332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мару Рики » Дота 3 (СИ) » Текст книги (страница 1)
Дота 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 30 августа 2017, 02:30

Текст книги "Дота 3 (СИ)"


Автор книги: Мару Рики






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Annotation

Обычный студент, Антон, заигрался в Доту, заснул за экраном, а проснулся в Доте. Сон? Параллельный мир? Глюк? Непонятно. И главное, как выбраться из этого мира Доты?

Рики Мару

Глава 1. На поляне. Ничего не понятно.

Глава 2. На поляне. Что-то проясняется.

Глава 3. Первая встреча с Лерой.

Глава 4. Вторая встреча с Лерой.

Глава 5. Третья встреча с Лерой.

Рики Мару

Дота 3





Пролог . Дота 2.



Dota 2 – компьютерная многопользовательская командная игра жанра MOBA, реализация известной карты DotA для игры Warcraft III в отдельном клиенте. Осенью 2009 года компания Valve приняла на работу основного разработчика DotA – IceFrog, летом 2010 подала заявку на регистрацию этой торговой марки. 13 октября 2010 года игра была анонсирована к выходу в 2011 году на игровом портале Game Informer. 15 августа 2011 года в официальном блоге был опубликован трейлер к игре.

В игре участвуют две команды по пять человек. Одна команда играет за светлую сторону (англ. The Radiant), другая – за тёмную (англ. The Dire). Каждый игрок управляет одним юнитом, который называется героем. Герой может получать опыт для повышения своего уровня, зарабатывать золото, покупать и собирать предметы, которые усиливают его или дают дополнительные способности. Каждый игрок постоянно получает небольшое количество золота от своей базы, а также зарабатывает небольшие порции золота за убийство вражеских существ и большие – за убийство героев. Команды рассредотачиваются по линиям, на которых происходит борьба с вражескими героями и отрядами крипов (англ. creeps) под управлением компьютера, которые каждые полминуты появляются на базах команд. Цель игры – уничтожить главное здание на вражеской базе.


– Википедия, Свободная Энциклопедия.




Глава 1. На поляне. Ничего не понятно.



Антон открыл глаза. Секунду он лежал, ничего не понимая. Ну и погуляли же они вчера... Отметили сессию, так сказать. Он попытался вспомнить, что же он делал, мысли ворочались медленно и неохотно. Постепенно он все-таки вспомнил – да, сначала была дискотека на первом этаже общаги, потом они познакомились с девчонками, потом была комната в общаге, потом музыка и виски, и приглушенный свет, и стоны, потом девочки пошли дальше на дискотеку, а они с пацанами сначала курили травку, потом Игорь подмигнул и достал марки, сказал что это сильная вещь, с одной марки крышу сносит не по детски, и они каждый взяли по марке и он положил свою под язык, и да, все сразу расцвело невиданными яркими красками, и он плакал и смеялся. Потом пацаны ушли, а он взял из Игорева кармана еще одну марку, подумал и взял сразу две, очень уж хорошо первая прошла, и проглотил их обе, запил виски и сел играть в Доту.

Да, точно. А потом мир сузился до экрана монитора, и Антон только стрелял, и апгрейдился, и бежал за рунами, и прокачивался. Жил в общем. Жил, и умирал, и тут же начинал новую игру, как новую жизнь. Глаза слипались, мозг отключался, но Антон играл и играл, не думая, на автомате. Наглая Дро пряталась, и стреляла своими стрелами, Антон пытался играть Снайпера, но Дро была сильнее, потом он пытался играть Львиного Демона, и чуть было не достал Дро, но она таки убежала, и подловила его. Это уже начало всерьез злить его, и он только хотел достать эту наглую девку, и начинал играть снова и снова.

Ишь ты... Антон даже и не помнил, как отрубился. Это я что, за компьютером уснул, что ли, прямо во время игры, что ли, подумал он. Хоть убей, не помню, как перестал играть, Ладно, хватит о прошлом, где это он вообще? Глаза наконец сфокусировались. Это явно была не его комната. На белом потолке черными буквами было крупно написано:


Д О Т А 3



Допился, мрачно подумал Антон. И докислотился. Нет, надо завязывать. А то будет как в том анекдоте – вид из окна студента после многочисленных побед в Доту: окошко казармы. Да уж. Антон поежился и сел.

Оказалось, он лежал на гладкой твердой белой кушетке – высокая, черт, ноги до пола не достают – и он спрыгнул. Пол тоже был твердый, гладкий и белый. Кушетка плавно сложилась пополам и втянулась в пол. Антон потряс головой и обернулся.

Большая круглая белая комната, и рядом с ним в ряд стояло еще четыре кушетки. На них лежали четыре человека, вернее не лежали, а медленно просыпались. Кто-то уже открыл глаза, кто-то уже слазил на пол. Выглядели они неважно. Ну все, точно вытрезвитель, подумал Антон, обернулся еще раз и окинул взглядом стены, вернее это был одна длинная круглая стена. Вдоль стены были врезаны двери с какими-то портретами. Штук двадцать дверей, прикинул Антон.

Хлопнула дверь. Антон обернулся. Его сокамерники расходились. Невежливо как-то, подумал Антон, могли бы и поздороваться хотя бы для приличия. Ну да ладно, мы не обидчивые. Но пора было отсюда валить, на самом деле.

Антон шагнул к ближайшей двери. Там был нарисован человек-лев, почти как в Доте, тело человека бугрилось мышцами, голова была почти львиная, с гривой волос и гордым взглядом. Что они тут, санитары помешаны на Доте, что ли? Соседнюю дверь украшал портрет Снайпера, следующую дверь – Свен, Лич, Доктор... Потом Дро. Эта дверь была забита досками крест-накрест, на лбу Дро нарисован крестик оптического прицела, а поперек крупно нацарапано "СУКА". Согласен, подумал Антон. Сука.

Он вернулся к нарисованному человеку-льву, расправил плечи, и толкнул дверь. Ничего не было видно. Темнота. Антон шагнул раз, второй, все равно ничего не видно, еще один шаг, и он вывалился наружу.


***



Яркий дневной свет ударил в глаза. Непроизвольно Антон зажмурился, и стоял так пару секунд, прислушиваясь и принюхиваясь. Шуршала трава. шуршал ветер в деревьях, пахло зеленью, пахло водой, и кто то говорил. Антон открыл глаза и огляделся.

Он стоял около фонтана, впереди расстилался густой лес, и три просеки-тропинки вели прямо, влево и вправо. "Налево пойдешь, коня потеряешь", – машинально пробормотал Антон. Разговаривали четыре человека. Те же люди, что и в вытрезвителе, но боже мой, как же они изменились! Яркие одежды, осанка, уверенность, они что, энергетика хлебнули, и когда они успели переодеться вообще?

Антон кашлянул. Группа обернулась, как-то разом, человек слева слегка отшагнул влево, человек справа слегка отшагнул вправо, здоровый бугай слегка шагнул вперед, прикрывая недомерка, да не недомерка, а карлика какого-то, а карлик отпрыгнул назад. Герой, презрительно подумал Антон, прячется за спину. А вообще, они как гопстопники какие-то, только у гопоты мелкота обычно нарывается первая, а уж потом вся банда подтягивается. Но лихо это у них вышло, синхронно, респект.

– Нооовенький... – протянул карлик, выбежал вперед, протянул руку и представился:

– Я – Снайпер!

– Антон, – машинально ответил Антон, пожимая тощую ладошку.

– Лич, – кивнул синюшный тип слева, с сиренево-желтоватой кожей, весь в татуировках, спирали и покойники на виселицах. Ну точно, уголовник, и кожа такая от гепатита, наверно.

– Док, – улыбнулся еще один уголовник. Уж лучше бы не улыбался, желтые лошадиные зубы не делали улыбку добрей. Тоже жилистый, в каком-то расписном халате с драконами, и тоже с синюшной кожей. Это у него от алкоголизма, подумал Антон, небось спирт пьет не разбавляя, поэтому и кликуха такая – доктор.

– Свен, – приложив руку к сердцу, наклонил голову бугай, похоже единственный нормальный человек из этой компании.

– Ты что-то путаешь, ты не Антон, ты Анаклет, – настырный карлик назойливо вертелся вокруг.

– Анаклет? Нет, как-то глупо звучит. И вообще, я Антон, – сказал Антон.

– Антон? Не, не слышали, – вразнобой сказали Док и Лич. Свен тоже покачал головой.

– Анаклет, Анаклет – карлик тыкал Антона-Анаклета тощим, но твердым пальцем в живот. До груди он не доставал.

– Слушай, это мое дело, как меня зовут, вообще-то, – закипая, но стараясь держать себя в руках, сказал Антон.

Карлик ухмыльнулся и покачал головой.

– Нет, ты в моей команде, и я тут главный. Так что я тут решаю, кого как звать. Анаклет-Анаклет-Анаклет.

Это было уже слишком. Эту гопоту надо сразу ставить не место, решил Антон. И начинать надо с главного. Карлик, похоже, был главный, хотя не понятно, почему. Но по всем повадкам остальная банда признавала его лидером. Ну, ладно, карлик сам напросился.

Антон протянул руку и схватил карлика за нос. Благо носище у него был будь здоров. Это не смертельно, но неприятно, и ты ни можешь никак выкрутиться. Краем глаза Антон контролировал остальную троицу, готовый к любым неожиданностям. К его удивлению, никто не кинулся на помощь карлику. Док и Лич заухмылялись, а Свен закатил глаза. Карлик лишь мычал: "Одбусти... Ды ежо божалеежь... Одбусти, больно жэ...".

Наконец Свен сказал:

– Ну отпусти ты его, в самом деле... Мы же в одной команде...

Это когда они меня успели записать в их банду, подумал Антон? От неожиданности он и вправду отпустил карлика. Нос у того был уже как слива. Карлик тут же отпрыгнул назад, прошипел: "Ну, пожалеешь еще. Еще не вечер", и обернулся к остальным. Лич и Док моментально перестали улыбаться и состроили сочувстующе-негодующие лица. Свен положил карлику руку на плечо и спросил: "Как ты, Снайп?" Карлик скинул его руку, обернулся, сказал еще раз: "Пожалеешь, сука" и пошел по средней тропинке. По дороге он не оборачиваясь позвал: "Пошли".

– Ты это, Снайп, иди, мы догоним, – Док кивал головой, типо точно догоним.

– Догоните, как же... Кабана мне купите, ясно? – Снайпер махнул рукой и пошел дальше.

Все задумчиво проводили его глазами. Через минуту красный плащ перестал мелькать за деревьями.

– Это когда же вы меня в свою банду записали? – спросил Антон.

Лич и Док опять заухмылялись. "Команду", – машинально поправил Свен.

– Ты это, ты уже в команде. Так вот так-то. И не мы тебя записали, не, ты сам себя записал. – Док был самый говорливый, похоже. – Пойдем, посидим, поговорим, в лес, на полянку, в тенечке, мы место хорошее знаем, там и расскажешь про житие твое, а то чего здесь топтаться, в ногах правды нет, и вообще, всяко оно лучше на природе, а?

Лич молчал, но кивал головой, и, видимо, старался быть вежливым, при каждом слове он улыбался все шире и шире, и скоро рот уже был почти до самых ушей, Антон смотрел как зачарованный – резиновый рот у него, что-ли? Свен между тем неодобрительно покачал головой, подошел к пещере около фонтана, засунул в нее руки и начал вынимать какие-то фляги, мечи, рюкзаки, нагрузился так что стал в два раза шире, буркнул "Ну, я пойду", и ушел по левой тропинке.

Лич перестал наконец улыбаться и занялся делом. Он, в свою очередь, подошел к пещере, и достал спиралевидно-белый девайс, похожий на большую и длинную ракушку, потом маленький красивый щит, потом серебристый змеевик, потом бутыль зеленого цвета, потом что-то непонятное. "Пойдем, пойдем", Док полу-хлопал, полу-толкал Антона в спину. Антон подошел и заглянул в пещеру. Не было видно ничего. Антон засунул в пещеру руку. Рука пропала. Антон поспешно выдернул руку и повертел ее. С рукой все было в порядке.

– Скажи "Кабанчик!" – Док смотрел на Антона.

Чувствуя себя глупо, Антон сказал, глядя в черные глаза Дока: "Кабанчик!"

– Да не мне скажи, а пещере!

– Кабанчик! – чувствуя себя вдвойне глупо, сказал Антон в глухую темноту пещеры.

– Еще раз!

– Кабанчик! – Антон про себя решил, что если его попросят позвать кабанчика еще раз, он даст кому-то по сусалам.

Но давать по сусалам никому не пришлось. Раздался топот, и на свет божий выбежал кабанчик. Был он экипирован как спецназовец, в разгрузке, с сумками и патронташами. Пока Антон смотрел на него, из пещеры выбежал второй кабанчик, брат-близнец первого. Оба кабанчика жалобно уставились на Антона большими умными глазами.

– А зачем два? – Антон присел на корточки и потрепал кабанчиков по загривкам.

– Одного на шашлык, а второго Снайперу – деловито объяснил Док. Кабанчики при его словах жалобно всхрюкнули и стали прятаться друг за друга. Вдруг один из них замер на секунду, кинулся в пещеру и через миг выбежал оттуда с полными сумками, и опрометью кинулся по средней тропинке. Второй кабанчик в отчаянии сел на задние лапы и замотал головой.

– А может, не надо, жалко же? – спросил Антон. Кабанчик с надежной уставился на него.

– Надо, Федя, надо. Жрать же надо, а из съедобного здесь только кабанчики. Можно, конечно, энергетик пить, но это ну его, пусть Снайпер со Свеном энергетик пьют, а мы будем нормальные напитки пить, с нормальным градусом, и закусывать нормальными закусками. Это в сто раз полезнее всяких энергетиков, я тебе как доктор говорю. Пойдем, что ли?

Он взвалил на свою спину все трубы, змеевики и бутыли, и пошел по правой тропинке. Антон пожал плечами и последовал за ним.


***



Кабанчик обреченно тащился сзади. «А если убежит?» – думал Антон, и даже хотел, чтобы он убежал. Но почему-то кабанчик не убегал. « Ну давай, вот он, лес, беги» – мысленно понукал кабанчика Антон. Кабанчик остановился, посмотрел на него, посмотрел на лес, искра надежды зажглась в его глазах, и он неуверенно побежал в кусты. Лич обернулся, цыкнул и сказал «Куда-а-а? К ноге!». Искра надежды исчезла из глаз кабанчика, он опустил голову, как робот подбежал к Личу и уже не отходил от него.

Тихой сапой вся компания шла уже минут пятнадцать. Лес тянулся слева и справа, удобная натоптанная тропинка послушно ложилась под ноги, дул легкий ветерок. Идиллия... Но постепенно Антон начал замечать некоторые странности в этой идиллии. Вот взять небо. Ведь вот как бы день и как бы ясно, на небе ни облачка, а где Солнце? Солнца не было. Антон повертел головой, даже шел некоторое время задом наперед, выглядывая Солнце, но его нигде не было. Зато он заметил еще одну странность. Справа от тропинки, совсем рядом, за деревцами и кустиками, тянулась высокая отвесная скала. Была она небесно-голубого цвета, и если не приглядываться, то она полностью сливалась с небом. А если приглядываться, то это была ну очень высокая скала. Антон шел с задранной вверх головой, пытаясь выглядеть вершину этой скалы, пока не запнулся о кабанчика.

Док и Лич ждали его. Они свернули в лес, и теперь шли по лесу Узкая тропинка змеилась между кустиками и буреломами, кроны деревьев закрывали небо. Минут через десять они наконец вышли на большую поляну.

Лич скинул свое барахло, взял топор, нож, сумки и пошел в лес. За дровами, подумал Антон. Кабанчик послушно тащился за Личем. Ну и за мясом, это судьба наверно его такая, прощай, кабанчик, мысленно попрощался с кабанчиком Антон. Кабанчик при этой мысли обернулся и укоризненно поглядел на него, и Антон поспешно отвел глаза и решил, что думать надо поосторожнее.

В центре поляны была небольшая рощица, пять деревьевцев давали какую-никакую тень. Под ними был вырыт колодец, стояли три чурбака, круглый деревянный столик вкопанный в землю, место для костра было обложено камнями. Основательно они тут устроились, молодцы, подумал Антон.

Док с умением и сноровкой собирал некий аппарат, свинчивал, скручивал и паял, заливал жидкость, внутри аппарата гудело, жужжало, булькало и кипело. С трудом верилось, что из ядовито-зелено-красного варева выйдет что-то что можно пить. Док оглянулся, ухмыльнулся и сказал: "Не боись, не первый раз, не последний". Вернулся Лич, таща ведро в одной руке и связку хвороста в другой. Антон заглянул в ведро, шашлык был аккуратно порезан и залит уксусом, и уже замариновался, хотя прошло всего полчаса. "А как это?" – спросил Антон. Лич отмахнулся, – мол, не задавай глупых вопросов, – и начал складывать костер. Это были толстые свежие ветки, "не загорится же", подумал Антон, но вслух ничего не сказал – все равно не послушают – и приготовился увидеть epic fail. Не так же надо, и скидано все в кучу, надо же мелкий сухой хворост снизу, и домиком сложить крупные дрова, ну кто так делает?

– Док? – позвал Лич.

Доктор был занят аппаратом.

– Док! – повысил голос Лич. Доктор нетерпеливо оглянулся, махнул рукой, с пальца его слетела искра и костер занялся, загорелся весь сразу, секунда, другая, и он прогорел полностью, и уже только угли тлели. "А как это?" – опять спросил Антон. Док оглянулся, ухмыльнулся, сказал, "Рот закрой, а то муха залетит", и Антон поспешно захлопнул рот и отогнал черную наглую муху размером со шмеля, которая возникла из ниоткуда. Очень хотелось еще раз открыть рот и еще раз спросить "А как это?" по поводу этой загадочной мухи, но проверять слова Дока на практике не хотелось, муха жужжала в опасной близости ото рта.

Аппарат Дока фыркал и булькал, но пока не взрывался. Док подкручивал винтики, обжимал трубки, и мутно-белая жидкость загадочным образом становилась все прозрачнее и прозрачнее. В четыре колбы на выходе из аппарата капала изумрудно-зеленая, золотисто-рыжая, кристалльно-прозрачная и ярко-синяя жидкость. Антон принюхался. Пахло коньяком, ромом, абсентом и еще чем-то. Хорошим таким коньяком, мягким, теплым, который можно пить не закусывая.

Док сел наконец, жестом фокусника достал приземистые граненые бокалостаканы, и полу-спросил, глядя на Антона:

– Ну что, по коньяку?

Антон кивнул. Док плеснул на донышко себе, Антону, и пододвинул ему стакан. Антон взял, понюхал еще раз, и медленно отпил глоток.

Благодатная теплая струйка коньяка просочилась в желудок, согрев по пути сердце, и живительное тепло растеклось по телу. Вопросы забылись, и минуту Антон сидел, не думая ни о чем и наслаждаясь чувством цельности и хорошести. Внезапно он осознал зелень леса, свежесть воздуха, он осознал, что оказывается вокруг поют птицы, и Антон сидел, впитывая в себя все эти звуки и запахи, тело расслабилось, и все заботы и вопросы отошли на второй план. Хорошо!

Незаметно подошел Лич, и поставил на стол тарелки с шипящим и брызгающимся вкусным жиром мясом. Антон отпил еще глоток коньяка и взял кусочек шашлыка. Изумительно-вкусное мясо таяло во рту. Хорошо, опять подумал Антон.

– Так-то лучше, – Док вертел в руке стакан. – Теперь можно и поговорить. У тебя небось вопросов накопилось, Антоха? Спрашивай.


Глава 2. На поляне. Что-то проясняется.



Где мы? – Антон сам не ожидал, что задаст такой глупый вопрос.

В лесу, – пробурчал Лич и залпом выпил свой коньяк.

Доктор захихикал и захлопал руками по коленям. "В... в... в лесу... Ой шутник какой... В лесу!". Через пару минут он успокоился, ветер глаза рукавом и сказал:

– Во, Антоха, ты подвиг совершил, я думал до сих пор, что Лич шутить не умеет, а ты его так ловко разговорил, а? Ну, ладно, скажу тебе по секрету: мы – в Доте.

– Не понял... В какой такой Доте? – Антон на самом деле не понял.

– Место, где мы находимся, называется Дота, – терпеливо, как ребенку, объяснил Док.

Антон подозрительно посмотрел на него. Шутит небось? Но было похоже, что он говорил серьезно.

Вдалеке раздался гулкий гром и эхом прокатился по лесу. Антон вздрогнул и посмотрел на небо. Небо было безоблачно.

– Не обращай внимания, это Снайпер, – махнул рукой Док.

– А в какой части Земли находится эта Дота? – Антон решил зайти с другого конца.

– А что такое Земля? – спросил Док.

Антон внимательно вгляделся в его лицо. Прикалывается небось? Но было похоже, что Док не шутил и на этот раз.

Снова раздался выстрел, потом еще один. Выстрелы хлопали все чаще и чаще, и Антон решил последовать совету и просто не обращать на них внимания. Это оказалось на удивление легко.

– Ну, Земля – это планета, на которой мы все живем. Она вращается вокруг Солнца, которое на самом деле не Солнце, а звезда, одна из многих звезд в Галактике, и вокруг каждой звезды вращаются планеты, но наша планета – это Земля. – Антон выдохнул, и вдохнул. Это была длинная-длинная фраза.

– Вау, – сказал Лич, – Вау. Не, мы не на Земле. Мы в Доте. Отвечаю.

Антон чувствовал себя тупым студентом на экзамене, студентом, который даже не знает, какой предмет он сдает. А экзаменатор при этом шутит и прикалывается. Приходилось продираться через их шуточки, полу-ответы, полу-намеки, полу-приколы. Антон продолжал спрашивать, и задавать глупые вопросы, не обращая внимания на их шуточки, пропуская мимо ушей их приколы, снова и снова.

После пары часов такой трепотни что-то начало проясняться в голове Антона. Не все, конечно, Антон до сих пор не понимал, как он здесь оказался, и как ему отсюда выбраться, но все же что-то он понял. Да уж... Попал так попал... Итак. Антон смотрел в свой стакан, медленно покачивая его и наблюдая, как маслянистый коньяк сползает со стенок, и подводил итоги.


***



Место, где он находился, действительно называлось Дота. Это был квадрат пять на пять километров, в двух противоположных углах которого находились базы двух враждующие команд. По диагонали, их разделяла мелкая, но широкая речка – по колено в самом глубоком месте. Прямая дорога соединяла базы, и еще две дороги проходили по сторонам квадрата. Пять человек на команду. В общем, кто играл в Доту, тот поймет.

Это была игра, убить кого то было невозможно. Вернее возможно, но только на один день. Утром следующего дня все просыпались в круглой белой комнате с дверями на стене, и должны были выбрать героя и пройти сквозь дверь, чтобы начать новый день и новую игру. Тот, кто дожил до вечера неубитым, засыпал крепким сном и просыпался в круглой белой комнате. Мечта идиота, подумал Антон, чтобы войнушка как по-настоящему, но не больно. И чтобы никогда не кончалась.

И самое главное – ты помнил только три последних дня. Антон спросил, а что будет, если не засыпать вечером, но Док сказал, что ты заснешь в любом случае, без вариантов. Ну, это мы еще проверим, ответил Антон, но Док только заржал как лошадь.

Это было дико, неправильно, нереально, так не могло быть. Но так было. Три варианта – А, Б, В, думал Антон.

Вариант А, он перебрал ЛСД и это все только больное воображение. Транс. Галлюцинации. Погаллюцинирую а потом все пройдет и я буду как прежний, может даже лучше так, подумал Антон. Ну или это просто очень реальный и правдоподобный сон. Такой вот ЛСД-сон.

Вариант Б, еще более дикий и невероятный – он заснул, и его похитили, и вживили электроды в мозг, и подключили его к какому-то гигантскому компьютеру, и он теперь в компьютере. Мысленно. Как в Матрице.

Вариант В, подумал Антон, еще более дикий и невероятный, в десять раз более дикий и невероятный. Это все на самом деле. Он попал в параллельный мир, мир Доты-3. Только вот не так как-то Антон представлял себе параллельные миры. Ну можно себе представить, что может есть такая параллельная вселенная, с солнцами и планетами, и люди там должны быть, иначе какой смысл во всех этих параллельных мирах. Но чтобы попасть в мир Доты? Это не параллельный, это какой-то перпендикулярный мир.

Ну что же, подумал Антон, пора задавать умные вопросы. Вернее один вопрос. Как свалить отсюда нахер обратно на Землю? Три дня, чтобы найти ответ. Вернее, уже только два с половиной дня.


***



Антон протянул руку, взял колбу с коньяком, разлил по стаканам и приготовился спрашивать.

– Тост! – радостно заорал Док.

– Тост! – повторил Лич.

– Почему я попал в Доту? – спросил Антон.

– Это не тост, – уныло сказал Лич. – Ну и ладно. – И он залпом выпил свой коньяк.

– Ну хорошо, вижу, мы закончили хиханьки и хаханьки, – Док крутил в ладонях бокал, – Зер гут, в кои то веки встретишь умного человека... Ну, допустим, у Лича есть теория, – я с ней полностью не согласен, но ничего лучшего не придумал пока – что твоя последняя мысль перед тем, как ты заснешь, определяет, как пройдет твой следующий день. Я лично думаю, что весь день важен, не только последняя мысль. Ты вот о чем думал, когда заснул в этой твоей игре на этой твоей Земле?

Антон начал было говорить, что Земля – это не игра, а жизнь, что там все по-настоящему, но осекся и задумался. А что, может быть Док и прав. Как там говорится: что наша жизнь – игра. Или поется. Или вот еще была книжка по психологии, у одной моей подружки, как там... Игры, в которые играют люди? В общем, можно сказать, что жизнь наша и игра, отчасти... Мы же все время притворяемся, играем на публику, изображаем из себя кого-то. И не на публику. Мы играем сами перед собой, когда остаемся одни. Кто не прокручивал в уме неудачное свидание, и в своих мечтах не оказывался героем? Игра, вся наша жизнь – игра. Ладно.

Антон наморщил лоб. И о чем же он думал, когда заснул? Он начал вспоминать. И вспомнил.

Он играл в Доту. И даже не помнил, как заснул. Или как умер. Или как провалился в транс. Вот играл, и бац – моргнул, открыл глаза, и уже здесь, в этом дурацком мире. То есть, последняя мысль была о Доте! Сейчас Антон ненавидел Дока с его дурацкой теорией о реинкарнации по последней мысли. Вернее, Лича. Вернее, их обоих.

– Ладно, проехали, – он в упор смотрел на Дока. – Я уже здесь, какая нахер разница теперь. Как мне отсюда выбраться?

– В каком смысле? Конкретизируй! – Док отставил в сторону бокал. Было видно, что ему интересно.

– Ну, уйти куда-нибудь. На север, например. Или на юг. Или улететь. Все равно как. – глупые вопросы Дока начали раздражать Антона. Он с трудом сдерживался чтобы не взять его за грудки и не вытрясти нужные ответы.

Док помолчал и начал рассказывать. Три дня назад, после очередной реинкарнации, такая же идея фикс – выбраться отсюда – всерьез завладела мозгом Омни. И Омни начал мутить.

С четырех сторон Дота была окружена каменными стенами. В поисках выхода из Доты, Омни заставил всех, кроме Снайпера, долбить тоннель сквозь стену. Свен пошел помогать без лишних разговоров, Док с Личем хотели было наплевать и пойти как обычно на шашлыки, но Омни их заставил силой. В этом месте рассказ Дока был мутен и невнятен, а Лич промычал "Сука". В общем по указаниям Омни они закупили кучу нелепого оружия и странного оборудования, разобрали и сделали тоннельный прокладчик. На это у них ушла первая половина дня, они не ели, Док с Личем были злы как черти, но ничего не могли поделать. Сразу же как аппарат был готов, они начали рыть тоннель. Дело пошло быстро, аппарат работал как часы, они еле успевали в тоннеле подпорки ставить, и через пару часов и пять километров они пробили таки стену и вывалились из скалы на дорогу. На дороге обнаружилась троица из вражеской команды. Сначала перевес был на нашей стороне, но потом подтянулась Лера, и пришлось бежать через тоннель, ломая на ходу подпорки и обрушивая стены.

Антон не понял и вопросительно посмотрел на Дока. Док вздохнул и закатил глаза. Антон посмотрел на Лича.

– Мы сверлили тоннель на север, пять километров камня. А вышли на южной стороне Доты, на территории врага. – терпеливо объяснил Лич.

– Но как? Вы что, по кругу сверлили что ли?

– Нет, сверлили строго на север. Тоннель был прямой. Мы когда просверлили полностью, с выхода тоннеля могли видеть вход. Прямой тоннель, строго на север. – еще более терпеливо объяснил Лич.

Антон молчал. Что-то им рассказывали на уроках математики, или физики, что-то похожее... Антон вспомнил. Математик у них был энтузиаст, рассказывал про всякую непонятную фигню все время, и как-то он им рассказал про топологию, и сделал ленту Мебиуса. Лента с одной поверхностью. И еще была бутылка Кляйна. И еще он рассказывал, что если сделать космолет, и лететь очень долго, то космолет вернется обратно на Землю. С другой стороны.

– Ну хорошо, ну улететь тогда как-нибудь можно наверно отсюда? – Антону не хотелось отказываться от мечты сбежать обратно на Землю.

Док опустил закатанные к небу глаза и продолжил рассказывать.

Два дня назад, Омни продолжил мутить. С утра Док и Лич, мучимые нехорошим предчувствием и отсутствием выпивки накануне, быстренько хотели смыться на шашлычную поляну и наверстать упущенное. Не тут-то было. В этом месте Док снова был невнятен, а Лич опять промычал "Сука, сука он".

– А Снайпер? – спросил Антон.

– Снайпер маньяк. Его от игры ничем не оторвать. – прервал свой рассказ Док.

В общем, они опять купили оборудование, и построили летательный аппарат. Из рассказа Дока Антон понял, что это был жюль-верновский гибрид летающий на гелии, винтах, ракетных бустерах и еще какой то непонятной хрени. После обеда они все залезли в аппарат, одели кислородные маски и начали подниматься. Док с Личем хотели было уклониться, но их заставили силой.

Вначале дело пошло хорошо. Они поднимались быстро и равномерно, и очень скоро весь мир Доты был виден как на ладони. Снайпер и Лерой играли в свою войнушку, четверо вражеских героев тусили на своей половине, у них была тоже своя шашлычная поляна (барбекюшная, поправил Лич). Но на высоте около двух с половиной километров начались странности. Снайпер и Лера, и четверо вражеских бездельников начали двигаться все быстрее и быстрее, и очень скоро, через пару минут, их не было видно, только смутные силуэты чего-то, движущегося с огромной скоростью, в течении нескольких секунд небо потемнело, наступила ночь, и они отрубились.

Антон опять ничего не понял и посмотрел на Дока. Док сказал "Ну нет, ну я не могу, это же очевидно, Лич, объясни же ему". Лич только вздохнул, покачал головой, и приложился к стакану. Пришлось объяснять Доку.

– Понимаешь, на высоте два с половиной километра, похоже, время начало течь быстрее. Чем выше мы поднимались, тем быстрее текло время. Наше время, локальное, высотное, так сказать. На поверхности Доты – нормальное время, а вверху оно ускоряется. Я думаю, что на высоте два с половиной километра время течет с бесконечной скоростью, невозможно преодолеть этот барьер.

Антон молчал. Никакой лентой Мебиуса это объяснить уже было нельзя, было только понятно, что по воздуху из Доты тоже не выбраться.

– А вчера вы попробовали рыть землю вглубь, и на глубине два с половиной километра провалились в ад, – мрачно предположил Антон.

– Нет, – возразил Док.

– Нет? – переспросил Антон. Ответ Дока был неожиданным.

– Нет. Очевидно же, что вниз тоже не получилось бы. – Док опять смотрел на Антона в упор. – Ты до сих пор не спросил, куда делся Омни. И как.

Антон молчал. Иногда самые очевидные вещи проходят мимо. Как же так, вот он строит идиотские планы о том, как выбраться, по суше и по морю, сквозь скалы, огонь и медные трубы, а все может быть намного проще. Ведь был этот Омни, а сейчас его нет, и вместо него появился Антон. В Доте не умирают, то есть он как-то слез с крючка и сбежал из Доты. Значит, и Антон может это повторить!

– И куда делся Омни? – осторожно спросил Антон.

– Без понятия, – мгновенно ответил Док и заржал.

– Да ну вас, – Антон в сердцах встал.

– Садись, садись, счас все расскажу. – Доку не терпелось, он даже схватил его за рукав. – Садись, садись, это на самом деле непонятная история.

Антон сел.


***



Вчера рано утром Док и Лич таки успели купить самогонное оборудование и поросенка и улизнули на поляну. На их счастье, Омни был тих и задумчив и не обращал на них внимания. Они уже закончили коньяк и перешли на абсент, когда появился Омни. Он отодвинул в сторону предложенный стакан и начал говорить:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю