290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Скрытые чувства » Текст книги (страница 4)
Скрытые чувства
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 04:00

Текст книги "Скрытые чувства"


Автор книги: Марина Эльденберт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шпионов?

На этот раз зависла я и поэтому упустила возможность возразить.

Фелиса толкнула дверь, и мы разве что не вбежали в кабинет Берговица.

То, что это его кабинет, я бы могла определить даже в отсутствие самого ящера (хотя бы потому, что здесь тоже был фиолетовый водопад и стеклянные стены). Но он присутствовал: стоял у окна, сложив руки на груди, очевидно, размышляя о финансовых сводках. А может, ждал чего-нибудь. Или кого-нибудь. Один.

Майи, к моему счастью, не было видно.

– Я хочу, чтобы ты ее уволил! – рявкнула Фелиса с порога.

Берговиц даже не повернулся в нашу сторону. Только белоснежная рубашка сильнее натянулась на плечах, выдавая готовность хищника.

– Кто-то умер? – поинтересовался он вкрадчивым голосом, от которого мне захотелось выбежать отсюда.

– Нет, – опешила моя новоиспеченная начальница.

– Ранен?

– Нет.

– Пожар? Наводнение? Объявили военные действия?

Он резко обернулся, отчего девочка окончательно растеряла свой запал и шагнула назад.

– Нет, – ответил Берговиц за нее. – Тогда по какому праву ты врываешься в мой кабинет?

– Но я…

– Если ты хочешь мне о чем-то сказать, Фелиса, то выйди отсюда и зайди, как положено.

Я инстинктивно поймала чувства девочки и ощутила себя нашкодившим ребенком. Пристыженным, обиженным и оттого еще более разгневанным.

Я первой покинула кабинет, потом вылетела Фелиса, которая бросила на меня злой взгляд и тихо постучала в дверь.

– Войди.

Ее всю колотило от гнева, но нужно отдать должное – девочка смогла запереть чувства внутри себя и войти в обитель Берговица с достоинством королевы.

Ну а я… Я вошла следом и натолкнулась на испытующий взгляд ящера. Он будто говорил: «Я давал вам шанс, а вы не справились, лисс Рокуш». Под прищуром темных глаз вернулись и ступор, и жар, и дрожь в пальцах. Сердце не просто скакнуло – сделало в груди кульбит. Дар заворочался внутри, пытаясь вырваться из-под контроля, но я ухватила его в самый последний момент, удержала. И только сильнее выпрямилась.

Кто же виноват, что у него дочка такая придирчивая? Да к тому же параноик.

– Я хочу, чтобы ты уволил моего секретаря! – заявила Фелиса, остановившись в центре комнаты.

– Почему?

– Издеваешься?

– Всего лишь интересуюсь.

– Я хотела выбрать себе помощницу сама и много раз говорила тебе об этом. Но ты опять все решил по-своему, – последнюю фразу мой недобосс уже цедила сквозь зубы. Все-таки ненадолго хватило ее контроля.

– У тебя есть другие кандидатки на эту должность? – уточнил Берговиц, и мое сердце заколотилось с новой силой.

А вот Фелиса воспрянула духом:

– Я хотела предложить работу Летиции.

– Она твоя подруга.

– Да, но у нее сейчас небольшие финансовые проблемы, поэтому она могла бы стать моей помощницей.

– Отношения между начальником и подчиненным должны быть лишь деловыми, иначе у тебя не будет ни работника, ни друга. Ты готова отказаться от нее как от подруги?

Фелиса покачала головой. Она подрастеряла свою уверенность, но, судя по всему, сдаваться пока не собиралась:

– Еще с этой работой могла бы справиться Тесса.

– Горничная? – Мне не обязательно было чувствовать мужчину, чтобы уловить его скепсис и пока еще легкое раздражение. – Я считал, что тебе действительно необходим секретарь, а выходит – это просто каприз.

– Нет! – выкрикнула девочка и тут же спохватилась: – Извини. Нет, мне и правда нужен помощник. Одна я не успею и не смогу подготовиться к празднику.

– Нанимая лисс Рокуш, я учитывал твои запросы и пожелания. – Берговиц повернулся в мою сторону, а я поняла, что все это время не дышала. Да и сейчас выжидающе замерла. – Она опытный секретарь и поможет не только с организацией праздника, но и с твоим обычным расписанием.

Слова Берговица звучали разумно. Очень разумно. Я бы точно согласилась.

Но я – это я.

– Нет, – упрямо заявила Фелиса. – Я хочу другую помощницу. Позволь присутствовать на собеседованиях. Я хочу сама выбрать, кому платить за работу…

– Плачу я, – обрубил Берговиц так резко, что даже я вздрогнула. – А ты сейчас тратишь мое время. Еще немного, и я приду к выводу, что тебе не нужен секретарь. Так что решай, будешь работать с лисс Рокуш или останешься без помощницы.

Фелису знатно перекосило: взгляд яростно вспыхнул, губы сжались в тонкую линию, ноздри раздулись. Но это все были мелочи по сравнению с тем, какая буря бушевала у нее внутри. Меня едва не снесло от убийственной смеси ее чувств, в висках закололо.

– С ней! – выпалила она в лицо отцу и добавила: – Ненавижу тебя!

Мой теперь-уже-точно-босс вылетел за двери, а я задохнулась от нахлынувших чувств. Они ударили по мне, сметая все границы, проникая так глубоко, словно были моими, – застарелая обида, гнев, боль. Неосознанно рванулась за Фелисой, но едва взялась за ручку, в спину ударило сухое жесткое:

– Задержитесь.

Я медленно повернулась:

– Да?

По мне прошлись тем самым взглядом: словно жука нанизали на шпажку для канапе.

– А теперь объясните, что произошло. – Голос Берговица звучал так же, как несколько минут назад. Только теперь его недовольство было направлено не на Фелису, а на меня.

– Ваша дочь разозлилась, когда узнала, что вы назначили ей помощницу, не предупредив.

– Это я уже понял. – Словно мало мне было голоса, Берговиц решил подойти ближе, и все во мне просто кричало об опасности. Причем я совершенно не могла понять почему. Чувствовать его я по-прежнему не чувствовала, но захотелось немедленно отодвинуться, когда он остановился в шаге от меня. – Я хочу знать, почему вы не решили эту проблему самостоятельно?

Потому что ваша дочь быстро бегает.

Потому что она вас ненавидит.

Потому что Фелиса даже не стала меня слушать…

Любой из этих ответов звучал слабым оправданием. Я не один год работала помощницей, и вообще не первый год работала, но просто не ожидала, что мой босс не знает о моем назначении, что ей не понравится мой вид, и… всего это предсказать не могла.

Я скользнула взглядом по расстегнутому вороту рубашки Берговица, по размеренно бьющейся на сильной шее жилке, по подбородку и губам, пока не запрокинула голову, ныряя в бездну его глаз. Эта самая бездна пугала, тянула за собой.

Но я не поддалась.

– А почему вы не позволили дочери выбрать помощницу самостоятельно? – спросила в свою очередь.

Именно это было сейчас самым важным. Особенно для Фелисы.

Берговиц прищурился еще сильнее, но ответил спокойно, если не сказать холодно:

– Вы прекрасно слышали почему. Она не разбирается ни в людях, ни в ящерах.

– Для нее это было важно. А теперь в ней говорит обида, которая сильнее…

Я хотела сказать «здравого смысла», но вовремя поймала опасные слова.

– …очевидных вещей.

Мускусный «мужской», пробивающийся через свежесть туалетной воды или лосьона после бритья, запах, наверное, ударил мне в голову. Иначе объяснить бегущий по телу жар я не могла.

– Вы считаете, что моя дочь глупа?

Ну и кто здесь кого читает, Лили?

– Я считаю, что вам стоило ей обо мне рассказать.

Берговиц нахмурился:

– Я сам в состоянии определить, что мне стоит делать.

– Несомненно. Но вы ей не игрушку подарили, а наняли человека, рядом с которым ей придется проводить большую часть времени. Спорим, если бы вам пришлось искать Майе замену и если бы кто-то сделал выбор за вас, вам бы это не понравилось?

Взгляд ящера стал жестким.

– Я работаю с тех пор, как мне исполнилось семь. Мой отец считал, что это хорошая школа жизни, и я благодарен ему за эту науку.

Да уж. Что-то мне подсказывало, что с сыном ящер провернет тот же номер. А вот с девочкой все сложнее.

– Если моя дочь не ценит то, что я ей даю, она лишится всех своих привилегий.

Я хотела сказать, что ему стоит быть с Фелисой помягче: не просто так она кричит о ненависти, да и обиды скорее всего не на ровном месте появились. Но я уже и так достаточно наговорила для первого рабочего дня.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы мы с Фелисой сработались, – твердо пообещала я.

– Не разочаровывайте меня, лисс Рокуш, – негромко произнес Берговиц, и в этих словах явно не хватало «еще больше». – У вас остались вопросы?

Видимо, это должно было придать мне ускорения в сторону двери, но сейчас, наоборот, напомнило кое о чем действительно важном.

– Почему Фелиса назвала меня шпионкой? – поинтересовалась я.

– Моя дочь считает, что я слишком ее опекаю.

– Может, так и есть?

– Это уже не ваше дело, лисс Рокуш.

Попытка от меня отмахнуться только разозлила.

Не мое? С какой стороны посмотреть.

– Меня действительно не касаются ваши отношения с дочерью, листер Берговиц, но лишь до тех пор, пока они меня не касаются. Надеюсь, вы не собираетесь добавить к списку моих обязанностей еще пару пунктов?

– Нет, – процедил он.

– Замечательно, – кивнула я. – Тогда хорошего дня.

Меня знатно потряхивало, пока я шла через кабинет. Смею надеяться, за дверь вышла не менее царственно, чем сюда входила Фелиса.

Я не собиралась разочаровывать Берговица, но прежде всего я не собиралась разочаровывать себя. Ну и что, что мой босс – избалованная девчонка? Будем учиться понимать друг друга!

Кого я точно никогда понять не смогу, так это ее отца.

Сумасшедшая мысль мелькнула при воспоминании о темном, гипнотическом взгляде, но я от нее отмахнулась. В конце концов, понимание Берговица в мои обязанности не входит, и чем реже мы с ним будем видеться, тем лучше.

Глава 4
ТРУДОВЫЕ БУДНИ

Не знаю, сделал Берговиц это нарочно или нет, но благодаря тому, что он меня задержал, основная волна разрушительных эмоций Фелисы поутихла. Когда я вернулась в ее комнату (пару раз свернув не туда и покружив по этой части дома), то она сидела на стуле, сложив руки на груди, и буравила взглядом стол. В девочке по-прежнему тлело раздражение, но оно было мелочью по сравнению с ураганом в кабинете и больше не отдавалось болью в висках.

– Как тебя зовут? – спросила она.

– Лилиан Рокуш.

– Значит, Лили, – хмыкнула Фелиса, поднялась и подошла ближе.

В ее энергетике заиграли искорки предвкушения: то самое детское чувство, когда собираешься над кем-то пошутить или… поиздеваться.

Что уж говорить, новые эмоции мне совсем не понравились. Это означало, что от девочки можно ждать чего угодно, а я терпеть не могла неизвестность. Еще больше не выносила, когда малознакомые личности сокращали мое имя, но после всего, что я увидела и услышала, глупо было ждать смирения и понимания. Если исправлю сейчас – сделаю только хуже.

– Именно так, лисе Берговиц.

– Зови меня боссом. – Фелиса улыбнулась. – Да, это очень круто звучит. Запомнила?

Не удержалась и приподняла бровь: я-то могу называть ее хоть лакшаком, но на слух не жалуюсь. Видимо, мое выражение лица было достаточно красноречивым, чтобы закрыть тему знакомства.

Фелиса прошлась по комнате туда-сюда, будто тянула время. Последнего у меня как раз было предостаточно, хотя я бы предпочла начать работу.

– Раз ты теперь моя помощница, то начнем с начала, – выдала девочка. – С твоего внешнего вида.

Ах да, чем-то ей не понравился мой стиль. Но у всех свои причуды.

– У вас какие-то особые требования к дресс-коду? – невозмутимо поинтересовалась я.

– Ага! – Девочка улыбнулась шире, обнажая белые ровные зубы. – Очень особые.

Она подошла к диванчику, заваленному тканями, и вытащила из-под них толстенный журнал. Судя по обложке, с тинейджерской модой.

– Никаких деловых костюмов! – заявила босс. – У меня от них дергается глаз.

Фелиса принялась листать журнал, отчего задергался глаз уже у меня. Интуиция просто вопила о том, что вряд ли речь о джинсах, которые я ношу в свободное от работы время.

– Я бы отдала тебе что-то из своих вещей, – театрально вздохнула она, окинув меня ещё одним пристальным взглядом. – Все равно многое выходит из моды, прежде чем я успеваю его надеть. Но у нас слишком разные размеры.

Очень разные.

Если она рассчитывала меня задеть, то ничего не получилось – меня устраивала собственная фигура. А вот Фелисе явно не хватало объемов в нужных местах, к тому же она была выше ростом.

– Это у отца все ходят как клоны, а ты должна подчеркивать мою индивидуальность… Ага!

Судя по победному блеску в глазах и чрезмерной радости, она наконец-то нашла, что искала.

– Вот! – Мне продемонстрировали разворот журнала, и я по-настоящему зависла.

Наверное, забыла и про контроль, и про то, что нужно держать лицо. По ощущениям глаза раскрылись на половину лица, хорошо хоть нижняя челюсть осталась на месте.

На фотографии была девушка в розовой юбке-пачке ниже колен и токсично-желтом топе, обнажающем живот. Все это безумие дополняли цветастый платок и черные кеды. Ах да, еще фиолетовая сумочка.

– Сегодня, так уж и быть, – невозмутимо продолжила Фелиса, хотя я чувствовала, что она едва сдерживает смех, – я потерплю этот прикид и отпущу тебя пораньше. Чтобы ты могла пробежаться по магазинам и найти такой образ. Только давай без серого или бежевого, все должно быть как здесь. Иначе рассержусь.

– Лисс Берг… – Я осеклась под гневным взглядом темных глаз. – Босс! Мне нужно выполнять свою работу, а не подчеркивать вашу индивидуальность.

– Это тоже часть твоей работы!

Выглядеть как пугало или нарушить образовавшийся хрупкий мир между мной и девчонкой?

Ответ больше не казался мне очевидным.

– Хорошо, – согласилась я. – У меня есть белые кеды. Как думаете, если надену их, образ ничего не потеряет?

Замешательство босса дорогого стоило: видимо, она рассчитывала, что я побегу жаловаться ее отцу или вообще побегу из этого дома, теряя туфли.

И я поздравила себя с маленькой победой.

Впрочем, мой триумф длился недолго. Фелиса приказала (по-другому и не назовешь) мне изучить модный журнал от корки до корки, а сама отправилась «делать свою работу». Поэтому меня ждал фиолетовый пуф и яркое разнообразие юбок-пачек на страницах модных коллекций.

Чем занимался мой несносный босс сейчас, она не показала, но по хаосу в комнате догадаться было несложно. Точнее, по деталям этого хаоса. Я не зря сравнила спальню Фелисы с мастерской, это и была мастерская модельера. Она ничем не напоминала потуги девочки сшить платье для кукол, хотя куклы-манекены здесь тоже присутствовали. Но совсем не они притягивали взгляд, а то, во что они были одеты.

Наряды ничуть не напоминали тот кошмар в журнале. Яркие – да, смелые – да. Но мой босс знала, что делает, и делала это хорошо.

– Красиво, – призналась я, кивнув на ближайший завершенный «образ»: темно-синие брюки с белой вышивкой с внешней стороны и свободная, приспущенная на одно плечо, блузка из жемчужной ткани. Эффектно, элегантно и идеально для молодой женщины.

Фелиса только пожала плечами и презрительно хмыкнула, хотя в ее энергетике я уловила смущение.

– Почему бы мне не надеть это?

– Ты что? – Она оторвалась от эскиза и гневно сверкнула глазами. – Это моя первая коллекция, ее никто не должен видеть! Слышишь? Не вздумай никому рассказывать!

Меня обдало такой волной страха, что щиты контроля едва устояли, и пришлось сжать зубы.

– Ваши тайны – моя работа, босс, – сообщила со всей серьезностью. – Вам не о чем волноваться.

Прищурившись, девочка кивнула.

– Не нужно мне льстить, – высокомерно заявила она. – Ты здесь не для этого.

– А для чего вам нужна помощница?

– Чтобы я ни на что не отвлекалась во время работы.

Так я поняла, что тема нарядов под запретом.

Фелиса еще что-то почиркала на листке бумаге, но прежде, чем я успела перелистнуть страницу журнала, отбросила карандаш в сторону и поднялась. А затем без объяснений скрылась за дверями в дальней части комнаты, чтобы спустя минут двадцать появиться преображенной: в темно-синих джинсах, изумрудном топе и туфлях на танкетке. Волосы она забрала в высокий хвост, и чешуйки на скулах стали видны отчетливее.

– Пойдем, – раздраженно бросила она мне.

– Куда?

– Искать место для моего праздника.

Я с облегчением отложила журнал и сделала себе пометку, что придется привыкнуть к резким переменам в настроении босса и разобраться с ее расписанием. Если ничего не выясню у Фелисы, спрошу у Майи или у самого Берговица. В конце концов, это он меня нанял, но нужных инструкций так и не выдал. А ведь его дочь – тот еще ребус!

Фелиса водила сама, но водила так, что лучше бы я отправилась следом на такси. Пусть даже мы бы прилично отстали. Очень-очень прилично. Зато мой желудок не прилипал бы к спине от такой скорости, когда стальной спортивный «дракон» летел по трассе под рокот музыки, все дальше и дальше от центра.

– Вы хотите что-то особенное? – спросила я громко, чтобы перекричать музыку и отвлечься от поездки.

Я абсолютно ничего не знала о вкусах своего босса, пора было восполнить этот пробел. Судя по энергетике, поездка успокаивала девочку, растворяя раздражение и неприязнь. И я расслабилась вместе с ней (насколько вообще можно расслабиться, когда фиолетовая листва деревьев и вид за окном смазываются в единое пятно).

– Пока не знаю, чего хочу, – фыркнула Фелиса.

Так.

Это уже хуже, но поправимо.

– У вас наверняка есть предпочтения или свое видение, как это должно происходить.

На меня бросили насмешливый взгляд. Раздражение вернулось, мазнув по мне вслед за взглядом.

– Есть несколько вариантов, – ответила она. – Сегодня посмотрим их. Если не понравятся, то поиском других займешься уже ты.

– Каков бюджет?

Фелиса скривилась:

– Это же мой день рождения. Отец заплатит любую сумму.

Я не была так в этом уверенна, особенно после сцены в кабинете, но, видимо, вопрос цены мне тоже придется узнавать в другом месте. Хорошо, что я выбила у девчонки хотя бы точную дату.

Первой остановкой стал отель «Мадин». Особняк в стиле начала века, в районе Памкрит. Высокие колонны удерживали крышу, два широких крыла, утопающих в лиловых садах, раскинулись прямо в парк. Белый мрамор и золото, изысканность и богатство.

И запись проведения торжеств на полгода вперед.

Об этом с превеликим сожалением сообщил мне управляющий, самой приметной чертой которого был высоченный рост. Правда, уже после того, как узнал, на кого я работаю. До этого он снисходительно рассматривал мою прическу, которая растрепалась от езды в авто с открытым верхом. Это еще что, по крайней мере сегодня я не завернутая в фатин кукла. А вот завтра…

Скучающая Фелиса сложила руки на груди и кивнула: мол, договаривайся. А затем сделала вид, что рассматривает вечнолиловый куст приты. Ее забитая запись на мероприятия не смущала.

Что ж, будем договариваться. Это я люблю.

– Меня интересует восьмое число, – вежливо улыбнулась я.

– Какого месяца?

– Следующего.

– Нет, – покачал головой управляющий. – Я уже вам говорил, что это невозможно…

– Листер Берговиц очень любит свою единственную дочь и выбирает для нее все самое лучшее. Ваш отель – лучший в Уне, поэтому мы здесь.

– Тогда листер Берговиц должен понимать, что наш отель пользуется большим спросом, – не собирался идти на уступки управляющий. – Почему вы не записались заранее?

Эта мысль интересовала и меня тоже. Обычно к таким праздникам готовятся не за месяц. Понятно, что поиск помощницы для Фелисы мог затянуться, но ощущение такое, что сам праздник вообще никому не нужен.

– Это уже не имеет значения, – улыбнулась я шире. – Мы здесь, нам нужен отель на эту дату, и готовы обсудить любые условия. И стоимость.

Управляющий поколебался. Совсем чуть-чуть, но я уловила его сомнения и решила добить:

– В конце концов, такое особое событие только добавит плюсов к репутации отеля «Мадин».

– Но на эту дату у нас забронировано не менее особенное событие, – возразил ящер.

– Какое? – небрежно поинтересовалась я.

– Частный концерт Эры Блек.

Ничего себе!

Эра Блек – известная певица, голос которой когда-то гремел на весь Кирон. Этот голос и ее неповторимый стиль давно превратились в классику. Честно говоря, сейчас я понимала, почему управляющий нам отказывал. Я бы сама отказала, но День рождения Фелисы был моей работой.

– Мы можем объединить два события, – предложила я.

Идея была внезапной, но крутой. Действительно крутой.

Наверняка на празднике соберутся высокопоставленные гости и деловые партнеры Берговица, а значит, Эра Блек станет прекраснейшим дополнением к стильному вечеру. Я бы лучше не придумала.

И управляющий подхватил мою идею:

– Этот вариант вполне…

– Ну нет! – выдала молчавшая до этого Фелиса. – Я не хочу приглашать на свою вечеринку непонятно кого. На ней выступят диджей Крайзен и «Батискаф».

Вот эти точно были на пике популярности, но если у Крайзена можно было найти пару интересных композиций, он нравился Нату, то под творчество «Батискафа» танцевать можно, только знатно укурившись.

М-да. Как мало я знаю о формате грядущей вечеринки.

Я извинилась перед управляющим и быстренько оттеснила босса в глубину сада.

– Вы хотите отметить здесь свой день рождения? – спросила напрямую.

– Возможно, – поморщилась Фелиса. – Но я не хочу, чтобы на ней выступал кто попало.

– Эра Блек – не кто попало… Послушайте, вы хотите этот отель или нет? Если да, то придется пойти на небольшие уступки. Наверняка на празднике будет ваш отец…

Зря я упомянула Берговица, от девочки тут же хлынули мощные волны раздражения. Поэтому поспешила добавить:

– И старшие родственники.

Босс замешкалась, и я продолжила:

– «Батискаф» для них слишком… современная группа, а Эра Блек им понравится.

– Бабуля Ро все равно глухая, так что договаривайся, чтобы было без всяких Эр.

По прищуру Фелисы стало понятно, что она не отступит. Тогда я выдохнула, нацепила дежурную улыбку и отправилась договариваться с управляющим.

Тот оказался крепким орешком, но хватка у меня была крепче. Даже намекнула ему, что если не пойдет на уступки, то репутация отеля в глазах листера Берговица упадет ниже подвала. А значит, и в глазах его деловых партнеров и всей страны. Но говоря уже об Уне. Спустя полчаса разговорных баталий я выиграла и перенесла концерт Эры Блек.

– Восьмое число свободно, – обрадовала я своего босса, которая успела расположиться в баре на веранде и заказать себе напиток кислотно-зеленого цвета и парочку сэндвичей.

Я бы сейчас тоже не отказалась от чего-нибудь освежающего, а заодно и от обеда.

– Восьмое? – вскинула брови девочка. – При чем здесь восьмое?

– Вы сказали, что ваш день рождения – восьмого.

– Девятого, – припечатала она, и вся радость от успеха растворилась без следа. – Неужели так сложно запомнить? Отец сказал, что ты лучшая помощница, но что-то пока недотягиваешь.

Я никогда не страдала забывчивостью, наоборот, цифры запоминала лучше всего, но тут засомневалась. Как так? Мы столько спорили из-за Эры Блек, а оказалось, что я все перепутала.

Не может быть!

Или может…

И тут меня словно молнией ударило.

Фелиса изо всех сил изображала недовольство, будь на мне браслет, я бы даже поверила. Но сквозь поверхностные эмоции девочки проступали более глубокие чувства: у злорадства был противный привкус.

Ах ты ж, дрянь мелкая!

Спокойно, Лили, спокойно.

– Вам по-прежнему нужен этот отель? – поинтересовалась я, хотя внутри меня бурлило не то что раздражение, а самое что ни на есть настоящее желание настучать ей по голове.

– Да, – кивнула девчонка.

Она издевалась надо мной. Издевалась и бросала вызов. Справлюсь или нет?

Ну что ж. Посмотрим, кто кого.

Теперь окончательно стало понятно, что ей нужен не отель. Ей нужно, чтобы я облажалась. Села в лужу. Не справилась со своей работой.

Конечно, можно было побродить по этажу, а потом сделать вид, что договорилась с управляющим на девятое. Но я прекрасно понимала, что с Фелисы станется все проверить.

Нет, она точно проверит!

Поэтому, скрипнув зубами и мысленно выругавшись на таритском, я отправилась искать администратора и передоговариваться насчет даты. С девятым все получилось проще, хотя путаница ему поначалу не понравилась, но мой боевой настрой все решил. Когда мы закончили, я попросила его лично рассказать обо всех условиях моему несносному боссу.

Фелиса выслушала с кислым видом, и мы поспешно распрощались с управляющим. А заодно и с праздником в «Мадин», потому что босс, садясь в машину, окинула взглядом здание отеля и выдала:

– Унылота. Прям как твой наряд.

Зато я выполнила задание.

Это Фелисе конечно же не понравилось: я чувствовала ее стремительно портящееся настроение. Поэтому не спешила радоваться и уже ждала подвоха. Где один квест, там и другой.

Следующей остановкой стала арт-галерея в центре Уны – пять этажей самого современного искусства. Последнее можно было посмотреть, послушать, потрогать и даже понюхать. По крайней мере так предлагалось в ролике, который транслировался с встречавшихся нам экранов мониторов. Об этой галерее я слышала от Ната, но сама была здесь впервые. Времени не хватало, да и не очень хотелось. Вот театр – с удовольствием, это мое. Но там актеры, бешеная энергетика.

Впрочем, я шла не в сам музей, а договориться насчет возможности арендовать здание или его часть для праздника. У меня уже был положительный опыт с управляющим отеля, поэтому я решила, что с администратором галереи использую ту же тактику. Ну а что? Берговиц и его семья – замечательная реклама для любого отеля, музея или клуба в этом городе. Слегка напрягал только притихший босс, но я списала это на собственную паранойю и нервы.

Пока мы ждали владельца галереи, Фелиса рассматривала черно-белую фотографию Западного моста, растянувшуюся во всю ширину стены. Ощущение создавалось такое, будто его собирались изобразить целиком или хотя бы передать массивность и величие. Я в очередной раз им залюбовалась и вздрогнула, когда за спиной раздалось:

– Мне отказало зрение?

Фелиса обернулась, а я даже не успела – меня просто снесло лавиной чужих чувств.

Радость, нежность, надежда. А следом злость, ревность, ненависть. И все они принадлежали одному ящеру. В висках закололо, спина под тонкой тканью блузки мгновенно взмокла, я пошатнулась, стараясь держать щиты контроля, и все-таки на него посмотрела.

Молодой, симпатичный, про таких говорят: «С харизмой». Вот только его улыбка выглядела приклеенной к лицу, а во взгляде гнев мешался с тоской.

И все эти чувства направлены на моего босса!

Эти двое знакомы?

– Привет, Мир.

– Что ты здесь забыла, Фели? Решила извиниться?

– За что? – вздернула нос девчонка. – За то, что помогла тебе лишиться девственности?

Вот же…

Парня затрясло от ярости, и меня затрясло вместе с ним. Я с силой сжала кулаки, впилась ногтями в ладони, чтобы сосредоточиться и избавиться от чужих чувств. Сработало: боль отрезвила и позволила перехватить управление над даром.

Лакшак на меня наступи!

Надежда на то, что я справлюсь быстро, рассыпалась прахом.

Эти двое не только знакомы. Они еще и не очень хорошо расстались. Судя по «милому» диалогу, все не просто плохо, а ужасно. И теперь эта… ящерица хочет отпраздновать день рождения в здании, принадлежащем бывшему другу? Или просто бывшему. Точнее, не так. Она хочет, чтобы я договорилась с ним, а затем скажет: «Я передумала». Или не хочет?

Р-р-р! Ну нет, она точно доведет меня до ручки!

– Меня зовут Лилиан Рокуш. – Я быстро шагнула вперед и протянула руку. – Мы с лисс Берговиц приехали к вам по деловому вопросу.

– Мирослав Корр, – представился негостеприимный ящер, продолжая буравить взглядом Фелису и не ответив на рукопожатие. – Лисс Берговиц сделала все, чтобы я не хотел иметь с ней вообще никаких дел.

– Это касается аренды галереи…

– Да мне плевать, зачем вы здесь! – вспылил парень и направился к дверям, через которые мы пришли. – Так что не тратьте мое время зря.

Он собрался уйти. Просто взять и оставить меня со злобным ликующим боссом и собственной неудачей.

– Лисс Берговиц, позволите?

Она лишь передернула плечами и повернулась к картине.

Тоже недовольна встречей? Разбираться еще и в чувствах девчонки не было никакого желания. Я бросилась следом за владельцем галереи:

– Листер Корр, уделите мне хотя бы минуту!

– Минуту? – остановился он и зыркнул в сторону Фелисы.

– Парочку, – уточнила я. – Мы можем поговорить наедине?

Можно было наплести ему много всего, но Фелиса сама все испортила и сделала мою задачу совсем трудновыполнимой. Это если верить самым оптимистичным прогнозам.

Молодой человек поколебался, и я воспрянула духом, указав ему в сторону затемненного арочного окна. Оттуда прекрасно просматривался весь выставочный зал, в том числе моя скучающая заноза в попе, но при этом подслушать нас было невозможно.

Я привыкла, что киронцы возвышаются надо мной, но с Мирославом Корром не приходилось задирать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Это тоже было плюсом, так мы были на равных.

– Я работаю на листера Берговица, – перешла сразу к делу. Кто знает, может, для него пара минут две минуты и значит. – И он бы очень хотел арендовать ваше здание для праздника.

Корр все-таки отлепил взгляд от Фелисы и посмотрел на меня:

– Вы меня слушали? Я не хочу иметь ничего общего с Берговицами!

Он произнес это так запальчиво, что я поняла – деньги, связи и прочие привилегии моего начальства здесь не помогут. Но чувства, которые прорывались наружу, выдавали его с головой. Парень сам себя обманывал, говоря, что знать не хочет Фелису.

– Листер Корр, я прекрасно вас понимаю, – вздохнула я, подавшись вперед. – Фелиса бывает невыносима.

– Невыносима?! По-моему, она самовлюбленная стерва.

Не могу не согласиться, но говорить это вслух – точно лишнее.

– У нее погибла мать, листер Корр. Поэтому порой она ведет себя немного импульсивно.

– Я дружу с Фели с детства, она всегда была такой. Гибель ее матери тут ни при чем.

Да, попытка была хорошей, но я промахнулась.

– Вы ведь совершенно не в курсе того, что между нами произошло? – поинтересовался парень, сложив руки на груди.

– Нет. Это личное, а я всего лишь помощница.

– Тогда вы тем более ничего не понимаете.

Я понимала. Прекрасно понимала. Хоть и не знала подробностей, но благодаря дару чувствовала его злость.

Исправить это я, увы, не могла. Но могла сделать кое-что другое.

– То есть вы ни при каких условиях не позволите арендовать свою галерею? – спросила снова.

– Нет, – подтвердил ящер.

Я громко вздохнула и сделала вид, что собираюсь уходить. Медленно повернулась в сторону своей подопечной и достаточно громко пробормотала себе под нос:

– Значит, Фелиса в очередной раз выиграет.

– О чем вы? – забеспокоился Корр.

Пришлось поворачиваться и объяснять:

– Я на испытательном сроке. Она, – я кивком указала на Фелису, которая переместилась поближе к миниатюрным фотографиям, подвешенным за нити, – дала мне задание. Заполучить на праздник вашу галерею. Если не справлюсь, утрет мне нос. Ну и уволит, конечно. – Я выдержала драматическую паузу и добавила: – И снова выйдет победительницей.

Замолчала, позволив ему самому додумать остальное. В парне бушевало море сомнений, жажды отмщения и страхов. Конечно, существовала возможность, что детская дружба и теплые воспоминания перевесят, и тогда Корр наябедничает Фелисе, та – отцу, и меня точно уволят…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю