332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Басов » Воин Провидения » Текст книги (страница 3)
Воин Провидения
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:17

Текст книги "Воин Провидения"


Автор книги: Николай Басов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Они отошли от людей, окруживших принца, пытающихся на свой лад привести его в чувство. Кто-то из девушек расстёгивал ему рубашку, кто-то осторожно похлопывал по щекам, кто-то предлагал с поцелуем вдуть в грудь юноши как можно больше воздуха… У этих молодых людей было много времени на забавы, и они во всём видели лишь развлечения.

– Хорошо, идём в башню, – согласился Перес. После стычки с принцем он испытывал странное доверие ко всем действиям Трола.

– И ещё, – добавил Трол, – в «Голосистом петухе» остались мои пожитки, конь, деньги.

– Ты оставил там деньги? – удивился Приам.

– Я же не знал, где ты живёшь, а использовать магию не хотел. К тому же их никто не заметит, они под тюфяком.

– Под тюфяком? – удивился Перес, словно никогда не слышал о таком тайнике. Доверие к юноше у него явно убывало, хотя и непонятно почему.

– Ну не таскать же такую тяжесть? – Трол понял, что оправдывается. – А-а, в общем, ладно… Я потом сам схожу туда.

– Всё правильно, – прогудел Арбогаст. – Он же воин, а не купец. Был бы купцом, считал бы «тяжестью» меч с кинжалом.

– Сделаем так, – проговорил Перес, непонятно от чего вздохнув полной грудью. – Трол, после магической слежки, несмотря на тренировки, твоё состояние скорее всего будет далеко от идеала. Поэтому, Приам, пришли ко мне какого-нибудь юношу, я наложу на него маскирующее заклятие, он сходит в «Петух» и принесёт всё, что принадлежит Тролу.

– Да, – решил Приам, – так будет лучше всего.

Он тут же повернулся и пошёл к выходу из Сеньории. Когда-то он был солдатом и не привык терять время.

– А ты, Арбогаст, сходи-ка в кордегардию, найди ключ от башни. Да поторопись, Гифрул действительно скоро выйдет от короля.

Глава 5

Трол решил, что Перес, наверное, был прав, когда не пригласил его, собирающегося заняться слежкой за Гифрулом, к себе. Чужие магические следы и наводки, без сомнения, ослабили бы его способность следить из лаборатории за магическими всплесками в Кадоте. Что и было, кажется, главным делом придворного мага – ощущать, где и по какой причине в городе используется магия.

К тому же, как Тролу стало ясно после своего неудачного, как он полагал, вторжения в сознание Переса, ему было бы не под силу нейтрализовать любые нежелательные следы магии. У него просто не хватило бы квалификации на такую операцию.

И на башню Перес отказался подниматься – ему это было не нужно, да и неинтересно. Трола довёл до места Арбогаст. Он так пристально посматривал на стены, в которые были вмурованы широкие каменные ступени, что возникало подозрение – достойный командор побаивается высоты или ветхости кладки. Сам же Трол спешил так, что даже не огляделся, когда они пришли на самый верх. Он лишь выискал место почище, среди непонятных коробов и сундуков, половина из которых сгнила, вытащил старый, изъеденный молью и пропитанный пылью гобелен, сложил его в несколько слоёв, постелил у проёма, где воздух был свежее, с запахом водорослей, и уселся в позу глубокой медитации.

Арбогаст походил вокруг, не зная, что предпринять дальше. Наконец он решился:

– Голубей нет, лишь несколько воронов, но их можно не опасаться, они, кажется, ручные, живут тут испокон веку. – Он оглянулся на Трола, тот уже начал замедлять сердцебиение, чтобы войти в транс, из которого сможет контролировать внешнюю, дальнюю часть своего слуха и зрения. – Ладно, не буду мешать, пойду приведу слуг, чтобы они прибрали тут хоть немного.

Трол хотел сказать, чтобы он не торопился, а дал ему немного времени, но не сумел, терять расслабление и умственную концентрацию было жалко.

Командор ушёл, и тогда Трол окончательно отключился от всего этого пыльного и старого окружения. Он уже находился в мире, который располагался рядом с обычным миром людей, но куда не каждый мог войти и где невозможно осознать себя, если не умеешь управлять духом и мышлением так же, как боец управляет своим телом.

Снова, уже в который раз, он почувствовал, насколько в Кадете чисто, спокойно и в общем-то хорошо. Этот биополевой и эфирный климат делал слежку за владетелем Высокого Бора делом простым даже тут, в городе – самой неблагоприятной для дальновидения среде. Вернее, это было, конечно, утомительно и тягомотно, потому что в эфире тела имеют иное состояние, чем в физическом измерении, а значит, время тянулось для Трола как канат на туманной, бесконечной паромной переправе… Но ничего сложного в этом не было.

Гифрула он нашёл почти сразу, пробившись к нему через открытые окна какого-то небольшого кабинетика, в который после аудиенции с Тролом и его поручителями перешёл король Зимногорья. К тому же владетель Высокого Бора производил резко отличное от окружающих людей поле, как иначе горит костёр, чьё пламя подкрашивается солью, находящийся среди обычных, нормальных костров. В какой-то момент Трол вообразил, что это следствие его надменного, если не сказать наглого, самомнения. Но всмотрелся пристальней…

Сейчас в поведении Гифрула не было и тени надменности. Он держался скромно, пожалуй, даже слишком, почти робко, словно каждое мгновение сознавал – его могут на чём-то подловить, схватить и сразу же избавиться от него. И это будет всего лишь справедливо… Иногда он кланялся невпопад, и тогда Трол подумал, что этот человек не очень хорошо понимает сложившиеся у него с королём отношения. Это было тем более странно, что сам король оказывал Гифрулу всё положенное его титулу уважение.

Говорил король какую-то ерунду, без которой вполне можно было обойтись. Что-то о сборе налогов с северных земель, о каком-то слишком надоедливом откупщике, который выпотрошил несколько соседних княжеств и графств и теперь добивался, чтобы ему позволили запустить лапы в Зимногорье… Потом король довольно скучным тоном стал расспрашивать Гифрула, что тот думает о его племяннице, которой самое время выделять приданое, чтобы молодые люди начали обращать на неё внимание с целью продолжения рода. На это Гифрул ответил, что он и сам не прочь продолжить их род. Король поддержал его, уверяя, что он не только должен быть «не прочь», но и обязан это сделать.

Трол слушал всё это вполуха, не очень фиксируя внимание на том, что эти люди говорят. Ему казалось, он легко читает всё происходящее, правильно оценивает его… если бы не одна мелочь – пресловутое подобострастие Гифрула, для которого не было ни одной видимой причины. И тогда Трол, зная, насколько он сам не силён в этом приёме, попытался проникнуть в мысли обоих собеседников, хотя бы слегка, по касательной…

Но на Гифрула, как на Переса, был наложен какой-то очень мощный амулет, закрывающий его мысли и даже эмоциональное состояние, иногда позволяющее умному наблюдателю догадаться об этих скрытых мыслях. А король так вообще оказался прикрыт противомагической сигнализацией. Он сразу завертелся на своём стуле, потом осознал, что ему становится тяжело, жарко и душно, и тут же потребовал вызвать к нему мага.

Воспользовавшись случаем, Гифрул откланялся. А Трол, обливаясь потом, сидел ни жив ни мёртв, опасаясь, что вот сейчас вместо Переса, который ещё станет выслушивать какие-либо оправдания, к королю приведут другого волшебника, он по эфирному следу вычислит Трола, а тогда… И бросить нельзя, потому что Гифрул вышел из кабинета, спустился в один из боковых двориков королевского замка, где его ждали слуги с лошадьми, собираясь уезжать из Сеньории. Если сейчас его оставить, то потом найти уже не удастся.

Пока Гифрул отчитывал слуг, которые, разумеется, разбрелись по дворцу, краем сознания Трол попробовал вернуться в кабинет короля. Но теперь там был не только король, около него собрались трое магов, правда, ни один не напал на след Трола, в этом можно было быть уверенным. Потому что все трое были ещё слабее Переса, а самого чужеземца тут не было, и королю докладывали, что он заперся в своей лаборатории, отдыхая от каких-то операций с пришлым мальчишкой…

Трол догадался, что Приам выполнил просьбу мага прислать ему кого-то, чтобы заняться в общем-то Троловым делом. Тогда он обострил слух, чтобы попытаться понять, насколько серьёзно король расположен расследовать причины, вызвавшие его тревогу. И с облегчением услышал чуть усталый голос короля:

– Нет, поднимать его не нужно. Мне показалось, правда… Ну да скорее всего именно показалось. Это быстро прошло, так что причин волноваться не осталось.

– Но если это была попытка атаки, государь, – начал было один из троих магов, стоящих перед королём чуть не на вытяжку, – то время является тем фактором, который…

– Не время, а ваше умение не должно позволить проявляться ничему подобному, – отчеканил король. – А сейчас идите, я не нуждаюсь больше в вашей помощи.

Почти тотчас Трол почувствовал, что с Гифрулом что-то происходит. Что-то очень сложное, необычное, пожалуй, даже колдовское. Трол обострил своё видение, пытаясь понять причину этого волнения владетеля Высокого Бора, и увидел…

Две девушки. Одна из них одетая в зелёное, подчёркнуто простое платье, тёмноглазая, смешливая, которую Трол, кажется, видел во время нелепого поединка с принцем Колой, со странной смесью любви и зависти поглядывала на другую девушку, с длинной, почти до колена, очень толстой красивой косой. На девушку с косой также странно поглядывал и Гифрул, но у него интерес был окрашен во что-то неприятное, даже хищное и, безусловно, унизительное, прежде всего для девушки.

Трол попробовал вызвать звуковое сопровождение слежки, чтобы узнать, о чём все трое говорят, но не сумел. Способность подслушивать на расстоянии каким-то образом застряла в кабинете короля, и Трол не мог выдрать её оттуда. Должно быть, кто-то из магов попытался закрепить следы, напустил заговоров и заклинаний, и вот теперь у Трола возникли серьёзные неудобства.

Поэтому он, всё-таки не выпуская Гифрула и его слуг из поля зрения, должен был сосредоточиться на том, чтобы разрядить эту неприятность. Делом это оказалось непростым, пришлось размагнитить заклинание удерживания, потом выскользнуть из захвата, оставляя как можно меньше следов, потом протянуть эту способность, которая после всех операций не подчинялась почти никаким волевым усилиям… Но наконец он справился. До дома Гифрула оставалось уже не больше полминуты скачки, когда владетель Высокоборья стал отдавать новые приказы.

Он обернулся к одному из слуг и довольно внушительно что-то высказал ему, потом повернулся ко второму, добавил. Оба поклонились в сёдлах и тут же галопом умчались назад, в сторону Сеньории. Трол напрягся, ему хотелось услышать хоть несколько слов, хоть одно название или титул…

– …и найди мне Кочетыря, как можно быстрее и за любые деньги, – услышал он наконец слабый, не громче комариного писка, голос Гифрула. – Всё, скачи.

– Господин, позволь мне довести тебя до дома.

– Ничего со мной не случится, тут уже близко, – ответил Гифрул. – Скачи, сказал.

Слуга сорвался с места, словно его ожгли раскалённым прутом. А Гифрул подъехал к своему дому, зычно потребовал, чтобы отворили ворота, въехал в них…

И всё. Его способность подглядывать и слышать пропала. Весь дом, не в пример Сеньории, был под очень мощной защитой. Чтобы понять, что же всё-таки тут происходит, Трол, как птица на крыльях, поднялся выше и попробовал посмотреть через стену. Но когда он поднялся, стало ясно, что с его силами смотреть через эту защиту невозможно, она создавала такие наводки, что Трол не мог понять – господина он видит около лошадей или последнего конюшего, и вообще, видит ли он лошадь или просто непонятно как залетевший в замок порыв ветра разбросал плащ Гифрула.

Нужно было прекращать слежку, он уже устал, но почти ничего так и не добился. Трол подтянул поля внимания к себе, стараясь вместить слух в зону слышания, а зрение – в глаза. А то бывали у него при первых экспериментах самые странные путаницы… И ничего забавного в них не было, это оказывалось неудобно и очень вредно для ориентации в пространстве, как говорил Учитель, особенно во время боя.

В первое время после выхода из транса Трол смог очень хорошо ощутить своё новое жильё. Да, когда-то это была башня, с которой следили одновременно за городом, видимым отсюда как на ладони, и за морем, до самых дальних, самых мористых облаков… Принимая во внимание её значение, на башне соорудили широкую площадку, почти сорок футов на пятьдесят, сделали мощное, с хорошими балками перекрытие, настелили очень плотную и, пожалуй, слишком тяжёлую черепичную крышу. На такую мог бы сесть Лотар, отрастив себе крылья, и ни одна черепичина не сдвинулась бы с места.

Сейчас почти вся площадка была захламлена, но достаточно было задвинуть эти короба в дальний от входного люка угол, уложить их плотнее, поставить старую, рассохшуюся кровать поближе к камину, пристроенному к центральному, поддерживающему всю крышу стояку, и тут можно будет жить… Кстати, в этой колонне проходило ещё несколько дымоходов от трёх десятков каминов, печек и обогревателей, устроенных в старом замке, расположенном под башней. Вытяжку это создавало отличную, вот только дров приходилось сжигать куда больше, чем представлялось разумным. А впрочем, это значит, что Тролу самому топить тут, может, и не придётся – комната будет обогреваться остаточным теплом.

И вдруг он понял, что, помимо понимания своего обиталища, слышит чей-то топот на лестнице. Трол присмотрелся, это был один из слуг Приама. Кажется… Да, тот самый парень, который сегодня утром открыл ему дверь. Он бежал так, что даже запыхался.

И ведь не одно любопытство его вело, вернее, совсем даже не любопытство. У него были какие-то сведения, может быть, даже срочные. Трол стал стряхивать последствия транса. К тому моменту, когда Кирд стал стучаться, Трол был уже целиком и полностью в этом мире.

– Поднажми, Кирд, и подними люк, – сказал Трол. – Он не закрыт.

Юноша так и сделал. Когда крышка откинулась, Кирд поднялся ещё на три ступени и оказался в помещении, с любопытством оглядываясь. Потом он наконец заметил Трола и сделал странный жест рукой, означающий одновременно и отчаяние, и спешку.

– Меня послал мой господин Приам… Велел передать, что в «Петухе» настоящая резня. Тебе лучше посмотреть на то, что там случилось.

Трол поднялся на затёкшие от глубокого расслабления ноги, проверил Беставит и кинжал. Всё было на месте. Он отряхнул пыль со штанов, хотя добиться чистоты теперь было нелегко.

– Идём, – сказал он и направился к лестнице. – Пожалуй, мне в самом деле лучше быть в центре событий.

Как бы быстро они ни происходили, хотел добавить он, но не добавил – уж очень долго Кирд осматривал его жилище, притворяясь, что не может привыкнуть к полумраку, царившему тут. Что-то это значило, что-то за этим скрывалось… И вовсе не обычное любопытство.

Глава 6

Перед «Голосистым петухом» стояла небольшая толпа. Тех, кто пытался пробиться слишком близко, оттесняли стражники, тех, кто пытался возмущаться, отодвигали ещё дальше. Не из вредности, а чтобы эти люди всплеском своих эмоций не наводили на место преступления нежелательные помехи.

Трол постоял перед огромным, под двести фунтов, начинающим уже терять форму стражником, некогда действительно достойным бойцом, и понял, что, стоя тут, он ничего не выяснит. К тому же и Кирд, который мог бы его провести мимо оцепления, куда-то подевался. Поэтому он сказал:

– Мне кажется, у меня есть сведения, которые могут заинтересовать вашего следователя.

Богатырь окинул Трола непроницаемым взглядом. Улыбнулся, видимо, его развеселил меч, висевший за спиной мальчика.

– Тут нет следователя, все чинуши появятся только под вечер, если вообще появятся.

– А кто тут есть?

– Капитан стражи Крохан. – Стражник помолчал. – А ты не врёшь, что у тебя что-то есть для него?

– Я остановился в этой гостинице и, кажется, знаю, что послужило причиной нападения.

Толстяк ещё раз, на этот раз уже откровенно подозрительно, осмотрел Трола с головы до ног, а потом кивнул.

– Ладно… Эй, кто-нибудь, закройте мой пост, я отведу этого молодца к капитану.

Они пошли к гостинице. Шагов за пять-семь до того, как войти в низкий дверной проём, теперь открытый настежь, Трол почувствовал, как навстречу ему пахнуло смертью, страхом, болью, непониманием, диким разгулом массового убийства и кровью… Очень тяжёлым запахом пролитой крови.

Трол на мгновение остановился. Ещё сегодня утром он входил сюда, дружелюбно приглашённый хозяйкой, которая заметила его, когда вышла со своей кухни на улицу подышать свежим воздухом, и тут было мирно и покойно. А теперь… Теперь, чтобы исцелить это место, придётся десятки раз накладывать защитные заклинания, и то – никогда уже люди не будут полагать этот дом совсем мирным. И через много лет то у одного, то у другого постояльца гостиницы будут возникать беспокойство и страх, видения и кошмары, и не обязательно во сне…

Вдруг Трол понял, что в следах, оставшихся в этом доме, присутствует что-то знакомое, что Трол уже видел и ощущал, что мог вполне в деталях осознать… Стражник понял заминку Трола по-своему.

– Проходи, парень, – он несильно подтолкнул мальчика в спину. – Если уж взялся помогать, то не бойся.

Они вошли в главный зал. Тут было трое убитых – посетители, которые даже не поняли, что происходит. Их прикончили прямо за столом, за которым они расположились отведать свой ранний обед или чуть припозднившийся завтрак. У входа на кухню трупы, убиты все, даже женщина, в обязанности которой входило вытирать столы, мыть пол и выносить во двор мусор. Сразу за порогом кухни лежала хозяйка гостиницы, её убили одним очень точным ударом меча в межключичную ямку. «Чтобы так ударить, нужно владеть мечом как продолжением руки», – подумал Трол.

– Поднимусь к себе в комнату, – решил Трол. – Мне нужно понять, были ли они у меня.

Капитана Крохана нигде видно не было, поэтому стражник не возражал. Они поднялись. Дверь в комнату Трола висела на одной петле, вторая была срублена одним, невероятно сильным ударом, скорее всего нанесённым секирой. В комнате не было ни его плаща, который он повесил на колышек у двери, ни денег под тюфяком, ни его дорожной сумки. Трол выглянул из окна, которое выходило на задний двор постоялого двора. Тут были ещё несколько стражников, но Трола они не интересовали. Он сконцентрировался и понял, что из стойла увели его лошадь. И, кажется, не только его…

Толстяк вдруг оттеснил Трола от окошка и сказал вниз:

– Капитан, тут один постоялец говорит, что знает, почему это произошло.

Довольно пожилой, с заметной сединой, с узкой, аккуратной бородкой стражник, ничем, кроме бороды, не отличающийся от остальных, поднял голову и сделал неопределённый жест. Трол и его сопровождающий спустились и через боковые двери вышли во двор.

Капитан Крохан вблизи казался вальяжным и очень спокойным, почти равнодушным. Но Трол сразу увидел, что на самом деле это очень сильный человек, регулярно совершенствовавший свои боевые навыки. Только он чуть-чуть перекачал мускулы, а потому производил впечатление неповоротливого и почему-то даже не очень умного человека, как это иногда бывает с теми, кто увлекается поднятием тяжестей.

Ещё на подходе к нему Трол понял, что тут происходит, собственно говоря, допрос. Ребята капитана, то ли расспросив местных зевак, то ли используя магию, отыскали какого-то местного попрошайку, который видел, как происходило нападение. А потому был свидетелем.

– Давай рассказывай, – требовал капитан. – Что ты делал, когда всё случилось?

– Я стоял, как всегда, у дома наискось, – ответил бедняга, внутренне ёжась под ленивым, но ничего не упускающим взглядом капитана. – Когда эти… налётчики появились, я вжался в стену, и…

– Кто это были?

– Имперцы. Такие бодрые вояки, все с чудными щитами, в глухих шлемах с крылышками и в настоящих доспехах. Я таких уж лет десять не видел, с последнего налёта пиратов на дальние склады.

Трол подошёл бы поближе, но толстый стражник остановил его, чтобы не мешать допросу. Впрочем, Трол и отсюда всё слышал.

– Что ты болтаешь, парень? – вознегодовал капитан. – Шлемы с крылышками есть только у… Сколько их было?

– Больше двух дюжин, капитан, я бы сказал, десятка три.

– Так ты считать умеешь? – Капитан подумал, указательным пальцем погладил свою узенькую бородку. – Как же они прошли по городу? Э-э, если даже тебе видно, что это имперцы, то… как же их пропустили стражники?

– Так на них были такие широкие плащи, в которых монахи иногда ходят. А когда они на эту улицу вышли, то сразу плащи откинули на спины и бросились вперёд, прямо жутко смотреть было… – Попрошайка постоял, подумал. – И так ловко они управились, что никто и крикнуть не успел, только раз лошади захрапели.

– Не понимаю, – вздохнул Крохан. – Не понимаю, как, почему, для чего?.. – Он подумал. – Ещё что-нибудь знаешь? Ну, например, не видел ли это нападение ещё кто-нибудь?

Нищий замялся:

– Капитан, понимаешь, мне кажется… Я видел ещё кого-то на другом конце улицы, кто следил за «Петухом».

Крохан, который очень хотел уже повернуться к Тролу, замер.

– Кто это был?

– Какой-то парень из Богатого города.

– Что за Богатый город? – спросил шёпотом Трол у толстяка. Тот тоже не упускал ни единого слова из допроса, поэтому вполне толково пояснил:

– Богатым у нас называют район между портом и торговой площадью.

– Сможешь его узнать, если мы его найдём? – спросил Крохан нищего.

– Нет, я плохо вижу, а он стоял далеко.

– Гм… а монета в пол-алтына твою память не прояснит?

– Я не потому отказываюсь… И не отказываюсь вовсе, капитан, просто… Правда плохо вижу.

– А если так?.. – Капитан поднял руку, затянутую в перчатку из толстой кожи, и медленно сжал её, сложив в тугой, тяжёлый кулак.

– Ну зачем ты так-то, капитан, – заныл нищий. – Я же не украл, просто хотел помочь!

Это было несправедливо. Трол набрал побольше воздуха в лёгкие, потом медленно, чтобы всё было ясно с самого начала, проговорил:

– Не нужно ему угрожать, капитан. Он ведь не из тех, кто совершил это преступление.

Крохан сразу же повернулся в сторону Трола и посмотрел на него подозрительно. Кажется, он даже не очень разозлился, видимо, чего-то подобного ожидал.

– Э-э… Знаешь, парень, мы тут не любим чужаков, которые говорят нам, что нужно и чего не нужно делать, – посоветовал он Тролу очень мягким тоном. Потом снова повернулся к нищему и добавил, обращаясь к толстяку: – Этого можно отпустить, только выясни, где он обычно ночует. Может ещё понадобиться.

Толстяк увёл нищего на улицу. Трол проговорил:

– Правитель признал меня подданным Зимногорья. Может, теперь я не чужак?

– Тогда ты ещё не знаешь, что мы не любим тех, кто говорит стражникам, что правитель, мг-гэ…

Манера мычать, вместо того чтобы говорить точно и кратко, видимо, была отличительной особенностью этого человека.

– Понятно, – прервал его Трол, он видел, что легко этого человека из себя не вывести, а это было необходимо, чтобы понять, каков он в действительности, что будет делать, насколько он вообще пригоден к той работе, которая ему выпала. – Только я не говорю, а советую.

– Слушай, ты, юнец, я вообще-то терпелив. И довольно занят. Но для тебя выберу время и приглашу на пустырь… Нет, не для того, чтобы шкуру с тебя спустить, а просто поставить пару синяков. Знаешь, капитану стражи не положено драться в поединке.

– Думаю, Крохан, этим ты лишь спасёшь свою физиономию от синяков, а может быть, и жизнь. – Во двор через ворота, которые были полуоткрыты, вошёл Приам. Стражники, видимо, его знали и верили, потому что ни одного сопровождающего рядом в ним не было. – Видишь ли, этот юнец, как ты сказал, и уложил Визоя.

Глаза капитана помертвели. «Вот теперь дело дойдёт до драки, – решил Трол. – Я попал в город завзятых дуэлянтов, вот только очень немногие из них в действительности знают, когда следует драться».

– Приам, я рад, что ты выбрался сюда, – ответил Крохан. – Кто из твоих людей находился и находится сейчас в твоём доме? И вообще, что ты сегодня делал?

– Чем вызваны твои вопросы? – спросил книжник. Теперь они стояли втроём посреди двора, попрошайку толстый стражник уже увёл в толпу.

– Вот этим, – ответил капитан и быстро подошёл к конюшне. У её входа лежало тело паренька, которому явно сломали шею. По виду ему было чуть больше десяти лет.

Приам сразу же присел перед ним, бережно и безнадёжно коснувшись его мёртвого лица.

– Мальчик мой, – пробормотал он горестно.

– Мне сказали, это один из твоих слуг.

– Скорее ученик. – Приам вздохнул. – Он был очень талантлив, мой лучший оформитель заставок в скриптории.

– Так что ты можешь сказать по поводу своих людей, книжник?

Приам коротко рассказал, как он ходил в Сеньорию с Арбогастом, виделся с королём, а, вернувшись домой, послал к Пересу этого мальчишку.

– Зачем? – тяжело, даже грубовато спросил капитан.

– Чтобы… Чтобы тот поручил ему одно дело. Забрать отсюда деньги, коня и вещи вот этого молодого человека, – Приам кивнул на Трола.

Крохан подумал. Почесал или пригладил бородку. И задал следующий, совсем неплохой вопрос:

– Приам, а когда ты вернулся из Сеньории, кого из твоих слуг не было в доме? Э-э, только подумай, прежде чем ответить, это может оказаться важно.

– Мне и думать не нужно, – ответил Приам. – Не было Кирда, одного из моих охранников, которого я сначала хотел послать к Пересу. Тогда я и послал, – он кивнул на убитого паренька, – его младшего брата… – Он ещё раз наклонился к мёртвому мальчику и вздохнул. Потом выпрямился, его лицо стало старше, на нём мигом проступили морщины у губ и у глаз. Он оглянулся на гостиницу. – Они в самом деле всех убили? Кто это был?

Крохан вдруг поверил, что Приам невиновен в этой смерти и вообще в этих смертях. Он слишком прямодушен для следователя, решил Трол, хотя в этом случае скорее всего не ошибается.

– Судя по описаниям, это были кинозиты, – ответил капитан. – И много, почти три десятка, если бродяга не врёт. – Он потупился, на миг стало видно, как он растерян, и что он не знает, что ещё следует по этому поводу думать. – Что делают кинозиты в моём городе? Как они вообще тут оказались?

Трол повернулся к Приаму и спросил:

– А когда вернулся Кирд?

– Вскоре после того, как ушёл его брат. – Приам посмотрел на Трола расстроено. – Я не следил, но… Очень скоро.

– Этот мальчик, – Трол указал на труп, – мог добраться до Сеньории, встретиться с Пересом, потом вернуться в город за то время, пока Кирд отсутствовал? – Он решил объяснить свою идею. – Понимаешь, Приам, похоже, единственный свидетель утверждает, что нападение было сразу после того, как твой ученик вошёл в гостиницу. И кто-то ещё следил за гостиницей, чтобы дать сигнал для атаки. Поэтому я хочу понять, мог ли Кирд по времени принимать в этом участие?

– Ну, если бегом… – Тогда Приам понял. – Стоп! Ты подозреваешь, что Кирд отдал своего единственного брата кинозитам? Но это же глупость!

– Э-э… да, – согласился Крохан, повернувшись к Тролу. – Как-то это не очень убедительно звучит, парень.

– Брат Кирда не был в глазах Кирда его братом. Он был мной. Это засада на меня, Приам, – пояснил Трол. И повернулся к капитану. – На мальчике была моя личина, чтобы у него не возникло сложностей с деньгами и конём.

– Что такое? Колдовство в Кадоте? – нахмурился капитан.

– Не того свойства, о каком ты думаешь, Крохан. Это заклятие наложил сам Перес, – пояснил Приам.

– Ну, тогда… Хотя, гм, местные воришки дорого дали бы за то, чтобы проведать побольше о таком вот маскирующем заклинании.

– Думаю, – медленно проговорил Трол, – нам нужно как следует обсудить всё, что мы уже знаем, чтобы попытаться понять, что же здесь произошло.

Капитан Крохан посмотрел на него с удивлением, а потом с чем-то похожим на надежду. Проблема, которой ему теперь предстояло заниматься, была сложной, куда сложнее, чем он обычно привык решать. И ему нужна была помощь, любая помощь. Он и не догадывался, что ситуация пока лишь усложнялась…

Потому что на этот раз Трол уцелел по чистой случайности. А это значило, что будут новые попытки убить его. И, следовательно, очень проблематичным становилось пресловутое спокойствие Кадота, за которое он отвечал. И даже магии в этом городе могло оказаться куда больше, чем виделось вначале. Или чего-то, что могло быть даже хуже магии. Хотя что это такое, Трол пока не догадывался.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю