332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Алексина » Работа для ведьмака (СИ) » Текст книги (страница 1)
Работа для ведьмака (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Работа для ведьмака (СИ)"


Автор книги: Наталья Алексина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

1

Не вовремя. Ой, не вовремя! Еще две недели – и не к чему было бы придраться. Но люди короля чувствуют момент и являются, как благоверные мужья, ровно тогда, когда оба любовника раздеты. Или когда строительство крепости забуксовало на линии фундамента и грянули такие морозы, что положенный по всем правилам ров придется ковырять, а не копать.

Нея неосознанно приложила ладонь к карману с письмом о грядущей проверке и, скрипнув зубами, подстегнула лошадь.

– Лейтенант, – лениво окликнул Вирш. – На короткой дороге снег по колено, там и зайцы не бегают. Ребята уже развернулись к тракту.

Скрип зубов опять никто не услышал. Да и вряд ли предполагал, что «железный лейтенант» способна злиться. Она обернулась и зычно крикнула:

– Отставить! Разворот на короткую дорогу. – Когда на нее без энтузиазма посмотрели четыре пары глаз, она четко, так, как забивают гвозди, добавила: – Это приказ.

Не обращая внимания на сплевывающих солдат, Нея жахнула тараном на три метра вперед. Комья снега разлетелись в стороны, и в белой глади появилась рваная глубокая колея.

Нея больше не слышала за спиной ни бранного шепота, ни плевков. Как обычно, ее подчиненные забыли, что она маг. Порой она и сама об этом долго не вспоминала. В ее деле важнее выправка и громкий голос, помноженные на спокойствие, а не магия. Ей до зуда захотелось тоже по-простецки плюнуть под копыта лошади, но она сдержалась и еще раз прошептала заклинание тарана.

Она рассчитывала, что благодаря снегу проверка застрянет на полпути. Но пока о задержке ей не сообщали. Господин Олмер прислал только одного вестника и писал, что прибудет в течение трех дней.

И Нея окончательно поняла, что сугробы способны остановить лишь ее солдат. Потому как ни для строительных обозов, ни для бандитов, которые эти обозы обворовывали, снег по пояс не был уважительной причиной невыполнения плана.

Раз в месяц независимо от погоды к ним привозили с десяток телег с зачарованными камнями для крепости. А бандиты, словно по часам, их обворовывали, нагло не оставляя следов.

Они точно невидимки появлялись из ниоткуда и исчезали в никуда. Ни магии, ни отпечатков подошв на снегу. Да и грабили как! Загляденье! Оглушали возницу, плетущегося в хвосте, и тихо уводили телегу. Мужик, очнувшись, брел к своим и недоумевал, что произошло.

Ни одни амулет не показал всплесков, ни одно подвластное Нее колдовство не проявило следов. Она почти исчерпала резерв, шепча заклинания, но ничего так и не нашла. Самое время было бы оповестить людей короля, что творится непонятное и строительство крепости тормозят не только морозы, но и бандиты, уводящие зачарованные камни. Но лейтенанту не полагалось докладывать наверх. Для таких рапортов есть комендант.

Да. Комендант пока еще несуществующей крепости. Милый, совершенно седой дядюшка, который приехал с семьей дослуживать, и ему не нужны были лишние проблемы. Возможно, потому он так спешно отбыл поправлять здоровье, стоило объявиться разбойникам на дороге.

Нея сжала кулаки, стараясь унять дрожь в пальцах и согреть голые руки. К сожалению, в варежках заклинания не действуют, что в очередной раз доказывало Нее бесполезность магии в повседневной жизни.

Она устала за эти сутки больше, чем ее солдаты, но как всегда, не подавала виду.

– Выпить бы не мешало, зима в этом году крепкая, – услышала Нея тихий разговор за спиной.

– Приедем, найдем чего-нибудь, – ответил ему другой недовольный голос. – И бабу.

– Хватит уже этих баб, вон есть у нас одна, – ответил третий почти неслышно.

– Магичка не баба.

Послышались еле сдерживаемые смешки, а Нея опять прошептала заклинание тарана. Заваленная снегом тропка среза?ла путь и позволяла всадникам проехать между вековых сосен, где телегам не пройти. Летом отряды только ей и пользовались. Короткая дорога вдвое сокращала путь и сама была не длиннее пятисот метров. Но сейчас Нея уже сомневалась, что ей достанет сил очистить тропу. Резерв был почти исчерпан.

– А вот Свен к ней ходил и не жаловался, – продолжали солдаты так, как будто отдыхали в кабаке, а не возвращались из леса, где в поисках бандитов провели почти сутки.

– Так он-то скертанец, дитя сурового края. Ему и женщина под стать, – шептал другой, не подозревающий, что по воле рока у Неи был невероятно тонкий слух для человека. – Косая сажень в груди.

– Только за одну такую грудь можно плюнуть на то, что наш лейтенант – магичка.

– А за вторую, что с лицом непорядок.

– Да от такой груди глаз можно и не поднимать.

Смех мужиков грохнул и рассеялся в макушках елей. А Нея собралась и бросила последний таран, выводя тропинку к расчищенному тракту.

Еще полгода назад лейтенант Нея Харт развернулась бы и устроила выволочку прямо здесь, заставила отжиматься и бежать балаболов за ее лошадью, а себя предусмотрительно опутала магической сетью, чтобы в рукопашной не переломали кости. Но сейчас такие разговоры не задевали. Кое-какого уважения она добилась, хотя мужики, некоторые в два раза старше нее, часто показывали норов и бывало не слушались приказов. Но в основном лишь тогда, когда уезжал комендант. То есть не больше десяти или двенадцати раз за год службы.

На сурово сжатых губах Неи появилась короткая усмешка и исчезла без следа.

Ей бы бандитов поймать, желательно до того, как прибудет человек короля, а не с солдатами воевать. Но это маловероятно, и коли вылазки в лес ничем не помогают, Нее оставалось только размышлять.

Сама собой возникала мысль, что среди преступников могут быть маги, такие же слабые, как и в обозах, идущих с камнями. Они способны арканами держать листы железа и расчищать дорогу перед лошадьми, да и только.

Нея поморщилась и признала, что могут быть и более сильные, поэтому и следов они не оставляют. Только пока она полагала, что маги среди бандитов хитрые, но все же слабенькие. Потому как все сильные маги в королевстве учтены и ведут безбедную жизнь где-нибудь столице. Да и не заманить сильного мага к бандитам, он за один взмах руки может получить горы золота. Зачем ему воровать?

Проехать с ворованным грузом по тракту невозможно, там через день обозы из Скертании с охраной и патруль с заставы. Лишние телеги мимо бы не проскочили, а чищеная дорога одна, только по ней и ехать. К тому же если бы бандиты свернули с тракта, то за четыре месяца следы от подвод кто-нибудь бы заметил, не каждый же раз шел снег после кражи.

Вот и выходило, что бандиты отсиживались почти под боком, раз по тракту им не пройти и незаметно с него не свернуть. В какой-нибудь деревеньке, куда изредка тоже прочищали дорогу или в ближайшем лесу, куда все же проскочили, но выехать из которого раньше весны не смогут – утонут в снегу. И при должном рвении их можно найти вместе с камнями. Стоило только основательно прочесать окрестности.

Но снег ее солдатам мешал, как четыре левые ноги пьяной собаке. И бандиты могли спать спокойно до самой весны и вместе с тающим снегом покинуть Северную заставу. Все дороги будут свободны, что Нею злило и заставляло гонять подчиненных и в ближайший лес, и в деревеньки. Безрезультатно.

К заставе Нея подъезжала в самом скверном настроении, которое еще сильнее испортилось, когда она увидела распахнутые настежь ворота.

Она кинула быстрый взгляд на дозорную башню, и оттуда ей даже махнули рукой. Но так и не скажешь, кто там сидит – свои или чужие? Жаль, что ее скромный отряд как на ладони. Поздно прятаться и обходить.

Нея нервно и устало вздохнула. Ее пальцы уже давно подрагивали от слабости, но она собрала крохи оставшейся магии и приготовилась к атаке. «Магия способна дезориентировать противника лишь самим ее наличием, – напомнила себе лейтенант Харт. – Даже если это будет последний залп, он способен решить многое».

Нея тихо приказала солдатам построиться по двое за своей спиной и готовить ружья, а сама, ударив лошадь пятками, влетела во двор. Да тут же чуть не упала со своей покладистой кобылы.

За воротами не обнаружилось ни одного врага… Лишь снежные бабы.

Натуральные снежные бабы. Десять штук. И все на плацу. На том, который должен быть свободен и вычищен. Нея тихо ругнулась.

Нет, бабы выдались хоть куда. С формами. Издали в тулупах сошли бы за дородных женщин. Но уставшей Нее сейчас не хватало только этих баб.

От всей души она наконец-то сплюнула на снег и сшибла остатками своего резерва ближайших снеговиков.

– Сержант Милкот! Во что превратили плац?!

Вопреки громкому окрику и шуму, поднявшемуся от тарана, солдаты не бежали и даже не шли. Никого вообще не было видно.

Лишь один дозорный. Он мог быть спокоен, к нему у Неи вопросов не имелось. Но немногочисленный гарнизон не желал шевелиться. Солдаты выползали по одному, а Нея сильнее сжимала губы и запоминала каждую складку на помятых лицах. Это холодное спокойствие выглядело устрашающе, и солдаты все же заторопились.

– Сержант, – сухо обратилась Нея к высокому заспанному мужчине в шапке набекрень и в расстегнутом тулупе. – Докладывайте. Что это все, вашу мать, значит?

Мужчина просто пожал плечами и неторопливо начал застегивать тулуп.

– Рано вы что-то вернулись, – проговорил он. – Не нашли никого?

– Сержант Милкот, докладывать по форме, – спокойно оборвала его Нея. – На вверенной вам территории – бардак.

Мужчина окинул взглядом плац так, будто не видел, что там происходит, и удивленно посмотрел на лейтенанта.

– Вы про баб, что ли?

– Я про одного дозорного в башне, открытые ворота и да, про баб. А все вместе это ваше увольнение без сохранения пенсии. Это не кабак и не пропускной пункт в Эстексе. Это застава. И в ближайшем будущем приграничная крепость! – Нея говорила не очень громко, просто выделяя нужные слова, и только в конце немного повысила голос.

Она прекрасно знала, что их заставу до сих пор ни солдаты, ни сами местные даже захолустьем не считают. Край мира, говорили они.

И не поспоришь: кругом снег, волки. Много волков. Особенно зимой… Да и весной тоже. И летом. Одним словом, воют здесь двенадцать месяцев в году. А застава необходима лишь для того, чтобы хоть изредка устанавливалась тишина, и святой обязанностью урезанного состава заставы считалось гонять волков. И только потом встречать скертанцев с товарами.

Все к этому привыкли и придерживались разгильдяйского образа жизни. Заложенный фундамент для крепости считался лишь диковинкой и признаком самодурства генералов, решивших после единственного в истории этой заставы ожесточенного боя построить каменные, а не деревянные стены. И сейчас ни один солдат не собирался делать больше, чем обычно. Но Нее это не подходило. Она мысленно уже составляла рапорт на имя коменданта.

– Виноват! – вытянулся сержант и зло щелкнул каблуками, будто услышав мысли Неи. – Разрешите доложить?

– Докладывайте.

– Дозорный один, потому что Каспин сломал руку. Некем заменить, вы же увели с собой четверых. Я главный, Ирвин по кухне дежурит. Четверо в патруле. Вот и все. А баб снежных, к-хм, ведьмак сделал.

– Какой ведьмак? Почему посторонний на заставе?

– Да он не посторонний, он служить к нам приехал. Вчера, – немного расслабляясь, пояснил сержант.

– Где он? – Нея обвела взглядом вымороженную площадку вместе с плацем в бабах, но никаких новых лиц не заметила. Только старые и помятые.

Выползли пока лишь трое. Нея молчала, но все отмечала: и вид, и обеденное время – и про себя уже раздавала наряды и сожалела, что плети как наказание отметили. Не то чтобы она могла назвать себя жестокой, но, видя заспанные и пьяные хари тех, кто должен защищать заставу, руки у нее чесались. Именно из-за таких пьяниц два года назад эту заставу чуть не стерли с лица земли маги Ангерисского королевства. Потому что пьяные солдаты дрыхли в дозорной башне и не видели, как к стенам подошли несколько человек.

– Где ведьмак, Милкот? – повторила вопрос Нея.

– Да сейчас придет, – ответил сержант и в сторону добавил: – Наверное.

– Как Каспин сломал руку?

– Да случайно, – замялся Милкот и неловко поправил шапку. – Упал.

– Сержант, вам наряд вне очереди, – спокойно сказала Нея, понимая, что руку солдат сломал либо по своей нетрезвости, либо в драке. Она считала это виной сержанта, который всех распустил, но, строго говоря, уволить никого она не могла, только пригрозить. – Вчерашним патрульным взять ружья и в обход, а после сдачи дежурства вы поступаете в распоряжение сержанта Милкота на кухню. Драить полы. Всем остальным взять лопаты и почистить плац. Сержант Милкот, ведьмака окунуть в прорубь и приставить к чистке плаца. Выполнять.

– А патруль тут при чем? – подал голос коренастый мужчина с седой бородой и с самым стойким запахом перегара.

– Охрана заступает на сутки, Эрхен. Проходит до деревень и обратно, выезжая на тракт. Вы заступили вчера вечером, сейчас только обед, а никого из вас нет в патруле. Недодежурили. Так что взяли ружья и выполнять!

Нея чуть повысила голос, и солдаты нехотя зашевелились.

Она знала, что лейтенант не должен объяснять свои решения, но кто бы ее приказы выполнял просто так? Иногда ей казалось, что солдаты сами не знают, почему делают то, что она велит.

– За пререкания еще сутки обходов, – добавила Нея, когда Эрхен повернулся к ней спиной.

– Да помилуйте! – воскликнул он, оборачиваясь. – Там ни до одной деревни не дойти, все же замело. Снега по колено! Да и мороз, даже волки залегли.

– Но ведьмак как-то же до нас добрался, – холодно ответила Нея и добавила: – И обращаться по уставу, Эрхен. Подтяните штаны и дуйте на обход.

– Так точно, лейтенант, – вяло откликнулся мужчина и действительно подтянул штаны.

– Сержант Милкот, ведьмака после чистки плаца доставить ко мне, – распорядилась она, наблюдая, как медленно солдаты идут за лопатами.

Милкот, как обычно, только кивнул, забывая о том, что перед ним офицер. Но на это Нея почти не обратила внимания. Про себя она злилась и недоумевала по другому поводу: на кой их заставе ведьмак, когда здесь не хватает рядовых? Припарки от мешков под глазами делать?

Ответы на вопросы Нея могла получить почти сразу от того самого ведьмака, но когда на отлет распахнулась дверь из общей столовой, она только крепче сжала зубы. Оттуда вышел заспанный парень. Высокий, худой и в одном пальто. Нея опять чуть не выругалась. Ежась от ветра, на пороге столовой стоял холеный блондин. Без шапки, конечно.

– Сержант Милкот, – окликнула она мужчину, который, наконец-то, дошел до сарая с лопатами. – Выдать прибывшему тулуп и шапку, а потом уже лопату.

Блондин заспанно моргнул и уставился на Нею так, будто перед ним на лошади сидел не лейтенант, а коза. Вроде смешно, но уж очень странно, мало ли что у такой козы на уме.

«На Северной заставе вот такие – в тонком пальто – долго не выдержат», – подумала Нея. Да и плевать она хотела на этого щеголя. Одним лентяем меньше, одним больше.

В этот момент Харт, конечно, злилась, но считала ведьмака временным неудобством. Да и мысли ее уже вертелись вокруг кружки горячего чая, от которого поднимается пар. Такого, чтобы руки перестали дрожать, чтобы ушел озноб и чтобы стало тепло.

Нея быстро соскочила с лошади и повела ее к конюшне.

Приказы худо-бедно начали выполнять, а ей еще напоить и протереть свою кобылу, почитать устав на предмет обязанностей ведьмака, написать в очередной раз коменданту и поразмыслить по поводу краж. Скоро новая партия камней, а у нее ни одной мысли о том, как отловить воров.

Бандиты, королевский чиновник по особым поручениям, ведьмак. «Кого еще принесет нелегкая?» – размышляла Нея, снимая седло.

После закладки фундамента к заставе не было такого внимания. Почти два года тишины, как было ясно из документов. И уже с началом ее службы привезли первую партию камней, а теперь зимой к ним едет человек короля. Неужели комендант передал ее рапорты, и чиновник – это не надзиратель, а помощник? В это почему-то лейтенанту не верилось. Не было среди чиновников по особым поручениям помощников, они приезжали, исключительно чтобы считать недоимки и искать козла отпущения, а не виновника.

Нея похлопала лошадь и из конюшни направилась прямо к двухэтажному дому коменданта. Строили здание в расчете на офицерский состав обычной заставы. В нем было всего четыре комнаты вместе с небольшой каморкой для прислуги.

Здесь же был кабинет начальника, в котором стоял небольшой секретарский столик для лейтенанта Харт. Именно она писала все рапорты и занималась остальными бумажными делами, не такими уж мелкими, как кто-то мог подумать.

Сейчас же она взяла устав и пролистала до пункта «ведьма». По какой-то причине устав не признавал мужского рода у этой должности.

Целую минуту Харт смотрела на три строчки, рассказывающие об обязанностях этой редкой птицы в рядах обычных гарнизонов. И тяжело вздохнула. Ей было совершенно непонятно, что делать с ведьмаком.

Нея прошла к плоскому камню, который нагревался при прикосновении. Его сюда привез комендант, особенно не вдаваясь в подробности, что это за вещь и кем сделана. Грелся камень быстро, правда, и остывал так же. Его назначение было неизвестно, но кружку горячей воды он обеспечивал.

Нея только успела сделать один глоток чая, как ее отвлек энергичный стук в дверь, которую тут же открыли. В кабинет прошагал ведьмак. Руки он держал в карманах пальто и казался немного скукоженным, но, остановившись перед ее скромным столом в углу кабинета, почти картинно поклонился, отчего его блондинистые кудряшки подпрыгнули.

– Разрешите представиться, Эзра Фарун, ведьмак в восьмом поколении.

Повисла пауза. Нея осмотрела замерзшего парня, расхаживающего по-прежнему в одном пальто, и отчетливо поняла, что теперь у нее проблемой больше.

– Лейтенант Нея Харт, боевой маг. – Она медленно встала и, облокотившись ладонями на стол, спокойно спросила: – Почему покинули плац? Вам приказано чистить снег.

– Уже почистили. – Он, несмотря на промелькнувшее в глазах недовольство, улыбнулся широко и заразительно, отчего Нея сильнее сжала губы и чуть прищурилась.

– Ясно. Давайте ваше направление на службу. – Нея снова села, а ведьмак, порывшись во внутреннем кармане пальто, вынул чуть помятые бумаги.

Харт ожидала чего угодно, особенно после того, как парень сказал о восьмом поколении. Полагала, что перед ней сильный ведьмак, но вероятно, беспросветный разгильдяй, раз он здесь. Она к этому была готова. Но ее совершенно выбил из колеи возраст. Парню было двадцать четыре. Всего на два года меньше, чем ей. Но замерзший и худенький ведьмак выглядел едва ли на восемнадцать.

– Что-то не так с документами? – сухо поинтересовался он, когда Нея нахмурилась.

– Почему вы выбрали Северную заставу?

– Я не выбирал, меня сюда направили.

– Выпускники Высшей школы магии имеют право выбирать себе место службы, – напомнила она об этой прописной истине и предмете зависти всех магов и ведьм, которые не имели ни денег, ни должного уровня магических сил, чтобы поступить в Высшую школу. Принадлежность ведьмака к элите тоже удивила, но не так, как возраст.

А ведьмак между тем поморщился, как будто его подловили на страшной лжи.

– Из всех предложенных вариантов этот мне пришелся по душе. Природа, погода, ну сами знаете, – немного надменно ответил он, что выглядело смешно. Потому как даже в доме он не мог согреться и медленно синел, чем сводил на нет любую надменность.

Нея с интересом посмотрела на бледного парнишку в дорогом пальто. «Идиот», – поняла она и кивнула.

– Сегодня вы в распоряжении Милкота на кухне, завтра тоже и послезавтра.

– Эм, простите, а у вас принято дежурить по кухне три дня?

– Нет, это особая привилегия, – спокойно ответила Нея, отпивая еще чая. – Для тех, кто лепит снежных баб.

Ведьмак широко открыл глаза, но воздержался от комментариев по теме. Зато после паузы спросил о другом:

– Скажите, а где будет мое рабочее место?

Этот вопрос поставил Нею в тупик.

Она мало знала о ведьмаках и ведьмах, только то, что на войне они каким-то образом помогали с резервом боевым магам. А так… разные про них байки ходили. В основном все сводилось к тому, что этот брат любит пакостить и знает несколько заговоров для улучшения цвета кожи.

«И что за место нужно ведьмаку для таких дел?» – недоумевала Нея. Когда-то давно она слышала, что ведьмы из Высшей школы – это почти маги. Но, видя перед собой кучерявого блондина, не чувствовала в нем боевого резерва, как бывает при встрече магов.

– Пока не могу сказать, – ответила она. – До вас на заставе ведьмаков не было, нужно посмотреть… Но спать вы будете в казарме с солдатами. Сержант Милкот покажет место и выдаст постель.

Шмыгнув носом, парень кивнул и развернулся к выходу.

– Я не отпускала, – остановила его Нея. – В вашем деле я запишу выговор за пьянство и дебош.

– Дебош? – изумился ведьмак.

– Снежные бабы, – пояснила Нея. – И когда решаете уйти, надо просить: «разрешите идти».

Ведьмак нахмурился и даже как будто стал чуть старше. Ему явно не нравилось, что его отчитывает женщина. Но из-за того, что мерз, не мог достойно выглядеть оскорбленным. Его кожа по цвету напоминала шкуру ощипанной курицы, а плечи в попытке расправиться тряслись от холода.

– И на заставе запрещен алкоголь. Думаю, вы не знали, поэтому пока у вас лишь выговор. При повторном нарушении полагается штраф, третье нарушение – лишение жалования и неделя дежурства по кухне, – закончила Нея, чем привела ведьмака в состояние близкое к обмороку.

И, вероятно, от нахлынувших чувств он не сдержался:

– Да как тут жить, если не пить?!

Нея на него посмотрела, и ведьмак проглотил следующие слова, только еще сильнее нахмурился.

– Пока все. Можете идти.

Ведьмак зло развернулся к двери, что-то шепча о тяжелой жизни непьющего гарнизона.

– Господин Фарун, – обратилась к его худой спине Нея, и парень посмотрел через плечо. – А как вы к нам добрались по снегу?

– На оленях, с двумя скертанцами, – хмуро ответил он и, опустив взгляд на ее руку, сжимавшую кружку, сказал: – Я могу принести вам зелье для быстрого восстановления, чтобы пальцы не тряслись, но злоупотреблять им нельзя. Лучше заговор на естественное восполнение резерва.

Нея удивленно отметила, что ее пальцы подрагивают, и кивнула ведьмаку от неожиданности. Хотя пить то, что может принести этот синий мальчишка, она точно не собиралась.

Как только за ним закрылась дверь, Нея еще раз прочитала несколько строк из устава об обязанностях ведьмака.

Ей опять самой придется разбираться. То, что он помогает с резервом магам и ранеными в бою, – замечательно. Но куда ж его деть? Он даже в патруль не должен ходить.

Еще раз пробежав глазами строчки, Нея отложила устав и занялась бумагами. Ей предстояло записать всех, кто пил, и вычесть из их жалования приличную сумму.

Для лейтенанта это давно стало рутиной. Солдаты ее ненавидели за многое, но больше всего за штрафы. Их она выписывала постоянно, а с приездом ведьмака нарушений будет еще больше. Слишком расхлябанным он был, такие обычно подстрекают на разные глупости.

Нею радовало, что при подобном характере задержаться на заставе у него не получится. Доконают штрафы и выговоры. Хотя, возможно, он раньше озвереет от холода и сам уедет.

Харт торопилась и записывала все коротко, без подробностей. Ей еще необходимо проверить солдат, раздать указания, устроить спарринг. И объявить всем, что снова у заставы шныряют скертанцы на своих оленях.

Не первый раз, тихо обходя заборы, ушлые соседи въезжали на территорию чужого королевства. Естественно, без оплаты. Теперь ей предстояло разобраться еще и с этим.

Нея как-то размышляла, не могли ли эти лихие северные молодцы так же, например, незаметно вывозить камни. На оленях. Но, вспоминая легкие сани и невысоких рогатых животных, сама себе говорила «нет».

Один зачарованный камень для крепости выгружало четверо солдат. На легких санях, которые тащили олени, можно было уместить всего два, и лишь проявив фантазию. А на телеге их с десяток. Вряд ли возможно незаметно их выгрузить и распределить по саням.

Нея еще раз вспомнила худого ведьмака и порадовалась, что ее солдаты крепче. Ведьмаков на один камень для крепости потребовалось бы в три раза больше.

Лейтенанта Харт сейчас мало что интересовало, кроме бандитов, но вот вопрос, почему такой образованный ведьмак приехал именно сюда, – все же возникал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю