332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Леонид Буряк » Горячие точки поля » Текст книги (страница 7)
Горячие точки поля
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:05

Текст книги "Горячие точки поля"


Автор книги: Леонид Буряк




Жанр:

   

Спорт



сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 14 страниц)

Степан Олийнык, поэт:


 
«За геропв-фiналiстiв
Вболiвали ми стократ!
(В добрiй формi футболiстiв
Кожен бачити був рад).
Вболiвали за Мунтяна —
Чи на поле вийде вiн?
Bcix тривожило, як рана:
Як Онищенко, Блохiн?
Та вiдкинув, та розвiяв
Матч-фiнал тривоги цi:
Кубок кубкiв – пде в Кипв!
Браво, хлопцi! Молодцi!»
 

Юрий Ваньят, спортивный обозреватель газеты «Труд»: «Перед финальным матчем Кубка кубков я увидел на Доске почета в Федерации футбола СССР портрет В. В. Лобановского. Сегодня, полагаю, рядом с ним должна была бы быть вся команда – «Динамо» (Киев) – отличный лидер советского футбола…»

Да, много писалось о матче, о каждом игроке в отдельности, о тренерах, сделавших так много для взлета команды на высоту, ранее ей неведомую. И Родина высоко оценила наше достижение.

Указом Президиума Верховного Совета Украинской ССР киевская команда «Динамо» была награждена Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета Украинской ССР.

Почетной Грамотой Президиум Верховного Совета Украинской ССР наградил старших тренеров команды Олега Петровича Базилевича и Валерия Васильевича Лобановского.

Грамотой Президиума Верховного Совета Украинской ССР были награждены футболисты Олег Блохин, Леонид Буряк, Владимир Веремеев, Виктор Колотов, Анатолий Коньков, Виктор Матвиенко, Владимир Мунтян, Владимир Онищенко, Стефан Решко, Евгений Рудаков, Владимир Трошкин, Михаил Фоменко, а также тренеры Анатолий Пузач и Александр Петрашевский.

В. В. Лобановский и О. П. Базилевич были удостоены звания заслуженных тренеров СССР, а игрокам О. Блохину, В. Веремееву, В. Колотову, В. Мунтяну, В. Матвиенко, В. Онищенко С. Решко, В. Трошкину, М. Фоменко и мне присвоили звание заслуженных мастеров спорта…




О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ…

Теперь, полагаю, настало время представить читателю моих товарищей по команде. Ведь рассказ о нашем восхождении не будет полным, если не рассказать о тех, кто его осуществил.

Команда начинается с капитана.

Виктор Колотов – заслуженный мастер спорта. Родился в 1949 году в селении Юдино Татарской АССР.

Играть в футбол начал в 1958 году. Проявил себя способным футболистом, его заметили. Он попал в сборную России.

В Киев Виктор переехал в 1971 году. Его приглашали тогда сразу несколько команд, его мечтали видеть в своем составе самые именитые клубы. Чем же он пленил почитателей футбола?

Прежде всего, исключительными физическими данными. Он, не зная устали, мог два тайма метаться от ворот до ворот, выполнять по ходу игры множество скоростных рывков.

Во-вторых, поражала его разносторонность. Практически Колотов мог выступать на любом месте. И хотя его амплуа – полузащитник, он, наверное, единственный в стране футболист, владеющий одновременно двумя диаметрально противоположными призами – лучшего центрального нападающего и лучшего центрального защитника первой лиги!

Третья его отличительная спортивная черта – самоотверженность. Ради команды он готов на все – на предельные физические и моральные испытания, на изматывающие тренировки, на безропотное выполнение всех тренерских требований. Он много раз был серьезно травмирован, перенес несколько операций, но всегда возвращался в строй как-то буднично, без внешних эффектов.

Помолчит, пожмет плечами: все в порядке – и никаких жалоб.

Однажды динамовцы выступали в Греции в официальном матче. Виктор был травмирован, его взяли в поездку запасным.

Но Колотов взмолился:

– Дайте же и мне сыграть!..

Тренеры уступили.

И Виктор выбежал на поле. Ему было трудно. Однако капитан, играя, как говорится, на одной ноге, забил два мяча. Вот пример для подражания!

Он немногословен, внешне неэмоционален. Но Виктор очень болезненно реагирует на несправедливость, готов постоять за товарища, и был случай (об этом речь дальше), когда ему надлежало принять сложное, исключительно принципиальное решение. И Колотов выбрал – коллектив!

Такой игрок представлял собой лакомый кусочек для любой команды. Вот почему за ним охотились многие тренеры. Когда узнали, что он подал заявление о зачислении в киевское «Динамо», поднялся невообразимый шум. «Советский спорт» тоже выступил против решения казанского игрока. Но руководство команды проявило выдержку: Колотов остался в Киеве.

Еще считаю необходимым отметить исключительную корректность нашего капитана. Не помню случая, чтобы он кого-то обидел, сыграл умышленно грубо, вступил в пререкания с судьей.

Вратарь Евгений Рудаков, заслуженный мастер спорта. Играть в футбол начал в московском «Торпедо». Был молод, горяч, нетерпелив – хотел выступать в каждом матче. Такой возможности в команде не было. И он перешел в николаевский «Судостроитель». Высокий (под 190 см), прыгучий Рудаков играл много и с увлечением.

Однажды его заметил известный в прошлом голкипер киевского «Динамо» Антон Леонардович Идзковский. Ему достаточно было один раз увидеть Рудакова в воротах, чтобы понять – Евгения стоит рекомендовать в Киев.

Три года Рудаков считался вторым после Банникова вратарем команды. Времени не терял зря – использовал для повышения мастерства.

Порой на тренировках он изумлял нас своим азартом – броски, падения, опять броски… до полного изнеможения. Тренировался неистово, не позволял себе расслабиться ни на минуту. Мы ему били по воротам и с близкого расстояния, и издали, в верхние и нижние углы… Но чем больше старались, тем собраннее становился Женя.

– Все, на сегодня точка, – говорил он в конце концов и обессиленный опускался на скамью.

И вот, когда Виктор Банников в 1966 году отправился на чемпионат мира в Англию, Рудаков занял его место в воротах. Этого дебюта я не видел, но по рассказам знаю – Евгений сразу же завоевал всеобщие симпатии болельщиков. Когда вернулся Банников, ворота уже были полностью доверены Рудакову.

Было ли обидно Виктору? Наверное. Но что поделаешь – молодость имеет свои неоспоримые преимущества.

Рудаков выступал от матча к матчу все лучше. Были, разумеется, и у него срывы, но, к счастью, нечастые. Он радовал любителей футбола своей смелостью и мастерством. А когда стал игроком сборной команды СССР, специалисты назвали его преемником Льва Яшина. Вот с такой репутацией он и готовился к чемпионату мира в Мехико. Над головой нашего голкипера сияло яркое безоблачное небо.

…Беда обычно приходит, когда ее совсем не ждешь. В тренировочном матче в Колумбии, за день до перелета в Мехико, уже в конце матча, Женя в попытке остановить опасный прорыв соперников бросился им в ноги. Ему сломали ключицу. В больнице врач поставил безоговорочный диагноз:

– Тяжелый перелом… Это надолго.

– И он не поправится к началу чемпионата? – спросил Г. Качалин, тренер сборной СССР.

Врач грустно усмехнулся:

– Он как вратарь уже никогда не поправится. На ворота во всяком случае больше не станет.

Рудаков возразил:

– Стану!

На Родине он сам взялся за лечение. Рука и плечо, закованные в гипс, ныли, не давали покоя. Он уехал в Одессу, в санаторий. И там, вдалеке от посторонних глаз, начал борьбу за возвращение в большой спорт. Каждое утро, изнывая от жары, в шерстяном тренировочном костюме он совершал многокилометровые кроссы. Боль не отпускала. Но Женя, стиснув зубы, старался не думать о ней. Он делал все для поддержания спортивной формы. Сам приказывал – сам же выполнял приказ.

Ни минуты передышки. После утренних процедур тренировал руку, поднимал камни, сжимал мячик. Так день за днем, неделя за неделей.

Через два месяца, когда сняли гипс, он начал работать с мячом. А еще через месяц стал в ворота…

Рудаков – неоднократный чемпион страны, обладатель Кубка

СССР, дважды – в 1969 и 1971 годах – владел призом журнала «Огонек» – лучшему вратарю страны. В том же 1971-м был признан лучшим футболистом страны.

Интересно складывалась судьба правого защитника киевского «Динамо» Владимира Трошкина. Он – из сугубо футбольной семьи. В Енакиево, где они жили, Володя и его старший брат играли и тренировались у своего отца, тренера команды коксохимического завода.

Однажды они с братом в матчах на первенство области забили за один сезон почти 90 мячей. Талантливого юношу сначала пригласил епакиевский «Шахтер», а потом, когда был призван в ряды Советской Армии, – клуб киевского СКА. С 1969 года Володя в составе киевского «Динамо».

Среднего роста, этакий крепыш, с волевым скуластым лицом, на первый взгляд он производил впечатление человека сурового. На самом же деле отличался веселым нравом, любил розыгрыши, шутки.

Когда мне, новичку команды, в матче против «Арарата» удалось забить гол, Володя взял меня за плечи, будто видел впервые, широко усмехнулся и молвил:

– А ты, сынок, ничего!.. Пойдет у тебя дело – не угонимся.

С Володей мы подружились сразу.

Если говорить о нем как о футболисте, главное – это универсальность. Я был убежден, что Володя умеет все. У него завидная выносливость. Недаром журналисты писали, что Трошкин играет так, словно не знает усталости. Действительно, оставалось загадкой, как, при таком колоссальном объеме работы на поле, ему удается сохранить свою неисчерпаемую энергию. Именно это позволяло Володе выполнять во время матча «особые задания». Скажу больше – стиль игры Трошкина во многом способствовал переходу динамовцев на рельсы тотального футбола.

Суть этого стиля игры заключена в формуле – «все делают все». То есть каждый футболист может отлично сыграть в своем главном амплуа и вполне сносно в других. Если ты оказался в оборонных порядках – действуешь как защитник, выполняешь его обязанности, если подключился к атаке – делаешь все, что требуется от нападающего.

Опыт, накопленный В. Трошкиным за время выступления в нападении, затем в линии полузащиты и, наконец, в группе защитников, сделал его универсальным игроком с огромными возможностями. Вот он, скромно пристроившись на правом фланге защиты, словно только тем и занят, что думает, как бы обезвредить своего подопечного. Но мы-то знаем, что Володя всеми помыслами устремлен вперед, что он только и ждет момента, удобного для атаки, конечно не в ущерб обороне своих ворот.

И вот такой момент настал. Трошкин уже в линии полузащиты, выполняет с завидным умением новые задачи. А если позволяет ситуация, идет еще дальше, в линию атаки, подыгрывает партнерам пли сам угрожает воротам.

Мне могут возразить, что теперь подобными рейдами никого не удивишь.

Верно. Но, во-первых, Трошкин не просто эпизодически подключался к атаке, он как бы застревал в ней. Становился на время полузащитником или нападающим и со знанием дела выполнял все, что требуется от него в этой роли, и мы благодаря такому маневру достигали количественного преимущества в данной линии.

Он много забивал. Помню, как-то в матче с московским «Динамо» Володя, находясь в линии нападения и принимая передачу с левого фланга, пролетел в воздухе несколько метров параллельно земле и головой послал неотразимый мяч в сетку. Это был блестящий гол, о котором много писали. А как он помог своими проходами в завоевании Кубка кубков!

Словом, манера игры Трошкина, его возможности многое подсказали тренерам. Это было новое слово в игре и произносилось оно опытным, разносторонним мастером. Он был включен в состав первой сборной СССР. В ее составе (как и Женя Рудаков) стал серебряным призером чемпионата континента в 1972 году. Я всегда с неизменным удовольствием вспоминаю то время, когда мы выступали рядом – плечо к плечу.

Центральный защитник в команде! Такое определение уже само говорит за себя – центральный! В то время это ответственное амплуа было поручено очень трудолюбивому, очень целеустремленному Стефану Решко. Родом из Закарпатья, он еще мальчишкой начал играть в футбол в селе Ключарки.

Когда же Стефан переехал в Ужгород, став учеником художественного деревоотделочного училища, увлечение футболом захватило его полностью.

Настойчивость, трудолюбие и талант защитника были замечены. Ужгородская «Верховина» с удовольствием взяла его в свой состав. Много играл, но будущее свое с футболом не связывал.

Следующий этап его спортивной биографии – винницкий «Локомотив», а через два года – заманчивое приглашение в одесский «Черноморец» на роль центрального защитника. И хотя внешне работа защитников не так выигрышна, как, скажем, форвардов или полузащитников, Стефан разглядел в ней, так сказать, глубинный смысл. Не дать пройти сопернику, не позволить перехитрить или превзойти себя в мастерстве, отстоять ворота команды – вот основная цель.

Иные полагают: главное – забить побольше, тогда наверняка победишь. Позиция Решко другая: не пропустить – тогда почти всегда будешь в выигрыше. Своих убеждений он не меняет и по сей день.

«Черноморец», команду высшей лиги, тренировал известный специалист Сергей Иосифович Шапошников. Он разглядел в Стефане талант защитника.

Однажды во время беседы тренер сказал:

– Природа дала тебе быстроту, смелость, цепкость. Но все это еще нужно развить, приумножить. Тогда перед тобой откроется действительно широкая перспектива.

Самокритичного, объективного Решко дважды подталкивать не нужно. Уже со следующего дня он ввел для себя дополнительные занятия. На рассвете бегал кроссы, вечерами после тренировки отрабатывал удары, шлифовал подкаты. Заметно похудел, но был в отличной форме. Стефан в высшей степени добросовестный спортсмен, дисциплинирован, самоотвержен. Таким он и пришел в «Динамо».

Когда мы выступали за сборную страны против команды Северной Ирландии, в самом начале матча Стефану шипами бутсов рассекли лицо. Хлынула кровь. Матч остановили. К Решко подбежал наш доктор В. Берковский, осмотрел рану:

– Сейчас скажу Лобановскому. Нужно тебя заменить.

– Ни в коем случае. Я должен играть. Сделай наклейку и все.

Он действительно был нужен команде и продолжал играть. Кровь сочилась. Но первый тайм Решко мужественно доиграл до конца…

Исполнительность, смелость, чувство долга, высокое мастерство позволяло Стефану успешно решать на поле сложные задачи. Если команде необходимо было нейтрализовать того или иного соперника, это поручали ему. «Динамо» в матчах за Суперкубок встречалось с прославленной мюнхенской «Баварией».

– Степа (так называли Стефана в команде), – сказал перед игрой Лобановский, – сегодня для тебя на всем стадионе существует только один человек – Герд Мюллер. Он не должен забить. В трех матчах он провел советским футболистам 8 мячей. Хватит!

«Закрыть» Герда было ох как непросто! Он переиграл даже такого мастера обороны, как наш Муртаз Хурцилава.

Решко решил стать тенью Мюллера. Ни на миг не спускал с него глаз, не отпускал от себя.

И Мюллер не забил!..

Когда команды после игры покидали поле, грозный форвард пожал Стефану руку и сказал:

– Сегодня ты был сильнее меня, а ваша команда – сильнее нашей.

Болельщики футбола со стажем наверняка помнят подтянутого элегантного игрока киевского «Динамо» Михаила Фоменко.

«Офицер защиты», так привыкли называть его болельщики. Он зачислен в «Динамо» с 1972 года. До этого играл за сумской «Спартак» и ворошиловградскую «Зарю».

Высокий, легкий, очень подвижный и смелый центральный защитник, он был именно таким игроком, какого искало «Динамо».

На последнем этапе борьбы за Кубок кубков Фоменко проявил себя и очень мужественным человеком. Он играл с травмированной ногой, на уколах, но ничем не выдал своего недуга.

На поле Фоменко нес главное бремя обороны, подчищал огрехи товарищей. После него оставался один вратарь, поэтому ошибаться Михаил не имел права.

Разыгравшись в этой роли, почувствовав уверенность, Фоменко начал позволять себе и некоторые «дерзости» – отправлялся в рейды на половину соперников, старался угрожать чужим воротам. Но всегда успевал вовремя возвратиться назад, занять привычную позицию. Мы всегда знали – за его участок обороны можно не опасаться.

Еще в Одессе я обратил внимание на игрока одесского СКА Виктора Матвиенко. Привлекала внимание его мягкая, легкая поступь, как у кошки. Отталкиваясь от земли пружинистым движением, он словно собирался взлететь. Иногда казалось, что Виктор крадется по полю, на самом же деле это было по-спортивному быстрое передвижение.

И когда в 1970 году он появился в составе киевского «Динамо», его встретили с радостью.

Левый защитник часто включался в атакующие действия команды, ему удавалось уйти от преследователей. Вначале он делал только передачи в штрафную площадку соперников, а когда понял, что этого уже недостаточно, стал осваивать и завершающий удар по воротам.

Помню, мы встречались с автозаводцами Москвы. И хотя имели явное игровое преимущество, никак не могли воплотить его в голы. Бывают такие матчи – не везет!

Выручил нас именно Виктор Матвиенко. Он прошел по левому флангу и приблизился к углу штрафной площадки. Партнеры были закрыты. Тогда Виктор решил пробить сам, и мяч… оказался в сетке москвичей.

Душой обороны нашей команды с 1975 года был один из самых ярких игроков донецкого «Шахтера», его капитан Анатолий Коньков. Об этом мастере можно было бы рассказывать очень много. Его путь в футбол начинался в заводской команде города Краматорска. Рабочая среда воспитала в нем обостренное чувство коллективизма и отзывчивости, взаимовыручки.

Переход Конькова в киевское «Динамо» был продиктован необходимостью укрепления линии защиты команды.

К тому времени киевляне уже систематически выступали в европейских турнирах. А это обязывало тренеров постоянно думать об усилении коллектива.

Полузащитник, игрок сборной СССР Анатолий Коньков в «Динамо» занял место центрального защитника. Ему разрешалось в некоторых играх и просто вменялось в обязанность переходить в линию полузащиты, чтобы поддержать атаку. С его появлением защита заиграла надежнее, стала значительно сильнее. Поначалу он играл защитником, немного выдвинутым вперед, и роль его больше смахивала на роль опорного полузащитника. Однако как ни называй ее, суть в том, что центр защиты был взят еще на один замок.

За семь лет, отданных Анатолием донецкому «Шахтеру», он многое познал, стал настоящим, большим мастером, с мнением которого считались. Поначалу Коньков не принял стиль игры новой для себя команды, он был непривычным, непонятным. И Анатолий не мог утаить своих сомнений от В. Лобановского.

Однажды на сборе в Югославии он обратился к старшему тренеру:

– Прошу вас отпустить меня… Совсем… В Донецк…

В. Лобановский удивился:

– Тебя чем-нибудь обидели? Что-то не нравится в «Динамо»?

Коньков покачал головой:

– Нет, все в порядке. Тут дело в другом. Иногда мне кажется, будто команда действует сама по себе, а я – сам по себе.

– Не понял. Объясни лучше.

– Объяснять нечего. Я умею делать все, что делают другие, но медленнее, отстаю. И, значит, выпадаю из общей игры.

– Не заметил.

– Я это чувствую.

В. Лобановский улыбнулся:

– Что забеспокоился – это хорошо. И хорошо, что заговорил об этом. Однако волнения твои напрасны. Играй спокойно.

Тренер был прав. Коньков не только не выпадал из ансамбля, но, несомненно, усиливал его. Прежде всего своей рассудительной игрой. Почти каждая передача Анатолия была продуктивна. Этот универсальный игрок оставался верен плану игры лишь до той поры, пока у нас получалось задуманное. Но стоило динамовской машине забуксовать хоть чуть-чуть, как Коньков начинал испытывать беспокойство. Сперва он немного выдвигался вперед, чтобы приблизиться к атакующим линиям команды, а затем и сам отважно устремлялся на штурм чужих ворот.

Свой рассказ о Владимире Мунтяне хочу начать с эпизода, имевшего место в конце пятидесятых годов. Те, кто был его свидетелями, до сих пор вспоминают о нем с теплотой и улыбкой.

На Центральном стадионе разыгрывалось первенство города среди детских команд. «Дружину» школы гороно-2 вывел на поле о важным видом капитан, который был самым маленьким в команде, и, наверное, поэтому, глядя, как чинно он шествует впереди строя, взрослые зрители не могли удержаться от улыбок.

Но началась игра, и маленькая «десятка» покорила болельщиков. Дело вовсе не в том, что Володя Мунтян, так звали капитана, забил в этом матче несколько мячей. Всех поразила зрелость его футбольного мышления, умение делать передачи с такой точностью, словно заранее отмеривал их.

Юный капитан пришел в футбол из секции акробатики, которой увлекался с ранних лет, выполнил даже норматив спортивного разряда и о большем не помышлял. Акробатика сделала его координированным и пластичным.

Однажды друзья потащили его с собой на стадион СКА, где юный Мунтян под придирчивым взглядом тренера М. Корсунского взялся за мяч. Это решило вопрос для обоих: тренер понял, что мальчик рожден для футбола, а недавний акробат почувствовал, что мяч стал для него важнее, чем стойка на руках пли сальто…

Прошло несколько лет, прежде чем любители футбола снова встретились с Мунтяном. Он появился в дублирующем составе киевского «Динамо». Юноше исполнилось шестнадцать лет, он заметно подрос и окреп. Держался на поле уверенно, играл изящно, очень много забивал, демонстрируя мощный и точный удар.

Зрители ходили на матчи дублеров с удовольствием – многие специально, чтобы посмотреть на Мунтяна.

С этого времени его популярность быстро росла. Однако места в основном составе не находилось для юного диспетчера – в хорошей форме были старшие игроки, опытные и умелые.

Звездный час Владимира Мунтяна начался тогда, когда целая группа киевских футболистов отправилась в составе сборной страны в Англию на чемпионат мира. Их нужно было срочно заменить дублерами, и тренеры ввели в основной состав многих молодых футболистов – Е. Рудакова, В. Соснихина, Ф. Медвидя, А. Бышовца, В. Мунтяна. Вскоре стало ясно, что обойтись без Мунтяна в основном составе просто нельзя. Так он закрепился в первом составе команды на долгие годы.

Владимира называли «маленьким бразильцем». В его поведении на поле, в его мгновенных рывках, в поразительном видении поля и умении точно адресовать мяч на любое расстояние, в любую точку, в его коварных финтах и совершенно свободном владении мячом было и в самом деле что-то от бразильских мастеров. Никто лучше Мунтяна не мог вывести партнера на удар, прочитать комбинацию на несколько ходов вперед, решить, кому и какой нужен пас, на какой высоте и какой силы следует отправлять мяч.

Когда я уже был принят в «Динамо» и начал регулярно тренироваться вместе со всеми, Володя однажды сказал:

– Передача в футболе – это все. Как ты смотришь, если после тренировки команды мы еще останемся с тобой на часочек и побросаем друг другу мяч?

Я знал о том, как, уже будучи признанным полузащитником, Мунтян почувствовал, что мяч перестал слушаться его так покорно, как это было совсем недавно. Ему никто не сделал никаких замечаний, никто не корил – он сам почувствовал, что с ним происходит нечто непривычное.

И тогда Володя, никого не посвящая в свои тревоги, стал в свободное время посещать спортзал «Динамо». Он устанавливал в одном конце помещения гимнастический обруч, брал с собой кучу мячей – футбольных, волейбольных, даже больших баскетбольных, занимал место в противоположном конце зала на расстоянии 20-25 метров от «мишени» и посылал в нее мячи. При этом надо было улавливать разницу в их весе, объеме, регулировать на ходу силу удара.

Так продолжалось не одну неделю – пока Володя не вернул себе былую точность.

И вот Мунтян предлагает мне свою руку.

Зачем он это делал? Только потому, что ему нужен был спарринг-партнер? Не думаю. Он мог бы с этой целью выбрать кого угодно. Полагаю, Мунтян, отрабатывая передачу, одновременно готовил и своего заместителя. Ведь когда речь идет об интересах команды, когда она действительно тебе дорога, ты не можешь оставаться равнодушным к начинающим игрокам, обязательно постараешься помочь им.

И мы оставались после общих тренировок на поле динамовской учебной базы в Конче-Заспе еще час-полтора. Пасовали друг другу по заранее обозначенному плану: сначала делали передачи на высоте полутора метра и на расстояние тридцать метров, а потом – поднимали мяч до пяти метров, а дистанцию увеличивали до сорока, и так далее. Я был очень доволен, когда задуманное получалось и Мунтян бросал на ходу:

– Молодец, годится!

Я и до того неплохо чувствовал себя с мячом, но теперь видел, наши внеплановые уроки дают огромную пользу. Мяч становился покорным, послушным. В конце концов я мог послать его абсолютно точно туда, куда было нужно, да еще учесть при этом, какая нога у партнера сильная, чтобы адресовать мяч на нее.

Когда Володя закончил выступления, я смог уверенно заменить его.

Воздавая должное В. Мунтяну, я не хочу, чтобы читатель подумал, что я рисую этакий идеал. Есть и у него, как впрочем и у всех нас, слабости. Однако футбольное мастерство заметно выделяло Мунтяна из общей массы, и когда он вынужден был уйти (а я считаю, что это произошло преждевременно), нам еще долго его не хватало.

Владимир Мунтян был признан лучшим футболистом страны 1969 года. Он рекордсмен по количеству завоеванных золотых медалей чемпионатов страны – их у него семь.

Сейчас мы живем с ним в одном доме и часто встречаясь начинаем:

– А ты помнишь?

– Помню, все помню! Разве такое забывается!

Вторым признанным диспетчером в команде был Владимир Веремеев, пришедший в «Динамо» из кировоградской «Звезды», где он был заметной фигурой. Считал, что его главное призвание в футболе – забивать голы. Это у него действительно здорово получалось. Как левый нападающий он производил впечатление игрока, для которого уже навсегда решены все вопросы относительно амплуа.

Но вот тогдашний старший тренер «Динамо» Виктор Александрович Маслов принял совершенно неожиданное решение – перевести Владимира Веремеева в линую полузащиты. Игрок подчинился. Однако новые обязанности выполнял нехотя, без воодушевления. Его результативность резко пошла на убыль.

Гордый и самолюбивый парень не хотел мириться с непривычной для себя ролью. Он едва не ушел из команды. Его вернули прямо с вокзала. Но со временем Володя освоился с новым местом. Он хорошо видел поле, был техничен, а это открывало перед игроком его амплуа широкие перспективы.

Дела пошли наилучшим образом. Острое тактическое мышление, умение выполнить задуманное сделали его незаменимым для киевского «Динамо». Сейчас, если бы я захотел припомнить, сколько он выполнил блестящих передач, после которых забивались голы, сколько сам провел мячей в чужие ворота, наверняка запутался бы.

Но, пожалуй, самым острым, по-настоящему ювелирным оружием этого полузащитника стали резаные, крученые передачи. Он посылал мячи так, что они облетали живую «стенку», он ловил вратаря на движении, и мяч, пущенный им, уходил от рук голкипера.

Он стал опасен для соперников, пытаясь нейтрализовать его, они не выбирали средств. Он перенес много операций. Мы неоднократно испытывали страх: ну, это уже все, не выкарабкается! Но он падал и вставал, болел и возвращался – немногословный и ироничный.

В футбол в нашей стране играют тысячи юношей. Но лишь немногим из них удается достичь настоящих вершин мастерства. Нападающий киевского «Динамо» Олег Блохин стал вторым советским спортсменом, удостоенным звания лучшего футболиста Европы…

Мать Олега, известная легкоатлетка Екатерина Адаменко, привела его на стадион четырехлетним в надежде воспитать спринтером. Отец, Владимир Блохин, увлекавшийся в молодости современным пятиборьем и футболом, в мечтах видел сына в рядах футбольной дружины. Его мечтам суждено было сбыться.

В футбол Олег начал играть в 1962 году в группе подготовки киевского «Динамо» и зарекомендовал себя заправским голмейстером. Выступая за юношескую сборную СССР на европейском турнире в Италии, он получил специальный приз лучшего нападающего.

В качестве иллюстраций можно привести множество эпизодов, в которых Блохин действовал с виртуозным мастерством.

…Мы играли в Мюнхене в матче за Суперкубок с местной «Баварией». За Блохиным следили десятки глаз соперников, боясь хоть на миг упустить из поля зрения опаснейшего нападающего. В конце концов для Олега все подступы к чужой штрафной площади оказались перекрыты. И тогда он ушел глубоко в свой тыл помогать защите.

В один из моментов мяч оказался у Мунтяна, тот увидел, что в нескольких метрах от него свободный Блохин, и сделал ему передачу. Олег принял мяч и не спеша двинулся вперед. Сразу же к нему устремились двое соперников – будто брали в клещи. Олег прибавил скорость и проскочил между ними. Теперь они уже вынуждены были догонять, а впереди показался еще один защитник; он решительно двинулся на перехват Блохина. Но Олег летел вперед, как на крыльях. И он вышел победителем!

Замах, короткий удар, и мяч за спиной знаменитого вратаря сборной ФРГ Зеппа Майера. Все это длилось несколько секунд, но могло служить учебным пособием того, как нужно действовать против превосходящих сил соперников.

Впрочем, рассказывать о голах Блохина можно без конца. С годами он стал забивать меньше, многое из свершенного им на поле отодвинулось в прошлое. Но оно живет в нашем воображении, к нему приятно возвращаться.

Сперва Блохин играл как чистый крайний форвард. Затем, когда его узнали и оценили по достоинству соперники, на краю стало уж больно неуютно, и он стал уходить в тыл, оттуда начинать атаку.

Такая игра требует широкого маневра, значительных затрат энергии. Так играл знаменитый голландец Йохан Круифф, так начал действовать и Блохин. Пожалуй, подобная игра у Круиффа выглядела органичней, но и Олег преуспел в ней.

Олег Блохин уже оставил в советском спорте незабываемый след. Он призер Олимпийских игр, многократный чемпион СССР и обладатель Кубка страны, лучший футболист Советского Союза в 1973-1975 годах, лучший бомбардир страны за всю историю советского футбола. Сейчас, когда пишутся эти строки, на его счету уже более 290 мячей, забитых в чемпионатах и розыгрышах Кубка СССР, за сборную страны и в официальных европейских турнирах.

Владимир Онищенко – прирожденный форвард. Свой путь футболиста начинал в детской команде прославленного киевского завода «Большевик», потом – «Динамо». Добрый и веселый парень, он совершенно преображался в игре – становился по-спортивному злым, напористым, предельно стремительным.

Чувство гола – особый дар. Сейчас, когда защита играет все грамотнее, а группа, непосредственно ведущая оборону ворот, включает в себя иной раз 6—7 игроков, уловить миг (именно миг!), который соперник отпускает тебе, чтобы прицелиться и произвести удар, для многих нападающих оказывается слишком малой величиной, чтобы ее можно было использовать с толком. Потому так часто подобные мгновения заканчиваются безрезультатно.

Онищенко успевал! Ему не требовалось особого времени, чтобы оценить обстановку и выбрать наиболее правильное решение. Мячи влетали в ворота, вызывая смятение вратарей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю