332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Геррер » Бабочка для одинокого олигарха (СИ) » Текст книги (страница 5)
Бабочка для одинокого олигарха (СИ)
  • Текст добавлен: 17 декабря 2020, 15:00

Текст книги "Бабочка для одинокого олигарха (СИ)"


Автор книги: Мария Геррер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 16 страниц)

Глава 11. Инна.

Менять что-либо в своей внешности было уже поздно. Может, и перебор с чем-то вышел.

Разговор с Леной меня успокоил. Мысли встали на место. Будь что будет. Чего зря переживать? Получится – хорошо, нет – буду искать другие варианты для своего салона. Ведь это не конец света.

Хотела сразу после обеда отправиться в офис нового арендодателя. Но начала тянуть время. Нашлась масса дел и столько же предлогов. Собралась только ближе к вечеру. Пора было узнать, захочет ли Кирсанов лично решить судьбу моей фирмы. Или перепоручит это кому-то другому.

Втайне надеялась, что господин Кирсанов очень занят и не будет тратить свое драгоценное время на общение с арендатором. Может назначит мне прийти в другой день? Бессознательно хотела оттянуть момент нашей встречи.

Кирсанов занял кабинет прежнего собственника. Он располагался на четвертом этаже среди скучных офисных помещений и ничем не отличался от них. Длинный коридор, безликие двери со стандартными табличками.

Я брела по бесконечному коридору, и мне хотелось отложить визит на завтра. А еще лучше на послезавтра. Настроение менялось радикально. От боевого – к упадническому. А потом опять появлялась надежда, что все наладится.

Обреченно толкнула дверь в приемную, поздоровалась с секретаршей. Женщина лет сорока приветливо мне улыбнулась. Мой внешний вид ее не удивил. Возможно, она и не такое видела на своем веку.

– Господин Кирсанов, наверное, занят? – с надеждой поинтересовалась я. – У меня салон цветов на первом этаже. «Роза и бабочка». Не подскажете, когда я могу зайти по поводу продления аренды?

Но секретарша радостно сообщила, что ее босс, кажется, свободен. Она заглянула к нему в кабинет и уточнила, не уделит ли он мне время. Надежда вспыхнула слабой искрой и тут же погасла.

 – Проходите, вас ждут, – она любезно распахнула передо мной дверь в кабинет своего руководителя.

Я подавила вздох и обреченно переступила порог. Роскошным кабинет назвать было нельзя. Видимо, новый хозяин еще не обжился. Самая простая офисная мебель. Витражное окно с видом на город скрашивало примитивную обстановку.

Мой ночной знакомый сидел за столом, заваленном бумагами. Видимо, пытался разобраться в запутанных делах.

А дела у прежнего хозяина роскошного небоскреба были не очень… Элитная недвижимость досталась ему по наследству, и управлять ей он не умел. Да и не хотел. Поэтому принял единственно верное решение – продал небоскреб к Ядрёне-Матрёне. Все это мне доверительно сообщил на днях Борис Семенович.

Господин Кирсанов оторвался от документов и поднял на меня холодные синие глаза. Такие глаза не забудешь. Они так насмешливо смотрел на меня позавчера утром. И с таким неподдельным интересом.

А теперь Кирсанов взирал на меня с недоумением.

– Прошу, присаживайтесь, – указал он на кресло у его стола.

Я уселась на краешек и положила сумку на колени. Зря я выбрала костюм с такой короткой юбкой. Поняла, что стесняюсь. Надо взять себя в руки и добиться подписания договора. Ведь я ради этого пришла сюда.

– Вы собственница салона флористики «Роза и бабочка»? – с сомнением спросил он и внимательно посмотрел на колье, которое я навесила себе на грудь. Или он смотрел не на колье, а на то, что оно прикрывало?

            Очевидно, мой вид не соответствовал его представлению о хозяйке цветочного салона. Все-таки тут надо иметь хотя бы элементарный вкус, а у меня он сейчас напрочь отсутствовал. Ведь именно к этому я стремилась. Возможно, переборщила…

– Да, Инна Андреевна Романова, – полушепотом представилась я.

– Хорошо, что вы сами зашли ко мне. Я хотел пригласить вас завтра. Вижу, у вас были просрочены платежи аренды. Это плохо.

– Всего два раза, – продолжала сипеть я.

– Не могли бы вы говорить погромче, – любезно попросил Кирсанов. – Вас почти не слышно.

– Простите, я недавно перенесла ангину. Горло еще сильно болит, – я слегка закашлялась, подтверждая свои слова. – Связки сорваны.

Кирсанов кивнул:

– Я понял. Сочувствую.

Он порылся в бумагах и нашел мой договор.

– Мне нужны аккуратные и ответственные арендаторы, – сообщил Кирсанов. – На ваше помещение мы легко сможем найти других, более ответственных.

– У меня были серьезные проблемы, – попыталась оправдаться я. – Личного характера. Но я уже разобралась с ними.

– Увы, но меня это не касается, – равнодушно пожал плечами Кирсанов.

– Я заплатила процент за просрочку платежей.

– Да, я в курсе. Но теперь все будет по-другому. Я люблю порядок. И хочу, чтобы арендаторы понимали – поблажек им ждать не стоит. В новом договоре аренды все прописано четко. Вам стоит внимательно прочитать его, прежде чем подпишете. Процент за просрочку будет значительно увеличен. Если вам не по карману аренда в нашем здании, советую найти более приемлемый вариант.

– Я понимаю, – обреченно кивнула я. – Обещаю, подобного больше не повторится.

– Искренне на это надеюсь, – он строго посмотрел на меня.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

– Мне очень удобно снимать помещение именно здесь, – призналась я. Может, Кирсанов поймет, как это для меня важно. – Я часто оформляю свадьбы и банкеты, которые тут проводятся.

– Тогда тем более у вас есть стимул вносить плату вовремя. Договора будут подписываться на следующей неделе. Секретарь сообщит вам, кто будет заниматься этим. Надеюсь, сотрудничество пойдет на пользу и нам, и вам. Благодарю, что зашли.

Он поднялся из-за стола, давая понять, что разговор завершен. Я облегченно вздохнула. Не узнал! Не узнал! Мысленно я ликовала. Все у меня получилось. И легче, чем я думала.

Я улыбнулась Кирсанову, с трудом сдерживая радость, и тоже встала. Слишком порывисто. И смахнула часть бумаг, которые лежали на краю стола. Так неловко получилось. Листы с легким шуршанием рассыпались по полу.

– Простите, – я быстро наклонилась и начала собирать их.

– Не стоит, я сам, – Кирсанов тоже наклонился, а я резко поднялась.

Наши головы ударились, как бильярдные шары, с глухим звуком. Ёшки-матрёшки, угораздило меня! Аж в глазах потемнело и огненные круги поплыли перед глазами.

– Простите, – снова пролепетала я, поправляя съехавшие очки.

Кирсанов одной рукой держался за лоб, а другой взял меня за запястье.

– Мне очень жаль, – продолжала оправдываться я.

Потерла затылок. Сильно я двинула Кирсанова. Надеюсь, шишки на лбу у него не будет.

– Что у вас за парфюм? – почему-то спросил Кирсанов.

– Ностальгическая роза, – дались ему мои духи.

– Редкий запах, – он не отпускал мою руку. – Нежный, загадочный.

 Легкая улыбка тронула его губы. Озорные огоньки вспыхнули в бездонных синих глазах. И это меня насторожило.

– Они не слишком популярны. Восточные духи, – произнесла я.

– Но вам нравятся? – это был не то вопрос, не то утверждение.

– Да, очень, – кивнула я. – Мне пора идти. Не хочу вас задерживать. И у меня тоже работы много.

И попыталась мягко высвободить запястье. Ничего не получилось. Его пальцы крепко, но осторожно сжимали мою руку. Пожалуй, даже нежно. И это, как ни странно, меня волновало. Сердце билось слишком сильно и неровно.

Надо было уходить, пока меня не рассекретили. Происходящее нравилось мне все меньше и меньше. Почему Кирсанова интересует мой парфюм, а не то, что я со всей дури треснула его головой по лбу?

– Знакомый аромат, – усмехнулся Кирсанов, пристально глядя мне в глаза. – Не могли бы вы снять очки?

– Нет, – отступила я назад. – Я без них ничего не вижу. Зрение слабое. Минус пятнадцать…

– Да? – выгнул он бровь. – Неужели? Стекла плоские, без диоптрий.

 Вот ведь какой внимательный. Просто сыщик! Углядел. Но я продолжила нагло и упорно врать.

 – Забыла, – невинно улыбнуться ему. – Я недавно линзы начала носить. Но без очков мне некомфортно. Всю жизнь с ними. С самого детства. Привыкла.

– Снимите их, пожалуйста, – снова попросил Кирсанов. Слишком любезно – в его словах сквозило нескрываемое коварство. – Мне ваше лицо кого-то напоминает.

– Мы до этого не встречались. Вы обознались, – я уже поняла, что развязка близка, но упорно пыталась спасти положение.

– Так не снимете очки?

– Нет, – отрезала я.

– О, и голос к вам вернулся? – осведомился он заботливо. – Как неожиданно!

Я замерла.

Кирсанов по-прежнему держал меня за руку. Он усмехнулся и притянул меня к себе.

– Ладно, раз не хотите, тогда я сам. Позволите?

– Нет, – попыталась в очередной раз вырвать руку. – Не смейте меня трогать! Что вы себе позволяете?

Мои возмущения не возымели действия. И мой ответ его уже не интересовал. Свободной рукой Кирсанов снял с меня очки, небрежно бросил их на стол. И расплылся в довольной улыбке.

– Ну, вот и попалась, ночная бабочка!

Глава 12. Влад.

От разбора бумажных завалов меня отвлекла секретарша. Она сообщила, что пришла хозяйка цветочного салона по поводу продления аренды. К ней у меня было несколько вопросов. Ее платежи проходили крайне неаккуратно, и мне это не понравилось. Возможно, придется попросить ее освободить помещение. Место тут отличное, нового арендатора найдем без проблем.

В кабинет вошла яркая дама неопределенного возраста. На вид лет сорок, может и все сорок пять. Волосы цвета вороньего крыла, низкая челка, широкие брови, алые губы. Натуральная ведьма, только метлы не хватает.

Одета вызывающе. Очки в жутких стразах. И обтягивающий костюм, короткий до неприличия. Чтобы все прелести было видно. Очевидно, дама в поисках спутника жизни. Надеюсь, она не сделает меня предметом своего обожания. С меня хватает и светских львиц. А уж от такого кошмара прошу уволить!

 Дамочка уселась в кресло и уставилась на стол с бумагами. Время от времени она метала на меня короткий взгляд из-под жутких очков.

Я выразил ей свое недовольство. Она что-то прошептала в ответ. Начала оправдываться. Призналась, что у нее проблемы. Ну, это видно невооруженным глазом. Ясно, что у нее за проблемы – вся в поисках мужчины, судя по внешнему виду. Не до платежей ей.

Но дамочка начала жалобно просить не выселять ее салон. Едва не плакала. Работа у нее только-только начала налаживаться. И мне стало ее жаль. И так одинокая, никому не нужная, а тут еще я на ее голову. Такой строгий и принципиальный.

Решил, что дам ей шанс. Она неописуемо обрадовалась. Настолько, что резко вскочила из-за стола и уронила документы, которые я полдня тщательно разбирал. Ну, точно слониха в посудной лавке.

 Весь мой непосильный труд перемешался и разлетелся по полу. Дама кинулась его собирать. Она наклонилась, и начала сгребать листы в кучу, окончательно все перемешав.

Вот уж не думал, что у женщины среднего телосложения может быть такая большая задница. Яркая красная ткань вульгарно обтягивала это чудо природы. И на что несчастная женщина только рассчитывает? Хотя, возможно, есть любители…

– Оставьте, я сам, – раздраженно бросил ей и наклонился к бумагам. Слишком резко. А она так же резко поднялась.

Раздался глухой удар и у меня из глаз посыпались искры. Тонкий аромат розы окутал кабинет. Видимо, я получил сотрясение мозга и мне это мерещится.

Она смотрела на меня с ужасом. Знакомый взгляд! Очки съехали с ее носа. Нет, этой даме точно не сорок, далеко не сорок! Нежная кожа, как фарфоровая. Зеленые глаза. И такой чарующий аромат розы. Я схватил ее за руку. Она слабо пыталась высвободиться. Ну, уж нет, теперь тебе от меня не уйти, ночная бабочка!

– Пустите мою руку! – вспыхнула она.

Ее возмущение развеселило меня.

– Даже не пытайтесь вырваться, не отпущу, – злодейски рассмеялся я. – Нам много о чем надо поговорить. Попробуете снова убежать – обращусь в полицию. На этот раз вам от меня не скрыться. Теперь я знаю, кто вы.

Она сникла, больше не пыталась вырвать руку и только испуганно смотрела на меня.

– Садитесь, разговор будет долгим, – я отпустил ее запястье, и она потерла его. Видимо, сильно придавил. Так нечего было сопротивляться. Сама виновата!

– Затеяли маскарад в надежде, что я вас не узнаю? Снимаю шляпу – у вас почти получилось. Только парфюм сменить забыли.

Романова молчала. А что она могла мне сказать? И так все очевидно. Сидела на краешке кресла и смотрела в пол. Юбку натянула на колени. Да так и придерживала ее руками. Как гимназистка.

– Я хочу знать, как вы попали в мой номер ночью, – заявил я. – И не пытайтесь сочинять басни. Вы так подрабатываете? Дополнительный заработок?

– Да что вы себе позволяете? – зашлась в праведном гневе моя ночная бабочка. Ее зеленые глаза вспыхнули изумрудами. – Я женщина порядочная!

– Неужели? – искренне удивился я. – Судя по тому, в каком виде вы были в моей постели, этого не скажешь.

– Я вам уже объясняла – приняла снотворное, спутала номер. У меня был сложный день – мы декорировали зал для свадьбы вашего компаньона. После работы иногда остаюсь на ночь в отеле.

– Это не объясняет, как у вас оказался универсальный ключ. И вы так хорошо зарабатываете, что можете себе позволить номер люкс? Только что плакались, что фирма на ладан дышит.

Она стушевалась, но быстро придумала очередную версию.

– Ладно, дело было так. Той ночью я реально страшно устала. Безумно хотелось отдохнуть. Выпила сильное снотворное. По ошибке запила коньяком. Получился жуткий эффект. Сама взяла магнитный ключ на ресепшен. Девушка отлучилась на минутку, а ждать у меня не было сил. Да, знаю, это делать нельзя. Но так получилось. И спутала, взяла не тот ключ. Я бы утром заплатила за номер.

– Не сомневаюсь в вашей щепетильности. Значит, с ключом ошиблись? И потащились на этаж, где одни люксовые номера? – вскинул я брови. – Этажом вы тоже промазали?

– Я понятия не имею, где в отеле люкс, а где обычные. Откуда мне знать? Да, нажала в лифте не ту кнопку.

– А кнопка лифта на этот этаж без ключа не работает, – продолжал давить я. – И вы об этом знали, если смогли воспользоваться им. И, разумеется, совершенно случайно решили поселиться на ночь в люксе? Раз уж вам в руки попал такой золотой ключик. Не так ли?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

– Да, простите. Так и было. Я поняла, что взяла универсальный ключ и решила переночевать в люксе. Один раз. Никто бы не узнал, – потупилась Романова. – Знаю, это недопустимо. Но слишком велико было искушение.

– Хотели ощутить себя королевой?

– Ну да…

– И я должен поверить, что вы раньше этого не делали? Не врите, хватит! Я уже понял, что в отеле творится хрен знает что. Простите мой французский! Ваша подружка дала вам ключ. И я хочу знать ее имя.

– Нет, я сама его взяла. Украла, если угодно. Все, больше я ничего не скажу. Можете вызывать полицию, – она вызывающе посмотрела мне в глаза.

Точно больше ничего не скажет. Вижу по ее лицу – упрямая. Будет покрывать подругу до последнего. Или Бориса Семеновича? Ведь она упорно говорила о нем во сне.

– Ладно, оставим пока это. А что, и господин Плетнев балуется подобными вещами? Вы так много о нем говорили, что я заподозрил – он тоже любитель ночевать в люксе. И, как понимаю, не в гордом одиночестве? Подружек водит?

– А об этом спросите вашего управляющего. Откуда мне знать, что он любит, а что нет? – снова возмутилась девушка. – Бабник он, никому прохода не дает. Приставал ко мне, вот и приснился в кошмаре.

Понял, что никого она мне не сдаст. Не будет подводить других под неприятности. Даже Плетнева, который ей явно не симпатичен. Принципиальная и правильная. Решил девушку не мучить. И так очевидно, что в отеле надо безжалостно наводить порядок. И увольнять половину персонала. Разбаловались слишком.

– Так вы не скажете мне, кто дал вам ключ? В последний раз спрашиваю, – предупредил я.

– Я все сказала. Взяла сама. Можете не продлять мне аренду. Перебьюсь. И за ночь в люксе тоже заплачу, не переживайте, – гордо вскинула она голову.

– Если вы оплатите ночь в люксе, боюсь, на аренду вам денег не хватит, – невольно рассмеялся я. – Вы хоть примерно знаете, сколько это стоит?

Она вздохнула, но промолчала.

– Как вы понимаете, я наложу на вас взыскание. Раз не хотите выдавать ваших подельников, будете отвечать одна.

– И что вы от меня хотите? – в ее глазах мелькнул испуг.

– Я не Борис Семенович, и не пользуюсь своим положением. Так что приставать к вам не буду, и не надейтесь.

– Я страшно расстроена, – язвительно парировала Романова. – Так чего ж вы желаете?

– Пока не решил. Подумаю и сообщу на днях. А может даже сегодня. Я позвоню вам. Хотел спросить, так, из любопытства. Позволите?

– А у меня есть выбор?

– В принципе, нет, – девушка меня забавляла. Ершистая, с норовом. – Вы украшали банкетный зал для моего друга. И как вам клиенты? Меня интересует невеста и ее семья.

Почему бы не воспользоваться случаем и не узнать стороннее мнение о жене Кирилла? Что-то подсказывало мне, что он вляпался очень сильно. И добром это для него не кончится. Может, смогу чем помочь? Хотя чем поможешь, когда у них на днях родится ребенок? Охомутали моего друга. И будут методично тянуть из него деньги. Надеюсь, у Кирилла хватит ума не передать акции жене или ее родителям. Это не пойдет на пользу нашему совместному бизнесу.

Романова ненадолго задумалась.

– В моем деле тоже есть профессиональная этика, – произнесла она. – Тут как о покойнике – хорошо, или никак. В данном случае – никак.

– Благодарю, я понял.

Мое мнение совпало с ее. И это не радовало.

– Теперь я могу идти? У меня и правда очень много работы, – она посмотрела мне в глаза.

И я понял – не хочу, чтобы она уходила. Интересная девушка, независимая, дерзкая, смелая. Но не наглая. Ведь додумалась устроить весь этот маскарад. И все ради того, чтобы поддержать свой салон. Борется за выживание и правильно делает.

– Да, идите. Я позвоню вам.

Она подняла на меня глаза. В них была обреченность и надежда.

– Вы позволите мне не закрывать салон до конца месяца? У меня много заказов. И все в этом здании. Все расписано на месяц вперед.

– Я подумаю, – почему-то мне нравилось, что эта девушка зависит от меня.

– Я уже попросила у вас прощение. За то, что ночевала с вами… у вас… в номере.

– Дело не в этом. Если я закрою на это глаза, другие могут подумать, что им тоже все сойдет с рук. А это недопустимо. Я должен как-то отреагировать на подобный инцидент. Согласны?

Она кивнула. Как-то покорно:

– Да, я понимаю… – вздохнула Романова.

Мне стало ее опять жаль. Я что, совсем бесчувственный сухарь?

– Хорошо, еще на месяц можете остаться, а там видно будет, – милостиво сообщил я, и она улыбнулась в ответ.

Искренне и благодарно. Так мне еще никто и никогда не улыбался. Блин, девушка мне нравится все больше и больше!

Глава 13. Инна.

Я спалилась ужасно глупо. Забыла про духи! Никогда не думала, что мужчины могут отличать один аромат от другого. Мне вообще казалось, они на это мало обращают внимания.

Парфюмом мы пользуемся скорее для себя. Женщина сразу может сказать, модный аромат, или нет. Дорогой, или так себе… Это вопрос статуса, но оценит его только другая женщина. Оказалось, нет, я заблуждалась. И мой совершенно непопулярный парфюм запомнился Кирсанову.

Восточные духи мало кто ценит. А мне они очень нравятся. В этом плане я не гонюсь за модой. На мой взгляд, аромат должен соответствовать характеру женщины. А что лучше запаха ностальгической розы подойдет хозяйке цветочного салона? Тонкий, изысканный запах. Едва уловимый, как утренний туман. Манящий и ускользающий.

Моя афера почти удалась. Я ловко обманула Кирсанова. Он не узнал в вульгарной особе свою ночную гостью. Тем более что в его номере я была почти голой. А тут пришла дама с такими пышными формами, размера на три больше моих природных.

Как женщина я Владислава Владимировича не заинтересовала. Все шло хорошо, он пожалел замученную жизнью перезрелую ягодку. Даже проявил человечность и сочувствие. Отложил на месяц мое изгнание из безнес-центра. Может, и дальше все бы сложилось нормально.

Но я от радости начала суетиться и все испортила. Аромат моих духов выдал меня. Если бы не эта мелочь, я бы уже сидела с Ленкой в ресторане. Ели бы мы осетрину и пили вино.

Что за взыскание наложит на меня новый собственник? Видимо, денежный штраф. Что еще можно с меня взять? Надеюсь, я смогу его оплатить. Так или иначе, у меня в запасе месяц. Буду на всякий случай искать подходящие помещения под мой салон.

Кирсанов имел полное право выкинуть мою фирмешку на улицу. И был бы совершенно прав. Я частенько ночевала в отеле и всегда бесплатно. А это не есть гуд.

Дружба дружбой, но для собственника подобные вольности – реальный убыток, как ни крути. Естественно, Кирсанов догадался, что никто ничего не оплачивал. И я такая не одна. При прежнем собственнике в отеле царил полный хаос. Сотрудники и арендаторы действовали по принципу: кот из дома – мыши в пляс. Вот и доплясались. Я, по крайней мере…

Меня мучил только один вопрос – что захочет получить Кирсанов за мои выкрутасы? Какова цена за то, что он отнесется ко мне снисходительно?

Сунула дурацкие очки в сумочку:

– Я могу идти?

– Да, разумеется, – как-то коварно усмехнулся Владислав Владимирович.

Я уже почти вышла из его кабинета, когда Кирсанов снова задержал меня.

– Еще один вопрос, личный, – в его словах сквозила плохо скрываемая ирония.

– Да, слушаю вас, – я замерла на пороге и насторожилась.

Но уже ничего не могло ухудшить мое положение.

– Ночью мне показалось, у вас не такие… рельефные формы, – он изобразил руками в воздухе женскую фигуру. – Все как-то компактнее было… Не так объемно, что ли…

В его взгляде я уловила заинтересованность. Он как рентген просвечивал мою одежду и, кажется, ощупывал тело.

Я вспыхнула от возмущения. Компактнее, не так объемно?! Кровь прилила к моим щекам. Вот нахал!

Мало того, что Кирсанов словно раздевал меня взглядом, так еще и насмехался. Что ответить на идиотский вопрос? Только мужик такое мог спросить. Формы ему не те были! Да, не те, и что теперь?

– У меня костюм не по размеру, – буркнула я.

Что еще я могла ответить? Что напихала в лифчик ваты и напялила трусы с резиновой задницей? И так выставила себя перед ним полной дурой.

И он хорош – нашел о чем спрашивать! Кирсанов ночью отлично рассмотрел меня. Не постеснялся разглядывать. В этом его винить нельзя – голая девица забралась в постель. Чего же я от него ожидала? Он мужчина. Хорошо хоть, что только визуально изучал, а не на ощупь.

Кирсанов улыбнулся.

– Понял, задал некорректный вопрос. Извините, но было очень любопытно. Удачного дня. Я скоро позвоню вам.

– Буду с нетерпением ждать, – я натянула на себя дежурную улыбку. – Всего хорошего.

И зачем он задал мне этот идиотский вопрос о фигуре? Я почти поверила, что Кирсанов истинный джентльмен.

Вечером я все-таки позвала Ленку в ресторан на ужин. Хотелось отметить отсрочку краха моего салона и поделиться наболевшим.

Жуткая прическа все еще украшала мою голову. А костюм теперь оказался велик. Вату из лифчика я вытащила и накладные ягодицы тоже убрала. Боевую раскраску с лица смыла. Выглядела по-прежнему как дура. Но мне было все равно. Аренду на месяц продлили. Уже хорошо.

Мы пили белое вино, и я рассказывала подруге о своих приключениях. Ленка время от времени неприлично громко хихикала.

– Так прямо и сказал про формы? Что были не такие… толстые? Как Кирсанов выразился? Не такие выпуклые? Или пышные?

– Он сказал, что раньше они были более компактные, – поправила я ее. – Типа резко увеличились.

– Какой деликатный! – восхитилась подруга. – По мне, так они у тебя были непомерно большие. Особенно корма. Ты с ней перестаралась.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

– Не было другого размера, взяла, что попалось на рынке. Не думаю, что на подобные аксессуары бешеный спрос.

– А Плетневу понравилось, – заметила Лена.

 – Этому бабнику все нравится, за что ухватиться можно.

– Значит, Кирсанов тебя в постели разглядывал, – подруга с интересом посмотрела на меня через бокал и на ее лице заиграла улыбка. – А ты точно уверена, что у вас ничего не было? Ведь какой мужчина! Даже обидно, что ты ничего не помнишь. Может, вы провели бурную ночь, поэтому он тебя и искал? А на людях прикидывался, что жутко возмущен? Как романтично было бы!

– Я ни в чем не уверена. После твоей таблетки и коньяка я отрубилась и спала как убитая. Меня разбудили какие-то женские вопли. Так и не поняла, что это было – сон или явь. Видимо, все-таки приснилось. Так что не спрашивай, что было, а что нет.

– Женщина там еще одна была. Она назвалась невестой Кирсанова. Наш босс разозлился жутко, зачем эту дамочку к нему в номер запустили. Горничная расстроилась, что дурака сваляла, даже плакала. Видимо, уволят ее. Слушай, а может у вас это… на троих было? А потом Кирсанов пожалел, что так низко пал.

– Да ну тебя! Что за гадости ты говоришь? – возмутилась я. – Даже думать об этом не хочу! Надеюсь, у Кирсанова хватило порядочности не воспользоваться моим бессознательным состоянием. Вроде на мерзавца не похож.

– Вот почему сразу «мерзавец»? Знаешь, с таким роскошным мужиком я бы не отказалась провести ночку! Только наедине, без посторонних женщин. Это уж чересчур.

– Ты не замужем, тебе можно. А я так и не знаю, где мой благоверный. Может, еще объявится на мою голову.

– Ты ж вроде разводишься с ним? Так не все ли равно, где он и что с ним? Уверена, он просто сбежал от проблем и переложил их на тебя.

– Может, и так. Но мне моральные нормы не позволяют пуститься во все тяжкие, – вздохнула я и пригубила вина. – Хотя иногда очень хочется. Конечно, я давно поняла, что наш брак был ошибкой. Но если с Дмитрием реально приключилась беда, а я, как последняя стервь, развлекаюсь? Нет, так нельзя. Не по-людски как-то. Сначала развестись надо.

– А ничего, что он на тебя свою долю в ипотеке повесил? – прищурилась Ленка. – Все равно будешь все по правильному делать?

– Это я была дура, что согласилась в ипотеку влезть. До сих пор не пойму, зачем пошла у Димы на поводу? Семью хотела сохранить.

– Нафига такая семья? – задала риторический вопрос подруга и отправила в рот кусок ветчины. – Муж дома не бывает, чем зарабатывает, непонятно. Одна солидность и важные разговоры. Детей нет. Тоска, да и только.

– Пожалуй, – кивнула я и тоже подцепила ветчину вилкой. – Важность Димочка на себя всегда напускать умел. Юрист, что с него возьмешь? То ли адвокат, то ли аферист. Теперь уже неважно. А когда он пропал, что мне делать оставалось? Квартиру не продашь, ему в ней половина принадлежит. Вот и плачу за двоих.

– И кредиты ты за него постоянно гасила, – напомнила Лена. – Вот на шута это делала?

– Про кредиты согласна – умеет Дима мозги затуманить. И, что главное, ни в чем не виноват. Так обстоятельства сложились. Надо войти в его положение и все понять. Работы толком у него не было в последнее время. Мне ничего не рассказывал. Видимо, из нотариальной конторы его все-таки выперли. Не поверишь, я даже не знала, где он работает. Так все было у Димочки засекречено. На мои вопросы всегда отвечал что-то в духе: «Не твоего ума дело. Я же деньги в дом приношу».

– Ага, помню я, что он приносил. Ты мне рассказывала.

– Ну да, у него то густо было, то пусто. Иногда месяцами ни копейки не даст. А потом раз – и опять на коне.

– Мошенник он, похоже, твой Димочка, – заметила подруга. – Мне он никогда не нравился. Любит тумана напустить, весь загадочный такой. И страшно важный.

– Не думаю, что Дима мошенник в прямом смысле. Однако рискованными делами он всегда занимался. Вот и доигрался. Сбежал от греха подальше. Но мог бы мне хоть сказать, мол, выкручивайся сама. Про ипотеку уже сто раз пожалела. Хорошо хоть банк пошел навстречу. Я теперь за двоих плачу, а то вообще могла без квартиры остаться.

– Отличный у тебя муженек. Сказка, просто! Умру от зависти! Тебе давно пора найти кого-то надежного.

– Мужики – не грибы. Где я надежного найду? В брачном агентстве или по интернету? – хмыкнула я.

– А хоть и там. Другие же находят. Чем ты хуже?

– Нет, это не мой вариант. Да и не до того мне теперь. Настроения нет. Впереди еще одно слушание по разводу. Детей нет, а тянут и тянут. Как меня эти формальности достали, не представляешь. Третий суд будет, последний. Если Дмитрий на него не придет – все, развод и я свободна, как вольный ветер. А я очень надеюсь, он туда не явится.

– Тогда есть повод заранее подумать о личной жизни. Чего время терять?

– Мне сейчас не о личной жизни надо думать. А о том, что господин Кирсанов с меня захочет получить.

– Может, натурой возьмет? – Ленка отхлебнула вина и игриво посмотрела на меня. – Ах, какой экземпляр! Мечта, а не мужчина.

– Да ну тебя! – деланно возмутилась я. – Только этого мне не хватало! Я не одноразовая женщина и не проститутка.

– А я разве об этом говорю? Может, ты ему нравишься? Раз аренду все-таки на месяц продлил.

– Нет, я не его круга. Видимо, просто пожалел меня. Да и баб у него пруд пруди, я даже не сомневаюсь. Видела бы ты, как на него девицы вешались на банкете. Просто отбою не было.

– А он что? – оживилась подруга.

– Ничего. Был холоден, как айсберг. Достали они его, похоже. И все смотрел по сторонам, искал кого-то. А она, похоже, не пришла…

– Вот и попалась! – рассмеялась Ленка. – Ты за ним наблюдала! Ну-ка, признавайся, запала на него?

А ведь она права! В воскресенье я смотрела за Кирсановым, чтобы вовремя спрятаться. И ловила себя я на мысли, что не могу отвести глаз от брутального олигарха. Чего скрывать – видный он мужчина. Красавец, да и только.

Он был ужасно задумчивый и все искал кого-то глазами. Не меня, конечно. Что мне делать на званом вечере? Я всего лишь цветочница, обслуживаю мероприятие. Почти прислуга.

И хотя вокруг Кирсанова постоянно вились девицы, интереса к ним я не заметила. Видимо, не его полета птицы. А может, у него неразделенная любовь? Вот он и печалится.

Однако, по тому, как он смотрел на меня в номере, это вряд ли. Какая неразделенная любовь? У Кирсанова был такой плотоядный взгляд. С лукавинкой.

Если бы я не смогла убежать, еще неизвестно, чем бы все для меня закончилось. Насиловать бы Кирсанов меня, безусловно, не стал. Но уговорить мог… И даже без особых усилий… Ведь иногда так хочется мужской ласки!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю