332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Люси Монро » Секретное оружие Валентино » Текст книги (страница 1)
Секретное оружие Валентино
  • Текст добавлен: 26 октября 2016, 22:57

Текст книги "Секретное оружие Валентино"


Автор книги: Люси Монро






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Монро Люси
Секретное оружие Валентино

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Валентино Грисафи убрал непослушную прядь волос с лица своей любовницы, чтобы ничто не мешало ему любоваться прекрасными чертами ее лица.

Любовница. Старомодное слово для очень современной женщины. Фейт Уильямс не одобрила бы подобного ярлыка. Если бы Тино произнес данное слово в ее присутствии, она точно потребовала бы объяснений. Ведь он не оплачивал ее счета, не покупал одежду и драгоценности. Независимо от того, сколько времени они проводили вместе, Фейт не жила в его апартаментах. Она не нуждалась ни в чем, кроме его общества.

Итак, Фейт не является его любовницей. Но ее нельзя назвать и его девушкой. Любовь и планирование длительных отношений не было частью сделки. Их взаимоотношения ограничивались физической стороной, что вполне устраивало Валентино. Фейт, в свою очередь, тоже не претендовала на нечто большее.

Она могла уйти от него так же легко, как и он от нее. Но в данный момент подобные необременительные отношения устраивали обоих, и Валентино не собирался от них отказываться.

Возможно, они с Фейт ко всему прочему были еще и друзьями. Но дружба шла после секса.

Валентино нравилось думать о том, как тело подруги реагирует на его поцелуи и прикосновения. Сам он тоже с ума сходил от ласк Фейт.

Секс у них был просто феноменальный.

Именно поэтому он уже начал скучать по Фейт, зная, что следующие две недели не сможет видеться с ней.

Проведя рукой по щеке подруги, Валентино наклонился и прошептал:

– Милая, пора просыпаться.

Фейт наморщила носик, но ее глаза остались закрытыми.

– Давай, золотко. Просыпайся.

– Если бы мы были у меня дома, я могла бы продолжать спать, – пробурчала она, уткнувшись в подушку.

– Мне нужно с тобой поговорить, – настаивал Валентино.

Фейт открыла глаза и взглянула на него.

– Ты очаровательна, – улыбнулся он.

Фейт села, прикрывая шелковым одеялом обнаженную грудь.

– Вряд ли недовольство с утра можно назвать очаровательным, Тино.

Он пожал плечами.

– Что я могу сказать? Я не такой, как все. Или, возможно, ты не такая. Не помню, чтобы чье-то еще раздражение заставляло меня улыбаться.

Валентино запнулся. С чего вдруг его потянуло на комплименты и романтику? Он никогда не пытался выделить Фейт на фоне ее многочисленных предшественниц.

– Мне совершенно неинтересно слушать о ваших прошлых победах на любовном фронте, синьор Грисафи, – серьезно заявила она.

– Приношу свои извинения. Но ты ведь знаешь, что меня с трудом можно было назвать неопытным юнцом, когда мы встретились.

Действительно, к тому моменту он уже любил, потерял жену… не говоря о женщинах, которые после того трагического события согревали его постель.

Они с Фейт не расставались уже практически год. Ни с кем он не встречался так долго, кроме своей погибшей жены Мауры.

– Мы оба не были невинны, но нехорошо обсуждать бывших любовников, находясь в постели с другим человеком.

– Ты очень трепетно следишь за соблюдением всех правил, – пожурил ее Тино.

– Ты будешь смеяться, – улыбнулась Фейт, – но именно это правило я всегда неукоснительно соблюдаю.

– Запомню.

– Хорошо, – промурлыкала она и положила голову ему на грудь. – То есть ты разбудил меня не для того, чтобы отправить домой?

– Нет. Нам нужно поговорить.

– О чем?

Тино не удержался и поцеловал ее в кончик носа.

– Ты, правда, очаровательна, когда просыпаешься.

– Даже когда ворчу по утрам?

– А ты когда-нибудь просыпалась в хорошем настроении?

– Обычно я нахожусь в отличном расположении духа по утрам. Ты этого не видел, так как мы никогда не проводили всю ночь вместе, поэтому тебе придется поверить мне на слово. Я жалуюсь только тогда, когда меня будят после потрясающего секса.

Она уже не в первый разделала подобное замечание. Фейт понимала стремление Валентино быть дома утром, чтобы позавтракать с сыном. Но его уходы после занятий любовью не нравились ей.

То, что она постоянно упоминала об этом, немного раздражало Тино. И он решил сменить тему разговора:

– Послушай, мои родители уезжают навестить друзей в Неаполь.

– Правда? Я не знала.

– Конечно. Я ведь еще не упоминал об этом.

– И?

– И я не могу оставить Джо одного, – многочисленная прислуга и няня в счет не шли.

– Понимаю. Как долго не будет твоих родителей?

– Всего две недели.

– Я совсем тебя не увижу?

– Скорее всего, да.

Казалось, Фейт собиралась сказать что-то еще, но в конце концов просто кивнула.

– Я буду скучать по тебе, – признался Тино. Но тут же спохватился и произнес: – Буду скучать по этому, – и провел рукой по ее телу.

– Я слышала твои предыдущие слова, крутой парень. Теперь ты не можешь забрать их назад. Признайся, тебе нравится моя компания так же сильно, как и мои способности в постели.

Валентино обнял Фейт и поцеловал в губы.

– Ты, как всегда, права. И, кстати. Мне придется две недели жить без тебя. Может, компенсируем воздержание сейчас?

– Я когда-нибудь тебе отказывала? – спросила она.

– Нет, и сейчас не стоит.

Фейт проснулась, окруженная теплом и запахом любимого мужчины. Тино впервые предложил ей остаться на всю ночь.

Хорошо, не предложил… а поставил перед фактом. Но как бы там ни было, она лежала в его постели, в его объятиях наутро после того, как они занимались любовью.

И это было поистине великолепно.

– Ты проснулась? – спросил Тино.

Она подняла голову с его груди и широко улыбнулась.

– Пора бы уже!

– Кажется, ты не обманывала, когда говорила, что по утрам у тебя прекрасное настроение. Возможно, скоро я начну называть тебя солнышком.

У Фейт болезненно сжалось сердце.

– Так меня называл Тео.

– Бывший парень? – уточнил Тино. – Ты права, обсуждать бывших возлюбленных – не самая лучшая идея.

– Он был моим мужем, а не парнем, – поправила Фейт.

– Вы были женаты?

– Да.

Странно, что он узнает об этом лишь спустя год…

Но они с самого начала договорились, что будут жить лишь настоящим. Все подробности жизни Тино до встречи с ней Фейт узнавала от его матери, но не от него самого.

Агата проявляла большой интерес к ее работе. Они познакомились на одной из выставок в Палермо. Несмотря на разницу в возрасте, две женщины быстро нашли общий язык и поняли, что их вкусы очень похожи. Кроме того, оказалось, что они живут недалеко друг от друга.

К тому времени Фейт встречалась с Валентино уже два месяца. Но лишь через пару недель Фейт поняла, что Тино и ее Валентино – один и тот же человек. Сначала это смутило Фейт, но потом она просто решила не говорить Агате, что встречается с ее сыном.

Тино старался не афишировать их отношения и дал ей понять, что сам решит, когда сообщить семье об их романе.

Кроме того, по стечению судеб, Фейт была учительницей его сына. Раз в неделю она вела уроки живописи в местной школе. Она потеряла своего ребенка, но не перестала любить всех малышей, которые ее окружали. Джо был потрясающим ребенком, и Фейт понимала желание Валентино быть рядом с сыном каждую свободную минуту.

– Разведены? – спросил Тино, внимательно глядя ей в глаза.

– Я – вдова, – кратко ответила Фейт.

Валентино удивленно поднял брови.

Он часто повторял, что ему важно только «здесь и сейчас». Фейт была не против такой установки. Она не обижалась на него за то, что он не проявлял интереса к ее жизни до переезда на Сицилию. О ее нынешних занятиях он тоже имел весьма смутное представление.

Он знал, что ее профессия связана с искусством. Но не догадывался, что Фейт очень успешный скульптор. Тино знал, что она живет в Пиццолато, но не уточнил ни улицу, ни номер дома. Они всегда встречались лишь в одном месте – в его квартире.

В которой сам Тино к тому же не жил постоянно. Он говорил, что эта квартира используется для деловых встреч. Но Фейт понимала, что таким образом Тино просто скрывает свою сексуальную жизнь от матери. Он вообще старался держать родственников на расстоянии.

Поначалу ее это совершенно не заботило. Фейт сама не хотела быть вовлеченной в серьезные отношения. Тино обещал ей лишь отличный секс, и он сдержал данное обещание.

Но однажды она поняла, что Тино для нее – гораздо больше, чем сексуальный партнер.

Фейт потеряла всех, кого любила, и понимала, что рано или поздно потеряет и Тино. Но она не могла позволить, чтобы это произошло из-за ее разбушевавшихся гормонов.

– Это все, что ты можешь сказать по данному вопросу?

– По какому?

Тино встал и надел брюки.

– У тебя умер муж.

– Да.

– Как это произошло?

– Автомобильная авария.

– Когда?

– Шесть лет назад.

Валентино провел рукой по непричесанным волосам.

– Ты никогда мне о нем не говорила.

– А ты бы хотел?

– За год общения ты могла бы обмолвиться о том, что ты – вдова.

– Зачем?

– Это важная часть твоей жизни.

– Моего прошлого.

Тино нахмурился.

– Тебе важен сегодняшний день, а не вчерашний. Ты так часто это повторяешь, Тино. Что происходит?

– Может, мне просто хочется знать больше о женщине, с которой я сплю уже целый год.

– Меньше года.

– Не придирайся к словам.

– Я рада, что ты проявил интерес.

– Я… – Казалось, впервые Валентино Грисафи не может подобрать нужных слов.

– Не беспокойся, Тино. В этом нет ничего плохого.

– Нет, конечно, нет. Мы ведь еще и друзья, верно?

– Да, – с радостью в голосе ответила Фейт.

– Хорошо, – кивнул Тино. – Позавтракаем?

– Думаю, это можно устроить.

Тино с подозрением взглянул на нее.

– Ты ведь умеешь готовить, да?

Фейт рассмеялась.

– Не все люди искусства оторваны от жизни. Не все могут позволить себе прислугу или ежедневные обеды в ресторанах. Так что умение готовить – необходимость. И я овладела этим умением очень даже неплохо.

– Мне повезло.

Она рассмеялась и обняла своего любимого мужчину.

Фейт закончила скульптуру беременной женщины. Третью за последние несколько дней. Она не лепила женщин в положении с тех пор, как ее малыш погиб в автокатастрофе, которая также унесла жизнь ее мужа.

Фейт прижала руку к своему пока еще плоскому животу. Она не могла поверить, что действительно забеременела.

Впервые с ней это случилось спустя два месяца после свадьбы с Тео, когда ей было всего восемнадцать. Они очень обрадовались, когда тест показал положительный результат. Но уже спустя пару недель их радость перешла в отчаяние, так как внематочная беременность чуть не убила Фейт. И, естественно, спасти ребенка тогда не удалось.

Этот случай не остановил их с мужем от новых попыток. Они оба мечтали о детях. В течение следующего года забеременеть естественным путем Фейт не удалось, и они с Тео обратились за медицинской помощью. Тесты показали, что после неудачной беременности один из яичников перестал функционировать. Это сильно уменьшало их шанс зачать ребенка. Однако врач выписала им таблетки и порекомендовала специальный режим, который мог привести к успеху.

И это действительно сработало. Когда очередной тест показал положительный результат, Фейт почувствовала себя по-настоящему счастливой. Ей казалось, что произошло самое настоящее чудо…

Тино каждый раз использовал презервативы. Один лишь раз презерватив порвался. После этого Валентино сменил магазин, где обычно покупал средства предохранения. Но, видимо, именно того единственного раза оказалось достаточно.

Ее менструальный цикл работал совсем не по графику, поэтому Фейт поначалу не обратила внимания на очередную задержку. Она даже не подумала о возможной беременности. Когда ее грудь стала очень чувствительной, она списала это на приближающиеся месячные. Затем ее стошнило от запаха бекона. Но ведь она никогда не была любительницей мяса.

Дневная усталость также не вызвала никаких подозрений. К тому же на Сицилии все отдыхали после обеда. Фейт не подумала о возможной беременности, даже когда начала готовить себе сытные завтраки. А ведь еще недавно ее завтрак ограничивался лишь чашкой кофе!

Частые походы в туалет привели ее к врачу. Фейт искренне полагала, что подхватила какую-то инфекцию. Но после обследования врач огорошил ее новостью о том, что она беременна!

А ведь она уже потеряла надежду завести ребенка. И теперь, вопреки всему, носила под сердцем малыша от Тино.

Фейт обняла себя за талию и посмотрела на скульптуру. Невероятная радость от того, что она ждет ребенка от любимого мужчины, читалась во всем облике этой женщины. Но здесь также был виден страх за плод. Женщина держала себя за чуть выступающий живот, будто хотела уберечь ребенка от любых невзгод. К ней прижимался еще один малыш. Худой. Практически изможденный.

У Фейт слезы наворачивались на глаза каждый раз, когда она смотрела на эту скульптуру. Что, в общем-то, было неудивительно. Только в стенах студии Фейт позволяла своим чувствам и переживаниям выливаться наружу. Только здесь она могла высказать свои страхи вслух.

Ее работы всегда получались необычайно искренними и продавались очень хорошо. Чаще всего она работала над ними весь день. Но ближе к ночи на нее нападало особое вдохновение.

В этот вечер от работы ее оторвал звонок Тино. Он звонил ей крайне редко. Только чтобы назначить встречу. Даже когда он уезжал в командировку, она не получала от него сообщений. Их связывал только секс…

Но теперь все изменилось.

Фейт не знала, когда лучше рассказать ему о ребенке. Она хотела это сделать. Просто не знала, как именно. В первом триместре всегда есть вероятность выкидыша. Учитывая ее медицинскую историю, этот шанс был очень велик. Она не хотела тешить себя ложными надеждами.

Хотя, конечно, надеяться никто не запрещал.

Она просто не хотела ничего рассказывать Тино до тех пор, пока не пройдет все необходимые обследования.

ГЛАВА ВТОРАЯ

За день до очередного похода к врачу Фейт приехала в школу. Она устроилась на эту работу случайно. Как-то она рассказала Агате Грисафи, как сильно любит детей и как хотела бы проводить с ними свободное время. Женщина поговорила с директором школы, где учился ее внук, и администрация с радостью приняла в штат известного скульптора.

В результате Фейт познакомилась с матерью и сыном своего любовника гораздо раньше, чем с ним самим. Казалось, сама судьба протянула ей руку. И в глубине души Фейт надеялась, что так и есть.

Джошуа, восьмилетний сын Тино, учился во втором классе.

На уроке он вел себя как обычно, скромно спрашивая, что она думает о его последнем рисунке. Дети готовили коллекцию рисунков на тему «Каким мы видим родной город».

– Очень, красиво, Джо.

– Спасибо, синьора.

Фейт перешла к соседнему столику, чтобы помочь девочке выбрать краску для рыбы, которая живет в море около города.

После окончания урока все ученики ушли, а Джо подошел к учительскому столу.

– Синьора Гульельмо?

Дети называли ее итальянским эквивалентом фамилии Уильямс, потому что им так было проще.

– Да, милый?

Мальчик улыбнулся и смущенно покраснел, но ему явно понравилось подобное обращение. Фейт взяла это на заметку.

– Я бы хотел пригласить вас к нам домой на ужин, – серьезно сказал он. Было видно, что мальчик репетировал приглашение.

– Твой отец знает, что ты приглашаешь меня на ужин? – спросила ошарашенная Фейт.

– Да, синьора. Он будет очень рад вашему приходу.

– Он так сказал? – Фейт все еще не могла поверить в происходящее.

– Да, – мальчик застенчиво улыбнулся. – Он рад, что вы мне так нравитесь.

В сердце Фейт затеплилась надежда. Неужели черная полоса в ее жизни закончилась? Возможно, она все же обретет полноценную семью…

– Для меня большая часть принять твое приглашение.

– Спасибо, синьора. – Мальчик протянул ей листок бумаги. – Мой папа нарисовал дорогу к нашему дому.

Фейт взяла листок.

– Спасибо за заботу.

Она была в этом доме несколько раз по приглашению Агаты. Но чаще всего они встречались в Пиццолато, так как пожилая женщина очень любила посещать студию Фейт. Она сказала, что для нее огромная радость посмотреть работу скульптора до того, как ее увидит общественность.

– Это я придумал сделать карту. И помог папе ее рисовать.

– У тебя прекрасно получилось, Джо. И виноград выглядит совсем как настоящий.

– Дедушка сказал, что скоро виноград созреет и его можно будет собирать.

– Если так сказал твой дедушка, значит, так оно и есть.

– Он очень хороший винодел, – гордо произнес Джошуа.

– Я знаю. Ты помогаешь ему с урожаем?

– Иногда он берет меня с собой в поле. Папа никогда не ходит вместе с нами, но дедушка не ругает его.

– Думаю, твой папа больше понимает в деловых вопросах.

– Дедушка говорит, у папы хорошо получается зарабатывать деньги.

Фейт рассмеялась.

– Уверена, так оно и есть.

– Дедушка говорит, папа может содержать всю семью.

– Наверняка. – Неужели Джо пытается свести ее с Тино?

– Бабушка думает, что папа должен снова жениться. Она – его мама. Значит, он должен ее слушаться.

Фейт с трудом сдержала усмешку. Вряд ли Тино разделяет точку зрения своей матери.

– А что ты сам думаешь об этом, Джо?

– Мне кажется, я полюблю маму, которая будет все время рядом. Не так, как моя настоящая мама.

Фейт не сдержалась и слегка потрепала его по плечу.

– Я понимаю, Джо.

– Вы никогда не рассказываете про свою семью, – заметил мальчик.

– Просто у меня ее нет, – ответила Фейт и автоматически приложила руку к животу. У нее не было семьи раньше. А теперь, возможно, она появится.

– У вас тоже нет мамы?

– Да. Господь забрал ее к себе.

– Как вы думаете, у меня будет еще одна мама?

– Надеюсь.

– Я тоже. Но только если я смогу ее полюбить.

– Думаю, твой папа не станет жениться на той, которую ты не полюбишь, – улыбнулась Фейт.

– Она тоже должна будет полюбить меня.

– Ты очень хороший мальчик. Тебя невозможно не любить.

Следующая группа школьников вбежала в класс вместе с учителем, который искал Джошуа.

– Мы увидимся сегодня вечером? – уточнил он.

– Да.

И малыш с улыбкой на устах вышел вслед за учителем.

Итак, сын Тино пытается свести ее с отцом. И, кажется, у него есть на это одобрение самого Тино. Невероятно. Такая перспектива и радовала, и вдохновляла Фейт.

Она не представляла себя частью жизни Тино. Полноценной частью. Обычно он держал ее на расстоянии.

Но больше всего Фейт радовалась тому, что Тино решил сделать такой важный шаг, еще не зная о ребенке.

Скорее всего, он не любит ее. Но все же она явно занимает более важное место в его жизни, чем все предыдущие женщины.

* * *

Фейт пыталась сосредоточиться на музыке, которая играла в машине. Но это давалось ей с трудом. Она страшно нервничала по поводу предстоящего ужина.

Казалось бы, причин для беспокойства нет. С Тино они понимали друг друга без слов как в постели, так и вне ее. С Джошуа у нее также сложились прекрасные отношения. Все должно пройти хорошо.

Только аутотренинг не работал. Фейт вообразила, что сегодня решится ее судьба. Тино вел себя странно последнее время. Сегодня он снова позвонил, Фейт не услышала звонок. А когда перезвонила, он был на совещании. В сообщении на автоответчике, которое он для нее оставил, говорилось, что он думает о ней.

И это было действительно странно.

Если бы он сказал, что думает о сексе с ней, то Фейт бы не удивилась. Тино относился к сексу как восемнадцатилетний юноша. Это была действительно важная часть его жизни. Однако секс не ассоциировался у него с серьезными отношениями.

Но на сей раз он сказал, что скучает именно по ней. Что ж, скоро они встретятся.

Зазвонил ее мобильный. Она никогда не отвечала за рулем, поэтому попыталась игнорировать навязчивую мелодию звонка, которая стояла именно на Тино. Они поговорят при встрече. Тем более, она уже практически приехала.

И опаздывала она совсем не намного. Возможно, минут на десять. Но Тино уже привык к ее вечным опозданиям. К тому же на Сицилии все всегда опаздывали. Никто здесь не обращал внимания на пунктуальность. Тино был исключением, которое подтверждало правило. Периодически Фейт подшучивала над ним, говоря, что он ненастоящий сицилиец, раз всегда приходит вовремя.

Он оправдывался тем, что работает с деловыми партнерами из других стран, которые ценят каждую минуту. Но Фейт была уверена, что пунктуальность – его вторая натура.

Фейт повернула налево, к дому Тино. Она уже бывала здесь по приглашению Агаты. Когда она узнала, что здесь живет Тино, это показалось ей очередным знаком судьбы, указывающим на то, что они созданы друг для друга.

Мысль о таких совпадениях заставляла сердце Фейт биться учащенно. Сама того не желая, она стала частью жизни семьи Валентинов Она привязалась к Джо, подружилась с Агатой и по уши влюбилась в самого Тино.

Фейт остановила машину около дома, который принадлежал семье Грисафи уже шесть поколений. Дом был огромен. Шесть спален, гостиная, игровая комната, просторная кухня и библиотека.

Фейт жутко нервничала. Одно дело – приезжать сюда к Агате. И совсем другое – приехать по приглашению самого Тино. Фейт сидела в машине, уставившись на особняк. Тино с детства имел то, чего никогда не было у нее самой.

Дом выглядел как настоящая крепость. У Фейт мурашки по коже бежали от осознания того, что Тино наконец решил впустить ее в свою жизнь. Она боялась только, что не сможет удержать его, как, например, не смогла удержать отца, которого никогда не видела. Или первую семью, которая хотела удочерить ее. Или мужа, ребенка…

Воспоминания приносили ей только боль. Фейт знала об этом и старалась не зацикливаться на прошлом. Нужно жить настоящим и с надеждой смотреть в будущее.

Глубоко вздохнув, она распахнула дверцу машины. Телефон снова оповестил ее о том, что звонит Тино. Она открыла крышку мобильного.

– Не знала, что ты настолько нетерпелив.

– Я бы хотел…

Фейт позвонила в дверь, и Тино замолчал.

– У нас гости. Я потом тебе перезвоню.

Нахмурившись, Фейт убрала телефон. Тино открыл дверь и уставился на нее, как на привидение. Прошло какое-то время, прежде чем он обрел дар речи.

– Фейт!

– Да, это я.

– Что ты здесь делаешь? – Он покачал головой. – Неважно. Тебе нужно уйти. Сейчас же.

– Что? Но почему?

– Я во всем виноват, – пробормотал Тино. – Мои звонки создали неправильное впечатление. Я должен был это предвидеть.

– Какое впечатление? Что ты захочешь меня увидеть?

– Я хотел тебя увидеть. Но не здесь и не сейчас.

– Тино, я ничего не понимаю.

– Сейчас не самое подходящее время, Фейт. Тебе придется уйти.

– А Джо не расстроится?

– Джо? Почему ты спросила про моего сына? Послушай, поговорим позже. К нам скоро придет гость.

Фейт закатила глаза.

– Я знаю. Я уже пришла.

– Сейчас не время для шуток, дорогая.

– Тино, мне совсем не смешно. – Фейт действительно терялась в догадках. Что происходит? Джошуа не мог обмануть ее насчет ужина. Тем более Тино помогал ему рисовать карту.

– Синьора! – прервал ее мысли радостный детский голос. – Вы пришли!

Джошуа пробежал мимо папы и обнял Фейт. Она обняла его в ответ, в очередной раз убеждаясь в радушности всех жителей Сицилии.

Тино смотрел на них с нескрываемым ужасом.

Джо отошел и поправил рубашку. Он выглядел как миниатюрная копия своего отца: оба в костюмах, в ботинках. Разница заключалась только в том, что на Джо не было галстука.

Фейт не пожалела, что переоделась специально к ужину. Тино еще не видел это платье: струящийся желтый шелк выгодно подчеркивал ее женственные формы. В этом платье Фейт чувствовала себя настоящей принцессой.

Взглянув на Тино, она увидела, что он одобряет ее выбор.

Джо взял ее за руку и улыбнулся.

– Папа, это синьора Гульельмо. Синьора, это мой папа Валентино Грисафи.

– Мы с твоим папой уже знакомы, – сказала Фейт. Тино продолжал стоять, словно статуя.

– Правда? – Джо выглядел смущенным и даже немного расстроенным. – Папа говорил, что не знает вас. А бабушка заверила, что вы ему понравитесь.

– Я не думал, что синьора Гульельмо и женщина по имени Фейт Уильямс – одно лицо. – Тино смотрел на нее так, будто это была ее вина.

– Вы друзья? – спросил Джошуа.

Фейт ждала ответа своего любовника на этот вопрос.

Тино перевел взгляд с Фейт на сына.

– Да, мы друзья.

Джошуа радостно улыбнулся.

– Вы не знали? Правда?

– Правда.

– Это очень смешно, да, пап?

– Да, действительно, очень смешно, – согласился Тино, но его голос звучал холодно.

Фейт тоже было не до веселья. Тино не собирался приглашать ее на ужин. Он нарисовал карту не для нее. Более того, он казался очень раздосадованным и даже злым.

Он согласился пригласить учительницу своего сына. Другую женщину. Ту, которую ему наверняка описали как умную, привлекательную сицилийку.

Все мечты, которые зародились в сознании Фейт с самой первой ночи в квартире Тино, превратились в прах.

Но ее не так легко было сломать. Она уже пришла сюда. И ее настроение не испортится даже из-за недовольного взгляда любовника.

Может, если Тино увидит, как хорошо она вписывается в его семейный круг, он пересмотрит свое отношение к их связи. Ведь ему еще предстоит пережить новость о ребенке.

Сейчас ей во что бы то ни стало нужно думать позитивно. Она не может огорчить Джошуа своим уходом. Нельзя позволить, чтобы проблемы взрослых отражались на детях.

Она лучезарно улыбнулась и спросила:

– Можно мне теперь войти? Или ужин будет на крыльце?

Джошуа рассмеялся и повел ее за руку внутрь, не обращая внимания на растерянность отца.

– Мы едим на улице, но это обычно происходит на заднем дворе, синьора.

– А ты сам готовишь, Джо?

– Я помогал. Спросите папу.

Фейт обернулась на продолжавшего хранить молчание Тино.

– Это действительно так. Наша кухарка его обожает.

– Я ее понимаю. Джо – очаровательный ребенок.

– Синьора! – воскликнул Джо с трогательным смущением.

– Только не делай вид, что слова синьоры Гульельмо стали для тебя неожиданностью, – покачал головой Тино.

Покраснев, мальчик пожал плечами и промолчал. Сердце Фейт в очередной раз растаяло при виде его обворожительного румянца.

– Что у нас на ужин? – прервала она молчание.

– Увидите, – подмигнул Джо.

Все было очень вкусно. И даже Тино начал потихоньку оттаивать. Он даже позволил себе прикоснуться к Фейт. Ничего эротического. Обычный дружеский жест. Но Фейт радовалась и малому.

Джо обрушил на нее сотню вопросов по поводу ее работы. Вопросов, на которые не было времени в классе. Несколько раз Фейт ловила на себе удивленные взгляды Тино. Он ничего не знал об этой части ее жизни. И вот переломный момент настал. Искусство играет в ее жизни огромную роль, и ей было обидно, что Тино до сих пор игнорировал ее увлечение.

– Ты задаешь так много вопросов, сын. Я начинаю думать, что ты хочешь стать скульптором.

– Нет, папа. Я хочу быть виноделом, как дедушка.

– Не бизнесменом, как твой папа? – улыбнулась Фейт.

– Для этого ему придется родить еще одного сына. А я хочу работать с землей, – серьезно ответил Джо.

– Он говорит точь-в-точь как мой отец, – рассмеялся Тино. – Однако никаких сестер и братьев пока не предвидится. Так что, когда я состарюсь, придется нанять мне помощника.

– Ты никогда не постареешь, пап.

Тино взъерошил сыну волосы.

– Тебе ничто не помешает заниматься искусством в свободное время. Не так ли, Фейт?

Она все еще пыталась прийти в себя после заявления Тино о том, что у Джо никогда не будет братьев и сестер, поэтому лишь молча кивнула.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю