332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Маргарита Блинова » Тяжело быть студентом » Текст книги (страница 4)
Тяжело быть студентом
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:15

Текст книги "Тяжело быть студентом"


Автор книги: Маргарита Блинова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Глава 4. Три девицы под окном пили пиво, сок и ром…

– И у него такие глаза…

Наточка никак не могла остановиться почти тридцать минут, и все рассказывала и рассказывала.

Я терпеливо вздыхала, глядя на потерявшую здравый смысл подругу, и мельком посматривала на пузырьки в надежде, что подруга просто надышалась парами от любовных зелий.

– И представляешь, он не обратил на меня никакого внимания… Зато по Маленке таким плотоядным взглядом прошелся!

Киваю. Я бы на месте мужика тоже оценила бы пятый размер и пухлые губы Малены…

– Но он такой кла-а-а-асный, – протянула Натка, прижимая к себе игрушечного медведя.

Вот она, женская народная забава – влюбиться в идиота и уверять окружающих, что он единственный и неповторимый. Только мы, бабы, так можем! Это прям наша супер-сила.

Продолжаю дипломатично кивать, пить горячее вино приправленное валерьянкой.

Успокоительного накапала рыжая ведьмочка, после того, как я сорвалась где-то на пятой минуте рассказа о Прекрасном принце и начала дико хохотать.

Кстати совет – никогда не мешайте два невкусных напитка друг с другом. Сразу начинаешь ненавидеть этот мир вдвойне.

Стук дверь прервал Наточкины душевные излияния.

Облегченно выдохнув и поблагодарив Небеса за небольшую паузу в бесконечном рассказе ведьмочки, я бросилась к дверям.

Открыв скрипучую створку и в очередной раз напомнив себе смазать петли, я попыталась сфокусировать взгляд. Процессу значительно мешал вино-валерьяновый коктейль, темнота, царящая в коридоре и душераздирающие вздохи рыжей подруги, тискающей медвежонка.

Совершив поистине титанические усилия и собрав глаза в кучку, я с интересом уставилась на куколку в нежно розовом платье и белых носочках.

– Нат, – крикнула я, не отрывая взгляд от чуда. – Либо я уже перепила, либо кому то из нас подарили ростовую куклу.

Ко мне тут же подскочила Наточка и с интересом высунула голову в коридор. Кукла шелохнулась и неуверенно помахала рукой. Я икнула от удивления и тихонько ущипнула себя за ногу.

Ошиблась. Нога оказалась не моя.

Натка заорала скорее от неожиданности, чем от боли и принялась ощупывать пострадавшую конечность.

– Ты чего кричишь? – Поинтересовалась кукла.

– Она еще и разговаривать умеет, – удивленно прошептала Наточка. – Ты поглянь, какая прелесть! – Умилилась куколке ведьма. – Интересно, кто же мог подарить нам такой подарок? Она же ведь кучу бабла стоит!

И тут до меня дошло…

Открыв дверь пошире и впустив коридор побольше света, я с удивлением признала в кукле ту самую Темную, которую я аки добрый рыцарь спасала от посягательств невоспитанного общества. Просто в сумраке коридора, да еще в ее кукольном платье с белой кожей, голубыми глазами и золотыми локонами она выглядела… В общем, мы ошиблись!

Одернув Наткину руку, я постаралась улыбнуться как можно шире:

– Привет, Эми! – Начала выводить ситуацию из абсурда я. – Мы не сумасшедшие, но это я так… на всякий случай уточнила.

Девушка заметно растерялась и тряхнула головой, с двумя смешными хвостами, перевязанными лентами:

– П-привет…

– Ой, так она живая… – Расстроилась ведьма. – А то я уж хотела кислотой на нее капать…

– Наточка, не пугай ребенка! – Строгим голосом возвестила я и повернулась к Эми. – А ты чего пришла?

– Да вот… – Девушка сжала кулачки и, гордо выпятив грудь впред, выпалила. – Хорст пытался заставить меня подписать, но я не стала! Ведь ты хорошая!

Натка засветилась не хуже лампочки под потолком и радостно улыбнулась.

– Тогда не стой! Гостем дорогим будешь, – Наточка широко распахнула входную дверь и посторонилась.

– Да я, наверное, лучше пойду. – Затравленно оглядываясь, сказала Эми. – Меня мальчики искать будут…

– Не уходи! – Заорала я, находясь в ужасе от перспективы еще несколько часов слушать, насколько хорош новый возлюбленный Натки.

Схватив Эмилию за руку, я буквально втащила почти невесомую девушку в комнату и закрыла дверь на шпингалет. Блондинка с недоверием осмотрела нашу комнату и немым вопросом уставилась на меня.

– Наточка, – скомандовала я, доставая из завалов учебников «гостевой» стул, – у нас гости!

Подруга бодро кивнула и незаметно запихнула под кровать валяющийся посреди комнаты носок.

– Да мой капитан! – Звонко воскликнула она.

– А что мы делаем с гостями?

– Поим чаем, кормим булочками, развлекаем, – отрапортовала подруга.

Я смерила блондинку чистым, незамутненным взглядом и уточнила:

– А если это очень желанный гость, а у нас хорошее настроение?

– Мы поим его самой вкусной чачей!

Перед растерянной Эмилией появился граненый стакан прозрачной жидкости, приятно пахнущей фруктами, после чего прозвучал тост, мы чокнулись и… выпили.

Через 15 минут…

– Слушай, – возмущалась Наточка, с подозрением осматривая порозовевшую и немного захмелевшую Эмилию. – Ну, такой внешности в природе не существует! Признавайся, как ты это сделала?!

Ведьма потянула ленту, распуская один из хвостов, и принялась щупать золотистые локоны.

– Иди лесом, – вяло отмахнулась блондинка, мотнув головой.

– Да по любому что-то не так, – орала Наточка, не выпуская из загребущих ручонок прядь, – признавайся, волосы красишь? Кожу отбеляешь? На бигудях спишь?

Я возвела глаза к небу в надежде, что гипотетическая Светлая богиня, обитающая на воздушных облачках, хоть раз в жизни, прислушается к моим мольбам.

Через 20 минут…

– А потом я увидела его… – Плакала на плече золотоволосой Эмилии рыжая Наточка. – Я увидела его глаза и утонула в этих темных омутах!

– Ну, ну… – Сочувственно хлопаю по спине подругу. – Главное, что успела вынырнуть и не захлебнулась! Не переживай! Завтра утонешь в другой проруби…

На миг, оторвавшись от Эми, выполняющей роль жилетки, ведьмочка недовольно посмотрела в мои честные глаза.

– Ты, Линка, грубиянка! – Сообщила она. – И не веришь в настоящие чувства…

– Да да, – покорно закивала я головой. – А еще я реалистка и с математикой у меня благодаря тебе большие проблемы.

– А я-то тут причем?

– Да при том, что я уже сбилась со счету от твоих возлюбленных! – Натуральным образом зарычала я, сжимая стакан. – Еще немного и ты установишь абсолютный рекорд и перевалишь за миллион!

Через 10 минут…

– Шарги, – с придыханием вещала нам Эмилия, – он такой мужественный! Благородный! И вообще у него нет изъянов…

– Короче, прынц? – Подытожила Наточка.

Обе понимающе покачали головой.

– Девочки, – возмутилась я, – а вам не кажется, что этих прынцев как-то чересчур много развелось!

– Ну что ты, – махнула на меня соседка по комнате. – Много не мало! И потом сейчас такая конкуренция…

– А еще, Шарги, так классно улыбается, – опять начала блондинка. – И если смотреть на него под углом, то брови будто хмурятся, но если немного повернуться, то понимаешь, что он просто задумался… А еще Шарги…

– Господи! – Закричала Наточка. – Эмилия, ну хватит уже! Надоело об одном и том же. Шарги это… Шарги то…

– Вот-вот! – Закивала я. – И главное, есть в этом нечто знакомое. Не правда ли?

Многозначительно смотрю на подругу. Она делает вид недогадливой рыжей ведьмы и, как ни в чем не бывало, предлагает поговорить о чем-нибудь другом.

Втроем торжественно клянемся больше о мужиках не говорить, чокаемся и выпиваем.

Через три минуты…

– Девочки, – раздраженно говорю я, пытаясь остановить истерику. – Ну, в конце концов! Возьмите себя в руки.

С изумлением наблюдаю, как мои рекомендации выполняются. Наточка начинает обнимать Эмилию, а та соответственно Наточку… И обе ревут с тройной силой!!

– Я ему не интересна… – Всхлипнула Темная.

– Уууу… – Натурально завыла ведьмочка. – А он даже в мою сторону не посмотрел!

– Я не красивая…

– А я так вообще страшная!

Долбаный Скол! Да когда же этот день закончится уже?!

– Прекратить истерику!!! – Кричу я и бью подруг подушкой.

– Ай! – Возмущается Наточка.

– Ой! – Соглашается с ней Эмилия.

Через пять минут…

– Официально объявляю бой подушками законченным! – Заявила Наточка.

– Может, окошко откроем? – Тяжело дыша и сжимая в руке артиллерийский снаряд, предложила я. – А то душно стало.

– Ага, – согласилась Наточка, но осталась лежать на полу. Эмилия так вообще только рукой махнула, выражая свое согласие.

Пришлось вставать самой и топать к окошку.

Дернув шторы, невольно глянула на крыло первого этажа, где в книжном шкафу профессора Барадоса таилась нужная для вызова Цербера формула.

– Девочки, – обернулась я к подругам, – мне тут идея пришла.

Знала бы, чем все закончится, молчала бы как партизан, пойманный во вражеском лагере, но увы…

Короче, откусить бы себе язык, чтобы лишнего не болтал, но жа-а-а-алко!

Через три минуты…

– Тихо, – шикнула, на хихикающую Эмилию, ведьма. – Соблюдай, мать ее, конспирацию.

Я, все еще не до конца веря в происходящее, внимательно оглядела коридор:

– Все чисто, – шепчу Наточке, которая с упоением ковыряет отмычкой замок. – Ты долго еще копаться будешь?

– Не отвлекай мастера! – Откидывая со лба прядь рыжих волос, заявила подруга. – Эми, держи фонарик ровнее!

– Я стараюсь, – искренне ответила голубоглазая блондинка, довольно заметно покачиваясь из стороны в сторону.

«Ну вот! Споили маленькую наивную несчастную девочку, – проснулась во мне совесть. – Какие же мы сволочи! А еще себя приличными девушками считаем…»

– Готово!

Победный шепот Наточки и скрип приоткрывающейся двери отвлек меня от самоистязания и индульгирования. В результате честно пообещав совести подумать над всем сказанным, я взяла Эми за руку и проскользнула в кабинет первой. Наточка зашла следом и аккуратно прикрыла двери.

– Я поставила оповещалку. – Осматриваясь, прошептала она. – Если вдруг кто-то приблизиться к кабинету, мы услышим крик совы.

– А почему совы? – Заинтересовалась Эми.

– Аааа… бабуин его знает! – Махнула рукой ведьма. – Захотелось птичек послушать.

Эми кивнула и оглянулась:

– Ой, какая картинка прикольная…

Светлая Богиня, и кого я с собой на дело притащила?

– Девочки, – пытаюсь призвать подвыпивших девиц к порядку, – давайте скорее найдем то, за чем пришли, и прекратим уже выбрасывать адреналин в кровь.

Подруги согласно закивали и разошлись по кабинету.

Я пошла изучать шкафчики, находящиеся в самом кабинете, а Наточка открыла небольшую дверцу и скрылась в лаборантской. Не прошло и мига, как оттуда донеслось звяканье разбившейся посуды.

– Ну, Ната! – Зло зашипела я.

– Я нечаянно, – высунула рыжую голову подруга. – Сейчас все уберу.

Вздохнув, я поискала глазами Эмилию и обнаружила хрупкую блондинку в кресле профессора Барадоса. Новая подруга дрыхла без задних ног, громко посапывая и периодически причмокивая полными губками.

В очередной раз смотрю на Небо в надежде разжалобить суровую Богиню и послать нам немного удачи. Та, как всегда игнорит…

Вздохнув, осторожно прячу нужную книжку во внутренний карман пиджака и возвращаюсь к поиску нужной склянки.

Наточка сказала, что для любовного зелья, которое я подбила девчонок приготовить, нужен корень чабреца и ромашки, настоянных на моче белой коровы. Из лекций профессора я усвоила, что такой состав весьма специфично реагирует на солнечный цвет, поэтому должен храниться в пузырьке из синего стекла.

К несчастью, в темноте почти все пузырьки выглядели как родные братья. Короче говоря, с таким поисковым отрядом поможет нам только чудо.

Под сопровождение раскатов собственного сердца, хаотично осматриваю баночки, колбы, пузырьки, коробочки, и при этом не забываю отчаянно молиться, чтобы нас не застукали раньше времени.

К слову сказать, похожих на нужное нашлось аж целых пять штук! Сграбастав все пузырьки, я заглянула к Натке в лаборантскую.

Ведьма нашлась на полу, в отчаянных попытках восстановить коробку с разбитыми колбами.

– Ната, – тихо позвала я, – глянь, это они?

– Давай скорее! – Бросив коробку, подруга вырвала из рук найденные пузырьки и принялась рассматривать мутную жидкость в неярком свете луны…

– Позвольте полюбопытствовать, – голос профессора Барадоса заставил вздрогнуть от неожиданности, – что вы тут делаете?

– Ээээ… Опыт… проводим… – Промямлила Наточка, делая шаг за мою спину.

Со стороны это смотрелось забавно. Рост у подруги был значительно выше моего, поэтому ее попытка спрятаться за мелкую подругу выглядела немного жалкой и комичной.

– Вы решили провести опыт ночью? – Почему-то не разозлился профессор.

– Так днем мы заняты, – делаю невозмутимое лицо, а у самой ладони вспотели, а сердце предательски сбилось с ритма.

– Вершителя вам в мужья! – Выругался профессор, заметив коробку с пострадавшими колбами.

– Это не мы! – Сработал инстинкт самосохранения.

– Так и было, когда мы пришли, – поддержала Наточка.

– Лина! – Заорал профессор и закатил глаза к небесам. Видимо просит у них вмешательства.

– Профессор, – решаю помочь и просветить мужчину, – можете не стараться. Я часа три как к ним взывала на все лады. Никто не откликнулся! По всей видимости, у них, – показываю на потолок, – сегодня не приемный день… Вернее ночь…

– Лина!!! – На этот раз взбесился профессор.

А я недовольно скрестила руки на груди.

Вот так всегда… Хочешь помочь кому-то и сама оказываешься по уши в неприятностях! Совет хороший даешь, а на тебя еще и орут! И спрашивается, ну почему на меня? Вон рядом Наточка стоит и почему-то ей никто предъявы не кидает!

– Профессор!!! – Съедаемая чувством несправедливости заорала я.

– Что? – Удивился он.

– Ничего, – развожу руками я. – Вы же кричите мое имя…

– Лина!!!!

Ну, вот опять…

– Профессор!!!! – Не осталась в долгу я.

– Лина!!!!!

– Профессор!!!!!

Красный как вареный джиг мужчина, открыл было рот, но видимо осознал, всю непедагогичность момента и посерьезнел.

– Значит так. – Тихо и сурово сказал он. – Наталья и Ангелина, вам выносится строгий выговор с занесением в личное дело!

Наточка тяжело вздохнула, а я вспомнила четыре коробки с ее именем, где хранилось личное дело ведьмочки…

Придется теперь еще одну коробку в архив секретарю тащить. А у меня, между прочим, аллергия на пыль!

– В семь утра явитесь на кухню для отработки наказания! – Сурово сказал мужчина.

– Ы-ы-ы… – Издали мы отчаянный вопль.

– А нефиг было колбы бить!

– Значит, Вы не против, что мы залезли к Вам в кабинет? – Осмелела Наточка.

– Ну, как сказать… – Заулыбался профессор. – Я тут давно собирался генеральную уборочку сделать. Поэтому жду вас, Наталья, завтра после пар. Будете отрабатывать!

Я скрестила пальцы за спиной, надеясь, что меня пронесет, и отделаюсь только наказанием на кухне.

– Рано радуетесь. – Перевел на меня взгляд профессор. – Думаю, Темные устроят тебе несладкую жизнь, по сравнению с которой все остальные наказания покажутся сущим пустяком.

Я опустила голову. Может самое время на кладбище местечко подбирать? Ну там, чтоб соседи были не буйные, от центра не далеко, желательно в новом фонде…

– А теперь марш спать!

Мы, опустив головы и изучая носы своих ботинок, понуро поплелись на выход.

– А это еще что такое?

Мы оглянулись и застали профессора за весьма тщательным разглядыванием спящей Эмилии. Еще немного и под микроскоп ее засунет, так ему интересно.

– Девушка, – с умным лицом сказала Наточка.

– Это я вижу! Как здесь оказалась Темная???

– Ее Эмилия зовут, – обиделась за новую подругу я. – И она с нами!

Профессор схватился за голову, еще раз посмотрел на нас, потом на Эми. На ней его взгляд задержался чуть дольше, а затем он поднял голову, встретился со мной взглядом и незаметно для Натки подмигнул:

– Завтра дежурит вместе с вами, – бросил через плечо мужчина, отворачиваясь от нас, чтобы скрыть улыбку.

Мы кивнули, после чего Наточка просто схватила спящую Эмилию на руки и понесла, а я побежала вперед открывать двери. Уже выйдя в коридор, мы переглянулись и довольно заржали.

– Кажись, пронесло, – тихо прошептала я, не особо расстроенная наказанием.

– Ага, – кивнула Наточка и торжествующе заулыбалась. – А еще, я все-таки сперла тот пузырек!

* * *

– Гребаная справедливость! – Возмущалась я тихим шепотом, бродя по преподавательскому крылу. Судя по сбивчивым рассказам Эми, где-то здесь выделили комнаты для Темных.

Почему вместо того, чтобы тихо и мирно дремать у себя в кроватке под теплым одеялом, я в одной пижаме бегаю по коридорам и мерзну?

А во всем виноват мой чрезмерно длинный язык!

Нет чтобы промолчать, после того как Наточка принесла Эми к нам в комнату и начала создавать общую постель на полу. Но увы! Язык стал активно выдвигать идеи предупредить остальных Темных о том, что девушка ночует вместе с нами.

И вот результат! Наточка меня послала…

В результате хожу в гордом одиночестве и ищу секцию Темных, пока эти две красавицы мирно дрыхнут.

Устало зевнув, я свернула и на повороте неожиданно врезалась во что-то твердое, но определенно живое. Я даже и сообразить ничего не успела, как чужие руки мгновенно крутанули мое несопротивляющееся тело вокруг оси, заламывая руки за спиной, и впечатали сонным лицом в стену.

Хорошая ночь, нечего сказать!

– Ты что здесь делаешь? – поинтересовался неизвестный.

Я дернулась, проверяя насколько крепок мой противник, и призналась:

– Темных ищу…

Неизвестный ловец одиноких девушек, ослабил захват и выпустил из залома руки.

– Зачем?

Поворачиваюсь, что бы честно сознаться во всем и свалить спать, но Богиня решила, устроить достойное продолжение сумасшедшего дня.

– Шарги, с кем ты говоришь? – Спросил кто-то, следом скрипнула дверь и по коридору разнеслось удивленное: – Ангелина?!

Я нахмурила брови и повернулась на звук.

В конце поворота на пороге открытых дверей, ведущих в чертоги Ада… то есть секцию Темных стояло трое удивленных мужчин: ВУД, профессор Дарон и… Крысеныш.

Ну куда же без него, родненького?!

– Линка, – грозно начал директор Рохан и тут же спохватился. – Студентка Де ла Варга! Вы нарушаете комендантский час! – Заорал чем-то крайне недовольный ВУД.

– Директор Рохан, – для начала решаюсь немного прозомбировать почву, – а как вы относитесь к всепрощению?

– И не рассчитывай! – Скрестил директор руки на груди и проницательно посмотрел в глаза. – Что ты здесь делаешь?

Молчу… Ибо страшно!

Я-то наивно полагала, что быстренько шепну одному из Темных и пойду спать, и как-то неожиданно было встретить ВУДа в столь поздний час.

Ой, мама! Я же в пижаме!

– Директор Рохан, может вам ремень дать? – Неожиданно поинтересовался блондинчик, «восторженно» оглядывая мою любимую пижамку.

У-у-у-у! Подлый Крысеныш! Так и тянет лицо гаду расцарапать! Кстати, с чего бы это? Может «эти дни» наступают… Матка, ты ничего сказать не забыла?

«Все вопросы к яичникам», – перевалила ответственность на другие плечи матка и замолкла.

– Зачем ремень? – Решила уточнить я.

Кто этих Темных знает? Может розги и пытки у них в университете законное и весьма эффективное средство перевоспитания.

– Для получения чистосердечного признания! – Мило улыбаясь, пояснил блондинчик. И, главное, смотрит так ласково, аж провалиться в подвал хочется! Намекнуть ему, что месть по отношению к слабой девушке не красит парня или не стоит злить Темного еще больше?

– Не надо ремня! – Попросила я и попыталась сделать сразу два дела: прикрыть пижамку руками и перевести тему. – Не сплю, потому что… совесть мучает. А вы?

– Эмилия пропала, – обеспокоенно ответил парень, схвативший меня.

Внимательно оглядываю крепыша. Ого! Да это же тот самый, который на общем собрании бил себя в грудь и обещал всегда быть рядом с блондиночкой.

Ну-кась… Темные волосы, красивые глаза. Так вот же он: Прынц Эмилии, как там его… Шарги?!

– Она не пропала, Шарги, – заверила я, незаметно делая пару шагов назад. – Она в нашей комнате дрыхнет…

Темная тень метнулась по коридору так быстро, что я и понять ничего не успела.

Сильные руки схватили горло и впечатали спиной в стену. По ногам тут же прошла болезненная волна, напоминая о том, что позвонки еще как следует не срослись и подобные телодвижения нам врач запретил.

Из горла вырывается стон, а следующую секунду чужие пальцы сдавили трахею.

– Что ты сделала с Эми?

Затравленно смотрю на неожиданно разошедшегося блондинчика. Это ж с какой скоростью он перемещаться может! Одно слово – Крысеныш.

– Ну, – требовательно рявкнул парень и еще немного сжал пальцы.

– П-п-помогите, – просипела я, отчаянно пытаясь сглотнуть.

– Хорст! – Повысил голос директор. – Отпусти мою студентку.

Парень повиновался, с неохотой разжав пальцы и позволив мне съехать по стеночке в низ.

Долбанный Скол, да кого же к нам прислали!

Ко мне приблизился обеспокоенный ВУД и протянул руку.

– Встать сможешь, – тихонько спросил он.

Я осторожно кивнула, так как после «чувственных» прикосновений Крысеныша, говорить как-то не тянуло.

– Что делала у тебя Эми? – Спросил профессор Дарон, тоже подходя поближе.

Я улыбнулась, оглядывая небольшой полукруг из Темных и ВУДа. Интересно, что со мной будет, когда эти ребятки узнают, что я споила прекрасную блондинку?

– Она пришла вечером, – осторожно сглатываю. – Сказала, что не подписала докладную и вообще не собирается этого делать. Ну и так как я по-прежнему куратор Темных, мы принялись налаживать отношения…

– Сплетничали? – Догадался директор.

– О-да, – многозначительная улыбка и мимолетный взгляд в сторону смутившегося Шарги.

Хм… а он и вправду такой, каким его Эми описывала. Мягкий, но храбрый. Сосредоточенный и умный по части теоретической магии, но тугодум в любви.

– Мы заболтались и она уснула, – решительно сворачиваю рассказ, минуя самые интересные места. – Я пошла на поиски ребят, чтобы предупредить, а тут сначала руки выворачивают… Потом вообще за горло… – Обиженно выпалила и тут же умолкла, старательно хлопая ресничками.

Пусть этих неблагодарных Темных совесть немного помучает за то, что незаслуженно такого хорошего куратора обидели.

– Ясно, – сделал выводы профессор Дарон. – Хорст, – повернулся он к блондинчику, – проводи Ангелину до комнаты, убедись, что Эми спит.

«Да вы че? Он же супербыстрый маньяк!» – Пугливо заорало чувство страха.

«Законченный псих», – поддержало здравомыслие.

– Я пойду с ними, – вызвался Шарги, делая шаг вперед. – Эмилию надо перенести к нам.

А вот это уже совсем плохо. Если они начнут переносить Эми, то сразу догадаются о том, что вечер куратора и ее подопечной прошел совсем не за кружечкой земляничного чая.

Директор поймал мой протестующий взгляд и едва заметно улыбнулся:

– Пусть девочка выспится, – мягко предложил он. – Сомневаюсь, что парни смогли обеспечить малышке приятную компанию, так что пусть она побудет хоть одну ночь среди девушек. Ангелина, ты же не против?

– Да я обеими руками за!

Профессор Дарон кивнул, соглашаясь на предложение, Шарги скрипнул зубами, а Крысеныш многообещающе ухмыльнулся.

– Идем!

Парень грубо схватил меня чуть выше локтя и быстрым шагом двинулся по коридору.

– Эй, – с трудом переставляя ноги, возмутилась я. – А полегче нельзя? Я все-таки дама!

Парень обернулся, еще раз смерил пижаму оценивающим взглядом и громко хмыкнул.

– Сомневаюсь, что тебе знаком даже смысл этого слова.

Я задохнулась от возмущения, вырвала руку из захвата и, по-королевски выпрямив ноющую спину, молча двинулась вперед.

Крысеныш последовал следом, предусмотрительно держась на некотором расстоянии. В такой веселой компании я прошла по преподавательскому крылу, вышла на улицу, пересекла небольшой дворик и, важно кивнув удивленному такой наглости вахтеру женского общежития, начала подниматься по лестнице на шестой этаж.

И пофиг, что подумал заспанный старичок, видя шагающего за мной парня. И уж совсем плевать, какое мнение о моей распущенности сложил Крысеныш. Я на королевском троне, мне все по барабану!

У дверей секции нас встретила Наточка, обмотанная в полотенце.

– Детка, – возмущенно тряхнула мокрыми волосами она, – мы же договаривались предупреждать друг друга, когда ведем в комнату парней.

– Он не парень, он зло на ножках, – фыркнула я, демонстративно потирая шею.

– А-а-а-а, – догадливо улыбнулась ведьмочка, – так это и есть тот самый Крысеныш? – Громким шепотом спросила она.

Слишком громким!

Блондинчик ухмыльнулся и недобро сверкнул глазами:

– Крысеныш значит…

Я мило улыбнулась и развела руками:

– Просто не знала твоего имени.

Парень одарил меня многообещающим взглядом и осторожно приоткрыл противно скрипнувшую дверь.

С порога убедившись, что Эми в целости и сохранности мирно спит, прижимая позаимствованного у Наточки медвежонка к груди, парень осторожно прикрыл дверь, молча развернулся и ушел.

– Огонь-парень! – Прокомментировала Натка, предусмотрительно дождавшись пока блондинчик отойдет подальше и повернулась ко мне. – Пошли спать что ли?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю