332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Норберт Ноксли » Глаз дракона » Текст книги (страница 3)
Глаз дракона
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:48

Текст книги "Глаз дракона"


Автор книги: Норберт Ноксли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 5 страниц)

Маро, как и было велено, поджидал у пролома с лошадьми. Конан запрыгнул в седло и вдруг услышал за спиной страшный шум – это рушился полностью прогоревший трактир.

Варвар на мгновение задержался, любуясь зрелищем и теша себя мыслью, что его противник остался там, под полыхающими развалинами.

Глава пятая

Все королевские службы и дознаватели, понукаемые взбешенным правителем, сработали четко и слажено – уже к концу того дня, когда киммериец вырвался из города, ни у кого не оставалось сомнений, что именно он, вместе с предателем-магом Андаром, причастны к краже. Король, бледный от бешенства, поклялся разыскать воров, чего бы это ему ни стоило, подписал приказ о том, чтобы все силы бросить на поимку беглецов, и вскоре большая часть городского гарнизона, находившегося в боевой готовности, выступила в поход.

И вот, изрядно потрепанное, но все же одержавшее победу королевское войско стояло лагерем рядом с пепелищем бандитского городка.

В шатре командующего в это время шел разговор. Говоривших было двое: королевский полководец и тот самый офицер, что сражался с Конаном в трактире. Вид у офицера был неважный – его привели к генералу сразу после боя, и он еще не успел привести себя в порядок. Он был весь в крови, саже и копоти, которые так и не успел смыть.

– Болван, ты проиграл бой какому-то варвару! Ты загубил весь отряд! Из-за этого приказ короля не был выполнен! Твоя оплошность позволила этому ублюдку скрыться! Ты же знаешь, Тарин, он был нужен нам живым или мертвым!

Признавая свою вину, гвардеец склонил голову, и полководец чуть смягчил свой тон:

– В общем, так. У тебя есть последняя возможность оправдаться. Этот варвар вырвался из города. С нами здесь лучшие следопыты – я уже послал их в обход стен города, а потом, когда они закончат свою работу, вышлю несколько отрядов по тем следам, которые они найдут. Ты возглавишь один из этих отрядов.

– Слушаюсь! – щелкнул каблуками Тарин, придавая себе бравый вид и с наслаждением представляя, что он сделает с варваром, если отыщет этого негодяя.

Генерал критически осмотрел приосанившегося офицера:

– Только сходи сначала к лекарю, вояка, а потом уж набирай отряд. Все, можешь идти.

Примерно в это же время, приблизительно в трех лигах от Адона, у Горного тракта шедшего через Карпашские горы в Офир и Коф, стали лагерем Конан и Маро, взявшие передышку для обсуждения своего дальнейшего пути.

– Да там был настоящий ад, почти никто из наших не ушел оттуда!..

Киммериец пожал плечами, его волновали более насущные проблемы, чем смакование подробностей недавнего боя.

– Мы ведь ушли! А это самое главное, не так ли? Скажи-ка лучше, ты знаешь здесь где-нибудь укромное местечко?

– Знать-то знаю, и даже не одно, только зачем? Сейчас, по-моему, самое время драпать отсюда со всех ног, пока не замели или не пристукнули, потому что в Заморе для нас явно наступают не лучшие времена.

– Вообще-то, я и сам так думаю, но видишь ли, я должен встретиться с одним своим знакомцем... – сказал Конан и замолк.

Маро, не дождавшись продолжения фразы, переспросил:

– Ты что, должен встретиться с ним в каком-то назначенном месте?

– Нет.

– Так как же он найдет тебя в этой неразберихе?! Я же говорю – надо драпать.

– Нет, этот – найдет, – произнес варвар с недоброй усмешкой.

– Как? Твой дружок – колдун, что ли?

– Угадал, – коротко ответил киммериец.

– Серьезно? Ну-ну... – с какой-то непонятной интонацией сказал мошенник и замолк.

– Надо бы послушать, не едет ли за нами кто, – меняя тему разговора сказал Конан и припал к земле. Когда он поднялся, на суровом лице его была тревога

– От Адона слышен перестук копыт, они уже совсем близко... идут, судя по всему, по нашим следам. Их там, я думаю, десяток-полтора. – спокойно пояснил он вопросительно взглянувшему на него Маро.

– Надо быстрее уходить! – всполошился мошенник – Живо на коней, Конан!

– Ну уж, нет, – спокойно ответствовал киммериец – Ты что, не слышал, я же сказал, что там их всего около десятка... К тому же, я предпочитаю решить это дело сразу, в открытом бою, чем позволить им топать за нами и дальше, чтобы они подкрались ночью и перерезали нам глотки! У нас есть еще время, успеем подготовить засаду! Уводи коней в бурелом... И морды им завяжи! – крикнул он уже вслед Маро, бегом бросившемуся исполнять поручение.

Оставшиеся мгновения, как всегда перед боем, для Конана, устроившегося под прикрытием густой листвы, едва ползли, и киммериец даже успел чуть заскучать, когда наконец из-за ближайшего дерева на поляну выехал головной конник заморийского отряда.

По странному стечению обстоятельств, это оказался никто иной как Тарин.

Конан собирался пропустить отряд мимо и ударить им в спину, – но тут у Маро, сидевшего на соседнем дереве, не выдержали нервы. Парень начал бой раньше, и совсем не так, как планировал киммериец, срывая его замысел: из густой листвы внезапно вылетел дротик (изрядный запас которых приятели обнаружили в седельных сумах угнанных лошадей), – и передний гвардеец упал с коня, схватившись за пробитое горло. Все на миг застыли, но солдаты сразу же рванулись на поляну. Тут и киммерийцу ничего не оставалось, как метнуть свой дротик, насмерть поразив второго воина, и спрыгнуть с дерева. В прыжке он сделал выстрел из арбалета – удачно!

Конану удалось ловко вогнать еще один дротик в бок неосмотрительно подставившемуся гвардейцу – маленькое копье пробило кольчугу, и воина буквально вынесло из седла. Но остальные дротики пришлось бросить: наступила пора мечей.

Тарин бросил на него коня, вложив всю силу в удар клинком, Конан уклонился, пропустив его мимо себя, и швырнул офицеру в затылок свой арбалет, надеясь если не оглушить, то хотя бы попасть почувствительнее, и сшибся с четырьмя воинами. Прыжок, удар – один из гвардейцев валится на траву с пропоротой кольчугой и грудью. И тут же в прыжке киммерийцу пришлось немилосердно изогнуться, валясь на землю, спасаясь от свистнувшего перед самым лицом клинка – да, королевские гвардейцы были настоящими мастерами боя!..

Киммериец вскочил и вновь повалился в траву, уходя от меча Тарина. Офицер, воспользовавшись этим, тут же спрыгнул с коня. Варвар, изловчившись, перекинул гвардейца через себя и нанизал на меч одного из его подчиненных, зашедшего сзади. Прыжок, удар ногой, удар – и еще один гвардеец попрощался со своей головой.

Наступила краткая передышка. Последний противник Конана отпрянул, сторожа его взглядом. Тарин только начинал подниматься и пока не спешил лезть на меч варвара. Пользуясь полученной передышкой, киммериец поискал глазами Маро.

У шадизарца дела шли не так хорошо, как у Конана. Очередной противник от дротика уклонился, и Маро остался один против двоих. Ему повезло, что воины Тарина до сих пор не успели разобраться, кого следует взять живьем, а кого можно и убить. Воспользовавшись их замешательством Маро, сумел всадить свой клинок в живот одного из гвардейцев, но второй, решив больше не церемониться, умелым движением выбил меч у него из рук. И сейчас Маро в отчаянии пятился, предчувствуя скорый конец...

А в это время на арене событий появились новые действующие лица...

Круговерть боя вынесла противников почти к самому Тракту, и потому во внезапно наступившей тишине стук лошадиных копыт за ближайшим поворотом был прекрасно слышен. Все насторожились. Но не успел еще неизвестный всадник, судя по стуку копыт, ехавший быстрой рысью, вынырнуть из-за поворота, как вдруг над полем боя стремительно начала сгущаться чернота. Это не тучи закрыли небо, это было не солнечное затмение... нет, словно черный туман наплывал со всех сторон, поглощая все вокруг.

Обе противоборствующие стороны заметно растерялись. Воин, обезоруживший Маро, даже отступил на несколько шагов, присоединившись к своим товарищам.

– Командир, тут какое-то колдовство! Надо уходить!

Конан был полностью согласен с воином Тарина.

– Проклятье, ведь сейчас ясный день!.. Маро, веди коней!

– Ну уж, нет! Стой варвар! – заревел Тарин, готовый броситься на киммерийца.

Но тьма уже сгустилась настолько, что даже варвар, видевший в темноте, как кошка, не мог различить фигуру своего противника. Последнее, что слышал киммериец, были слова офицера:

– Ладно, уходим! Если это колдовство, то мы тут все равно ничего не сделаем!

Конан не стал дожидаться продолжения речи Тарина, он уже нахлестывал коня, уносясь вдаль по тракту.

Варвар, не видевший ничего в такой темноте, попросту бросил поводья, предоставив возможность выбирать направление своему коню.

Пара минут бешеной скачки – и киммериец на полном скаку вывалился из непроглядной черноты. Не было никакого перехода от тени к свету, никаких полутонов... Все равно как выпрыгнуть из воды – только что была тьма, но стоило сделать лишь шаг, и он попал в солнечный день. Конан осадил коня, ожидая Маро, который через секунду тоже появился из гигантского темного шара.

Да, это выглядело в точности как огромный сферический сгусток мрака, диаметром в добрых четверть лиги... Каким-то странным чутьем варвар ощущал, что им с Маро крупно повезло – они успели покинуть шар, пробив еще не сгустившуюся до конца перемычку между светом и тьмой. Откуда-то Конан знал, что останься они внутри еще хотя бы на миг, и им было бы уже не выбраться оттуда...

Впрочем, он не собирался задерживаться здесь и рассуждать об этом. Варвар развернул лошадь и тронул за плечо Маро, завороженно глазевшего на пятно черноты... И вдруг остановился. Прямо перед ним, на расстоянии нескольких десятков шагов, верхом на лошади неподвижно сидел незнакомец. Высокий, бритоголовый, бронзовокожий – весь его облик говорил Конану, уже сталкивавшемуся с подобными типами в Шадизаре, что перед ним стигиец. Незнакомец сидел и неотрывно смотрел на варвара,

– Ну что, киммериец, ты сам отдашь алмаз, или мне придется забрать его силой? – на чистом заморийском произнес бритоголовый. От незнакомца явственно веяло Силой, недоброй и могучей...

– Ты кто такой? – хрипло спросил киммериец, краем глаза отметив, что Маро уже положил руку на один из своих кинжалов. Чутье подсказывало Конану, что этот стигиец будет поопаснее всех, с кем он дрался в последние дни. И, похоже, гаадизарец придерживался того же мнения.

Незнакомец ответил. И странно – хотя их разделяло немалое расстояние, а стигиец говорил негромко, но его слова прозвучали отчетливо, словно он стоял совсем рядом..

– Я Тот-Амон, повелитель Черного Круга. Впрочем, это вряд ли что-то скажет тебе, юный варвар.

Тот-Амон ошибся, кое-что это Конану все же говорило. О зловещих магах Черного Круга и об их предводителе ходило немало легенд; упоминал о нем, кстати, и тот же Андар, заявивший, будто стигийцы готовы на все ради шадизарского алмаза... Но с этой проблемой он обещал разобраться сам.

Как видно, не получилось...

Киммериец замешкался, отчаянно пытаясь придумать выход из сложившейся ситуации – драться с магом ему вовсе не улыбалось. Тот-Амон тем временем уже поднял руку для какого-то заклинания, а Маро вытащил из ножен кинжал, прикидывая как бы его половчее метнуть.

И тут черная завеса за спиной варвара лопнула – и оттуда галопом вырвался еще один всадник. Конан оглянулся и оторопел – это был Андар. Кольцо на среднем пальце правой руки лучилось и сияло, как маленькая звезда. Все застыли – Маро опустил руку с ножом, Тот-Амон прекратил свои пассы. А между тем за спинами Конана, Маро и Андара таяла темная завеса. Очевидно, маг, прорвавшись сквозь нее, смог разрушить чары тьмы.

– Не смей, Тот-Амон!

Два мага застыли друг напротив друга. Правда, вид у Андара был довольно потрепанный: кожа набрякла, под глазами мешки, на лбу – крупные капли пота.

«Наверняка, это стук копыт лошади Андара мы слышали тогда, перед поворотом, – подумал варвар. – Если так, то долгонько же он добирался через эту темноту! Мы с Маро куда быстрее управились... Да и сил у него, похоже, это отняло изрядно.»

Заметил это и Тот-Амон.

– Не тебе ставить мне условия. Ты едва смог прорваться сквозь простенькое Кольцо Тьмы, где уж тебе тягаться со мной!

– Ну, это мы еще посмотрим. Киммериец, не вмешивайся. Это мое дело! – не оборачиваясь, бросил он Конану, уже поудобнее перехватившему меч.

И началось...

Тот-Амон выбросил вперед руку, сопроводив движение каким-то каркающим заклятьем, и перед лицом Андара тотчас материализовалось сотканное из темного тумана копье. Но колдун даже не шевельнулся, он вперился взглядом в копье, рисуя странные фигуры в воздухе, и в последний момент, когда копье уже должно было вонзиться в него, отрывисто бросил несколько странных слов – заклятье рассеялось, как клочок утреннего тумана под порывом ветра.

Стигиец, ничуть не обескураженный неудачей, уже начал творить новое чародейство, делая сложный жест рукой, когда Андар нанес ответный удар. Из его сложенных лодочкой рук вылетел маленький серый смерч, который становился все больше, по мере приближения к Тот-Амону. Но удар пропал втуне – стигиец успел завершить свой сложный жест, и с его руки сорвалась молния. Она врезалась в смерч, и оба сотворенных магией орудия исчезли в беззвучной вспышке, а придворного мага отшвырнуло в сторону.

Тот-Амон расхохотался, но при виде поднявшегося Андара умолк, занявшись совершением новых магических пассов. Стигиец поднял руку, и вокруг его ладони кляксой расползлась чернота. Медленно пали слова древнего наговора, и пятно тьмы поплыло к нанимателю киммерийца. Маг стиснул зубы и вдруг, повернувшись спиной к Тот-Амону, взмахнул плащом и исчез, а шар тьмы спокойно пролетел то место, где только что находился бывший придворный маг... Пролетел, и столкнулся с могучим старым дубом. Дерево разлетелось в мелкую щепу, заставив пригнуться Конана и Маро, а сгусток темноты исчез.

Андар появился на том же месте и тут же перешел к активным действиям, на этот раз уже без совершения всяких пассов – с его кулака сорвался прямой белый луч, причем киммерийцу показалось, что эта тонкая белая молния бьет прямо из перстня на пальце мага. И еще варвар чутьем уловил, что луч этот – оружие страшной силы... не хотел бы Конан оказаться на пути такого луча!

Но против Тот-Амона он оказался бессилен – из глаз стигийца вырвался зеленый луч, очень похожий на луч Андара и, наверняка, не менее смертоносный, – и столкнулся с молнией придворного мага на полпути между противниками.

Время словно замедлило бег, и над полем колдовского поединка повисла мертвая тишина; два столкнувшихся и застывших неподвижно луча выглядели словно длинная бело-зеленая веревка, натянутая между противниками. Никто из магов не шевелился, но со своего места Конан видел, как катились крупные капли пота по лбу Андара, как вздулись жилы у него на шее, выдавая сверхчеловеческое напряжение.

И вдруг, внезапно, замориец пошатнулся и сделал шаг назад. И еще один, и еще... Киммериец отметил, что зеленый луч заметно потеснил белый.

Варвар уже хотел спрыгнуть с лошади, гадая, что он может сделать, чтобы поддержать мага, остановить его отступление, – как вдруг зеленый луч рванулся вперед, словно вдавив белый обратно в перстень, и ударил по Андару. Замо-рийца на миг окутало облаком разноцветной, блестящей и искрящейся пыли. А когда через секунду его вышвырнуло из этого облака с неестественно вывернутой шеей и рукой, в обгоревшей одежде, Конану, кинувшемуся подхватить его, хватило одного взгляда, чтобы осознать, что магу он уже ничем не поможет.

Киммериец понял, что теперь надеяться больше не на кого. По счастью, он заметил, что после своей победы Тот-Амон устало опустил руки, словно воин после долгого тяжелого боя, и даже как-то сгорбился, – и варвар решил, что второго такого шанса у него, похоже, не будет.

И он бросил коня вперед, краем глаза заметив, что за ним поскакал и Маро с кинжалом в руке.

Тот-Амон поднял руку, готовя убийственное заклятье, что должно было стереть с лица земли двух дерзких людишек, осмелившихся противостоять ему. Глава Черного Круга потерял много сил, сражаясь с заморийским магом, но уж на то, чтобы уничтожить двух докучливых букашек, силы нашлись бы всегда. Он сотворил чары... но не произошло ничего! То есть, вообще, ничего: вся чудовищная сила заклятья, направленного на киммерийца пропала втуне, словно стрела ушла в «молоко»...

– О, Сет! Не может быть! Значит, Глаз Дракона признал его своим! Теперь придется действовать по-другому... – задумчиво пробормотал стигиец.

А варвар уже оказался совсем рядом...

Конан изо всех сил рубанул сверху вниз, но Тот-Амон, словно бы даже не глядя, отмахнулся, подставив под удар, способный срубить дерево, голую руку. Не успел варвар даже удивиться такой непростительной оплошности противника, как вдруг почувствовал, что меч вылетает у него из пальцев, и с трудом сумел его удержать. Ощущение было такое, словно клинок, вместо того чтобы легко перерубить податливую человеческую плоть, столкнулся с камнем...

Маро швырнул в колдуна свой кинжал, но тот, перехватив его в воздухе, вернул вору в броске. Замориец спасся, подняв лошадь на дыбы, – и бросок пришелся в горло скакуну. Лошадь умерла мгновенно. Маро даже не успел спрыгнуть, – животное придавило его всем своим весом, и, ударившись головой о камень, шадизарец потерял сознание. Впрочем, возможно, ему еще повезло...

Киммериец, ошеломленный, больше не спешил лезть в драку. Но Тот-Амон, похоже, не собирался давать ему передышки: колдун спрыгнул с лошади и пошел на киммерийца.

– Отдай алмаз – останешься жив, – внезапно остановившись, заговорил стигиец.

– Он не мой, – медленно ответил варвар.

– Тому, кому ты его вез, он больше не нужен. Теперь он мой. Отдай! – стигиец протянул

Конан, напрягшись, отрицательно покачал головой.

– Ты выбрал, – спокойно произнес черный маг и неторопливо пошел вперед.

Киммериец тоже спрыгнул с коня, перехватил меч поудобнее и приготовился к бою.

Первый удар стигийца пришелся с неожиданной стороны, раскрытой ладонью. Конан едва успел отмахнуться мечом. И еще раз, и еще. Удар, прыжок, удар, кувырок, перекат, удар... Никогда еще варвару не приходилось так драться за свою жизнь, никогда не случалось вести бой в таком молниеносном темпе, и никогда еще не было таким щемяще острым чувство удара.

И вдруг, из-за промашки киммерийца, меч неловко скользнул по руке Тот-Амона, и тот схватился за обоюдоострый клинок голыми руками и с нечеловеческой силой выворотил его из рук варвара. Конан, не теряя времени, отпрыгнул, хватаясь за кинжал, но скорость реакции оказалась недостаточной, и стигийский колдун все же успел задеть его шею.

Этого оказалось достаточно – от чудовищного удара киммериец потерял сознание, проваливаясь в тьму...


Глава шестая

Судя по всему, Конан очнулся довольно скоро, во всяком случае, Маро еще был без сознания. И первой его мыслью было: «Жив! Клянусь Кромом, я все-таки жив!» Действительно, он был жив, что, само по себе, казалось довольно странно. Почему Тот-Амон не добил его, пока он лежал без сознания? Наверное, посчитал, что его удар сразу сломал варвару шею...

И внезапно: «Алмаз! Алмаза нет!» Да, алмаза не было, и что еще хуже, не было и заплечного мешка с двумя сотнями золотых и драгоценностями из сокровищницы.

Киммериец уже привык считать эти деньги своими, и тут – на тебе! Впору завыть от бессильной злобы – проклятый колдун удрал, прихватив с собой, кроме алмаза и золота с драгоценностями, еще и лошадь Конана. Варвар закрыв глаза заскрежетал зубами. И вдруг услышал стон:

– Конан...

Киммериец мгновенно вскинулся. Так и есть, придворный маг был еще жив – чуть приподнявшись на локтях, он лежал и пристально смотрел на него.

– Конан, подойди...

Варвар в несколько шагов оказался возле умирающего, краем глаза отметив, что Маро тоже зашевелился и даже пытается вылезти из-под лошади.

– Конан, я умираю... Отомсти за меня этой стигийской собаке!..

– Он забрал алмаз, – угрюмо глядя в землю, произнес киммериец.

– Я знаю... Ничего, мне он, действительно, больше не нужен... Может, тебе пригодится... Отомсти!.. Он живет в Стигии, в оазисе Хаджар... Охраны там нет, только его колдуны и... – маг не договорил, но киммериец понял: Андар опасался, что если он скажет «чудовища и демоны» – киммериец испугается. Плохо же он знает варвара!...

– Убей его и возьми алмаз... У меня в седельных сумах... золото и камни... Все... мое...

В его речи появлялось все больше пауз. Конан, вообще, удивлялся, как он еще держится – на одной силе воли, должно быть.

– И... еще... возьми мое кольцо... это магический талисман... Оно... поможет тебе... выстоять... Все. Прощай киммериец! – Тело мага вы-

гнулось, и Андар навеки затих, устремив стекленеющий взгляд в низко нависшее небо. Варвар закрыл ему глаза и осторожно опустил тело на землю. Немного постоял над ним, отдавая дань падшему, и отошел, чтобы подобрать меч.

– Стоять!

Конан обернулся. Маро с кинжалом наизготовку подскочил к лошади Андара. Конечно, услышал про сокровища, и алчность тут же застила глаза...

Конан по инерции сделал шаг вперед.

– Стой тихо! Ты что, не слышишь? А то всажу нож в глаз по самую рукоятку! Золотишко мне и самому пригодится!..

Н-Нергал! Ну, и дела! И ведь смоется же! И не особенно-то и посопротивляешься – меч лежит в десятке шагов, а ножи этот ублюдок, и в самом деле, метает хорошо.

В душе киммерийца начала зреть глухая злоба – что же это, у него отобрали одно сокровище, а теперь собираются отобрать другое?! Надо что-то придумать...

– Отойди назад на десять шагов, да подальше от меча! – скомандовал Маро, взобравшись в седло и сняв с луки седла висевший на ней арбалет. Арбалет, как назло, был заряжен и взведен.

«Эх Андар...» – горестно подумал Конан. Если бы арбалет не был заряжен, то Маро мог бы отвлечься на его зарядку – операция непростая – и можно было бы рискнуть... А теперь наконечник стрелы смотрел варвару прямо в сердце. Так что киммериец вынужден был подчиниться.

– Смотри, не вздумай меня преследовать. Ну все, киммериец, прощай! Я скоро буду уже далеко отсюда...

Но внезапно Маро хрипло вскрикнул и зашатался, выронив нож, схватился за пробившую горло арбалетную стрелу, а через мгновение свалился с лошади.

Конан, не теряя ни секунды и не раздумывая, кто это ему так неожиданно помог, одним прыжком бросился к мечу, который успел схватить еще раньше, чем Маро упал на землю.

Эту услугу киммерийцу, сам того не ведая, оказал Тарин. Вместе со своими гвардейцами он угодил в колдовское кольцо тьмы и сумел вырваться из ловушки, чуть поодаль от Конана. Но солдаты его после такого испытания магией, наотрез отказались идти дальше и трусливо разбежались, невзирая на все угрозы и проклятия командира. Последний же теперь решил вмешаться – и для начала убрал шадизарского ублюдка, чтобы не мешал их разговору с варваром... что последнему было только на руку.

– Ну здорово, киммериец, – сказал Тарин, отбрасывая арбалет и перехватывая меч для лучшего удара.

У Конана даже отлегло от сердца. Во-первых, потому что офицер был один, и это сразу снимало некоторые лишние хлопоты. Во-вторых, потому что в него больше не целились из арбалета (что ни говори, а это довольно неприятно!), и в бою на мечах он имел все основания надеяться на победу. И, наконец, в-третьих, потому что избавившись от гнилого союзника Конан, похоже, мог теперь приобрести союзника надежного, с которым можно было бы и за Тот-Амоном гнаться...

Так что киммериец не только не бросился в атаку, но, напротив, отступил на шаг и опустил меч.

– Слушай, тебе ведь нужен алмаз, – бросил он небрежно, – так у меня его больше нет!

– Ну да! И куда же это он вдруг делся? Улетел? – хмыкнул Тарин без всякого доверия к словам киммерийца, но в глазах мелькнул интерес.

– Видишь вон того мертвеца? Ты приглядись – не узнаешь? – Конан надеялся на зрительную память Тарина: как-никак, офицер королевской гвардии должен был видеть Андара во дворце.

Тарин вгляделся:

– Андар... Маг Андар... Но что он здесь делает?.. Что с ним стряслось?!

– Сражался со стигийским колдуном, который напустил на нас эту тьму. Он-то и спровадил на тот свет Андара, и забрал алмаз. Я сам остался жив по счастливой случайности...

– Проклятый варвар! – прорычал Тарин, окончательно поверивший киммерийцу. – Как же мне теперь отобрать алмаз у колдуна, если уж он самого Андара одолел?! Да мне из-за тебя голову снимут! Ну, я сейчас тебя...

– Эй, потише! Слишком уж ты горяч! И вообще, послушай лучше человека, который может помочь тебе стать генералом...

– Это тебя что ли? – коротко и недоверчиво, но уже не зло хохотнул Тарин.

– Меня, – невозмутимо ответил варвар – Этот колдун удрал в Стигию вместе с алмазом. Значит, нам необходимо последовать за ним и алмаз отобрать...

– Нам? – прервал его офицер, но Конан, не обращая внимания, продолжал.

– ...Да, нам. Я обещал Андару отомстить за него. Он хоть и маг, но парень был неплохой... А мы, северяне, свое слово привыкли держать! К тому же, за то что вернем алмаз, король, наверняка, расщедрится на вознаграждение. Поделим пополам... ты не против? Чем плохой план?

Судя по всему, особых возражений у Тарина не имелось, и он уже почти был готов согласиться с доводами варвара.

– А если я попробую справиться без тебя? – для вида, он все же решил еще поторговаться.

– А как стигийца найдешь?

– А если вернусь с твоей головой? Мне за это многое спишется...

– Ну, в схватке ты меня вряд ли победишь... А если вернешься в лагерь с пустыми руками... Представляешь, что с тобой будет?

Судя по лицу Тарина – представлял. И не ждал от власть предержащих ни беспристрастия, ни снисхождения.

– Ладно... – наконец пробормотал он – Я согласен. Но ты смотри, варвар, если что...

– Да, конечно, – беззаботно отмахнулся киммериец – Лучше выступать немедля, а то, не ровен час, появятся твои приятели-гвардейцы, а нам это сейчас ни к чему. Пусть лучше считают тебя доблестным героем, уложившим в неравной схватке двух из трех преступников, то бишь Маро и Андара, и ускакавшим в погоню за гнусным варваром... а вот если увидят, как мы с тобой мирно уезжаем бок о бок со мной, то мигом запишут в предатели. Вот и все, поехали, а дальнейшую дорогу обговорим в пути.

Офицер кивнул, соглашаясь с доводами Конана. Киммериец задержался только на секунду – взять кольцо, завещанное ему магом, искренне надеясь, что оно поможет, а в следующий миг уже был в седле, устремив коня вслед за Тарином. Не меньше лиги новоявленные союзники проехали молча, словно притираясь друг к другу. Молчание нарушил Конан:

– Ну, и каким же ты видишь наш будущий маршрут?

– В Стигию, говоришь?.. Тогда отсюда по горам пройдем до самого Хоршемиша. Тут невдалеке есть прекрасная дорога, проходящая по самым удобным перевалам в горах. Потом от Хоршемиша по прямой к Эруку, второй столице Шема, ну, а оттуда уже не так далеко до Стигии.

– Хороший план, – одобрительно заметил киммериец, внимательно выслушавший собеседника – Вот только действовать мы будем не по нему.

– Это почему? – опешил офицер.

– Видишь ли, твой план хорош для обычного путешественника. А нам с тобой от королевских войск надо держаться подальше, ведь почтовые голуби летают быстрее нас... Хорошая дорога, говоришь... а кто же ею владеет?

– Ну, там и наши посты, и коринфийцев, и Кофа... – начал Тарин и осекся.

– Вот видишь! Ты думаешь, что их не оповестили? И еще одна небольшая поправка – и Хоршемиш, и Эрук будем обходить стороной, не заходя в сами города.

– А это почему?

– Везде есть соглядатаи. Особенно в столицах. Теперь их всех, наверняка, предупредят насчет нас... Зато в деревнях шпионов не бывает, да и постой там подешевле... Так что Эрук обойдем стороной, а там уже, действительно, и Стигия недалеко.

– Ну что ж... твой план неплох. – вынужден был признать Тарин.

– Вот и отлично. Да, пора выбрать место, где будем сворачивать. Это ведь уже горные отроги, а мы пойдем вдоль гор...

Четыре дня совместного путешествия по предгорьям прошли нормально – все редкие путники, которых они встречали, старались поскорее убраться с глаз двух здоровяков, увешанных оружием с головы до ног.

Они скрытно миновали посты заморийской пограничной стражи и вот уже третий день почти без остановок скакали по Кофу – большой густонаселенной стране с хорошими дорогами. До столицы Кофа, Хоршемиша, оставалось приблизительно два дня пути.

Тут, в восточной части Кофа, ночь наступала еще быстрее чем в Заморе, поэтому, когда на горизонте показались стены небольшого городка, судя по всему, размерами не больше сожженного Адона, напарники сочли это подарком судьбы.

Заплатив по серебряной монете скучающим стражникам у ворот и расспросив их о местоположении трактира, охотники за алмазом отправились туда. Там они разделились – Тарин пошел заводить лошадей в конюшню, а Конан отправился в трактир, чтобы снять комнату.

Через некоторое время, когда киммериец, уже договорившийся с трактирщиком, сидел за столиком, подоспел и Тарин, очевидно, уже устроивший лошадей.

– Слышишь, Конан, – начал он, едва успев усесться – не хочешь размяться, а?

– А что такое? – насторожился варвар.

– Да вот, когда заводил лошадей, два каких-то пса очень уж пялились на них. Не понравились мне их морды...

– А-а-а... – протянул Конан – Нет, не хотел бы.

– Почему? – искренне удивился Тарин – А я только собрался поразмяться... Неужели ты думаешь, что мы бы не справились с этими двумя? Да я бы их один на себя взял! Да, кстати, вон они сидят, косятся сюда. – Офицер ткнул пальцем.

– Еще бы! С этими двумя мы с тобой справимся и вместе, и поодиночке, – хохотнул Конан, бегло взглянув в ту сторону, куда показывал гвардеец. – Просто, видишь ли, я стараюсь, по мере сил, не ввязываться в мелкие неприятности, когда работаю в большом деле, а особенно, в таком, как это. Мелкие неприятности и оплошности губят большие дела – это тебе из моего личного опыта, и из опыта многих людей которых я знаю, и кому можно доверять. Вот представь – иду я на дело, скажем, воровать сапфировое ожерелье, и недалеко нужного дома случайно толкаю плечом какого-нибудь прохожего... На следующий день, если дело выгорит, начнут опрашивать жителей квартала, и тот парень вполне может меня вспомнить – ну, а дальше уже, как повезет дознавателю... Это я все к тому говорю, – продолжал он, потянувшись, – что лично мне или тебе не составит ни малейшего труда прибить этих двоих. Но я просто не хочу на середине пути посадить себе на хвост либо городскую стражу, либо воровскую гильдию. В общем, не хочу я в серьезном деле из-за глупой драки получить нож в спину или стрелу в затылок. Вот так-то...

– Ну да! А если они ночью заберутся в стойло?! – раздосадованно воскликнул Тарин.

– ...То перебудят всех лошадей, – прервал его Конан – К тому же, я взял комнату над самой конюшней, а сплю я чутко... Впрочем, если тебе невтерпеж, можешь покараулить. Но лучите пошли-ка спать. Нам завтра вставать и выезжать рано, – киммериец, в конце своей речи уже откровенно зевавший, поднялся, хлопнул Тарина по плечу и пошел к лестнипе. Помедлив немного, за ним последовал и гвардеец, кинув последний сожалеюще-кровожадный взгляд на своих так и не состоявшихся противников.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю