332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Леонид Володарский » Мистика в жизни великих » Текст книги (страница 5)
Мистика в жизни великих
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:21

Текст книги "Мистика в жизни великих"


Автор книги: Леонид Володарский


Соавторы: Ольга Володарская

Жанр:

   

Ужасы



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Курляндская герцогиня

Свою среднюю дочь Анну царица Прасковья не любила, предпочитая ей старшую, которую называла «свет-Катенька». А потому, когда Петр потребовал, чтобы она отдала одну из своих дочерей замуж за курляндского герцога Фридриха Вильгельма, то Прасковья тут же «откупилась» от дотошного царя Анной.

Союз с Курляндией имел для Петра стратегическое значение, потому что герцогство предоставляло ему свои порты и выход к морю. И в 1710 году пышнотелая русская царевна стала немецкой герцогиней.

Герцогиня была по-русски смиренна и не помышляла в чем-то перечить мужу, а уж тем более лезть в его дела. И когда супруг внезапно заболел и умер, она очень хотела вернуться на родину, пугаясь перспектив власти. Но ей запретили сделать это. А на всякий случай в ее резиденции – городе Митаве, нынешней Елгаве в Латвии – разместили полк русских солдат. Да еще и замуж решили вторично выдать. Претендент на руку герцогини нашелся. Это был Мориц Саксонский, внебрачный сын польского короля Августа Второго. Он был талантливым полководцем, искушенным политиком, авантюристом и дамским угодником.

Анне он понравился, но… Морицу Саксонскому присылают портрет будущей русской императрицы Елизаветы Петровны. И он тут же охладевает к Анне. Зато портрет будоражит его воображение и его честолюбие.

Анна, успевшая в свою очередь увлечься Морицем Саксонским, пытается посылать ему любовные записки. Она даже пишет письма в Петербург, где просит дать ей разрешение побыстрее выйти замуж за красавца. И на все просьбы получает решительный отказ.

Впервые проявляется ее характерная черта, ставшая впоследствии роковой не только для нее, но и для всей истории России – зависимость от чувств к мужчине. Ради мужчины она готова переступить через что угодно и через кого угодно, смотреть ему в рот, слушать каждое слово, поступать по его совету, больше похожему на приказ!

Анна осталась в своей Курляндии. Но и несостоявшийся жених тоже получил от ворот поворот. Елизаветы Петровны ему не дали!

В Митаве Анна прожила целых 19 лет. Она приспособилась к сугубо немецким порядкам, полюбила ранее чуждый ей уклад жизни. Герцогство не было богатым, а потому Анне приходилось выпрашивать деньги на содержание своего маленького немецкого двора у своих русских родственников. Ей приходилось вникать в каждую мелочь, что сделало из ленивой русской царевны женщину энергичную и деловую.

Ей не хватало только любви. Любви до гроба! Как в романах. И ее ожидание было вознаграждено.

В 1727 году во время охоты на глаза ей попался эффектный высокий кавалер. Звали курляндского дворянина Эрнст Иоганн Бирон. Он был страстным любителем верховой езды и ружейной стрельбы. Он влюбился в Анну. И Анна влюбилась в него. Она уже не могла сделать без него и шагу. И поняла, что тот, кого она ждала столько лет, пришел. Он стал ее счастливой судьбой. И будущим несчастьем России.

«Затейка верховных господ»

Так продолжалось три года. Роман между Бироном и Анной становился все более ярким, все более очевидным. Казалось, личная жизнь курляндской властительницы никого не трогает. Но судьба всегда подчиняется высшей мудрости, сформулированной в поговорке: «Человек предполагает, а Бог располагает». В России скончался царственный юноша Петр Второй. Страна снова была накануне великих политических разборок и дворцовых интриг. Нужна была какая-то нейтральная фигура, чтобы успокоить мятежные умы. Такая, которая бы была послушным орудием в руках сильных мира сего.

В России появился Верховный тайный совет, ставший реальной властью в стране. Но ему нужен был призрачный монарх, потому что само сознание народа не приняло бы республику аристократов. Тут-то и вспомнили о провинциальной немецкой герцогине русского происхождения.

Члены тайного совета, или «верховники», решили составить документ, ограничивающий права приглашенной ими государыни. Список сих ограничений получил название «Кондиций».

Вот некоторые пункты из этого документа:

«Верховный тайный совет в восьми персонах всегда содержать и без оного согласия: 1. Ни с кем войны не всчинять, 2. Миру не заключать. 4. В знатные чины, как в стацкие, так и в военные, выше полковничья ранга не жаловать. 7. В придворные чины как русских, так и иноземцев не производить».

Особенно любопытен был седьмой пункт. Направленный непосредственно против Бирона. В Петербурге давно знали о страстной любви Анны и Эрнста Иоганна, а потому предпочли подстраховаться. На всякий случай!

Под этими «Кондициями» подписались канцлер граф Головкин, князь Михайла Голицын, князь В. Долгорукий, князь Дмитрий Голицын, князь Алексей Долгорукий, Андрей Остерман.

Надо сказать, что прочие «лучшие люди государства», не вошедшие в Совет, узнали о появлении «кондишек», как они презрительно окрестили «Кондиции», с откровенным раздражением. И при малейшей возможности были готовы выступить против великолепной восьмерки!

С таким документом выехало посольство в Митаву и получило согласие Анны Иоанновны на выполнение всех условий. Одновременно Анна получила сведения о том, что в стране есть мощная оппозиция «верховникам».

Анна с болью рассталась с любимым человеком, дав ему понять, что скоро все изменится и они вновь соединятся.

И Анна не ошиблась. Недостаток образования ей заменяла интуиция, остро отточенная еще в детстве, где ее окружали всякие колдуньи, ворожеи и прочие «чудесные люди».

Оппозиционеров поддерживала гвардия. Военные составили петицию с нижайшей просьбой к государыне принять на себя всю полноту власти.

И она приняла ее. 25 февраля 1730 года во дворец, где заседали «верховники», явилась депутация дворян из 150 человек. Она и передала прошение государыне Анне. Разыгралась бурная сцена выяснения отношений между двумя силами. И тут Анна проявила волю, доставшуюся ей в наследство от матери. Она в гневе разорвала «кондишки»!

Влюбленная самодержица

Анна сразу же проявила себя как государыня педантичная. Сказывалось ее долгое общение с немцами. С первых же дней своего правления она стала обращать строжайшее внимание на соблюдение придворного этикета. Чтобы ни у кого больше не появилось желания «порулить» вместе с ней!

Царица очень хорошо разбиралась в людях, оказавшись тонким психологом, всегда способным отличить мздоимца от верного служаки. Одна из придворных дам, близко знавшая императрицу, писала о ней: «Ее сердце одарено такими хорошими качествами, каких мне не удавалось видеть у кого бы то ни было, и это – принимая во внимание власть, которая ей принадлежит».

Это было не просто сердце царицы. Это было любящее сердце! Верное! Не зря же она так покровительствовала верным людям, предпочитая подчас их верность тонкости ума возможного интригана.

И первое, что она сделала, это пригласила в столицу империи Эрнста Иоганна Бирона, любимого и единственного.

Никто не посмел ей перечить. Анна знала, что Бирона будут ненавидеть, что против него будут затевать заговоры, желать ему падения и смерти. Но ей тем более хотелось доказать и ему, и самой себе, что их любовь отныне становится святым государственным делом!

На одно содержание Бирона тратилось 2 млн. рублей в год! Но царица готова была пустить всю казну по ветру, лишь бы ее любимый ни в чем не знал нужды и отказа. И он отвечал ей взаимной верностью. Не правы те, кто говорит, что он исключительно разорял казну. Нет, Бирон не был глуп, он дал самодержице немало хороших деловых советов по управлению государством. Но если бы обладал он еще и масштабом мышления будущего соправителя Екатерины Второй – князя Потемкина!

Однако Анна полюбила именно этого курляндца. А потому именно ему доверяла государственные дела. Волевая по отношению ко всем остальным, она беспрекословно подчинялась своему «вернейшему подданному».

Если бы на месте Бирона был другой, то история России могла бы пойти иначе. Но Россия стала заложницей царственной любви до гроба, как стала такой заложницей и сама государыня.

В 1737 году Анна сломила упорное сопротивление курляндского дворянства и добилась того, что именно Бирон получил герцогскую корону Курляндии.

Его ненавидели немцы. Его ненавидели русские. Он умел быть фантастически беспощадным. Однажды он пообещал положить под колеса своей кареты губернатора Москвы, если в городе не будут исправлены дороги. Его угрозе поверили, потому что знали его беспощадный характер.

Зато там, где не требовалось вмешательства Бирона, Анна Иоанновна проявляла свои лучшие качества. Она всегда готова была удовлетворить прошение какого-нибудь невысокого чина, если тот терпел бюрократические притеснения от какого-либо государственного ведомства.

Известен, например, случай, когда один полковник из небогатых дворян по имени Федор Вишневской по именному указу императрицы был послан в «венгры» за партией токайского вина для двора. Поручение он выполнил, но по дороге сильно издержался. Никто не хотел восполнить ему расходы. «Ея императорского величества кабинет» перекидывал дело «Ея императорского величества канторе», та отсылала обратно, пока, наконец, «Покорное доношение» бедного ревностного служаки не дошло до очей государыни. И та собственноручно начертанной на документе резолюцией приказала немедленно выдать полковнику требуемую сумму – и «оклад жалованья» за девять месяцев, и «рационы» на содержание четырех денщиков! Было это в 1733 году, а погребок Ракоци, откуда доблестный полковник доставил токайское, существует и поныне – более того, по случаю 300-летия Санкт-Петербурга в Константиновском дворце в Стрельне у него ныне учрежден филиал, который венгры заполнили несколькими сотнями бутылок превосходного токайского!

«Она не любила печальных историй»

Так говорили об императрице те, кто близко знал ее. Слишком уж печальна была ее собственная судьба, а потому, неожиданно став главной персоной в государстве, Анна предпочитала веселые развлечения при дворе неприятным разговорам о текущих делах страны. К тому же и любимый был рядом, что делало все это веселье особенно приятным.

А текущие дела оставляли желать лучшего. Земли по южному и западному побережью Каспийского моря, которые с таким трудом завоевал Петр Первый, пришлось вернуть Персии. Попытки отвоевать у Турции территории, потерянные Петром во время Прутского похода, тоже окончились неудачей.

Правда, Анна Иоанновна все-таки смогла выправить положение. Русская армия заняла крепость Азов. А на следующий год войска под командованием генерал-фельдмаршала Миниха овладели Перекопом и дошли до Бахчисарайских теснин в Крыму. Вступив в Яссы, Миних принял от светских и духовных чинов Молдавии изъявление покорности русской государыне.

Победы давались очень дорогой ценой. К людским потерям на поле боя прибавлялось хроническая нехватка боеприпасов, одежды, провианта и медикаментов. Это делало победы страны почти пирровыми! А царица не любила «печальных историй» и крайне неохотно выслушивала мрачных вестников. Что же касается любимого Бирона, то он был не настолько талантлив и дальновиден, чтобы принять решительные меры по исправлению положения в стране, хотя и пытался наладить отчетность, столь близкую его немецкому сердцу. «Сполна ли в сборе и что в доимке осталось – неизвестно, потому что из многих губерний и провинций рапортов не прислано».

Взрослое население России сокращалось, тяжелые подати и повинности разоряли людей, а Бирон в сознании простого человека давно превратился в «Обирона»!

Россия все больше напоминала некую «черную дыру» в политической карте Вселенной Европы. Не зря же астрономы считают, что в «черных дырах» время течет по-другому: иногда может останавливаться, течь вспять, а то и ужиматься или неимоверно растягиваться.

Историческое время России ужалось до размеров двора императрицы и личных интересов ее фаворита. Но когда надо было расправиться с «верховниками», Анна проявила быстроту и волю. Еще бы, они же пытались помешать ее счастью с курляндцем!

Кроме взаимоотношений с Бироном, Анну беспокоил вопрос о престолонаследии. Незадолго до кончины она объявила наследником престола младенца Иоанна Антоновича, сына своей племянницы Анны Леопольдовны и принца Ульриха Брауншвейг-Бевернского. Ребенок родился 12 августа 1740 года.

Вскоре после его рождения царица почувствовала себя дурно. Она поняла, что умирает. И призвала к своему смертному одру того, кто единственный в империи не рассказывал ей «печальных историй». Проницательная женщина посмотрела на документ, где Бирон объявлялся регентом маленького престолонаследника, и сказала, что это – смертный приговор. Приговор и царевичу, и Бирону. Она же прекрасно понимала, что Бирон нужен только ей, Анне, верной и всегда любящей. А Бирон не понимал всей ошибочности своих непомерных притязаний.

Утром 17 октября императрица велела позвать духовенство и попросила читать отходную. «Простите все», – сказала она, и дух ее отлетел в иные сферы. Это «простите» звучало глубоко и трагично. В нем заключалась все осознание Анной того, что произошло со страной из-за ее личного, женского выбора. Но она верила в любовь до гроба. И вот этот гроб появился.

Эпилог за гробовой доской

Бирон, получивший, согласно воле Анны Иоанновны, подтвержденной указом правительствующего Сената, «мочь и власть управлять всеми государственными делами, как внутренними, так и иностранными, вплоть до совершеннолетия царевича», вскоре пал. Он пробыл регентом всего 22 дня.

Его приговорили к смертной казни, но заменили ее пожизненной ссылкой в Сибирь. Там для него по чертежам Миниха построили специальный дом-тюрьму.

И все-таки судьба снова улыбнулась ему. Хотя и не так широко, как при Анне. Императрица Екатерина Вторая возвратила Бирону и его наследникам герцогство Курляндское, куда они и отбыли.

Возможно, Екатерина, сама падкая до фаворитов и ценившая их верность себе, отдала дань уважения бессменному кавалеру царственной Анны.

Последние 20 лет своей жизни Бирон посвятил строительству собственной резиденции в местечке Рундала. Как всегда, он был озабочен исключительно своими личными делами.

Он перешел в мир, где уже давно находилась Анна, в самый канун 1773 года. В благодарность Екатерине наследники Бирона отказались от прав на владение герцогством Курляндским в пользу России. Оно превратилось в одну из губерний империи.

Личные привязанности царственных особ женского пола были главными доминантами всего XVIII века России. Иногда они превращались во благо страны, как при Екатерине и Потемкине, иногда в проклятие, как при Анне и Бироне.

И только император Павел Первый, поставивший трагическую точку в истории этого века, издал наконец указ, по которому престол передавался только лицам мужского пола и переставал быть игрушкой в женских руках.

Сны «Зеленеющего Лавра»

«Ты руководил бестрепетными русскими солдатами не для завоеваний и разорений, но во имя защиты человечества, освобождения Европы, установления ее мирного процветания. Прими же скромное признание, которое оказывают тебе братья по посвящению устами занимающего этот священный пост».

Эти слова звучали в июле 1813 года в залах Петербургского музыкального общества. Шло траурное собрание в связи с кончиной фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова. Много сотен людей присутствовало там. И все эти люди были «вольными каменщиками», масонами. Потому что и сам усопший был одним из них!

А торжественную речь произносил не кто иной, как Пьер Муссар, француз. И было крайне важно, что такую оценку сокрушителю Наполеона дает именно представитель побежденной страны. И заключил он траурную речь словами о том, что Кутузов стал гением добра, повергшим гения зла. И добавил: «Это в нашей среде ты приобрел добродетели и свет, давшие тебе бессмертие».

Портрет в масонском интерьере

Наше время склонно переписывать историю. Иногда это можно назвать работой над ошибками. А порой – откровенными спекуляциями, глумлением над нашими патриотическими чувствами! Вот и до Кутузова добрались! Его не просто принизили в лучшем духе нынешних тенденций, но еще и попытались выставить рассеянным стариком, который только и делал, что спал или дремал. Да еще и Наполеона не схватил, хотя несколько раз имел такую возможность и под Малоярославцем, и на Березине!

Попробуем этому возразить. Найдем логику не только во всех поступках Кутузова, но и в его бесконечных снах. И тоже привлечем на свою сторону аргументы, мягко говоря, нетрадиционные.

А для этого вспомним, что восемнадцатый век, в коем был рожден и прожил большую часть своей жизни выдающийся полководец, называли «веком Просвещения». Люди, и в первую очередь аристократы, стремились не только к лучшим образцам мировой культуры, но и к передовым идеям о сути мироздания, происхождении и предназначении государственной власти, о долге посвященного в такие знания.

В Европе появились многочисленные общества «вольных каменщиков», или масонов. Все они были тайными, закрытыми для профанов. Чтобы вступить в общество, нужно было отвечать определенным морально-нравственным требованиям, в том числе обладать умением сдерживать чувства ради общего дела.

А дело такое у масонов было. Общества «вольных каменщиков» хотели реформировать всю политическую, общественную и религиозную жизнь Старого Света. Им хотелось примирить всех европейских государей, создать хотя бы подобие единого общеевропейского государства. Причем такого, в котором умрут феодальные отношения, уступив место свободному труду и инициативе. И фактическими руководителями такой конфедерации станут они, как бы воплощая в реальной жизни идеи Платона о том, что миром должны править философы.

Именно в обстановке такого «масонского угара» и произошло первое знакомство Кутузова с тайными орденами. В 1779 году в Регенсбурге он вступил в ложу «К трем ключам». Как он сам заявил при вступлении, его цель – это «нахождение сил для борьбы со страстями и жажда ключа от тайн мира».

Потом он стал членом еще нескольких масонских лож – во Франкфурте и в Берлине. А по возвращении в Россию в 1783 году «посвященные на берегах Невы признали его своим». Эти слова взяты из все той же траурной речи в июле 1813 г.!

Любопытно, что Кутузов стал даже членом шотландской ложи «Сфинкс». Он дошел до самых высоких масонских степеней и оказывал всему общеевропейскому «Вольному Братству» всяческую поддержку, за что и получил от Братства масонское имя «Зеленеющий Лавр».

И еще одна важная деталь. Рекомендовал Кутузова «братьям» великий Суворов, сам активный деятель масонского движения. Он познакомился с Кутузовым еще в 1776 году и с тех пор стал не только его военным, но и духовным наставником.

Все эти факты и детали собрала в своей книге «Знаменитые русские масоны» Татьяна Бакунина. Книга увидела свет в Париже в 1934–1935 гг. Но в полном виде она была издана только в России в горячем 1991 году.

Геополитика по-масонски

Поскольку масоны часто были людьми богатыми и родовитыми, они имели большие возможности для влияния на тогдашнюю политическую жизнь Европы.

Они старались «смягчать нравы» монархов, внушать им мысль о том, что государь должен быть еще и «жрецом-правителем» своего народа. «Вольные каменщики» призывали сильных мира сего к пацифизму, к ведению войны как можно более гуманными методами. Если, конечно, эти понятия вообще совместимы. Но не забудем, что в ту эпоху подобные призывы были более чем передовыми!

Между прочим, духовный наставник Кутузова Суворов признавался, что, если бы не его масонские убеждения, он мог бы вести многие военные кампании куда более жестоко!

К концу восемнадцатого века, когда стало очевидным, что монархическая власть старого типа во многих странах Европы находится в кризисе, масоны приняли важное решение. Они посчитали, что настал момент для одного, но принципиально нового властителя континента. Такого, который сотрет все границы и уничтожит остатки феодализма. И его приход к власти будет означать начало эры «государства философов».

Во Франции бушевала революция, показывая, во что может вылиться неуправляемая стихия справедливо разгневанных народных масс. Гильотина Робеспьера буквально не знала отдыха.

И в это же время в Марселе легендарный граф Сен-Жермен, считавшийся негласным главой всех тайных обществ Европы, встретился с молодым офицером Наполеоном Бонапартом. Любопытно, что к тому времени граф считался уже умершим. Именно «считался», потому что он в очередной раз разыграл свои похороны!

С проницательностью Великого Посвященного граф Сен-Жермен сразу же угадал в Бонапарте сильную личность, гения военного искусства, гения, которому не будет равных в мире.

И взгляды молодого человека Сен-Жермену понравились. Тот был за устранение старых феодальных порядков, но против анархической республики спекулянтов, где все время льется кровь!

Корсиканец стал масоном. Но не простым, а получил от Сен-Жермена в том же Марселе Великий Перстень! Это был знак особых прав человека со времен царя Соломона. И по преданию, первым из царей именно царь Соломон получил перстень. Владел им и Александр Македонский.

Но каждый из таких владельцев обязан был строго следовать тем решениям, которые принимают его Великие Наставники. А согласно масонской и теософской традиции, Сен-Жермен представлял Гималайское Братство Посвященных, самое влиятельное в мире! О Наполеоне сообщили высшим руководителям масонства. Знал о нем и Кутузов. Много споров вызвали методы, которыми молодой офицер хотел объединить Европу. Будущему завоевателю было поставлено два жестких требования. Первое: если уж придется вести войну, то с минимальными потерями для мирного населения. И второе – никогда не посягать на Россию. Потому что у нее была своя, особая миссия.

Все это новый обладатель Великого Перстня обещал исполнить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю