332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ксения Любимова » Пока был жив покойник » Текст книги (страница 5)
Пока был жив покойник
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:11

Текст книги "Пока был жив покойник"


Автор книги: Ксения Любимова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 8

До вечера девушки буквально не находили себе места. Они убрали дом, приготовили ужин, сто раз посмотрели на часы, и все же время ползло, словно сонная улитка. В начале седьмого вернулся с работы Антон и заставил Настю рассказать все еще раз с самого начала.

– Я никогда не поверю, что Ирка могла такое совершить! – заявил он, когда жена закончила рассказ.

– Я тоже не верю. Но кто тогда?

– А что за причина могла ее на это толкнуть? Жили они с Колькой хорошо… Или нет? – остановился он, заметив на лица супруги скептическое выражение.

– Нет, – коротко ответила она. – У нее был любовник.

– Да ты что? – изумился Антон. – А почему я ничего об этом не знал?

– Мужчины вообще всегда все узнают в последнюю очередь.

– Но это нечестно! Ты стала совсем скрытной. Раньше ты со мной всем делилась.

– Это тебе только так кажется. На самом деле я рассказываю только о том, что известно и другим. Но если подруга доверяет мне тайну, зачем тебе об этом знать?

– Значит, у тебя от меня есть тайны! – произнес Антон загробным голосом и сделал страшные глаза.

– Антоша, ты меня поражаешь! Здесь решаются серьезные вопросы, а ты издеваешься!

– А кто любовник-то?

– Серега Мальцев.

– Серега? – изумился мужчина. – Не верю!

– Антон!!! Ты лучше слушай, а не удивляйся. В общем, с минуты на минуту должен приехать Эрик и рассказать о том, что происходит.

– Я уже боюсь этих рассказов. А вдруг сейчас окажется, что у тебя тоже есть какой-нибудь любовник? А может, ты убила Николая, чтобы дать зеленый свет сестре?

– Антон, тебе нужно писать романы! – засмеялась Мариша. – У тебя получится.

– Знаю, в школе у меня всегда по сочинениям были пятерки!

– Смотрите, машина подъехала, – заметила Настя, стоявшая у окна. – Так и есть, Эрик!

Она поспешила к двери, а Мариша попыталась угомонить не к месту расшалившееся сердце.

– Всем привет! – произнес Эрик, входя в комнату.

Антон тут же поднялся с дивана и с распростертыми объятиями направился к детективу.

– Очень рад, очень рад!

Тот ответил крепким рукопожатием.

– Мариша, здравствуй! – поприветствовал он девушку. – Хорошо выглядишь, несмотря на то что обнаружила труп. Другие после подобных происшествий завалились бы в кровать и пару дней восстанавливались от шока, а ты цветешь и пахнешь.

– Спасибо, – проворчала она. – Умеешь ты поддержать.

– Всегда пожалуйста! Настоящий кавалер никогда не скажет то, что женщине было бы неприятно услышать.

– Значит, ты вовсе не имел в виду то, что сказал? – вспыхнула Мариша.

– Конечно, нет! На самом деле выглядишь ты не очень. Под глазами тени, руки дрожат.

– Эрик, ты нахал!

– Я знаю. Но именно это многих женщин во мне и привлекает!

– Значит, у тебя много женщин?

– Нет. С чего ты взяла?

– Ты сам сказал!

– Нет, Мариша, ты никогда не станешь детективом! Ты не чувствуешь разницы между тем, что говорю я, и тем, что слышишь ты. Я сказал, что женщин это привлекает. И заметь, я не сказал, что я с ними встречаюсь. Но ты тут же сделала свои выводы.

Мариша замялась.

– Другие мужчины именно это и имели бы в виду…

– Может быть, но я – не другие мужчины!

– И это самое печальное, – подвела она итог разговору.

– Пусть так, – широко улыбнулся он, – но перейдем к убийству. Дело вполне ясное. Во всяком случае, так считает полиция. Ира убила мужа, чтобы выйти замуж за другого.

– Я так и думала, что они сделают такой вывод! – воскликнула Настя.

– Кроме того, есть свидетели, которые видели пистолет.

– Пистолет?

– Да. У Иры было оружие, и она держала его в доме.

– Но кто мог сообщить об этом? Ни я, ни Мариша не говорили, а больше никто не знал.

– Видели соседи. Некто Александр Скориков и его товарищ Матвей Алешин. Знаете таких?

– Скорикова знаю, – кивнула оторопевшая Настя. – Он живет в соседнем с Ирой доме.

– Вот они и видели. Полиция стала опрашивать соседей по поводу убийства, и, как оказалось, эти молодые люди смогли рассказать много чего интересного.

– Я в шоке! Это ерунда какая-то! Не может быть, чтобы кто-то что-то знал!

– И тем не менее это так!

– А что конкретно они рассказали?

– Об этом мы узнаем чуть позже. Я взял на себя наглость и пригласил Скорикова вместе с другом к вам в дом. Пусть они еще раз расскажут нам все, что говорили в полиции.

– Правильно! Узнаем обо всем из первых рук, – согласился Антон, до сих пор внимательно слушавший Эрика. – Я Саню знаю, он хороший парень. Просто так болтать не будет.

– А во сколько они придут?

– Я думаю, уже скоро, – сказал Эрик, взглянув на часы. – Мы уехали из отделения вместе. Саша сказал, что он зайдет домой переодеться и сразу сюда.

– Отлично! А пока мы его ждем, перекусим, – предложила Настя и помчалась на кухню за мясом, запеченным целым куском в фольге.

Эрик с явным удовольствием обозрел стол, на котором уже стояли разные закуски, и положил себе в тарелку всего понемногу.

– Давай я за тобой поухаживаю, – предложил он Марише, забирая ее тарелку. – Надеюсь, ты не на диете?

– Нет, я ем абсолютно все.

– Это хорошо. Не люблю девушек, которые ничего не едят и только смотрят на тебя голодными глазами. В этом плане ты идеальная женщина!

– Только в этом?

– Не только. Если бы мне пришлось выбирать жену, ты оказалась бы на первом месте!

– Эрик! – воскликнул Антон. – А у меня идея! Почему бы тебе не жениться на Марише? Ты холостой, а она – прекрасная девушка.

Эрик откинул назад голову и захохотал.

– Я что-то не то сказал? – удивился Антон и посмотрел на Маришу.

– Я потом тебе объясню, – ответила она и вздохнула.

– Видишь ли, я не из тех мужчин, которые женятся, – пояснил Эрик, закончив смеяться.

– Глупости, – фыркнул тот, – каждый может жениться, но не все готовы брать на себя ответственность.

– Значит, я боюсь ответственности, – согласился Эрик, отправляя в рот порцию чесночного рулета.

– Я не то хотел сказать, – покачал головой Антон. – Вряд ли тебя пугает ответственность. Просто ты об этом никогда не думал.

– Почему не думал? Думал. За последний год даже два раза.

– И что?

– Ничего. Нужно делать выбор: либо работа, либо семья.

– По-моему, умный человек всегда может совмещать и то, и другое.

– А может, я не очень умный? – невинно поинтересовался Эрик, закончив с рулетом и принимаясь за грибной салат.

– Ну этого я о тебе точно не скажу. Уж если ты не умный, то кого вообще можно назвать таковым?

– Спасибо за комплимент.

– Отстань от него, Антон. Ты его все равно не переубедишь, – встряла Мариша.

– А вдруг?

– Да, – поддакнул Эрик, – пусть попробует, вдруг у него получится.

– Хотелось бы мне на это посмотреть!

– А вот и я! – закричала Настя, внося огромный противень с красивым сочным куском мяса.

– Очень вовремя! – кивнул Эрик. – Я уже почти все попробовал. Кстати, твой муж намерен срочно меня женить!

– И как успехи?

– Пока никак. Но вдруг?

– Антон, не льсти себе, из тебя сваха, как из меня банкир!

– Ты думаешь, не получится? – удивился мужчина.

– Не получится, – покачала головой Настя, – во всяком случае, не у тебя.

– Но ведь Маришка была бы прекрасной кандидатурой!

– Мы с ней тоже так считаем.

– Видимо, я чего-то не понимаю в этой жизни, – вздохнул Антон. – Ведь как говорят: построй дом, посади дерево, вырасти сына. Мы с тобой уже два дела сделали, осталось совсем немного.

– Так и у меня столько же выполнено, – усмехнулся Эрик. – Дом есть, вокруг дома целый лес. Могу еще один дом построить вместо третьего пункта. Как думаете? Пойдет так?

– Нет, – покачал головой Антон, – точно нет. Ты подумай, что такое сын? Это твое продолжение. Ты сам, только в миниатюре. Представляешь, по дому будет бегать маленький Эрик, а ты будешь им гордиться!

– Ты так здорово все описываешь! – восхитился Эрик. – А может, и в самом деле жениться? Мариша, ты как думаешь?

– Никак. Когда шутить перестанешь, тогда и отвечу.

– Разве Эрик шутит? – возмутился Антон. – Он к тебе со всей серьезностью, а ты…

– Вот когда он мне кольцо подарит по случаю помолвки, тогда будем считать, что шутки закончились. А пока он только водит тебя за нос.

– Так ты серьезно говоришь или нет? – повернулся Антон к детективу.

– Что ты, Антоша, шучу, конечно. Я же говорю, мне нельзя жениться. Работа не позволяет.

– Я бы сменил работу, если бы мне пришлось отказаться от Насти.

– Ты молодец! – одобрительно кивнул Эрик. – А я вольный ветер. Видимо, не судьба мне обзавестись потомством.

Антон недовольно покачал головой и решил промолчать. Ему была непонятна позиция сыщика, но спорить с ним дальше он не желал. Тем более совсем скоро должен был прийти Александр Скориков. Нужно было подумать о более серьезных вещах.

Не прошло и десяти минут, как раздался звонок в дверь. Настя вышла в прихожую и тут же вернулась с двумя мужчинами. Мариша с интересом уставилась на гостей. Обоим было около тридцати лет, высокие, темноволосые, с хорошими спортивными фигурами. Со спины вообще было бы трудно их различить, особенно если бы они оделись одинаково.

– Всем привет! Александр, – представился мужчина, вошедший первым.

«Симпатичный, – подумала Мариша, разглядывая парня. – Даже небольшой шрам около глаза его не портит. А вот друг какой-то простоватый. Такое впечатление, что только вчера на свет появился. Смотрит на всех широко открытыми глазами. Такого обмануть как у ребенка конфету отнять».

– Добрый вечер! – поздоровался он. – Я Матвей! Саша очень много рассказывал о вас! – И парень широко улыбнулся.

«Так и есть, простачок, – рассудила Мариша, – только бы Настя не стала узнавать, женат ли он. Такой супруг меня не привлекает».

Матвей стоял, переминаясь с ноги на ногу и слегка потирая руку.

– Что с тобой? – удивилась Настя.

– Упал у вас на дорожке, – смущенно сказал он, – наверное, зацепился за что-то.

– Прости, там отлетела одна плитка, а у меня все никак не хватает напора заставить Антона ее приклеить. Очень больно?

– Да нет, ерунда, просто я поцарапался.

– Ну и хорошо, что все обошлось! Знакомьтесь. Это мой муж – Антон. А это Мариша, моя подруга! – сообщила она. – Кстати, не замужем!

«Началось!» – подумала Мариша и выдавила из себя улыбку.

– Советую присмотреться, – влез Эрик, – очень стоящая девушка.

Она исподтишка показала ему кулак.

– Хорошо, присмотримся, – снова улыбнулся Матвей и сел на стул рядом с Маришей.

Эрик не сдержал усмешку и хмыкнул, едва успев отвернуться.

– Эрик шутит, – громко ответила Мариша. – На самом деле я злая, противная, эгоистичная и все в таком духе. Поэтому до сих пор не замужем.

Настя сделала страшные глаза и ущипнула подругу за руку.

– А так и не скажешь… – протянул Матвей.

– Ладно, шутки в сторону, – заговорил Эрик совсем другим тоном. – Мы собрались по конкретному поводу: Иру подозревают в убийстве мужа, и вы, ребята, что-то видели. Нам бы очень хотелось знать – что.

– Боюсь, мы только усугубили ситуацию, – нахмурившись, произнес Саша. – Нам очень не хотелось рассказывать о том, чему мы были свидетелями, но ведь с полицией шутки плохи, сами знаете.

– Знаем, – кивнул Эрик. – Итак? О чем вы рассказали?

– Мы видели пистолет в Ириных руках. Вернее, я видел.

– Пистолет? – побледнела Настя.

– Да.

– Но как такое могло случиться?

– Я сейчас расскажу все по порядку. В четверг вечером я стоял у окна и смотрел на улицу. Было уже поздно, горели фонари, вокруг стрекотали сверчки… В общем, я дышал ночным воздухом и наслаждался природой. Вдруг вижу – идет девушка и останавливается возле соседского фонаря. Присмотрелся – Ирина. Я еще удивился, почему одна? Обычно она вместе с мужем ходит, тем более в такое время. А она стоит под фонарем и не уходит. Смотрит на свои окна. Вдруг Ира достает что-то из сумочки и начинает внимательно разглядывать. Я заинтересовался, что это такое и почему она выбрала именно это место – ведь можно было пойти домой и там спокойно все рассмотреть. Но нет, она по-прежнему стояла на том же месте и вертела в руках какую-то штуку. Я высунулся из окна и стал вглядываться, что же это такое.

– А вы всегда следите за соседями? – встрял Эрик.

– Вы меня обижаете, – произнес Саша, – я вовсе не подсматривал, просто ситуация была не совсем обычная.

– Понимаю. И вы увидели, что это было?

– Да, увидел. Ира немного повернулась, так что мне стали видны ее руки, и поднесла вещь к глазам. На нее падал свет, и я понял, что это пистолет. Он блестел в свете фонаря.

– А вы не могли перепутать? Может, это был фонарик или фотоаппарат…

– Нет, я четко видел пистолет. Тем более у меня у самого есть оружие, я его ни с чем не спутаю.

– А потом что было?

– Она постояла еще несколько минут и, не убирая пистолет в сумочку, направилась в дом.

– А окна в доме горели?

– Нет, было темно. Я еще подумал, может, Николай уехал, раз Ира ходит одна.

– И больше вы ее не видели?

– Видел. Понимаете, наши дома стоят совсем близко. Между ними расстояние всего четыре метра. И когда окна не занавешены и горит свет, очень хорошо видно, что делается в соседнем доме. Так вот, я еще торчал в окне, когда в спальне соседей загорелся свет. Я не собирался подсматривать, но так уж получилось. Ира вошла в комнату, подошла к шкафу, выдвинула ящик и положила туда пистолет.

– Вы хорошо это видели?

– Так же, как вас. Я же говорю, там расстояние – всего ничего. Окна у меня не горели, на улице темно, а спальня ярко освещена. Тем более Ира не сразу убрала пистолет. Она сначала еще раз осмотрела его, переложила из одной руки в другую, прицелилась, заглянула в дуло, а потом уже убрала в ящик.

– И вы так хорошо это запомнили?

– Да, это было очень необычно. Я внимательно наблюдал за всем происходящим – уж очень меня заинтересовала вся эта история.

– Да, ситуация складывается непростая, – заметил Эрик и почесал подбородок. – Ира действительно попала в сложную историю.

– А я не вижу в этом ничего страшного, – заявила Настя. – Нужно сходить к Ирке домой, пройти в кабинет, заглянуть в ящик шкафа и изучить пистолет. А потом сравнить пулю, выпущенную из этого пистолета, с той пулей, которой убили Николая. Конечно же, это окажется не тот пистолет. Ира никого не способна убить.

– Полиция уже это сделала, мадам, – грустно ответил сыщик.

– И что? У них есть результаты экспертизы?

– Нет.

– Но ведь рано или поздно будут?

– Наверное, как только будет с чем сравнивать.

– Что ты имеешь в виду?

– Пистолета в ящике нет.

– Как нет?

– Так, нет. Следовательно, можно сделать только один вывод – Ира воспользовалась этим пистолетом. А может, это сделал Сергей. Но это уже не важно. Если будет доказано, что они действовали вместе, то под суд пойдут оба как соучастники.

Настя закрыла рот рукой и беспомощно посмотрела на мужа. Антон растерянно озирался по сторонам, будто не мог понять, что произошло. Наступила тишина, которая жутко действовала Марише на нервы. Она понимала, что происходит что-то непонятное, даже невразумительное. Ира не могла быть убийцей, но, кроме Иры, этого сделать никто не мог.

Внезапно раздался телефонный звонок. Мариша вздрогнула и принялась озираться по сторонам. Эрик сунул руку в карман, посмотрел на дисплей и ответил:

– Слушаю. Да, я. Мы у Хлопковых. Да, все вместе, и Скориков с товарищем здесь. Хорошо, я сообщу.

Он положил трубку и сообщил:

– Звонил следователь. У него появились к Саше еще вопросы. Он хотел бы встретиться сегодня. А так как рабочий день закончен, то он попросил разрешения приехать сюда. Я дал согласие. Надеюсь, хозяева не против?

– Вообще-то я страшно зла на этого Голубева, – заявила Настя. – Он слишком самодовольный. Даже с Ирой не разговаривал, а уже считает, что она виновата.

– Можно и отказаться, – пожал плечами Эрик, – но я подумал, что для вас же будет лучше, если он приедет сюда. Мы сможем из первых уст узнать, что понадобилось нашему сыщику.

– Об этом я не подумала, – призналась девушка. – Да, ты прав. Пусть расскажет, что у него на уме!

Глава 9

Следователь Голубев сидел на диване в гостиной и внимательно рассматривал компанию. Всех, кроме Эрика. Каждый раз, когда он натыкался на взгляд сыщика, тут же отводил глаза и вновь принимался за остальных. Голубев считал себя профессионалом и полагал, что способен с первого взгляда определить сущность человека. Именно поэтому сейчас он так тщательно рассматривал всех присутствующих. Утром у него не было времени составить представление о девушках, а Скорикова и вовсе допрашивал не он.

Конечно, Алексей Анатольевич предпочел бы поговорить с Александром и Матвеем в своем кабинете, без лишних ушей, но ситуация оказалась непростой. Не далее как два часа назад Голубеву позвонило высокое начальство и предупредило, чтобы разбирательство было самым тщательным. Ира – дочь крупного предпринимателя, не последнего человека в их городе, а значит, просто так без веских оснований ее трогать нельзя.

Голубев больше всего не любил такие дела. Как будто влиятельные люди не должны отвечать за свои поступки так же, как и простые смертные. Но как бы он к этому ни относился, против начальства не попрешь, и поэтому придется тщательно докапываться до сути истории, чтобы не оказаться крайним.

Еще его раздражало присутствие Эрика. Петров был своего рода легендой, хотя о нем и знали лишь в узких кругах. Само его присутствие накладывало на это дело особый отпечаток. Не хотелось ударить в грязь лицом перед гениальным сыщиком. Голубев понимал, что Петров может значительно упростить решение проблемы. И в то же время он терпеть не мог, когда кто-то врывался на его территорию. Вот и Славик с самого утра жужжит только об Эрике. Восторженная улыбка не сходит с его лица. Тьфу!

Голубев признавал, что завидует Эрику. Ему почти столько же лет, как и сыщику, но где он и где Эрик. Хотя, положа руку на сердце, он добился гораздо большего, чем многие другие в его возрасте. И равняться на Эрика не стоит, он гений! Да и как иначе, с такой-то наследственностью!

Когда Алексей впервые услышал историю сыщика, он просто не мог в нее поверить. Долгое время он считал, что друзья разыгрывают его, и только тогда, когда услышал историю из других источников, вынужден был признать факт ее существования.

Да что там говорить… Конечно, присутствие Эрика значительно облегчало задачу Голубева. Единственное, что его тревожило, это истинная причина его появления. А вдруг Петров должен был не выявить преступника, а, наоборот, запутать следы, чтобы Ира осталась в стороне? Мало ли, какие задачи решал Петров? Начальство доверяет ему самые секретные задания. В том числе и уводить следствие в сторону, если того требовали высшие чины. Правда, было это всего два раза. Во всяком случае, о них Голубев знал точно. И было это обусловлено интересами государства.

Но мало ли как бывает… Вдруг сейчас по чьей-то личной просьбе он выведет Иру из-под огня. А Голубев терпеть не мог, когда так случалось. Он обладал обостренным чувством справедливости и прилагал все силы, чтобы преступник не ушел от наказания.

– Присматриваетесь? – неожиданно громко спросил Эрик, и Голубев вздрогнул.

Он видел Эрика всего однажды, и то мельком, и один раз сегодня в кабинете у начальника. Так что свое мнение о нем еще не составил.

– Присматриваюсь! – кивнул Голубев.

– Ну и как впечатление?

– Мне нужно время, чтобы составить мнение о человеке. Я не люблю сразу навешивать ярлыки.

– Правильное решение, – кивнул Эрик и улыбнулся. – Я так понимаю, что именно я вызываю у вас наибольшее беспокойство?

– С чего вы взяли? – как можно равнодушнее спросил Голубев.

– Тут и думать нечего. Уж больно усердно вы старались на меня не смотреть.

– Я бы не сказал, что испытываю беспокойство, – осторожно сообщил он, – может быть – опасение…

– Позвольте узнать почему?

– Как же! Вы великий детектив, а я так, местный работяга.

– Так именно такие, как вы, и делают самую важную и нужную работу, – торжественно заявил сыщик. – Наиболее тяжелое – это рутина. Вы везете на себе неподъемный груз. А мне достаются самые сливки!

– Оригинально вы видите свою работу, – улыбнулся Голубев. – Может быть, она более интересна, чем моя, но какое бремя ответственности! Я могу в крайнем случае положить дело в сейф, как бесперспективное, а вам нужно в любом случае довести его до конца.

– Причем в самые короткие сроки, заметьте! – добавил Эрик. – И все же я ни на что не променяю свою профессию! Чем сложнее задание, чем короче сроки, тем больше меня это заводит!

– Вы вообще оригинальный человек! – оттаял следователь. – Я много о вас наслышан. Говорят, вы даже на иностранное правительство работаете?

– Работаю. Приходится кататься по всему миру. Зато получаю бесплатные экскурсии!

– Знаете, Эрик, все-таки я рад, что вы будете работать со мной, – вдруг сказал Голубев. – Мне очень не хочется ошибиться. Все-таки подозреваемая – дочь значительного человека в нашем городе. И хотя мой начальник всегда за меня постоит, хочется быть до конца уверенным в ее виновности, прежде чем отдать указание об аресте.

– Или невиновности, – невинно добавил сыщик.

– Что вы имеете в виду?

– Я говорю, что Ира может оказаться невиновной. А вы уже уверены в обратном.

– Мне бы хотелось верить в иное. Но кто, если не она? Тем более всплыли новые факты, есть еще один свидетель.

– Что за свидетель?

– Вот об этом нам расскажет господин Скориков. Почему-то при первом разговоре он умолчал об этом инциденте. Что скажете, Александр Егорович?

– Вы имеете в виду эпизод с избиением? – осторожно поинтересовался тот.

– Точно!

– Я рассказал то, о чем вы меня спрашивали, – огрызнулся мужчина. – Я и не думал, что этот случай имеет отношение к убийству.

– О чем речь? – вмешался Эрик. – Мы чего-то не знаем?

– Именно! – кивнул следователь. – Оказывается, в то самое время, когда Ирина собиралась уезжать, к Николаю приехал мужчина. Он какое-то время стоял возле коттеджа Проскуриных и смотрел на дом. Видимо, он увидел что-то интересное, потому что Ирина вместе с Мальцевым срочным образом уехали, и где они сейчас – никто не знает.

– Александр, вы должны нам обо всем рассказать, – попросил Эрик и поудобнее уселся в кресле.

Скориков глянул на Настю.

– Прости, я не хотел говорить больше, чем следует, но врать мне тоже не хочется. Хотя я очень хорошо отношусь к Ирине, но собственная шкура дороже.

– Что ж, – вздохнула девушка, – давай, говори. Я тебя не осуждаю. В конце концов, кто мы тебе? Так, соседи. Рассказывай, может, не все так плохо…

Мариша подвинулась ближе к Эрику и во все глаза уставилась на Александра.

– Утром, часов в восемь, ко мне приехал Матвей, – начал парень. – Нам нужно было кое-что обсудить по работе. Часа два мы просматривали бумаги, а потом решили устроить перерыв. День был хороший, и я предложил устроиться на улице, в беседке. Матвей соорудил бутерброды, я вскипятил чайник, и мы накрыли на улице стол. Если вы видели мой участок, то знаете, что беседка находится близко к забору, выходящему на улицу. Мы попили чаю, перекусили и решили продолжить работу на улице.

– Простите, что перебиваю, – встрял Эрик, – я знаю, что заборы на всех участках очень низкие. Вас не напрягает, что беседку видит каждый, кто проходит мимо вашего дома? Ведь наверняка не очень комфортно отдыхать на виду у всех?

– Нет, не напрягает. Моя беседка увита плющом, поэтому мы видим всех проходящих и проезжающих мимо, а сами остаемся никому не заметными.

– Понятно, продолжайте!

– Мы вынесли бумаги на улицу и продолжили работу. В районе двенадцати часов около дома Проскуриных остановился мужчина.

– Какой мужчина? Опишите его, пожалуйста!

– Самый обычный. Среднего роста, русые волосы, не особо приметный. Я бы даже сказал, невзрачный. Он остановился и стал смотреть на соседский дом. Нас это удивило, и мы с Матвеем решили немного за ним понаблюдать.

– А почему вас это удивило?

– Ну как же! Наш поселок очень строго охраняется. Посетители могут войти сюда только по предварительной договоренности с хозяевами. Поэтому все гости или рабочие направляются прямо по месту назначения. А этот мужчина был немного неуверен, что ли.

– Не уверен в чем?

– Я не знаю, как это объяснить. Если он приехал к Проскуриным, то должен был сразу пройти в дом. Но почему-то задержался на улице.

– А может, он решил полюбоваться местным пейзажем, прежде чем войти?

– Вряд ли. Тогда бы он осматривал местность с более уверенным видом. А этот посетитель выглядел так, словно мялся, идти ему или не идти. Естественно, нас это заинтересовало. Было такое впечатление, что он раздумывает, стоит заходить в дом или нет.

– А могло быть такое, что он приехал к кому-то другому, а того не оказалось дома?

– Нет, охрана предварительно звонит жителям, к которым приехал посетитель, и уточняет, ждут его или нет.

– Значит, мужчина мог приехать только к Проскуриным?

– Видимо, да. Иначе зачем ходить около их дома?

– А почему он не вошел?

– Вот это самый интересный вопрос.

– Скорее всего, он что-то увидел и не решился войти, – влез Матвей.

– А что он мог увидеть, как вы думаете?

– Я не хочу предполагать. Вы полиция, вот и стройте предположения, – отрезал Скориков.

– В какое время был убит Николай? – уточнил Эрик, поворачиваясь к следователю.

– Изначально врач предположил, что его кончина наступила с одиннадцати до пятнадцати часов. Вероятно, время смерти будет уточнено.

– Пока все говорит против вашей сестры, – покачал головой Эрик, обращаясь к Насте.

– Давайте послушаем дальше, – хмуро ответила она.

– Самое интересное началось потом, – продолжил Скориков.

– Ну-ка, ну-ка! – вытянул вперед шею следователь. – Только я прошу вас быть как можно более точным.

– Около половины первого из дома вышли Ира и Сергей Мальцев.

– Значит, мужчина к тому времени простоял на улице около получаса? – уточнил Эрик.

– Да. Так вот, не успела пара выйти из дома, как мужчина направился к ним и о чем-то спросил у Сергея. Мальцев был очень рассержен, не знаю почему, и грубо ему ответил. Мужчина снова что-то спросил.

– А вы не слышали, что именно?

– Нет, он говорил очень тихо. Видимо, Сергея еще больше разозлила эта настойчивость, и он крикнул, чтобы тот убирался с его дороги. Мужчина сунул руку в карман, достал какую-то бумагу и показал Мальцеву. Тот посмотрел и разозлился еще сильнее. Он рявкнул, что тот ошибается, и еще раз попросил его отойти. Но мужчина оказался упрямым и остался стоять на своем месте. Тогда Мальцев несколько раз сильно ударил мужчину, так что тот упал на землю, затем схватил Иру за руку и потащил в машину. Она оглянулась несколько раз, но к мужчине не подошла. Потом они сели в машину и уехали.

– На чьей машине они уехали?

– На Ириной. У нее внедорожник.

– А Сергей приехал на автомобиле?

– Наверное.

– Почему же тогда около дома не было его машины?

– Вероятно, он оставил ее на стоянке возле охраны, – вмешалась Настя.

– А почему он не подъехал прямо к дому?

– Скорее всего, не хотел, чтобы Николай его видел. Они накануне повздорили, и Сергей не желал лишний раз показываться ему на глаза.

– Вы видели, как Мальцев выходил из дома Проскуриных? – спросил следователь у Скорикова.

– Мне показалось, что он выходил оттуда, хотя я могу и ошибаться.

– А вы все время наблюдали за домом?

– В том-то и дело, что нет! Впервые мы увидели мужчину как раз тогда, когда заканчивали заниматься бумагами. Какое-то время мы сидели просто так и смотрели на улицу. А потом мне надоело сидеть, и я решил подстричь газон. Взял газонокосилку и стал приводить в порядок траву перед домом. А Матвей так и остался в беседке.

– Мы с Маришей слышали звук газонокосилки, – подтвердила Настя. – Значит, как раз в это время… – И она замолчала.

– Продолжайте, что вы хотели сказать, – попросил следователь.

– Ничего, – кисло ответила она.

– Вы ведь тоже считаете, что это сделала ваша сестра? – тихо спросил Голубев.

– Я даже не знаю, что и думать, – так же тихо ответила Настя. – Мне не хочется в это верить. Да и пока нет никаких доказательств, что именно Ира могла это сделать. Мало ли что видел тот мужчина. Кстати, неплохо бы его найти и расспросить!

– Найдем! Но мы еще не дослушали. Чем дело закончилось? – следователь посмотрел на Скорикова.

– Когда пара уехала, я бросил газонокосилку, и мы вместе с Матвеем подбежали к мужчине. Он все еще лежал на траве, и было видно, что ему очень плохо. Матвей приподнял его голову, и тот открыл глаза. Мы спросили, что случилось, а он ответил, что, видимо, у него повреждены ребра.

– А какие у него были травмы? Синяки, ссадины? – поинтересовался Эрик.

– Видимых травм не было. Но когда мы подняли его рубашку, то заметили несколько кровоподтеков в области груди. Тогда мы спросили его, сможет ли он подняться, он кивнул и с трудом встал на ноги. После этого мы посадили мужчину в машину и отвезли его в травмпункт. Я проводил его в кабинет врача, а Матвей побежал по своим делам.

– Мужчина что-нибудь говорил во время поездки?

– Вообще-то, он был слишком слаб и старался не разговаривать.

– Так сказал или нет?

– Сказал, – тихо произнес Скориков и посмотрел на Настю.

– Что?

– Он сказал, что, кажется, слышал звук, похожий на выстрел.

Настя выпрямилась и побледнела.

– Саша, а ты в этом уверен?

– Я уверен только в том, что сказал мужчина. Сами мы ничего подобного не слышали. Но мы и находились дальше, чем он.

– А он не сказал, в какое время услышал этот звук?

– По его словам, он сначала походил вокруг дома, осмотрел его. Хозяин его уже ждал, но он должен был составить свое мнение о доме, поэтому и бродил по улице. Минут через пятнадцать-двадцать он услышал этот странный звук и насторожился. А около половины первого выбежали Ира и Сергей.

– А мужчина не сказал, зачем осматривал дом? – уточнил следователь.

– Сказал. Его попросил об этом хозяин дома. Якобы он решил его продать.

– Что? – закричала Настя. – Какая глупость! Как он мог его продать, если дом ему не принадлежит!

– Может, Коля хотел оценить дом перед грядущим разводом, чтобы отсудить его часть у Иры? – предположила Мариша.

– Да он бы ничего не получил! По брачному контракту Коля уходил с тем же, с чем и пришел!

– Но он мог об этом не знать!

– Все равно! Какой нахал! Сам ни копейки в дом не вложил, а решил кусок урвать!

– Таковы современные мужчины, – развела руками Мариша.

– Прошу не обобщать, – попросил Скориков, – не все такие, как этот Николай. Я никогда не сяду на шею женщине. Предпочитаю сам зарабатывать и получаю удовольствие от того, что трачу деньги на свою любимую даму.

– Прости, я не хотела кого-то обидеть, – поправилась девушка. – Но согласитесь, таких, как Николай, сегодня много.

– Ира могла позволить себе такую игрушку, – сказал Эрик, – хотя я ее не понимаю. Она интересная девушка, вполне могла бы найти кого-нибудь получше.

– Она и нашла, – мрачно заметила Настя, – теперь неизвестно, чем все это закончится.

– Давайте не будем падать духом, – попросил следователь. – Пока ничего не ясно. Мы только знаем, что у Ирины Михайловны была причина убить мужа. Возможно, он опять начал ее бить, и она просто оборонялась. Также мы знаем, что у нее имелось оружие. Если бы мы могли с ней побеседовать! Может, уже все было бы ясно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю