быть у всех и всегда, так как народ азраи хоть и долго живущий но малочисленен, особенно в сравнении с людьми, и каждая жизнь азраи бесценна. Потому подвергать ее опасности – преступление.

Ольга была в восторге от транспорта азраи. Небольшие скоростные водяные потоки были похожи на горки в аквапарке – перемещение на них было мягким, но при этом захватывающим и невероятно интересным. За относительно короткий срок можно было осмотреть весь город азраи и отдельные «усадьбы», вроде той, в которой жил род Вирджимилии.

Многие азраи приручали разных морских обитателей и подкармливали их как домашних питомцев. Это могли быть и рыбки, и морские коньки и черепахи и даже морские звезды и осьминоги, но у всех этих «домашних питомцев» было кое-что общее – они не вырывались из естественной для них среды обитания. Было нормой, что прирученный морской обитатель уплывал на длительное время по своим делам, а потом возвращался к азраи. Домашние питомцы не были собственностью, свободу которой ограничивают из чувства собственности или слишком ревностной опеки. Они были свободными и отношения с «хозяином» были гораздо более равноправными, чем у людей с их комнатными зверушками. Понятие клетки не было в принципе в языке азраи.

Очень много было распространенно растений в качестве украшений. Часто встречались актинии. Например, красная актиния с сиреневыми щупальцами в окружении других похожих, но беловато-зеленых, ярко-зеленых, розовых с голубоватой окантовкой подошвы, (как рассказал Натан это все один вид) которая обычно живет в прибрежной зоне на камнях, в защищенных от прибоя местах. Но, как оказалось, при небольших технических хитростях этот организм нормально себя чувствует и по периметру окон домов азраи. Вообще ландшафтный дизайн азраи – это нечто! Имея гораздо меньше как технологических так и естественных ограничений, в отличии от своих коллег на земле, дизайнеры творили чудеса. Висячие, плывучие сады, подводные озера, реки, водопады и фонтаны (оказывается и такое можно сделать умело жонглируя разной плотностью и соленостью воды), ажурные парки, невероятные цветники, медузные акватории (из этих тоже делали удивительные парки, своевременно подкармливая и ограничивая перемещение путем разницы температур воды), коралловые горки и тому подобное. Некоторые ее восторги правда довольно быстро «остужал» Ивран, подначивая Ольгу тем, что просто на и землю не так то хорошо знает, иначе б так не удивлялась. Может он и прав, точнее скорей всего он и прав, но это ж не повод не восхищаться!

Ольга таки выяснила, что опекун – это азраи отвечающий за обучение и безопасность подопечного собственной головой. Так, что на ее свободе назначение опекуном Натана никак не сказалось, а вот на его свободе – очень даже. Теперь он вынужден был сопровождать ее в любых вылазках из поместья и отвечать на все ее вопросы… А вопросов она задавала, надо честно признать, более чем достаточно. Иногда Ольга чувствовала себя пятилетней почемучкой, но что можно было поделать, если все с чем она сталкивалась было удивительным и иногда просто до безобразия непонятным? И на все вопросы Нита, которая стала ее хорошей подружкой, не могла или просто не успевала ответить.

Вот как можно было догадаться, что странное сиреневое растение или коралл возле транспортного потока это – его регулятор? И его не рекомендуется трогать, и тем более отрывать листики, они еще и отрывались с трудом… Кто ж знал, что этот оторванный листик вышвырнет из потока парочку невезучих азраи, и Натану придется краснеть из-за нее?

А откуда ей было знать, что маленький, похожий на пилочку скребок, простите, был предназначен для личной гигиены, а не для ногтей, и почему Натан опешил, увидев его в таком варианте использования. Но, надо отдать ему должное, на все возникающие у нее, а иногда и не успевшие возникнуть вопросы, он отвечал и отвечал подробно, если вдруг видел, что Ольга не сразу понимала. Ангельское терпение! Где он таким разжился?

Натан рассказал (хоть и не с первой попытки, так как Ольга регулярно отвлекалась на что-нибудь и за новыми впечатлениями далеко не сразу смогла определить и четко сформулировать хоть часть интересующих ее вопросов.), Белой лилией называют азраи способную дать жизнь детям любого рода. Да, да как оказалось, не все азраи могут «скрещиваться»! И азраи, которая, могла быть продолжателем рода, далеко не всегда могла этот род продолжить с выбранным наугад избранником. Были некоторые непреодолимые ограничения. Милиды, по запросу самой азраи, могли ей предоставить полную информацию о тех с кем именно она может, так сказать, размножиться. И долг такой азраи был именно в продолжении рода, впрочем сами азраи таким рациональным подходом к браку не озадачивались. Они считали это естественным. Правда Ольга так и не поняла, что будет в случае несовпадения данных по продолжению рода и велению сердца. Натан сказал, что такого не бывает… Но в жизни же все бывает! Не верится как-то, что азраи настолько хладнокровны, чтоб запросто образовывать семьи только по рационально-демографическим принципам… Может они потом просто «на лево» ходят? Но как бы то ни было, самой Ольге такой рациональный выбор не грозил – она, как оказалось, была уникальна тем, что могла выбирать любого. Завидное качество, наверное. Иногда у нее закрадывалось подозрение, что все нет уж просто, но подтверждения этим мыслям не было, да и не до них было в этом ворохе новой информации и впечатлений. Да и замуж ее никто вроде на аркане не тянул.

Среди азраи действительно было очень мало детей, сама Ольга за все время пребывания выдела только двоих и то издали… И потому, наверное, везде царил идеальный порядок и степенное спокойствие, ну, почти везде. Например, в доме Вирджимилии, порядок и покой с завидной регулярностью и просто детской непосредственностью нарушал Ивран. Он оказался просто большим любителем розыгрышей и шуток, и порой напоминал десятилетнего мальчишку, а не как минимум двухсотлетнего старичка (точный возраст он так и не сказал, как она его не «пытала»). Последнее время объектом для розыгрышей была, естественно, Ольга. Ей, как не знающей о всех вариациях его шуток, пришлось не раз и не два попадать в неловкое положение из-за его озорства. И хотя иногда ей просто хотелось ему свернуть шею, за постоянные розыгрыши, положительный момент в них был. Столько она давно не смеялась, да и невозможно было сердиться долго на этого непосредственного лукавого обаяшку. Ему многое прощала даже грозная леди Зиурелия, правда, ради справедливости стоит отметить, что конкретно ее он не так часто разыгрывал.

Глава 6

§§§

   – Добрый вечер, влюбленным,– послышался веселый голос Мурада над столиком Елены и Андрея. Не сказать, чтоб его появление сильно расстроило Елену, но, похоже, отпуск и романтическое путешествие благополучно закончились, подумала она, увидев выражение лица Андрея. В принципе на сегодня у них особых планов не было и ужин в этом летнем кафе на берегу средиземного моря было просто приятным времяпровождением. Интересно, а как он их нашел?

   – Мурад? Какими судьбами, я думал ты давно… дома.

   – Что б я и не попрощался?

   – Что б ты и заехал попрощаться… Со мной? – рассмеялся Андрей. – Наверняка просто поблизости одна из твоих красоток обитает, которую ты не смог напоследок не навестить.

   – Не без этого…– даже не смутился Мурад, присаживаясь к ним за столик.– Елена, извините за вторжение, я не надолго. Андрей тебе передавал привет Миран.

   – Только привет?– с сомнением в голосе спросил Андрей.

   – Не совсем,– Мурад достал из кармана медальон очень похожий на тот, который Елена видела поломанным когда-то ночью…– еще вот это и обещание, дословно «снять с тебя шкуру лично, если ты и этот активатор угробишь».

   – А, ну слава Богу, а то уж испугался. Миран передающий милый привет и подарок это даже странней чем ты завернувший попрощаться. Давно хотел с ним повидаться… Куда б эту штуковину запихнуть? – Андрей с таким озорными выражением крутил полученное украшение, словно мальчишка получивший новомодную рогатку в помещении с массой стекол.

   –  Тебе, видней, только на твоей совести числятся три испорченных, считающихся не убиваемыми, прибора.

   –  Ну так.., я ж – не ты. Это только ты у нас по испорченным девушкам…

   – Андрей, ну и что теперь обо мне подумает Елена? Как я ее у тебя буду уводить?– сделал страдальческое лицо Мурад.

   – Ты ж приехал уже к какой-то девушке? – рассмеялась Елена.– Или она очень свободных нравов и вообще не ревнива?

   – А, точно, ладно, уводить твою девушку Андрей буду позже,– обаятельно улыбнулся Мурад помрачневшему собеседнику и Елене.

   – Моя девушка на тебя не поведется. Я спрашивал. А украсть ее – только через мой труп! – Андрей сделал такое зверское лицо,– что впечатлил даже Елену, но явно не Мурада.

   – Ну если спрашивал… Эх, такой бриллиант уплывает…

   – Мурад!

   – -Да шучу я, шучу, не дергайся. Имею право, напоследок. Я в путь сегодня отправляюсь…

   – Скатертью дорога – с явным облегчением произнес Андрей.

   – И тебе не болеть – Мурад встал, кивнув Андрею и, подмигнув на прощание Елене, неспешно скрылся в толпе гуляющих на вечерней набережной.

   –  И что это было? – Елена внимательно рассматривала немного смущенного и одновременно задумчивого Андрея, вертящего в руках «привет». Новое украшение по виду было практически идентично прошлому, разве что немного светлей. Оно казалось абсолютно монолитным на вид, но наверняка содержало аналогичное предыдущему наполнение. А в нем помниться наполнение было очень-очень интересным… Вот только спрашивать об этом наверняка не стоит. Елена с сожалением отвела взгляд от занятной вещицы. Нет, о ней спрашивать она точно не будет. Пока, по крайней мере.

   – Ты о чем? – удивленно спросил он.

   – Ты слишком активно реагировал на его шутки по поводу меня. Словно…Ревнуешь, или всерьез их воспринял. Неужели ты мне не веришь?

   – Прости, дело не в тебе. Просто были прецеденты…

   – Да? – Елена действительно удивилась. Андрей и Мурад были слишком разными по ее мнению, чтоб соперничать на личном фронте, – Мурад у тебя увел девушку?

   –  Было дело…

   – Странно, он не похож на такого…

   –  Он и не такой. Ну, как уводил… Он вообще-то не знал, что я за ней ухаживал…И она сама к нему «увелась», повиснув на шее при первой же встрече. В прямом смысле… Но сути это не поменяло. Я тут, значит, пол года ужом вился, осыпал ее цветами и подарками…

   – Что такая красивая была?

   – Да… Длинные ноги, иссиня-черные волосы, тонкая талия, чувственные губы…– он мечтательно прикрыл глаза, но тут же осекся и смущенно добавил,– Гм…молодой был, глупый. Велся только на картинку…

   – Ну-ну, молодой, глупый… И давно ты постарел?

   –  Я поумнел…Да, и не так скоро, как можно было бы…

   – Ладно, не прибедняйся. Любоваться на красивые картинки все любят…– понимающе улыбнулась Елена, – Так чем все закончилось?

   – А чем это могло закончиться? Мне дали отворот поворот, с легкостью объяснив, почему арабский шейх это гораздо интересней, чем какой-то там мелкий бизнесмен.

   – Что сказал «арабский шейх»?

   – Лучезарно улыбнулся и был таков… ЛореЛия меня потом чуть ли не в его убийстве обвиняла.

   – Это почему?

   –  С ее точки зрения уйти от нее можно было только в могилу!

   – Ты ее разочаровал?

   – Ага. Пришлось потом этого гада уговорить ей позвонить и объяснить, почему это он не в могиле.

   – Представляю как она расстроилась… Наверное самомнение у девушки было хорошее, а тут такой удар…

   – Да ее самомнение и танком не снесешь! После всего – она милостиво разрешила мне за ней поухаживать!

   – Хм…Лягушка на подушке по утру?– деловито поинтересовалась Елена.

   – Как ты догадалась?– округлил глаза Андрей.

   –  Ты как то предлагал такой вариант для одной из тех несчастных, от которых прятался у меня.

   – Да? Неужели повторяюсь?– пождал плечами мужчина. И тут же мечтательно-коварно улыбнулся – Но тогда оно точно того стоило!

   – Барабанные перепонки визг нормально вынесли?

   – Нет, собственным здоровьем я не рискнул, но ее соседи потом долго вспоминали то утро.

   – Какой ты жестокий…– притворно вздохнула Елена,– о судьбе бедного земноводного и не подумал…

   – Каюсь… – однако, раскаяние на этом озорном лице не наблюдалось, что Елену абсолютно не удивило.

Андрей, таки повесил на шею принесенный Мурадом медальон и, спрятав его под тонкую рубашку, вопросительно взглянул на Елену, но та демонстративно увлеклась принесенным их заказом. Нет уж, любимый – вопросов на эту тему не дождешься! Я тебя знаю, если захочешь рассказать – расскажешь, а получать порцию дополнительной еды на уши желания нет. Ушки у меня в такой косметической процедуре не нуждаются. Лучше я немного подожду.

Летнее кафе на берегу средиземного моря радовало двоих молодых людей легким бризом, вкусной едой и приятной атмосферой покоя и праздности. Хорошая штука жизнь, и без загадок в ней было бы скучно.

§§§

Тараза грустно смотрела на брата. Он этим вечером был занят обработкой и сортировкой полученных данных от последней экспедиции, но, по едва приметным признакам, она видела, брат нервничает, хоть и контролирует эмоции, не давая повода для беспокойства милидам. Это состояние было для него уже практически нормой, особенно с момента появления Белой лилии.

– Братик, может, расскажешь?

– Что?

– Ты сам знаешь, – Тараза не настаивала, она знала у ее брата бесполезно, что либо требовать, будь то действие или информация. Если он не считает нужным – не расскажет. Но ей казалось, что ему нужно поделится своим видением ситуации, а кроме нее не так много людей знало о его сомнительной вылазке, а уж о ранении и подавно. Нет, о том, что он отправлялся в научную экспедицию, знали все, кому было интересно. Вот только, что он провел в ней большую часть без милид – знали очень не многие… Азраи очень бережно относились к жизни каждого, и такое безрассудство как экспедиция без милид, было грубым нарушением закона, и за него полагались определенные, весьма ощутимые санкции. А еще белая лилия…

– Я не знаю … с чего начать, Тараза…,– Томаз, легким движением пальцев погасив экран, откинулся в кресле…

– Начни сначала, – улыбнулась сестра,– очень помогает…

– В данном случае не очень… Моя экспедиция было почти окончена, я собрал достаточное количество данных о черном море, увидел более мрачную картину чем в прошлые годы, осуществил несколько идей для восстановления некоторых популяций морских обитателей… Заметил некоторые положительные моменты от людей – они додумались создавать нечто вроде искусственных рифов для жителей моря. Сама по себе идея совсем не нова и требует массы доработок, но это уже прогресс. Показатель того, что люди о море хоть иногда, но думают, и не только как о большой луже с рыбой и бассейне для стоков. Там, кстати, через несколько лет должны восстановится осетры… Я создал все условия…

– Тамаз…

– Ты ж просила с самого начала,– устало улыбнулся Тамаз.

– Результаты твоих экспедиций мне известны, как и всем кто озабочен этой проблемой, но это не то, что тебя мучает…– мягко улыбнулась Тараза, поправляя нежно звенящую золотую серьгу и внимательно глядя на брата. Она прекрасно понимала, что он просто пытается сменить тему, однако не настолько активно как мог бы. Значит, хоть что-то в этот раз расскажет. Про то, что он действительно знаком с нашумевшей Белой лилией она и так знала, после визита со стражем трудно не догадаться даже не имея дара. Но вот что там случилось? Почему он так мучается? Сам факт знакомства – это еще не повод для беспокойства, особенно для ее непрошибаемого братца. Он так редко нервничает, что Тараза могла по пальцам пересчитать случаи, когда он нервничал, а ведь ему не одна сотня лет, и даже не две…

– Я уже собирался обратно, когда заметил ее. Явно новенькая, такая беспечная и любопытная, доверчивая и глупая… Она чуть не погибла по глупости… Она не осознавала опасности и не понимала, кем стала…

– Белой лилией рода Вирджимилии…

– Я этого не знал!

– Естественно …

– Я не смог ее просто бросить… Не зная кто она такая, не имея информации от наблюдателя… Просто не смог… Правила, черт бы их побрал, не сработали без милид... Бесконтрольность оказывается страшная штука.– криво усмехнулся он,– А потом, когда меня ранили, у меня не было выбора…

– Она приплыла сюда в поисках тебя…

– Да… Я не хотел… Я знал, что она времянщик, что еще может вернуться… Я не хотел указывать ей путь к азраи…

– Времянщик – не приговор… Могло быть хуже.

– Я ее бросил, одну испуганную, одинокую… Позволил ей рассчитывать на себя, а потом просто бросил… Ты бы простила такое?

– Я – не она… Ты винишь себя в том, что бросил ее или в том, что она здесь?

– И в том и в этом… Ее не отпустят назад… Только не Белую лилию… Рок какой-то с этими лилиями…

– Особенно у тебя…

– Особенно…

– А тебя не беспокоит, что она может рассказать о тебе, о ваших отношениях, и тогда у семьи императора к тебе будет много вопросов…

– У нас не было отношений… Я не настолько глуп… А после того как я ее бросил, она точно по поводу меня ничего хорошего не думает. А расскажет… Пусть, пусть расскажет, что считает нужным, это ее право…

– Ты ее любишь… Потому так поспешно и бежал…Еще одного человека твое сердце не выдержит…

– Тараза!

– А она тебя?

– Нет… Я думаю. Она увлеклась мной, как единственным представителем загадочного народа, но не более. Естественно – весь такой из себя загадочный, симпатичный, спасший ее – единственный в своем роде. А я ее при первой же беде, просто бросил… Не поблагодарил за риск при моем спасении, а ведь она меня спасла…Не разрешил плыть с собой… Да, я считал, что для нее это лучше, но … Возможно я врал самому себе и просто эгоистично спасал свою шкуру… Возможно понимал, что от нее нужно бежать… Белая лилия, кто б мог подумать…Ведь ничего не предвещало беды… А сейчас… Сейчас вокруг нее гораздо более интересный контингент, я думаю, она уже не вспоминает обо мне. Ты же знаешь непредсказуемость сердца азраи...

– Знаю... я – как никто другой. Но… если ты ошибаешься?

– Нет, надеюсь, что нет… Иначе… Ей будет очень больно…

– Да… И она разрушит всем нам жизнь…Ты знаешь, что леди Зиурелия ведет переговоры с семьей императора по заключению брака Белой лилии и наследника престола?

– Что? Уже? Но… Она же здесь всего пол года! Зачем так спешить?

– Она уникальна, и императорская семья не может себе позволить ждать еще, император давно хочет передать бремя власти, и для этого ему нужна пара для наследника. Традиции. Предыдущая ушла в другой род, а потом была та…

– А она знает о предстоящем браке?

– Думаю нет… Ее обучают, предоставляют все необходимое, полную свободу передвижения, правда с опекуном. Но по ней не видно, что она готовится к браку…

– Может ей сказали, и она рада? В конце концов, у людей это большая честь войти в императорскую семью и может не важно, что хвостатую.

– Я думаю важно не то, что азраи, а то что она его не сама выбирала… Люди более подвержены порывам сердца, а она азраи чуть меньше года… Ей сильно повезет, если наследник сможет затронуть ее сердце… А тебе сильно не повезет, если в этом сердце уже занято место тобой… Императорская семья хорошо читает все мысли, и интересы нашей страны для них превыше всего…

– Они до сих пор не задавали вопросов, кроме того первого визита стражника, ничего не было…

– А вот это странно. Может, она не так проста, как тебе казалось? – Тараза задумчиво провела пальцами по браслету в виде змеи на руке, – она все таки Белая лилия, и она сама нашла путь в страну азраи. Как она его нашла? Почему она прибыла практически одновременно с данными наблюдателя?

– Она везучая… – Тамаз грустно улыбнулся, – Очень везучая... Но она очень юна… и неопытна… Она не сможет долго противостоять императорской семье…Они ее прочтут… всю, они будут знать о ней даже больше чем она сама… И смогут вынудить принять нужное им решение, аккуратно подвести к нему.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю