355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ксения Любимова » Пока был жив покойник » Текст книги (страница 8)
Пока был жив покойник
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:11

Текст книги "Пока был жив покойник"


Автор книги: Ксения Любимова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Ну, а что еще о нем рассказать? Работник он отличный. За все пять лет – ни одного замечания!

– А девушка у него была?

– Вот чего не знаю, того не знаю, – развел руками Вяльцев. – Может, и была. Раньше он переживал по этому поводу. Говорил, что хочет семью, детей, но все никак не встречается та единственная, которая могла бы стать ему настоящим другом, женой, любовницей… в общем, все в таком духе.

– Но в последнее время он перестал жаловаться? – уточнил Голубев.

– Перестал, – кивнул Юрий Петрович. – Значит, я делаю вывод, что он кого-то нашел.

– А Сергей не говорил о том, как он представляет себе семейную жизнь? Кто должен быть главным, принимать решения?

– Он как-то сказал, что хотел бы иметь такую же семью, как у его родителей. Они до самой смерти были вместе. Вместе отдыхали, вместе катались на лыжах, проводили вечера… Когда они разбились, он чуть с ума не сошел! Все порывался отыскать машину, которая их подрезала, и отомстить водителю.

– Отомстить, говорите?

– Да, он говорил: убью, суку! Возьму пистолет и застрелю, как собаку! Он лишил меня самого дорогого, что было в моей жизни!

– Так и сказал?

– Ну, примерно…

– Значит, он смог бы убить человека, если бы его любимым людям угрожала опасность?

– Э… Я совсем не это имел в виду, – испугался Вяльцев. – Если вы считаете, что Сергей мог убить Николая, то это полная чушь! Зачем ему это делать? Они дружили, делить им было нечего…

– Да нет, уважаемый Юрий Петрович! Как раз было что. Ирину Михайловну.

– Кого?

– Иру, дочь Михаила Ивановича.

– Так она была замужем за Колей. Или…

– Вы правильно понимаете, – кивнул Голубев, – Мальцев хотел, чтобы Ира стала его женой.

– А я и не знал… – растерялся Вяльцев.

– Ну, теперь мы вам об этом сообщили. Так как вы считаете, смог бы Сергей убить Николая, если бы Ире угрожала опасность?

– Но ведь она ей не угрожала!

– Николай избил ее.

– Да вы что! Никогда бы не подумал, что Коля на это способен!

– Так что вы скажете по поводу Мальцева?

– Нет, Сергей никогда бы не поднял руку на человека.

– Вы уверены? Но ведь он был в горячих точках и наверняка не раз убивал людей.

– Это другое… Там была война…

– Не вижу разницы, где стрелять!

– Вы просто не знаете Сережу! – горячился Вяльцев. – Он очень благородный! Для него самое важное – это жить по чести!

– То есть вы считаете, что он не выстрелил бы в человека? – уточнил Голубев.

– Нет! – отрезал Юрий Петрович. – Это исключено!

– Ну а Ирина Михайловна? Она смогла бы?

– Вы в своем уме? Ирочка – ангел! Она терпела этого ужасного Николая только из жалости к нему! А какая женщина будет так собой жертвовать, тем более в наши дни? Нет, она бы просто ушла.

– А вы не знаете, где они сейчас могут находиться?

– Не знаю. А вы думаете, что они уехали вдвоем?

– Мы не думаем, мы знаем. Они уехали на Ириной машине, а куда – неизвестно.

– Сергей попросил у меня отпуск на пару дней, сказал, личные обстоятельства. Но куда собрался – не сообщил.

– И у вас нет никаких соображений по этому поводу?

– А почему они должны у меня быть?

– Ну как же, вы самый близкий человек, который остался у Сергея.

– Я к нему в душу не лез. Если он хотел мне что-то рассказать, я слушал. А сам никогда не расспрашивал. Зачем? Если человеку нужно чем-то поделиться, он и так расскажет. А принуждать его… Нет, это не в моих правилах.

– Скажите, а у Мальцева есть служебное оружие? – поинтересовался Эрик.

– Конечно!

– Мы хотели бы на него взглянуть.

– Пожалуйста. Пойдемте со мной.

Вяльцев легко поднялся из-за стола и направился вместе с компанией к выходу из здания. Мариша следовала за ним, раскрыв от интереса рот. Ей жутко нравилось расследование. У нее тоже имелись вопросы, которые она хотела бы задать, но боялась, что мужчины будут этим недовольны.

Они подошли к тому самому месту, где строгий секьюрити проверял у них документы.

– Василий, пройдемте в служебную комнату. Господа хотят посмотреть служебное оружие.

Немногословный охранник кивнул, подошел к неприметной двери и открыл сначала один замок, затем второй. Дверь бесшумно распахнулась, и он жестом пригласил всех войти. Мариша опять шла последней. Первое, что бросилось ей в глаза, это огромный металлический сейф. Он был похож на скалу. Такой же мощный, массивный, надежный… Секьюрити достал связку ключей и посмотрел на Юрия Петровича. Тот кивнул, и Василий принялся возиться с сейфом. Сначала он набрал какую-то комбинацию цифр, затем вставил ключ и повернул его несколько раз в замке. В последнюю очередь над сейфом поколдовал Вяльцев. Он вынул из кармана пиджака маленький ключик, вставил в незаметную скважину, расположенную сбоку сейфа, и дверь наконец-то открылась.

– Прошу вас, давайте посмотрим, – сказал Юрий Петрович и вынул небольшой журнал. – Итак, видите, напротив фамилии Сергея стоит номер?

– Да, – отозвался Голубев, склонившись над документом.

– Теперь поглядим на пистолет. Так, где он? – Вяльцев открыл ящичек и перебрал оружие, находящееся в нем. – Вот. Смотрите, это пистолет Мальцева. А теперь сравните номера.

Голубев сосредоточенно поглядывал то в журнал, то на оружие и наконец кивнул.

– Да, это пистолет Мальцева.

Эрик взял оружие, осмотрел его со всех сторон, проверил количество пуль в обойме и наконец покачал головой.

– Из него давно не стреляли. А другого оружия у Сергея не было? – спросил он у Вяльцева.

– Служебного, вы имеете в виду? – уточнил мужчина.

– Да.

– Нет, не было. У нас у каждого сотрудника охраны только одно оружие. А больше ни к чему. Да и зачем? Мы никуда не выезжаем. Деньги и драгоценности не перевозим, этим занимается инкассация. Оружие выдается только при заступлении на пост. Вот Василий сменится и должен будет свое оружие сдать, а новый охранник – получить.

– И вы всегда присутствуете при этом действии?

– Да, это моя обязанность. Вернее, моя должность не предусматривает таких действий, но Игорь Иванович просил, чтобы я лично контролировал этот процесс. Если вы успели заметить, то у нас здесь все не так, как на остальных предприятиях. Но шеф не любит ориентироваться на кого-то. Он всегда поступает так, как считает нужным. А кроме того, скажу вам по секрету, у нас здесь лежит не только оружие, но и другие ценные вещи. Поэтому я должен лично убеждаться, что ничего лишнего из сейфа не изъято.

– Понятно. У вас и в самом деле все не так. Но мне это нравится! – заявил Голубев. – Итак, со служебным пистолетом все понятно. А не было ли у Сергея другого оружия? Может быть, он привез его с войны?

– Не знаю. Сергей мне не рассказывал. Да и о войне мы никогда не говорили. Он не любил эту тему.

– Ну что ж, Юрий Петрович, спасибо за содействие. Возможно, мы к вам еще обратимся.

– Обращайтесь, – кивнул Вяльцев. – Но на Сергея вы думаете зря, поверьте мне. Он не тот человек, который схватится за пистолет.

Мужчины пожали начальнику отдела кадров руку, тот, в свою очередь, галантно поклонился Марише, и они вышли на улицу.

– Красота! – потянулся Голубев, оказавшись среди клумб с розами. – А может, мне и правда перейти сюда работать? Тихо, спокойно, никто тебя не достает планами и нерешенными делами… Чем не райская жизнь?

– Да ты стухнешь через месяц! – засмеялся Эрик. – Такая работа не для живого ума. Вон, Василий, видимо, и говорить не умеет. Да ему это и не надо. Самое главное – фотографическая память и исполнительность.

– Вы правы, – согласился Голубев. – Если бы я хотел, то давно бы куда-нибудь ушел. Но я не представляю свою жизнь без вечной интриги, нервов, триумфа, а иногда и поражений.

– Вот, вот, – подхватил Эрик, – именно поэтому я и катаюсь по всему миру, чтобы быть в вечном движении, держать руку на пульсе жизни. Так, кажется, говорят?

– Я бы тоже так хотел, – мечтательно произнес Голубев. – Но мне, увы, не хватает талантов!

– Не всем же быть такими, как я! – хмыкнул Эрик. – Но ты не расстраивайся! У тебя тоже хватает интересных дел. Например, это.

– Ох, не говорите! Куда уж интереснее! Если бы оно касалось какого-нибудь обычного человека, было бы проще. На мне бы не висел такой груз ответственности! Кстати, я чувствую, что нам придется нелегко. Видите, как все стоят горой за Мальцева? А Ирину тем более будут отбивать всем составом! Что делать? И ведь других кандидатур на роль убийцы нет!

– Подожди стонать, Голубев! У нас еще много разных зацепок. Пистолет, Проскурина с Мальцевым, Звягин, в конце концов!

– Да, не нужно отчаиваться. Не обращайте на меня внимания! У меня всегда так. Настроение то на подъеме, то падает ниже плинтуса.

– Значит, ты – человек настроения! – констатировал Эрик.

– Да, – развел руками Голубев. – Я такой!

– Все мы разные! – пожал плечами Эрик. – Ну что, куда дальше? На квартиру Иванова?

– Я узнал его адрес, – сообщил следователь. – Кстати, мои люди названивают ему на домашний номер с самого утра, но там никто не отвечает. Куда он делся?

– Может, на работе?

– Может, – согласился Голубев. – Вот только мы не смогли найти его места работы. Ни в одном агентстве недвижимости он не числится.

– Это ни о чем не говорит. Может, он вольная птица? Многие агенты работают сами по себе. Поэтому и рабочий день у них может быть ненормированным.

– Да, да, вы правы. Но я все равно предлагаю съездить к нему домой и постараться разузнать, где он находится.

– Не возражаю, – кивнул Эрик.

– А Звягина мы искать не будем? – поинтересовалась Мариша, до сих пор старавшаяся не влезать в разговор.

– Будем, но попозже. Нужно уметь разграничивать дела на важные и менее важные, – поучительно произнес Эрик, – или из тебя никогда не получится детектива.

– А ты считаешь, что Звягин менее важен?

– На данный момент – да. Иванов был свидетелем отъезда Иры и Сергея. А по поводу Звягина мы знаем только то, что он уехал из поселка примерно в то же время.

– Значит, поедем к Иванову! – сказала Мариша и влезла в машину.

Ей очень нравились автомобили Эрика. Они были большими, мощными, агрессивными. В прошлом году он ездил на черном тонированном джипе с кожаным салоном, максимально комфортном. Мариша считала, что лучше автомобиля не бывает. Но она ошибалась. Новый автомобиль Эрика был не менее агрессивным, но еще более комфортным.

Ей нравилось ощущение бархатистой бежевой кожи под рукой, мягкий звук, исходящий из восьми динамиков. Ей нравилось, как закладывает уши в тот момент, когда Эрик нажимал на газ. Ей нравился этот автомобиль, наверное, еще и потому, что он был похож на Эрика. Но если Эрик был для нее недоступен, то его машина была гораздо более близка ей, чем ее хозяин.

Мариша развалилась на заднем сиденье и постаралась «утонуть» в мягком кресле. Ей хотелось слиться с этим автомобилем в единое целое и слушать шум мотора.

– Эй, ты уснула там, что ли? – услышала Мариша голос Эрика и открыла глаза.

Она и в самом деле задремала и не заметила, как они проехали весь город и остановились возле небольшой пятиэтажки. Дом был старым и облезлым. Во дворе стояли сломанные качели, а на единственной уцелевшей лавочке сидели местные бабки.

Голубев посмотрел в бумажку с адресом и сказал:

– Нам в первый подъезд. Квартира восемь.

– Второй этаж, – произнес Эрик и задрал голову. – Если на каждом этаже по четыре квартиры, то его окна должны быть вон те, – и он показал рукой на два окна.

– Как будто он дома, – сказал Голубев. – Шторы не задернуты, форточка открыта… Пойдемте?

И он первым вошел в подъезд. Мариша, постоянно оборачиваясь, опять шла последней. Ей приходилось часто смотреть себе под ноги, чтобы не встать в какую-нибудь грязь. На лестнице валялись окурки, бумажки, пустые бутылки, словно здесь жили не нормальные люди, а стадо баранов. Хотя бараны после себя такого не оставляют.

Они поднялись на второй этаж, и Голубев нажал на звонок. В квартире тут же послышалось мелодичное звяканье, но дверь открывать никто не спешил. Голубев снова нажал на кнопку.

– Может, он в душе? – тихо спросила Мариша.

– В час дня? – съехидничал Голубев.

– Ну и что! Мало ли когда человек принимает душ!

– Вряд ли. Такое впечатление, что дома никого нет.

– Нужно расспросить соседей, – решил Эрик. – Пойдемте к бабушкам, которые дежурят во дворе. Мимо них точно никто не пройдет незаметным!

Мариша, облегченно вздохнув, вышла из подъезда следом за мужчинами. Бабки, сидевшие на лавочке, тут же смолкли и уставились на них. Было ясно, что новые люди заинтересовали их гораздо больше, чем стандартные дворовые сплетни.

– Добрый день! – любезно поздоровался Эрик, подходя к женщинам. – Рад встрече! – и он расплылся в широкой улыбке.

– Здравствуйте, здравствуйте! – раздались нестройные голоса.

Мариша заметила, что почти все женщины заулыбались в ответ. Видимо, сыщик был неотразим не только для молодых девушек, но и вообще для женщин всех возрастов. На Голубева же они посмотрели мельком и не очень одобрительно.

«Алексею не хватает некоего шарма, – решила Мариша. – Так он вроде ничего, но нет в нем какой-то мужской силы. Кстати, он до сих пор не женат. А это о чем-то говорит!»

– Разрешите полюбопытствовать! – все так же улыбаясь, произнес Эрик.

– Ну, полюбопытствуй! – ответила самая пожилая женщина в розовом платке.

«А она следит за собой! – отметила про себя Мариша. – И макияж, и прическа… Не чета остальным. Те вроде как помоложе, но уже давно махнули на себя рукой. Видимо, она здесь за главную».

– Нас интересует ваш сосед, господин Иванов из восьмой квартиры. Знаете такого?

– Как, милок, не знать! Я раньше в ЖКО работала, всех жильцов знаю наизусть. Только два года как на пенсию ушла. Решила, хватит корячиться за грошовую зарплату. Пора и отдохнуть!

– Так и пенсия, наверное, не очень большая, – подхватил разговор Эрик.

– Ну, пенсия-то побольше будет. Я ведь, милок, участница войны, мне государство хорошие деньги положило.

– А сколько вам лет? – вырвалось у Мариши.

Бабушка внимательно осмотрела ее с головы до ног и ответила:

– Девяносто два.

– Сколько? – ахнула девушка.

– Девяносто два, – повторила бабка. – А что тебя смущает?

– И вы до сих пор работали?

– А чем мне еще заниматься? По правде говоря, мне никак не могли найти замену. Зарплата такая, что плакать хочется, никто не хотел идти за такие деньги. Еле-еле нашла себе сменщицу. Не знаю только, долго ли она продержится. А что натворил наш Иванов?

– Почему вы решили, что натворил? – включился в разговор Голубев.

– Так если милиция интересуется, значит, натворил.

– Почему вы решили, что мы из милиции? Мы вам документы не показывали.

– А мне и не нужно ничего показывать. Я и так знаю. Насмотрелась за свою жизнь. Я, если хотите знать, почти любую профессию могу определить. Вот вы, двое, – показала она на мужчин, – работаете в милиции.

– В полиции, – поправил ее Голубев.

– Какая разница, как назвать! По мне, так все одно! Но этот, – она показала на Эрика, – ваш начальник. Во всяком случае, стоит выше, чем вы, молодой человек.

– А я? – не сдержалась Мариша.

– А вы, девушка, вообще занимаетесь не своим делом, – сказала женщина. – Вам детей рожать надо, а вы с мужиками носитесь и все что-то вынюхиваете!

Мариша покраснела, а Эрик хмыкнул.

– Ладно, не обижайтесь, – добавила женщина, – такая уж я категоричная. Так что натворил Иванов?

– Мы разыскиваем его как свидетеля, – пояснил Эрик. – Когда вы видели его в последний раз?

– Вчера утром. Он ушел около девяти утра и с тех пор не возвращался.

– Откуда вы знаете?

– Так мы весь день на улице. Погода хорошая, чего в стенах-то сидеть?

– И во сколько вы разошлись?

– А как стемнело. В одиннадцатом часу, наверное.

– И Иванов не приходил? – уточнил Эрик.

– Нет, я же говорю.

– А может, он проскочил незаметно?

– Мимо нас? – возмутилась женщина. – Маловероятно. Да и свет в окнах не зажигался.

– А ночью он не мог вернуться?

– Не мог. Он живет прямо подо мной. И дверь у него, зараза, очень громкая. Я сразу слышу, когда он приходит или уходит.

– Значит, он вчера не приходил. А сегодня?

– И сегодня тоже не появлялся. Я же говорю, со вчерашнего утра не видела.

– А что вы можете о нем рассказать? Что он за человек, много ли у него друзей…

Бабушка пристально посмотрела на Эрика и сказала:

– А дай-ка, милок, мне твои документы посмотреть.

– Пожалуйста, – хмыкнул Эрик. – Вы решили, что ошиблись в своих предположениях?

– Нет, ты точно из милиции, но у меня возникла еще одна идея.

Эрик вытащил корочки и показал женщине.

– Так я и знала, – удовлетворенно кивнула она и еще пристальнее оглядела Эрика с головы до ног. – Как я себе и представляла!

– А что вы представляли? – полюбопытствовал Голубев.

– Серого кардинала нашего сыска. Или об этом нельзя говорить? – спохватилась она, покосившись на своих подруг.

– Почему? Можно. Я тайны из своей профессии не делаю. Но как вы догадались? Или слышали обо мне?

– Слышала! – кивнула она. – От внука. Он из ваших. Показывал он мне как-то вырезку из газеты и говорил, что появился в ваших рядах новоявленный Эркюль Пуаро. Вернее, его внук. А это правда, что говорят? – старушка вперилась в Эрика любопытным взглядом.

– Правда, – усмехнулся тот.

– Очень польщена. Я обожаю Агату Кристи! Такая честь для меня! Кстати, меня зовут Антонина. Так что вы хотели узнать?

– Об образе жизни Иванова, друзьях, женщинах…

– Ну, много я вам не расскажу. Мужчина он тихий. Не шумел, пьяных компаний не водил. Кстати, ни друзей, ни женщин я никогда вместе с ним не видела. А может, он этот… как его… голубой, что ли?

– Почему вы так решили? – едва сдерживая усмешку, спросил Голубев.

– А как же иначе? Если мужик настоящий, то какая-нибудь дама сердца у него должна иметься. Пусть не постоянная, а приходящая, но все равно кто-то должен быть. А он – все время один.

– А кто у вас в подъезде бардак устраивает? – влезла Мариша.

– А какое это имеет отношение к Иванову? – прищурилась старушка.

– Просто спрашиваю…

– Если тебя это волнует, возьми и уберись! У уборщицы забастовка, – добавила она, заметив, как покраснела девушка.

– Давайте по Иванову, – попросил Голубев, недовольно зыркнув на Маришу.

– Я больше не знаю, что сказать. Тихий, незаметный мужчина. Я даже не могу представить, сколько ему лет. Он пробежит бочком, буркнет себе под нос «здрасьте» и скорее домой. Может, вы что-то знаете? – повернулась бабушка к своим товаркам.

– Нет, – замотали те головами.

– Один раз я посылала дочь к нему за солью, – сказала самая молодая на вид женщина. – Иди, говорю, мужчина вроде одинокий. Может, познакомишься. Она у меня в разводе, – пояснила женщина. – Так дочь пришла недовольная и сказала, что больше к нему не пойдет. Никакой соли он не дал и довольно грубо ее выставил.

– За все время только один раз им и интересовались, – вдруг сказала Антонина.

– Когда? – насторожился Эрик.

– Так позавчера. И кстати, женщина.

– Можете описать?

– Темненькая такая, симпатичная. Приехала на большой машине. Сначала она поднялась в подъезд, но минуты через две вышла и спросила, не видели ли мы Иванова. Я ей сказала, что с утра не видели. Она и уехала.

– А что за машина? Сможете описать?

– Большая, черная. Стекла темные. Мне показалось, что внутри еще кто-то был, вроде тень мелькала. Но точно не скажу.

– А марку машины сможете назвать?

– Что ты, милок! Я знаю только «Волгу». Любовник мой на ней ездил. А в современных машинах я не разбираюсь. Внучок, правда, пытался меня уму-разуму научить, но я до этой науки непригодная.

– Джип у ней был, – подала голос одна из женщин.

– Какой?

– Вот этого не скажу, – развела она руками.

– Точно джип?

– Вроде да. Сынок у меня на похожей ездит. Он мне и сказал: если, мать, машина высокая и ты можешь легко под нее заглянуть, то это джип!

Мариша прыснула от такого мудреного объяснения, но тут же приняла серьезный вид, так как Голубев бросил на нее отнюдь не ласковый взгляд.

– Что ж, спасибо за помощь! – произнес Эрик и слегка поклонился. – Если еще что-то произойдет, будьте добры, позвоните мне! – И он сунул Антонине свою визитку.

– Непременно, – кивнула она.

– Всего доброго!

– До свидания!

– Это была Ирина Михайловна! – горячо зашептал Голубев, едва они отошли от лавочки.

– Вероятно, – согласился Эрик и нахмурился. – Ерунда какая-то. Зачем ей искать Иванова? Они же спешили от него отделаться.

– Значит, все не так просто, – ответил Голубев. – Он наверняка что-то видел, и они, как следует подумав, решили узнать, что именно.

– Ну-ну, – пробормотал Эрик. – Нам обязательно нужно его найти. Его показания очень важны!

– Найдем! – оптимистично ответил Голубев. – Самое главное, что мы движемся вперед.

Не успели они подойти к машине, как у Голубева зазвонил телефон.

– Да! – рявкнул он в трубку. – Что? Когда??? Мы уже мчимся, говорите, как проехать!

В трубке раздавалось неясное бормотание. Голубев кивал, внимательно слушая собеседника. Наконец он положил трубку, сунул телефон в карман и тяжело вздохнул.

– Звягин разбился на машине.

– Когда? – ахнула Мариша.

– Видимо, вчера. И, скорее всего, это произошло, когда уже стемнело. Сегодня утром очевидцы заметили перевернувшийся автомобиль и вызвали полицию.

– Машина все еще там? – спросил Эрик.

– Да, тело пока не увозили. Вся бригада на месте, ждут нас.

– Ехать далеко?

– Нет, минут пятнадцать. Это как раз на повороте от поселка к городу.

– Поехали, – кивнул Эрик.

Он завел машину и рванул с места.

Всю дорогу Мариша думала о том, случайна ли авария Звягина, или здесь нечто большее? Возможно, Звягин действительно что-то видел в тот день. Тогда следует признать, что Ира и Сергей ответственны за эту аварию. Но как такое могло быть? Ведь Ира не ладила со Звягиным из-за постройки его дома и не стала бы с ним вести беседы. Да и аварию подстроить не так уж и просто! Но ведь к Иванову она зачем-то приезжала! Зачем? А может, это не она?

Мариша почувствовала, как мозги начинают закипать. Как сложно быть следователем! Все факты сплетаются в один клубок. Попробуй разберись, что относится к делу, а что нет. В общем, все так запутано, что скоро придется поверить в то, что Ира действительно убила Николая и убрала с пути возможных свидетелей!

– Бред! – тут же фыркнула она, и Эрик усмехнулся, поглядев в зеркало заднего вида.

– Что, примеряешь к делу разные версии? – весело спросил он.

– Ага!

– Поделишься мыслями?

– Неа, – покачала головой девушка, – ничего умного я не придумала. Вроде все указывает на Иру, но ведь это же бред! Такого просто не может быть!

– Почему?

– Потому что Ира – это Ира!

– Замечательное объяснение!

– Другого нет! Не могла она этого сделать, и все!

– Ну, думай дальше, может, в твоей красивой головке появится что-то еще!

Мариша замолчала, и мысли ее потекли по кругу. Она понимала, что Ира не могла этого сделать, но другого объяснения преступления у нее не было.

– Эрик, а ведь теперь получается, что Звягин не виноват в этом убийстве! – подал голос Голубев.

– А разве мы его подозревали?

– Ты же сам говорил, что тебе не нравится появление Звягина в этом деле.

– Говорил, но никогда не подозревал в убийстве. Была одна мысль, что все это могло быть взаимосвязано, но вряд ли Звягин мог убить Николая.

– А что же тогда тебя в нем заинтересовало?

– Да так… – махнул рукой Эрик, – это уже неважно.

– Смотрите, – вдруг показал вперед Голубев. – Кажется, приехали.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю