332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ксения Нечаева » Трин » Текст книги (страница 2)
Трин
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 03:06

Текст книги "Трин"


Автор книги: Ксения Нечаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

– Но он не такой плохой, как кажется. Он может быть милым…

– Если ему от тебя что-то нужно. Прекрати, ты столько рассказывала про него. И каждый раз у меня волосы дыбом встают от того, как ты позволяешь обращаться с собой. Ему повезло, что я далеко, иначе давно надрала бы ему зад. Вот скажи: ты любишь его?

– Раньше любила. Но после всего, что он сделал, больше не уверена.

– Тогда закрой глаза и представь, что бы ты почувствовала, если бы его не было. Просто представь и опиши свои эмоции.

Миа закрыла глаза. Мысленно сказала «я от тебя ухожу» и закрыла дверь перед воображаемым Вовой. Губы растянулись в улыбке.

– Мне хорошо. Никто не контролирует каждый шаг. Я не слышу слова о том, что занимаюсь ерундой. Не чувствую пощечин.

– Постой, он тебя еще и бьет?

Миа открыла глаза. О том случае она не рассказывала никому.

– Он был пьяным. А я сказала, что мне противно чувствовать запах перегара.

Миа не могла видеть, но точно знала, что в этот момент Ева шлепнула себя ладонью по лбу.

– Почему тогда ты до сих пор с ним? Поднимать руку – это последнее дело. Скажи мне, неужели смелость, которую я так в тебе ценю и обожаю – это лишь напускное? Чего ты страшишься? Почему не уйдешь от него? Страх остаться одной навязан обществом и совершенно нерационален. Начни дышать, вспомни как это: уважать себя. Я позвоню тебе завтра. И если к тому моменту вы еще с ним не расстанетесь, то, клянусь, приеду к тебе и заставлю это сделать. Ты достойна лучшего, помни об этом, малыш!

***

Миа старалась понять, под властью каких причин она продолжает встречаться с Вовой. Но все причины были прошедшего времени. Он когда-то был милым (теперь стал грубым, словно вафельное полотенце). Смог добиться ее внимания (сейчас же делал все, чтобы отвернуть ее от себя). Строил потрясающие планы на совместную жизнь (пределом мечтаний теперь было, выпив пару бутылок пива, посмотреть спортивное шоу на ТВ). Миа знала, что рядом с Вовой ей не место. Если бы только было возможно вернуть назад того парня, каким он был пять лет назад, когда они только познакомились!

В тот день, прогуливаясь по парку, Миа и Вова услышали странные звуки, похожие на едва слышный крик отчаяния. Словно плакал маленький ребенок. Не думая ни мгновения, Вова побежал туда, откуда доносился крик. В пруду барахтался маленький котенок, отчаянно хватавшийся за жизнь. Вова стащил куртку и влез в ледяную осеннюю воду. Он вытащил бедного котенка и завернул его в свою оставшуюся сухой куртку.

Тогда Миа решила, что рядом с ней находится человек, с которым можно провести всю жизнь. Тот, кто ни за что не даст в обиду и сможет стать тем самым защитником, о котором мечтала каждая девочка, читавшая в детстве сказки о принцессах и драконах.

Но сейчас, собираясь на встречу с Вовой в тот самый парк, где она собиралась объявить, что они расстаются, Миа пыталась удержать в голове все то, из-за чего собиралась бросить его. Она составила список и мысленно его проговаривала.

Номер 1. Не ценит творчество.

Номер 2. Постоянно придирается к внешнему виду.

Номер 3. Поднял руку.

Номер 4. Изменил с подругой.

Номер 5. Пьет много пива.

Номер 6. Из развлечений только телевизор.

Номер 7. Скандалы.

Вова ждал на скамейке в парке и лузгал семечки, кидаясь шелухой в голубей. Миа дотронулась до его плеча и села рядом.

– Давно гулять не ходили. Соскучилась?

– По тебе или по прогулкам?

Вова наклонился к Мие, чтобы ее поцеловать. Над его губой прилипла шелуха – то еще зрелище. Миа уклонилась от поцелуя и отодвинулась от Вовы дальше.

– Что не так?

– Я от тебя ухожу.

Быстро произнеся эту фразу, Миа вскочила на ноги, опасаясь реакции Вовы. Он поднялся следом, рассыпав семечки из пакета, чему снующие вокруг голуби только обрадовались.

– Не понял. Что это значит?

– Что мы больше не вместе. Я не хочу больше тебя терпеть. Мне стало тесно в отношениях, они меня душат!

Вова вытер руки о штаны, приблизился к Мие и двумя пальцами сжал ее подбородок.

– Хорошо подумала? Это может стать для тебя фекальным решением.

– Фатальным, невежда… Знаешь, бросить тебя – лучшая идея в моей жизни.

Миа со всей силы оттолкнула Вову. От неожиданности он упал на скамейку. Но тут же подскочил и поднял руку, готовясь ударить.

– Только попробуй, – прошипел Миа, замахиваясь в ответ миниатюрной розовой сумочкой.

– Ты еще не знаешь, на что я способен, дорогая! И ты пожалеешь о своем решении.

Вова опустил руку, плюнул Мие под ноги и, не оглядываясь, пошел прочь. Когда он скрылся из вида, Миа села на скамейку и стала вытирать трясущимися руками слезы, льющиеся по щекам. Неужели было так просто?

На телефон пришло уведомление о новом сообщении. «Верни мне все, что я тебе подарил, овца!»

8

Я счастлива. Нет, не так. СЧАСТЛИВА!

Если до сего момента я не понимала, что он тянет меня на дно, то сейчас я прозрела, ведь эти отношения не привели бы меня ни к чему хорошему.

Он попросил вернуть его подарки. Сегодня я все собрала. Подаренное за пять лет вместилось в небольшой пакетик. Самой ценной была золотая цепочка, которую он вручил на год отношений. Сегодня, когда я ее сняла с шеи, то почувствовала легкость, словно разорвала ошейник раба.

Если интересно, то остальными подарками были: маленькая игрушка, которую он выиграл в тире, брелок для ключей в форме сердца (никогда не носила его), альбом для фотографий (которые я вытащила и порвала – ха-ха), почти уже закончившаяся помада и белая футболка, которая была мне мала. С радостью отправлю все это с курьером, ибо видеть его я хочу в наименьшей степени.

Ничего не будет по-прежнему. И я смогу делать все, что хочу, не отчитываясь за поведение, мысли и чувства. Прощай, мой недорогой друг. Отныне тебя нет ни в моей жизни, ни в моем блоге.

Искренне ваша,

Миа.

9

Лена закончила читать роман Макса в половине четвертого утра. Она лежала на кровати, забыв про стоящий на тумбочке чай, ставший ледяным. Указательным пальцем правой руки Лена вытерла слезу под правым глазом, потом под левым. Под левым слез по ощущениям было больше, поэтому она вновь провела пальцем под правым глазом, создавая баланс сырости.

Ее переполняло чувство возбуждения, знакомое всякому, кто хоть раз читал потрясающую книгу, затрагивающую что-то в глубине души. Лена пролистывала страницы, цепляясь взглядом за отдельные слова и фразы, напоминающие о чувстве надежды в начале, страхе в середине и ощущении свободы в конце. История разбудила чувства, которые окатили волной убедительности и пронеслись перед глазами ярчайшими образами.

Возможна была виновата ночь, но Лена решила, что этот роман – лучшее, что ей доводилось читать. Нечто абсолютно новое, поразительное и пугающее.

Она едва смогла дождаться половины девятого утра, чтобы без зазрения совести набрать номер телефона того, с кем хотелось поделиться мыслями.

– Алло, – отозвался сонный голос.

– Кирилл Георгиевич, доброе утро.

– Что-то произошло? Почему ты выбрала столь негуманное время для звонка?

– Простите, я только что закончила читать роман Макса, и мне было необходимо поделиться с кем-то чувствами. Вы знаете, что ваш друг – гений?

– Бесспорно, он талантлив, но не преувеличиваешь ли ты?..

– Что вы! Весь тот кошмар, что довелось пережить героине? И их решение, несомненно, идущее вразрез с моралью некоторых людей, но, черт возьми, насколько же правильное!

– Ты должна сказать об этом Максу. Только не перегибай палку с хвальбой. У него и так несколько завышенное самомнение.

– Завышенное? У такого человека оно не может быть завышенным. Он гений. Просто хочу сказать вам спасибо за то, что познакомили с ним. Для меня это важно. И я уверена, что он, с помощью своего таланта, непременно станет знаменитым. Нужно лишь опубликовать роман.

– Лена, скажи мне, а ты сегодня вообще спала?

– Это важно?

– Отсутствие сна меняет наше восприятие. Понимаю, что история тебя взбудоражила, но, прежде чем петь дифирамбы Максу, тебе следует обдумать прочитанное еще раз на отдохнувшую голову. Договорились? Обещай мне сейчас лечь и поспать.

– Ладно. Но не думаю, что это каким-то образом изменит мое мнение.

10

Утро выходного дня Макс начал со стакана крепкого кофе и просмотра электронной почты. Он не прекращал ожидать ответа от восхищенного рукописью редактора, предлагающего ему публикацию романа. Возможно ли?

Когда от кофе в кружке остался лишь едва уловимый аромат, а от надежды увидеть положительный ответ только призрак, на телефон пришло сообщение от Лены. «Мне нужно срочно с тобой поговорить!»

Макс поднял одну бровь и написал в ответном сообщении, что Лена может приехать к нему и добавил адрес. Она не заставила себя долго ждать. Через полчаса Лена стояла на пороге квартиры, держа в руках толстую рукопись.

– Приехала вернуть роман.

– Настолько не веришь в меня, что даже не стала читать?

– Напротив, провела за чтением всю ночь. А теперь не могу сдержать эмоции. Могу войти?

Макс пригласил Лену в единственную комнату, служащую и гостиной, и спальней, и кухней. Лена кивнула на стол, где стоял ноутбук.

– Значит, здесь ты создавал свой роман?

Лена осторожно провела пальцами по клавиатуре, ненадолго остановившись на клавишах «ф» и «э».

– Хочешь кофе? – Макс взял в руки турку.

– Не откажусь. Твой роман на сегодня лишил меня сна.

– Не могу поверить, что ты прочла так скоро.

– Я всегда быстро читаю. Особенно, если книга меня завораживает, не могу остановиться, пока не прочту последнее слово. Такова я. Мне это неплохо помогало перед уроками литературы в школе. Тогда на спор я за сутки прочитала «Войну и мир».

– Невозможно.

– Хочешь поспорить? – Лена подмигнула Максу.

Макс покачал головой.

– Ты пьешь черный или с молоком?

– Черный. Без сахара.

Лена следила за каждым движением Макса, готовящим кофе. От этого ему стало слегка неловко, и он едва не разлил напиток себе на джинсы.

– Когда-нибудь я смогу рассказать своим внукам, что сам Макс Трин готовил для меня кофе пасмурным утром, после того, как я завершила чтение его гениального «Искупления».

– Глумишься? – Макс поправил очки и, отвлекшись от приготовления кофе, посмотрел на Лену, ожидая увидеть усмешку на лице.

– Я никогда еще не была так серьезна. Знаешь, я уверена, что с этим романом ты прославишься. Невозможно, чтобы он не понравился. Его должны оценить по достоинству.

– Что ж, – Макс поставил кружку с кофе, над которым струился пар, перед Леной и отошел обратно к кухонному столу, – пока только ты оценила его. Если, конечно, ты не лукавишь и не стремишься зачем-то поднять мою самооценку.

– С самооценкой у тебя все в порядке. Да и я не умею лгать. Считаю, что написанное тобою попадет в зал славы.

– Если бы твое мнение разделили хоть в одном издательстве!

– Кстати, я все еще не отблагодарила тебя. За твое творчество. За старание. За историю. Не могу представить, как ты смог такое вообразить. Могу я сделать это?

– Разумеется.

Лена встала со стула и медленно подошла к Максу. Она была близко, что он смог ощутить аромат ее сладких тяжелых духов. Лена встала на цыпочки и поцеловала Макса. Он слегка отстранился.

– Думал, что ты просто скажешь мне «спасибо».

– Ты против такой благодарности?

– Пожалуй, нет.

Макс улыбнулся, дотронулся рукой до ее лица и, почувствовав неукротимое желание узнать ее как можно ближе, поцеловал Лену.

Лежа на наскоро разобранном диване и обнимая Лену, Макс думал о том, что пожинать плоды своего творчества оказалось приятнее, чем он себе представлял. Но пока еще недостаточно.

– Ты прекрасна, – сказал он, разглядывая ее глаза. – В момент нашей первой встречи я и подумать не мог, что мне рядом с тобой будет так хорошо.

– Я не могла представить, что познакомилась с гением.

– Преувеличиваешь.

– Преуменьшаю.

– Даже, если это лесть…

Закончить фразу Максу не позволил телефонный звонок с неизвестного номера.

– Максим Макстрин? Вас беспокоят из издательства «Маус». Мы ознакомились с вашей рукописью и хотим заключить договор на публикацию.

В этот момент счастье перешло на новый уровень. И на текущий момент его стало достаточно.

11

Полгода спустя Макс, Лена, Кирилл и Андрей сидели на обитых зеленой тканью стульях за столом, накрытым белоснежной скатертью в лучшем ресторане города, пили шампанское и отмечали выход в свет и старт продаж романа «Искупление». Почти через месяц наступал Новый год, но предвкушение праздника, возникающее, как правило, в это время, смазалось счастьем от выхода книги.

– Теперь все изменится. Я знаю, – Макс залпом выпил первый бокал шампанского, поправил очки, и отправил в рот креветку из салата.

– Хорошо бы дождаться того, чтобы твой роман начал продаваться, а не остался мертвым грузом на полках магазинов. Впрочем, я не умаляю твоих заслуг. Ты уже добился многого, – Кирилл показал большой палец.

– Кирилл Георгиевич, не время для остроумия, – Лена успела вставить слово быстрее, чем Макс набрал воздуха в грудь для саркастического ответа. – Сегодня его день, все лавры победителю.

Лена мило улыбнулась и поцеловала Макса, дотронувшись рукой до его щеки.

– Я и не пытался принизить достижений Макса. Это потрясающий успех, исполнение мечты и все такое. Кстати, давно хотел тебя попросить, чтобы вне стен института ты меня звала просто Кирилл. А то, знаешь, несколько напрягает.

– Хорошо, Кирилл.

– Лен, не принимай близко к сердцу. Парни не желают зла или оскорбить. Пора привыкнуть к нашему стилю общения. К тому же, я всецело доверяю их мнению, – голос Макса стал несколько суровым.

– Да, то есть, если бы я или Андрей сказал, что роман никудышный, ты бы не стал его публиковать?

– Ну, во-первых, никудышный роман бы не попал в печать, – Макс вновь поправил очки. – А во-вторых, да, я бы прислушался к вашему слову. Возможно, не отказался бы полностью от идеи отправить в издательство, но кое-что изменил. Впрочем, редактор и так кое-что попросил подправить, но это, по сути, мелочи. Кстати, я хотел подарить вам, – Макс залез в свою сумку и вытащил две книги, – по экземпляру романа. Я даже подписал их. Когда я прославлюсь, сможете получить огромные деньги за первое издание с автографом автора.

– Вот это честь, – Кирилл пожал руку Макса, но Андрею в его голосе явно послышались ноты сарказма.

– Спасибо, Макс. Это много значит для нас, – Андрей тоже пожал руку.

– А где же мой экземпляр? – надула губы Лена. – Между прочим, я твой самый верный поклонник.

– Твой экземпляр, милая, дожидается у меня дома.

Макс нежно поцеловал руку Лены.

– Кстати, у меня тоже есть для тебя подарок, – Лена протянула Максу небольшую голубую коробочку.

Внутри лежали линзы.

– Спасибо, но очки меня вполне устраивают, – Макс вновь дотронулся до оправы.

– Брось. Они портят весь вид. И, к тому же, эта ужасная привычка постоянно трогать их раздражает.

Макс отложил подарок в сторону.

– Я подумаю. К тому же, уверен, что ты не угадала с тем, какие именно мне нужны.

Лена всплеснула руками.

– Я же ходила с тобой вместе к окулисту на прошлой неделе. Позже я вернулась к врачу, и он сказал, какие именно линзы тебе подойдут. Так что смело носи, в них ты будешь видеть прекрасно.

Макс поджал губы.

– А что твои родители сказали по поводу публикации? – Андрей поспешил сменить тему на более безопасную, увидев как Макс раздувает ноздри.

– Они не знают.

– Что?

– Я им не говорил ни о том, что пишу и, тем более, о том, что меня опубликовали.

– Но почему?

– Не поймут. Мои мама и папа замечательные, но им нет дела до книг и всего, что с ними связано. Зато я рассказал сестре. Она сказала, что я молодец и что пришлет мне букет ромашек. У нас с ней особые отношения, знаете-ли, братцы.

Лена погладила Макса по руке.

– Не стоит о грустном, – сказала она. – Сегодня нам всем гороскоп говорит, что поддаваться унынию не нужно. Тем более, есть повод радоваться.

Кирилл и Андрей переглянулись. За полгода отношений Лены и Макса, каждый шаг был согласован с гороскопом, движением планет и еще какими-то неясными факторами. Однажды пришлось отменять поездку на природу, потому что Лене звезды не советовали выходить из дома. Друзья не понимали, почему Макс терпит это. Но, как он сам говорил, во всем остальном она абсолютно нормальная. И раз хочет считать звезды, то пусть занимается.

Чего не сказать о Кирилле и Андрее, которым анализ их характеров и высчитывание предрасположенностей по натальным картам порядком надоели.

– А гороскоп не скажет, как скоро принесут десерт? – Кирилл посмотрел на потолок, нетерпеливо дергая ногой под столом.

Ему внезапно захотелось оказаться как можно дальше от этой приторно-счастливой парочки. Макс умел раздражать. И сегодня был вечер, когда терпеть его самодовольство было невыносимо. Но, учитывая отмечаемое событие, просто послать все к черту было нельзя. Кодекс дружбы и все такое.

12

Помню, что обещала не писать в блог об отношениях с бывшим, но, друзья, я не могу молчать.

Если отмотаете посты на полгода назад, то сможете прочесть о том, как я благополучно бросила Вову. «Благополучно» – мне так казалось. За все это время едва ли наберется десяток дней, когда он не напоминал о себе.

Первую неделю он молчал. Это был щедрый подарок на расставание – спокойствие. То самое пресловутое затишье перед бурей.

Сначала он просто звонил и говорил, что ему тяжело и просил вернуться, не слушая мои решительные «нет». Затем пробовал давить на жалость, говоря о том, что не может есть что-то, кроме того, что я готовлю. Еще позже стал выкладывать в социальные сети наши совместные фотографии, сопровождая их приторными стишками из сети. Что-то вроде:

Моя любовь покинула меня,

О где же ты, моя душа.

Вернись ко мне, прошу тебя.

Я больше не могу дышать.

Да-да, это реальный стих, который он где-то нашел. Сомневаюсь, что он сочинил это сам – у него даже на такое фантазии не хватило бы.

Под фотографиями было полно комментариев с поддержкой его и угрозами мне. Мол, смотри, негодяйка, как парень из-за тебя убивается. Какое-то время мне это даже льстило. Но…

Сообщения с просьбами вернуться превратились в угрозы. Сначала он звонил мне и ругал последними словами. После того, как я всюду его заблокировала, мне стали звонить его друзья. Когда и они все отправились в черный список, он стал создавать левые аккаунты и писать оттуда. Не представляю, откуда у него столько упорства – ведь он даже стал писать в чате сайта объявлений, где я продавала книги и кое-какую мелочь.

Наигравшись с сообщениями, Вова перешел к действиям. Он стал поджидать у подъезда, возле института, в магазине, куда я хожу за продуктами. Он кричал ругательства, хватал за руки, высмеивал мой внешний вид. Как-то раз его даже задержали охранники магазина, когда он бросил в меня упаковку хлеба.

Однажды я не выдержала и прилюдно накричала на него. Так, как не кричала никогда прежде. После этого у меня на несколько дней пропал голос. Но это того стоило. Прокричав мне: «Чтоб ты сдохла!», он исчез на несколько дней.

На глаза он мне больше не показывался, но продолжал творить пакости. Он обливал краской входную дверь, писал на стенах мерзости и подкладывал в почтовый ящик пауков.

Еще периодически под окна дома приезжают разные машины, кричат мое имя, включают громкую музыку и уезжают прежде, чем приезжает полиция. Номеров на тех машинах, как правило, не бывает.

Еще был случай, когда мне доставили похоронный венок, на котором было написано: «любим, скорбим». Я думала, что это уже дно. И, возможно, я никогда не написала бы сюда про выходки бывшего, если бы не случившееся сегодня.

Выходя с утра на учебу, я нашла на пороге мертвого котенка, к которому была привязана записка со словами: «ты следующая». Стоит ли говорить, что на занятия я не пошла. Мне страшно. Правда.

Наверное, я пишу все это на тот случай, если со мной действительно что-то случится. Если я перестану выходить на связь, то знайте, что со мной что-то сделало это чудовище.

Знаю, все сейчас подумали: «Миа, как же так, иди в полицию!» Я ходила! Неоднократно! Но, как мне говорили, доказательств его причастности нет (а за ругательства при людях они сделать ничего не могут, ага). Поэтому, помощи не будет. По большому счету, больше мне обратиться не к кому. Родители живут далеко, и при всем желании, не помогут мне. Так что, мне остается лишь ждать и верить, что дальше угроз этот монстр не зайдет.

Девочки, будьте осторожны. Пожалуйста. Если видите в отношениях хоть какой-то намек на токсичность, уходите из них. Не совершайте моих ошибок. Не ждите до того времени, пока привязанность к вам сумасшедшего не станет чересчур сильной.

И обращаюсь к тебе, Вова. Я знаю, что ты читаешь все, что я пишу. Оставь меня уже в покое! Дай мне жить своей жизнью. Писать о тебе в блоге – последнее, чего мне хочется. Но выбора в этот раз нет. Надеюсь, так до тебя дойдет, и ты действительно исчезнешь из моей жизни и моего блога.

Искренне ваша (но не твоя!),

Миа.

Со слезами на глазах, Миа нажала «Опубликовать». На этот раз не высчитывая самое удачное время для публикации. Было не до того. Сегодня ей стало по-настоящему страшно.

Миа попыталась отвлечься от мыслей, взяв с полки первую попавшуюся книгу. Но не смогла прочитать и двух слов. Глаза скользили по буквам, словно коньки по льду, не цепляясь за информацию.

– Глупая книга!

Отшвырнув ни в чем не повинный роман Кинга «Мизери» в сторону, Миа перевернулась на живот, уткнувшись в подушку носом. И вскоре уснула.

Но даже это не принесло облегчения. Во сне она убегала от Вовы, держащего в руках топор, по улицам, заполненным туманом. Она бежала долго, пока, наконец, не оказалась в том доме, где летом наблюдала сквозь дыру в полу за фотографом. На этот раз дом был пуст и кристально чист. Белоснежные стены, белый пол. И лишь потолок оставался обшарпанным и словно грозящим обвалиться.

– Тебе страшно? – гремел голос Вовы.

– Да! Прошу, оставь меня!

– Не могу. Меня ведь нет с тобой. Ты одна.

«Одна… одна…» Эхо отражалось от стен. Миа села на пол, закрыла глаза и раскачивалась из стороны в сторону, пока не почувствовала чье-то прикосновение. До ее руки дотронулся парень. Едва она попыталась разглядеть его лицо, как ее что-то словно выдернуло из сна, и Миа проснулась.

***

– Он хочет, чтобы я сошла с ума, – Миа разговаривала по телефону с Евой. – И ведь добьется того, что я перестану покидать квартиру.

– Спокойно. Тебе нельзя постоянно быть дома. У тебя учеба, блог.

– Как раз блог я спокойно веду отсюда. Ты пойми, что я не знаю, что еще он выкинет. Вдруг он решит облить меня кислотой?

– Но и скрываться не вариант. А если переехать?

– Я с трудом добилась того, чтобы родители разрешили мне уехать от них. Папа так тщательно подбирал мне вуз и жилье, что, едва я заикнусь о том, что мне тут страшно, он заберет меня обратно. А уехать молча не могу. Знаешь ведь, что я всецело завишу от них финансово.

– Ни один вариант тебя не устраивает. Тогда попроси папу оплачивать тебе охрану.

– Смешно. Мне придется просто надеяться, что в один прекрасный момент Вова устанет. Ну или найдет себе новую девушку и забудет про меня.

– Тебе самой нужно отвлечься. Скоро новый год, займись подготовкой. Плюс пора начинать добавлять в блог фотографии шариков, мишуры и прочего. Я сейчас дочитываю книгу, буду делать обзор, В фото обязательно добавлю новогодней атрибутики.

– Нет у меня настроения ни на новый год, ни на блог, ни на фото.

– Слушай, а ведь у тебя в Инстаграме больше пяти тысяч подписчиков?

– Семь с чем-то.

– Напиши в издательство «Маус». Они сейчас высылают популярным блогерам книги на обзоры. К концу года выберут лучший и устроят встречу с автором. Попробуй, хоть какое-то развлечение.

– Не думаю, что мне светит встреча с Джоан Роулинг.

– Ха-ха три раза. Они пришлют тебе российского современного автора. Мне скоро должна прийти моя посылка.

– Но ты ведь книжный блогер, а я – лайфстайл.

– И что? Книги актуальны всегда. Пиши, или я сама отправлю запрос от твоего имени. Сейчас скину ссылку.

– Ладно, я посмотрю. Боже, я забыла – у меня в институте запланирована репетиция новогоднего выступления. Вот что мне делать?

– Попроси кого-нибудь из ребят тебя встретить. Неужели нет ни одного парня, кто мог бы тебя проводить?

13

– Кирилл, это не смешно.

– Я тебя и не заставляю смеяться. Просто приезжай по адресу, который я тебе скинул, через час.

– Тебе разве доставляет удовольствие копаться в старых вещах?

– Знаешь, что иногда в таких квартирах попадается редкий антиквариат? Плюс, именно в этой большая библиотека. Подберешь для себя что-то интересное. Там жил профессор. Так что книги там могут быть отменными!

– Главное, чтобы он не оказался профессором с кафедры ядерной физики. Только учебников мне еще не хватало. И только не говори мне, что ты опять заплатил за возможность оказаться там.

– В этот раз нет. Наследники того деда сами готовы заплатить кому угодно, чтобы эту квартиру разобрали.

– И ты хочешь, чтобы я выносил мусор?

– Если тебе настолько тяжело помочь другу, то так и скажи.

Макс тяжело вздохнул.

– Ладно, я приеду.

В числе прочих странных увлечений Кирилла, было одно совершенно сумасшедшее.

Иногда, после смерти хозяев квартир, в них обнаруживались вещи, не представляющие для наследников никакого интереса. Дабы самим не копаться в мусоре и под предлогом того, что там можно найти что-то интересное, наследники давали объявление о разборе квартиры в местную группу. Как правило, всегда находилось несколько заинтересованных людей, среди которых был и Кирилл.

Они перебирали хлам, выкидывали мусор, а взамен могли оставить себе все, что понравилось в квартире. Так Кирилл однажды нашел в закромах старушки древнюю икону, за которую смог выручить около двадцати тысяч. Или еще одной интересной находкой была коллекция старинных монет, продать которую он так и не решился. Впрочем, кроме этого, да пары советских сервизов (каждый по полторы тысячи рублей), интересных находок больше не было.

Макс пару раз был в таких квартирах вместе с Кириллом, и это оставило в его душе неизгладимое ощущение старости, увядания и гнилостного запаха смерти. Но в этот раз слова об обширной библиотеке подкупили его.

– Я решительно не понимаю, – Макс снимал с полки книги и сортировал их: ненужное кидал в мусорный пакет, а то, что его заинтересовало, в отдельную стопку. На данный момент в ней было две книги. – Как в тебе это может сочетаться?

– Сочетаться что?

– Твое пижонство и способность ковыряться в мусоре.

– Иногда от порядка тоже хочется отдохнуть. К тому же, я нахожусь в поиске редких вещей.

– Как же – успокаивай себя.

Кирилл не стал ничего отвечать, молча скидывая посуду из серванта в мешок. Чашки и тарелки падали, разбиваясь с громким звуком, который почему-то нравился Максу, несмотря на его ворчание.

– Могу я у тебя спросить? – Кирилл отнес мешок к выходу и сел на продавленный диван в центре комнаты. – Почему ты до сих пор встречаешься с Леной? Ясно вижу, что ты ее не любишь. Плюс, она далеко не самый приятный собеседник. От ее рассказов о гороскопах меня воротит. Как ты это терпишь?

– Но ведь это ты меня с ней познакомил.

– Когда я знал ее лишь как студентку, она казалась довольно интересной. Но чувство оказалось обманчивым.

– Если бы она казалась тебе интересной, ты бы сам с ней поразвлекся, – Макс отвернулся от книг и громко чихнул.

Вздохнув, Кирилл вернулся к серванту, где оставались еще несколько тарелок. Он сложил их в одну стопку и кучей бросил в новый мешок.

– Может, ты и прав. И у меня были на нее виды. Но после моего рассказа, она решила познакомиться именно с тобой. С писателем, с будущей звездой, как она считает.

– А ты считаешь иначе? Я не добьюсь славы?

Кирилл поднял мешок с осколками тарелок и покачал его, создавая шум. Он не торопился с ответом.

– Только не бойся меня обидеть.

– С чего бы это? В отличие от некоторых, я всегда говорю тебе то, что думаю. И я считаю, что шанс мал. Крайне. Ни в коей мере не умаляя достоинств твоего романа, хочу заметить, что ежегодно выходят тысячи новых книг. И скольким из них доводится стать широко известными? То-то и оно. К тому же, я не замечаю, чтобы издательство занималось какой-либо рекламной кампанией «Искупления». А это значит, что, скорее всего, твой роман пролежит на полках магазинов еще долго, дожидаясь своего читателя. Кому-то он, бесспорно, понравится. Кто-то посчитает его гениальным, но основная масса читателей никогда не узнает о нем. Скорее всего, будет так. Но я буду рад, если ошибусь.

Макс отвернулся от друга и подарил все свое внимание книгам на полке, которых оставалось еще много.

– Не обижайся на меня, но ты спросил мое мнение.

– Все в порядке. Давай продолжим копаться в мусоре.

Некоторое время в квартире было тихо. Не считая шума от предметов, падающих в мусорные мешки. К моменту, когда книжная полка опустела, у Макса образовались три группы книг: те, что нужно выбросить, те, что он забирал с собой. И еще одна группа со странной подборкой. Там были работы Франца Кафки, Стига Ларсона, Оскара Уайльда, Эдгара Алана По и Фрэнсиса Скотта Фицджеральда.

– Удивительно, сколько здесь их, – Макс кивнул на третью стопу книг.

– Кого?

– Писателей, которые прославились лишь после своей смерти. И ведь ты их всех знаешь, они на слуху.

Кирилл подошел к книгам и рассмотрел их.

– Действительно. Более того, многие книги я читал. Странная подборка. «Великий Гэтсби». «Девушка с татуировкой дракона». Но к чему ты их собрал?

– Наверное, в качестве мотивации. Они все потрясающие, все интересные. Некоторые гениальны. Но о них стало известно не в то время. Понимаешь? Я не хочу так же. Не хочу, чтобы «Искупление» обрело известность лишь после моей смерти. Я хочу слышать, как его хвалят. Хочу читать отзывы и смотреть обзоры. Я желаю, в конце концов, увидеть экранизацию!

– Амбициозно, ничего не скажешь.

– У каждого из нас свои тараканы. Мои жаждут славы. При жизни. Сейчас.

– Тогда пора, мой друг, тебе оторвать задницу от дивана и начать что-то делать, дабы прославится. А иначе, – Кирилл кивнул на третью стопу, – твой роман может присоединиться к ним. Тем, кто никогда не увидит того, что стало с их произведениями.

14

Вечер был красив. Падали легкие хлопья, сверкающие в свете фонарей и фар проезжающих мимо машин. В сумраке уходящего дня ощущалось предвкушение праздника – словно Новый год наступал уже сейчас. Разве есть праздник более волнительный и приятный?

Стоящий возле входа в кафе Кирилл невольно вспомнил о последнем Новом годе, что он провел с родителями. Прошло уже пять лет с момента, когда их не стало, но смириться с потерей было невозможно. Особенно в тени воспоминаний.

В тот последний Новый год семья, вопреки обыкновению, не отправилась в путешествие, а осталась дома. Гостиную загородного коттеджа украсила огромная живая ель, наряженная красными и золотыми шарами. Под елью лежала гора подарков. Кирилл приготовил для отца прекрасный ежедневник в кожаной обложке, изготовленный на заказ. Для матери он собрал большой альбом с фотографиями, начиная со дня их свадьбы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю