332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Оксана Глинина » Отбор: ведьма ‒ (не)невеста (СИ) » Текст книги (страница 4)
Отбор: ведьма ‒ (не)невеста (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:00

Текст книги "Отбор: ведьма ‒ (не)невеста (СИ)"


Автор книги: Оксана Глинина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 13 страниц)

Глава 7

Эйдан

‒ Нам надо бы поговорить? ‒ с отцом разговаривать желания не было. У нас вообще были сложные отношения. Малообщительные. Но положение обязывало самому явиться на поклон к батюшке.

Хаттар нахмурился. Судя по всему, и ему разговор казался так себе идеей.

‒ Говори, только быстрее, ‒ после недолгих раздумий согласно кивнул старик.

‒ Я выполнил твои условия! ‒ сразу же сообщил я, это было основное, что сейчас имело смысл. ‒ Теперь хочу выполнения своих.

Хаттар резко встал.

‒ Если это опять насчет наследования, то даже не пытайся! ‒ он был уже давно не молод, а суровая жизнь наместника Эрдинга только сделала его более жестким и непримиримым. ‒ Ты мой единственный законный наследник.

‒ Но не единственный сын…

‒ Это не обсуждается!

Все шло по плану. Главное дать уверовать отцу в то, чего я делать не желаю.

‒ Хорошо! ‒ видят боги, я и правда не желал наследовать Эрдинг, но с отцом было спорить бесполезно, тогда стоило выторговать себе желаемое. ‒ Раз ты не оставляешь мне выбора, я хочу себе желание.

И тут впервые старик взглянул н меня с интересом, скорее всего, понимая для чего я это все затеял.

‒ Черт с тобой! ‒ Хаттар махнул рукой и тяжело уселся в кресло. ‒ Ты ведь упрям как бык. Тебя не переспоришь!

Мне оставалось только ухмыльнуться, упрямство у нас семейная черта. И здесь отец немного лукавил. Самым упрямым был он сам. В этом старика еще никто не переплюнул.

‒ Бальтазар согласен жениться на Эмерильд, учитывая ее бастрадность ‒ женитьба моего кузена ответит его условиям выбора жены как короля Альюериона. Но я хочу себе в жены его сестру.

‒ Какую? ‒ казалось, Хаттар даже очухался от своего сонного состояния, таким вялым и вальяжным он выглядел до этого момента. ‒ Ведьму?! Ты рехнулся, сын мой! Иди или проспись, или навести ведунью, что живет у Кривой реки, пусть снимет с тебя морок, насланный этой потаскухой.

‒ Не стоит утруждать себя насмешками, Хаттар! Я возьму себе ведьму хочешь ты того или нет!

‒ Ты идиот! ‒ а старика и правда проняло.

‒ Возможно, ‒ согласно кивнул. ‒ Но я настаиваю на своем! Риад Невиль станет мне женой. Я свой выбор сделал.

‒ Да пусти ты ее в расход! У всех нечестивых одна судьба! ‒ отец сплюнул в сторону, проявляя все свое отвращение к племени дев-искусительниц и недовольство к моей идее в целом. ‒ Кто жениться на ведьмах, тем более имея в жилах королевскую кровь?

‒ Она мой личный выбор! ‒ я развернулся, чтобы уйти. ‒ У девчонки в жилах тоже течет королевская кровь, если ты печешься о последствиях.

‒ Подумай хорошенько, ‒ усталый голос отца догнал у самого порога. ‒ Она ведьма ‒ дурная кровь, даром, что королевская… а у тебя есть шанс все исправить.

‒ И снять проклятие?!

Отец зло поджал губы. Встал и направился к кувшину с вином.

‒ Думаешь, она закроет глаза на то, кто ты есть на самом деле? ‒ в голосе Хаттара послышалась насмешка. ‒ Или побежит с тобой на ритуальный камень по доброй воле? Можешь не доказывать! Мне тут доложили, как ты ее все дорогу связанной сюда волок. Так и в лес ее потащишь, связанной и с кляпом во рту?!

Руки непроизвольно сжались так, что ногти впились в плоть.

‒ Я свою судьбу не выбирал! ‒ слова выходили сквозь зубы, по-другому говорить не получалось.

‒ Как и я твою судьбу не выбирал! ‒ зло прокряхтел Хаттар. ‒ Кто ж знал, что раз в семь поколений вот такое вот получается в роду у Деннели.

‒ Ты знал и все равно…

В этот момент я ненавидел отца. Старый болван знал о проклятии давно, и все равно сознательно обрек на страдания мою мать. И меня заодно.

‒ Знал, и что с того? ‒ недовольно покосился старик и опрокинул в себя кубок с вином. ‒ Ты у меня единственный законный ребенок.

‒ Конечно, ведь бастардов миновала сия участь… ‒ братьев я не то, чтобы не любил, но за себя было немного обидно.

‒ Ты снимешь проклятие! ‒ Хаттар похлопал меня по плечу, а мне захотелось похлопать его по наглой физиономии, но уважение к летам и положение отца не давали этого сделать. ‒ У тебя есть ведьма.

В том то все и дело. Ведьма у меня была, но во-первых ‒ насильно тащить ее на ритуальный камень я действительно права не имел, во-вторых ‒ узнай Риад всю правду обо мне, согласится ли? Вряд ли. Ее и без того колошматило от одного моего вида. А в-третьих ‒ нужна была ведьма-девственница. И здесь, что бы мне не говорил Бальтазар, я сильно сомневался в ее целомудренности. Зачастую для восполнения своих сил ведьмы обращались к блуду.

Риад…

Вспомнилась та дерзкая и в то же время пугливая девчонка, которой я ее знал когда-то. Нынешняя Риад не являлась исключением из правил. Она была слишком хороша собой.

Поток мыслей, одержимых молодой ведьмой, прервал неприятный запах.

‒ Черт! ‒ воскликнул я, стараясь скорее покинуть отцовский покой.

‒ Что случилось? ‒ Хаттар поплелся вслед за мной.

‒ Гарь… воняет дымом!

‒ Но я ничего не чувствую!

Как будто бы он мог почувствовать? Старый безумец!

‒ Прикажи людям вывести девушек! Я отыщу Бальтазара!

‒ Эйдан! ‒ неожиданно отец вспомнил мое имя, значит уже что-то успел вытворить, пока я был в отъезде.

‒ Чего тебе?

‒ Понимаешь… ‒ Хаттар замялся ‒ это не к добру. ‒ Дело в том, что…

‒ Говори скорее! ‒ мое терпение стало лопаться.

‒ В общем, тут одна знатная семья очень желает с нами породниться… и я подумал…

‒ Вот и прекрасно! Женишь одного из моих братцев!

Я уже собирался уходить, но старому пню очень не терпелось сообщить мне «радостную» весть.

‒ Нет, ты не понимаешь, канцлер хочет отдать дочь именно за наследника!

‒ Кто?! ‒ внутри все перевернулось. В Альберионе канцлером неизменно вот уже много лет служил только один человек, а у него была одна единственная дочь. ‒ Разве леди Эволет не замужем?

Запах гари становился нестерпимым, даже Хаттар стал морщиться.

‒ Э-э-э… в прошлом году муж несчастной леди отошел в мир иной от болотной лихорадки, ‒ развел руками отец с совершенно растерянным видом.

Вот это была ошеломительная новость! Надо же! Но что могло заставить такого могущественного человека, как лорд Гидеон Лотрок вдруг опуститься до меня? Никогда не поверю даже в политический интерес. Хотя доля этого самого интереса имелась. К примеру, в случае моего наследования протектората, власть Лотрока стала бы распространяться чуточку шире, чем во всем Альберионе.

И все же…

‒ В общем, она сейчас гостит в Уоллоке, ‒ отец даже взор отвел ‒ поганец. ‒ Так сказать, дожидается…

‒ Отбора! ‒ рявкнул я, стремительно покидая Хаттара. ‒ Пусть дожидается отбора. Условия равны для всех! И если она себя проявит достойно, то так тому и быть.

‒ Уже хоть что-то!

Не верилось, что такая безгранично самовлюбленная особа, согласится на столь невероятное для нее унижение. Скорее, укатит в столицу с оскорбленным видом.

‒ Но выбор будет моим личным! ‒ на всякий случай уточнил, а то мало ли, Хаттору опять вздумается решать за меня.

Где-то во глубине каменных стен цитадели раздались крики и топот. Значит, пожар уже обнаружили. Я рванул к покоям Бальтазара, в которых его заведомо не оказалось.

 ***

Риад

Сон ко мне так и не пришел, зато почувствовался запах гари. Легкий. Ненавязчивый. Но уже успевший разъесть древесину и побитую молью ткань. Где-то далеко, что-то явно горело. Огонь не успел навредить людям, но уже разрушил достаточно, чтобы дать о себе знать горечью, засевшей в гортани.

Я присела на кровати и огляделась. В покое воцарилась тишина. Похоже девицы почувствовали запах так же, как и я.

Спицы Вильды перестали равномерно стучать, гребень Ульрики перестал скользить по ее волосам, даже Хигри захлопнула, наконец-таки, рот и прислушалась.

‒ Я не поняла, ‒ растерянно промолвила рыжеволосая красавица. ‒ Это воняет гарью?

‒ А ты думала ‒ ужином с кухни потянуло? ‒ съязвила Вильда.

‒ Хватит собачится! ‒ не выдержала я. ‒ Спокойно собрались все и на выход…

‒ Горим, девоньки!!! ‒ вот найти бы эту крикливую дуру и оттаскать хорошенько за волосы. И по щекам отхлестать за одно.

Спокойствие, как ветром сдуло. Девки всполошились, с лежанок поспрыгивали, и давай сновать из стороны в сторону, будто все разом забыли, где тут выход находится, или в нерешительности метаться между своими котомками и неподъемными сундуками, размышляя, что первым стоит выносить.

‒ Ну, что за дуры? ‒ в сердцах сплюнула я. Но к моим стенаниям никто не прислушался, Хатра, как назло, вымывшись хорошенько, куда-то упорхнула.

‒ А ну цыц! ‒ раздался хлопок, который сумел перекрыть девичий истерический галдеж.

Надо же, получилось! Я посмотрела на свои ладони. Впервые нормально получилось колдануть как следует, а не просто спалить простыню.

‒ Сейчас же спокойно собираем свои вещи, только самое необходимое! ‒ голос я тоже усилила хорошенько так, чтоб слышали даже мыши в самых дальних закоулках. ‒ И уходим отсюда на главную галерею, где-то там и выход. Без паники!

‒ Гляди ты, раскомандывалась как!

‒ Кто-то желает превратиться в бородавочную жабу, да еще и поджаренную? ‒ осведомилась на всякий случай. ‒ Я ведь колдовать умею не хуже госпожи Матаир.

Больше ни у кого аргументов, чтобы перечить мне, не нашлось. Девицы закрыли рты, неожиданно быстро схватили свои пожитки и двинулись к выходу за мной.

Только вот не задача! Дверь в покой оказалась заперта снаружи…

‒ И что теперь будет? ‒ в ужасе захлопала глазами златокудрая Ритель, готовясь рухнуть в обморок. Но ее синеокая подруга Марисоль, дева более простого воспитания, оттого и более крепкого норова, пнула ту аккурат в бок так, что Ритель разом терять сознание передумала. Оно и верно, кто ее отсюда будет выволакивать на руках? Самим бы выбраться.

‒ Ничего не будет, ‒ философски заметила Вильда. ‒ Лорды ведь еще здесь, вот пусть завоевывают наши девичьи сердца, спасая нас из пожарища…

‒ А ведь в твоих словах есть смысл! ‒ Хигрид посмотрела с уважением на соперницу и заклятую подругу. ‒ Мы планировали бороться за сердце короля, а нам тут не пойми, что подсунули.

 ‒ Согласна! ‒ Ритель сегодня была невероятно многословна. ‒ Нас вообще должны были сберегать…

‒ Ты хотела сказать «охранять»? ‒ поправила ее Милисент.

‒ Ну, да… наверное, ‒ Ритель задумалась, а это оказалось сложной задачей.

‒ Чего стоишь? ‒ Вильда напирала на меня сзади довольно внушительным бюстом. ‒ Раз твоя сильно умная наставница сбежала, сама наколдуй уже чего-нибудь.

Меня подтолкнули к двери, пнув, аккурат, между лопаток.

‒ А… ‒ опомнилась я, расплывшись в идиотской улыбке. ‒ Точно! Можно и наколдовать… что-нибудь.

Только вот, когда я дубовую дверь спалю, вряд ли девы меня отблагодарят добрым словом, а потом я окажусь виноватой еще и во всем пожаре, смрад от которого уже начал выедать глаза. Ведь я ведьма, даром, что бездарная, а значит заведомо во всем виновная.

‒ Ну-у? ‒ на меня вопросительно посмотрели двенадцать пар глаз.

Что же! Была не была! Я подняла, сжатые в кулаки, руки, девы затаили дыхание и замерли в ожидании. Не стоит томить красавиц, да и вонь уже порядком стала сдавливать горло, так что времени почти и не осталось. Со всей дури я забарабанила в дубовую дверь и заорала во все легкие:

‒ Спаси-ите!!! Помоги-ите!!!

‒ Это что? Магия такая? ‒ послышался за спиной голос Ульрики.

‒ Ага… ‒ разочарованно протянула Хигрид. ‒ А говорила, что не хуже той тетки колдует.

‒ Какая-то странная, если честно… магия, ‒ похоже, разочаровались во мне не только Ульрика и Хигрид, даже Ритель на этот раз мышление не подвело.

‒ Не стойте столбом! ‒ рявкнула я охрипшим голосом. ‒ Угорим сейчас все!

К двери ломанулись все девы разом. С таким энтузиазмом можно было бы попробовать и совсем ее с петель снести. И нам это почти удалось, если быне щелкнул, наконец-таки, замок, и на пороге не возник Эйдан Деннели собственной персоной.

‒ Дамы? ‒ бывший инквизитор попробовал заговорить с нами, но не тут-то было. Волна перепуганных девиц ломанулась вперед, снося все на своем пути. Даже меня швырнуло прямиком в объятия Деннели, а потом подхватило и его самого.

‒ Пожар! ‒ верещали девы, вместо того, чтобы спасаться бегством, они разбежались по коридору, дергая все двери подряд. ‒ Спаси-ите! Помоги-ите!

‒ Мне казалось, что для спасения меня одного вполне достаточно, ‒ прокряхтел Деннели, пытаясь устоять на ногах и при этом зажимая меня в своих лапищах.

Только сейчас обратила внимание, что лицо его было наспех вытерто от копоти, а под носом спеклась кровь.

Что тут творится, вообще?!

‒ Девушки ждали остальных лордов! ‒ я гордо попыталась выпутаться из его рук, но тщетно, захват был просто медвежьим. ‒ А явились вы один.

‒ Что? ‒ на лице бывшего инквизитора, сквозь копоть и грязь, отразилось удивление. ‒ Прямо всех?

‒ Ага, всех, ‒ кивнула в знак согласия. ‒ Но раз уж явились вы, так спасайте! Хватит меня обжимать!

‒ О, несравненные дамы… апчхи! ‒ на горизонте в клубах едкого дыма нарисовался, не кто иной, как его прекрасное величество. Выглядел он весьма потрепанно, но улыбался так, будто только что напялил на себя новейший костюм и разрешил острейший политический вопрос. Однако, девушки и правда перестали носиться взад-вперед, остановившись возле Бальтазара.

‒ Этот мужественный господин сопроводит нас всех к столь желанной свободе! ‒ пользуясь моментом, кузен указал в сторону Деннели. ‒ Прошу все следовать за ним.

‒ Ну, герой! ‒ отозвалась Вильда, держа наготове спицы. ‒ Веди нас к свободе.

‒ И прекрати лапать мою кузину, Эйд, а то она задохнется.

Я и правда почти задохнулась, от дыма уже болела и кружилась голова, поэтому Деннели не стал никуда меня выпускать, он просто подхватил меня на руки и отправился к желанной свободе. Хотелось возразить, но накатившая слабость не дала произнести ни слова. Интересно, если все девицы попадают без чувств, Деннели так же станет каждую выносить на руках? Или это я такая слабачка, что меня слегка тут приобняли, и я расплылась от чувственности.

‒ Где же лорды? ‒ сквозь затуманенное сознание раздался обеспокоенный девичий возглас. ‒ Почему они за нами не пришил?

Какой извечный вопрос…

‒ Они тушат пожар, моя милая! ‒ по голосу Балти стало ясно ‒ он врет. ‒ Все лорды собрались и активно спасают ваши жизни, верьте мне, душа моя.

А вот теперь уже не врет. Странно.

‒ Как благородно! ‒ голос Ритель уже вклинился в мое уползающее сознание.

‒ Точно! ‒ даже представила, как Балти честно кивает головой. ‒ Я вот тоже тушил, как видите, но меня прогнали!

‒ Видно, было за что, ‒ пробурчал Эйдан себе под нос, но я-то услышала. Его взор обеспокоенно впился в меня холодными кристаллами. ‒ Как вы?

‒ И все же… что случилось? ‒ проигнорировав его вопрос, мой севший голос едва продрался сквозь слезы.

‒ Да ничего необычного, ‒ пожал плечами лорд Деннели. ‒ На нас просто напали! Ты… как?

Интересно, когда мы успели перейти с бывшим инквизитором на «ты»?

Глава 8

Падала я очень долго. Летела в самую пропасть, будто бы оступилась на краю и не смогла удержаться за руку того, кто тянулся ко мне. Лицо его по-прежнему было скрыто в тени.

Было страшно разбиться. Казалось вот-вот я ударюсь спиной о землю и разобьюсь. Страх холодной волной пробежал по позвоночнику, заставляя поджать колени к животу.

‒ О, очнулась! ‒ почему-то я совсем не разбилась о земную твердь, даже наоборот ‒ спина почувствовала податливый пух перины. А перед глазами, как только они открылись, возникло лицо Бальтазара.

Даже не знаю, что было бы лучше ‒ разбиться, или вот так столкнуться с родственником, который, судя по всему, был весел и при полном параде.

 ‒ Ну и напугала ты нас! ‒ голос его казался таким громким, что в голове зазвенело. Кузен почти светился, словно начищенный полиролью сапог, от чего прямо глазам стало больно.

Я поморщилась.

‒ Чего кривишься? ‒ недовольно осведомился кузен. ‒ Мы тут из-за нее с ума сходили, а она еще и недовольна.

‒ Бал-ти… ‒ голоса у меня не было, зато сипение осталось. ‒ Не ори.

‒ Кто орет?! ‒ глаза кузена вылупились и, казалось, вот-вот выпадут из глазниц.

А я снова поморщилась ‒ возмущался он мне почти в самое ухо. От чего моя голова гудела площадным колоколом в праздничный день.

‒ Я ору?! ‒ Балти жеманно схватился за голову, изящно оттопырив мизинчик. ‒ Всю ночь я без продыху просидел у твоей постели, а ты, неблагодарная девчонка…

‒ Ваше величество, ‒ голос был сдержанным и спокойным, а еще он прозвучал словно шепот заплутавшего ветра из прошлого.

Будто бы я снова, как и много лет назад, оказалась в предвечном лесу. Неужели, это говорит он ‒ мой спаситель? Такого ведь не может быть!

Я обернулась на голос.

Великий Рагор! Это могли быть лишь видения, возбужденные едким дымом.

‒ И правда ведь, громко разговариваете, ‒ из тени выплыла широкоплечая фигура лорда Деннели.

Он улыбался, хоть и выглядел невероятно усталым. И почему-то от этой улыбки мне стало не по себе. Эйдан преобразился, черты лица смягчились, морщины на лбу разгладились. Боги, до чего же он хорош собой! Даже темная борода теперь его не портила и смотрелась вполне естественно на загорелом лице.

Взор Деннели упал на меня. В черных глазах полыхнуло пламя. Но только на мгновение. Почувствовав, как мое лицо вспыхнуло от смущения, я поспешила отвести глаза. Унять бы еще затрепетавшее сердце.

Надо же, инквизитора приняла за совсем другого человека.

‒ Да ну вас! ‒ недовольно насупился Бальтазар, которому не уделили надлежащего внимания. А ведь сейчас выглядел действительно прекрасным в отличие от бывшего инквизитора. ‒ Ладно, жива и слава Рагору! Напугала только всех до полусмерти.

‒ А что-было-то? ‒ мой голос совершил прогресс, и я уже не сипела, а благополучно хрипела. ‒ Где мы?

‒ В Уорлоке, ‒ поспешил сообщить кузен. ‒ Ты так всех напугала, что это неотвратимо ускорило процесс нашей переправки порталом прямо сюда.

Ну надо же! Я даже призадумалась. Выходит, чтобы наши правители раскошелилось на портал, надо было умереть. Очаровательно ‒ обязательно учту этот момент.

‒ Что со мной было? ‒ в гортани словно еж ворочался, от усилия даже слезы на глаза наворачивались.

‒ Да так, недоразумение! ‒ хохотнул Балти. ‒ Но лорд Деннели тебе все объяснит. А я пойду проверю, как там дядюшка Хаттар. За одно, распоряжусь на счет чая и горячего бульона для тебя, Риад?

Какая немыслимая забота! Я даже утерла скупые слезы, которые все равно норовили политься из глаз.

‒ О чем он? ‒ я повернулась к лорду Деннели, когда кузен выпорхнул из покоя. ‒ И вообще, что произошло? Как остальные девушки? Они живы и где…

‒ Тише, ‒ Эйдан приложил большой палец к моим губам, как в прошлый раз и наклонился. ‒ Тише.

Можно подумать, я поднимаю шум своим сипением.

‒ Вам не стоит перетруждаться, ‒ снизошел до пояснений бывший инквизитор, а его палец скользнул по моим губам, и вот уже теплая шершавая ладонь ложится мне на щеку.

Лорд Деннели явно умел своими действиями доводить неопытных девиц до инфаркта. Сердце ухало в груди очень громком.

‒ Что вы делаете? ‒ спросила шепотом, оказалось шептаться очень даже выгодно и удобно ‒ не надо прилагать таких чудовищных усилий. И соответствует обстановке.

‒ Радуюсь, Риад, ‒ он опять улыбнулся.

Ой, мамочки! Я за всю свою жизнь ни одного мужчину не подпустила к себе так близко, как его. И вот результат ‒ я таю, словно снежинка в объятиях лорда Деннели.

Это такая насмешка судьбы. Или ведьмы и правда настолько неразборчивы?

‒ И чему это вы тут так… радуетесь? ‒ старалась быть дерзкой хотя бы на язык, раз мозг совершенно перестал мне помогать выстраивать барьеры против инквизитора.

‒ Вот этому, ‒ рука Эйдана переместилась с моего лица к шее, а затем, зацепив ворот ночной рубахи, оттянула его вниз, оголив плечо и знак печати на нем.

‒ Да что вы себе позволяете?! ‒ шепот получился гневным и возмущенным.

Надо же, каков нахал!

‒ Я радуюсь! ‒ повторил свои слова инквизитор. ‒ Ведь это значит, что вы по-прежнему принадлежите мне…

‒ Ч-что?! ‒ я была не просто в ужасе. ‒ К-как… вы смеете!

Рука непроизвольно поднялась, чтобы ударить лорда по наглой физиономии.

‒ Не спешите, ‒ сказал Деннели шепотом и… о, Боги! Провел пальцем вдоль моей ладони, а потом поцеловал в основание кисти, где билась тонкая жилка. ‒ Возможно, если вы кое-что узнаете, то поймете меня. А может и нет. В любом случае ‒ решать только вам.

Хитрый какой! Довел меня до такого состояния своей лаской, что я готова согласится на все. И почему он так на меня действует? От одного только легкого прикосновения его губ, по руке разбежались орды мурашек. Это тоже один из изощренных способов пытки, что практикуют служители дыбы и эшафота?

Безумец он. А я дура!

‒ Для начала, ‒ с трудом подбирая слова, прохрипела я. ‒ Снимите эти позорные печати! Из-за них я не могу нормально колдовать.

Реакция бывшего инквизитора на мою просьбу поразила. Он принялся осматривать мои руки и плечи, дергая на мне рубашку. Это уже ни в какие ворота…

‒ Как я полагаю, на вас стоят все семь? ‒ после осмотра у лорда вытянулось лицо, а в глазах застыло удивление, в то время как я боялась задымить от злости.

‒ Правильно полагаете! ‒ вспылила я, вырвав у нахала свои руки, голос возвращаться не спешил. ‒ И можно уже как-то с этим разобраться? А то моя жизнь превратилась в сущий кошмар! Как можно быть таким бессердечным человеком?!

‒ Не возмущайтесь понапрасну, Риад! ‒ он назвал меня по имени, и отчего-то подумалось, что оно звучит в его устах как-то по-особенному. Не иначе, как угарные пары пожарища отравили не только мое тело, но и разум. ‒ Не моя вина в том, что печати легли произвольно, как нет в том вины и вашей. Если бы родственники должным образом заботились о вас.

‒ Ничего подобного! Мои родственники очень хорошо заботились обо мне. Просто…

Ну не говорить же ему, что позорно попалась на уловку канцлерской дочери и проиграла фант, ценой которого стала моя жизнь.

‒ Просто так вышло, ‒ я опустила глаза. ‒ Это я сама во всем виновата, потеряла защитный артефакт.

‒ А по правилам вы не должны были его носить, ‒ Эйдан приподнял мой подбородок своими теплыми шершавыми пальцами. ‒ Надо было поставить в известность службу инквизиции, и вас бы направили на обучение.

‒ Тетя не хотела расставаться со мной! ‒ выкрикнула я в сердцах. ‒ Как вы не понимаете, во дворце ей жилось несладко. У нее не было родных и близких, кроме меня… ну, и Балти, конечно. Просто Бальтазар наследник, его очень рано забрали у тети, а она скучала и страдала в одиночестве…

‒ Поэтому завела себе зверушку! ‒ тон Деннели стал жестким, а моя рука в очередной раз взметнулась вверх, на этот раз достигнув цели.

Раздался хлопок. Повисла тишина.

‒ Я могу добавить, ‒ зло прошептала в лицо мужчины. «И будь, что будет» ‒ это уже подумала про себя.

‒ Не стоит, ‒ спокойно отозвался бывший инквизитор. ‒ В любом случае, останусь при воем мнении, а вам, судя по всему, бесполезно что-либо доказывать.

‒ Снимайте печати! ‒ на этот раз руки протянула так, чтобы печати на внутренней стороне запястий были ему видны.

‒ Прямо сейчас? ‒ темная бровь на лице Эйдана взметнулась вверх, а на губах заиграла ехидная улыбка.

 ‒ А чего-ждать-то?

Ну вот к чему все эти его ухмылочки? Хочет потом тушить горящие портки?

‒ Печати на месте! ‒ продолжала убеждать Деннели в необходимости немедленного снятия ограничений моего дара. ‒ Инквизитор тоже имеется. Приступайте!

‒ Всему своё время, ‒ мужчина накрыл мои руки своею лапищей и опустил их вниз, подальше от своего лица. ‒ Понимаете, здесь есть один нюанс…

‒ Деннели, ‒ угрожающе прошипела я сквозь зубы. ‒ Либо вы снимите их сейчас, либо я выцарапаю вам глаза. Выбирайте!

‒ Придется выбрать второе! ‒ король, которого не ждали, стоял в дверях моего покоя с подносом в руках.

‒ Балти… ‒ простонал инквизитор и обреченно опустил голову. ‒ Черт… как не вовремя!

‒ Ну-ка объясните мне оба, что все это значит? ‒ я вскочила с постели, чтобы и правда не вцепиться в лицо Деннели.

‒ Видишь ли… ‒ только его мерзкое величество вознамерился мне все объяснить, как Эйдан подорвался с постели вслед за мной, словно его прямо перина покусала.

‒ Не смей! ‒ окрик инквизитора на Балти был полон открытой угрозы. ‒ Не смей, слышишь, вообще это произносить вслух!

‒ Да что здесь происходит? ‒ совсем растерянно переспросила. ‒ О, чем я не должна узнать?

‒ Не переживай, дорогая! ‒ кузен не повел и бровью, наоборот бойко двинулся ко мне и протянул поднос. ‒ Я тут тебе бульончика принес, чтобы ты подкрепилась. К тому же, госпожа Матаир заверила меня в том, что голос после него к тебе тут же вернется.

В заверениях Хатры я сильно ошибалась, но вот есть хотелось весьма.

Деннели словно попустило, и он опустошенным взглядом смотрел перед собой, словно расслабился. А вот я нет.

‒ Так чего же мне нельзя знать? ‒ решила проявлять характер до последнего, стала расхаживать по комнате совершенно позабыв о том, что на мне лишь короткая сорочка.

Мужчины поспешили отвести взоры, а мне даже не чем было прикрыться. Чтобы не лезть обратно в постель стащила покрывало, завернувшись в него, как в плащ. Определенно, так было даже лучше.

‒ Не говори ничего! ‒ инквизитор умоляюще посмотрел на короля.

‒ Эйд, она все равно рано или поздно должна обо всем узнать, ‒ эти слова звучали почти разумно из уст Бальтазара, если бы я хорошо не знала самого Бальтазара. ‒ Сейчас уже даже поздно. Ведь не строй мой батюшка из себя барана… то есть, не будь он через чур упрям, вся эта ситуация разрешилась бы еще тогда.

‒ Балти, не томи! ‒ не выдержала всех разглагольствований кузена. Вот кто мог поспорить с инквизитором в изощренности пыток. ‒ Говори скорее!

‒ Понимаешь…

Новый стон инквизитора отвлек его бестолковое величество. На всякий случай запустила в Деннели подушкой, чтоб не мешал. Но подушка был схвачена и возвращена на место одним движением инквизиторской руки.

‒ Э-э-э… ‒ наблюдавший за нашими пассажами король, попытался вернуться к утраченной было мысли. ‒ Ты так усердно просишь Эйда снять с тебя печати, даже не подозревая, что это безумно неприличная просьба.

Выкрутился-таки, подлец!

‒ А поставить их на меня было очень прилично?

‒ Это случилось непроизвольно! ‒ воскликнул Деннели, а в его голосе послышалось отчаяние. Мне стало его от чего-то даже жалко. Неожиданно по отношению к инквизитору.

‒ Пойми же ты, наконец! ‒ снова заговорил Эйдан. ‒ Это не те печати, про которые ты думаешь!

Я совсем перестала понимать то, о чем говорил инквизитор.

‒ Но из-за них я практически не могу колдовать…

‒ Эйд… ‒ на этот раз Балти выглядел серьезным, он отставил поднос, забрав оттуда кружку с бульоном, направился ко мне. ‒ Видишь ли, малыш, это печати не ведьме, а возлюбленной. Своего рода метка от измены.

‒ Что?!

‒ Вот попей-ка, тебе полезно будет, ‒ кузен заботливо протиснул мне в ладони кружку с густой жидкостью. ‒ Понимаешь, если бы ты проявила смекалку, то сняла бы эти печати сама.

‒ Как…

‒ Боги! ‒ еще немного, и король в раздражении опрокинет кружку мне на голову. ‒ Ты точно училась премудростям у знаменитой Хатры Матаир или только пыль смахивала с ее вековечных комодов?

‒ Ваше величество, ‒ инквизитор приблизился с серьезным и почти виноватым видом. ‒ Позвольте, я сам все объясню, леди Невиль.

‒ Ты так долго объяснялся, что уже бульон остыл! ‒ посетовал Балти, словно курица-наседка, пытаясь в меня влить хоть толику жидкости. Пришлось поддаться: само величество старается во благо моего здоровья.

‒ Но это моя проблема…

‒ Нет! Это проблема идиотизма моих родителей, ‒ лицо короля было серьезным. ‒ Если бы не их дурость неимоверная, сейчас вот этой вот глупости не было.

‒ Дай мне с ней поговорить!

‒ Видишь ли, Риад, ‒ не обращая никакого внимания на Деннели, продолжал говорить Балти. ‒ После того, как на тебе проявились печати, Эйдан, как приличный человек, должен был на тебе жениться.

Слова стали доходить словно сквозь вату. Голова пошла кругом, лица кузена и инквизитора стали расплываться перед глазами. Я даже попробовала сморгнуть раз-другой наваждение, но не помогло.

‒ Что, впрочем, он и собирался сделать, ‒ голос Бальтазара издалека пытался донести до меня некую суть, но я уже слабо понимала, какую именно. ‒ Однако, у моего батюшки на него были совсем другие планы… как и на тебя.

‒ Какого черта?! ‒ уже не видела лица Эйдана Деннели, но еще узнавала его слишком низкий голос.

‒ Я не виноват! ‒ а вот это уже Балти оправдывается. ‒ Это все ведьма придумала, сказала влить в Риад любыми способами, вот я и постарался.

Вот я дура такая! Знала, что ведьминым бульонам доверять нельзя ‒ что они не варят, все равно получается зелье. И Балти… ох и задам я ему, как только проснусь…

‒ Почему же она сама не напоила девушку? ‒ продолжал злиться Деннели.

‒ Ну, кузина доверяет только мне, чем я безоговорочно и пользуюсь. Пусть отдохнет, ее завтра ждет тяжелый день, а Риад еще не до конца восстановилась.

‒ Что? ‒ едва доходящий до разума голос Эйдана звучал зло. ‒ Все ваши планы?

‒ Еще какие! Но в разбитом состоянии ее видеть не должны.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю