332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Константин Кузьмин » Господин Дадли приезжает в Москву » Текст книги (страница 2)
Господин Дадли приезжает в Москву
  • Текст добавлен: 18 декабря 2020, 19:30

Текст книги "Господин Дадли приезжает в Москву"


Автор книги: Константин Кузьмин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

– Картина эта о борце за свободу русского народа, – вежливо поправил ее культработник. – На полотне запечатлен момент, когда он вернулся домой после длительной ссылки.

Она густо покраснела, открыла рот, но подходящих слов не нашла.

– Семья о его судьбе ничего не знала. Боялись, что потеряли навсегда, – добавил он для полной ясности.

В тот момент Наташа очень пожалела, что не отправилась за покупками, вместо того чтобы рекламировать свое невежество перед симпатичным иностранцем.

Заметив ее смущение, Роберт улыбнулся:

– Искусство можно интерпретировать по-разному.

Когда экскурсовод увел группу в следующий зал, молодой господин Дадли набрался смелости и пригласил Наташу на чашку кофе, чтобы узнать ее мнение о других картинах экспозиции.

– Занятная история, – признал Григорий. – Знала бы, кого не ждали, не было бы ни Макса, ни помолвки… ни этой чертовой пробки!

За последние десять минут ситуация в прямом смысле накалилась: моя рубашка промокла настолько, что ее можно было выжимать. Повернувшись к Юле, я увидел огромную каплю пота, стекавшую по лбу в направлении правого глаза. Она зависла над бровью и после небольшого раздумья прыгнула вниз на кожаное сиденье. Юля посмотрела на меня с безмолвным отчаянием. Утешить ее было нечем.

– Если не успеем высохнуть, – сказал я, – господин Дадли подумает, что ты приехала в аэропорт прямиком с конкурса мокрых футболок.

– Не надо преувеличивать, Дима, – вмешался Григорий. – Не все промокшие женщины едут с сомнительных мероприятий. Юля вполне могла делать что-то полезное: собирать мебель, работать в саду или, к примеру… хоронить свою собаку – прямо перед поездкой в аэропорт. Почему бы нет? Ты когда-нибудь закапывал собаку на жаре? Вряд ли твоя футболка осталась бы сухой.

Я признал, что летом еще не закапывал, и пообещал, что, если придется, обязательно подожду до вечера перед тем, как взять в руки лопату.

– У меня нет собаки! – закричала в бешенстве Юля.

– Уже нет, – деликатно поправил Григорий.

– Юля права, – заметил я. – Если бы у нее были домашние животные, Макс наверняка рассказал бы о них родителям.

– Если хочешь, могу сказать, что это была моя собака, – великодушно предложил Григорий. – Он же не будет проверять?

– Тогда придется объяснять, почему Юля хоронила твою собаку, – возразил я. – Ты что, сам ее не мог похоронить?

Григорий попросил пару минут. По истечении обещал представить сценарий, в котором похороны Юлей его собаки были бы не просто вероятны, но являлись единственно возможным и абсолютно логичным решением.

– Чертовы идиоты! Что вы несете! Я не буду хоронить ничью собаку! – заорала Юля так, что люди, сидевшие в соседней машине, с ужасом посмотрели в нашу сторону.

Через секунду в открытом окне их автомобиля появилась лохматая собачья морда. Она уставилась на меня вопросительно, как будто требуя объяснений. К счастью, в этот момент пробка кончилась, и Григорий, нажав на газ, быстро оторвался от невольных свидетелей нашего спора. В окна ворвался долгожданный поток воздуха. Забыв о бредовых идеях, мы с Юлей радостно подставили потные лица встречному ветру – через минуту они были полностью сухими. Увидев, что план работает, Юля заметно повеселела:

– Теперь футболка!

Приподнявшись на кресле, она попыталась встретить воздушный поток животом – голова уперлась в крышу машины. Попробовала склонить ее вправо, потом влево, вперед и даже назад, но никак не могла удержаться в нужном положении больше трех секунд. В какой-то момент раздался хруст – Юля опустилась на сиденье, не желая окончательно свернуть шею.

– Голова мешает, – проницательно заметил Григорий, который с удовольствием наблюдал за ее потугами в зеркале заднего вида.

– Давай спиной или боком, – предложил я.

За следующую пару минут Юля перепробовала с десяток позиций, некоторые – из курса йоги на продвинутом уровне. Потом вытерла пот и сделала выводы: боковой обдув более или менее работал, но шел слишком медленно. Одна из поз позволила ей направить сильный поток воздуха в нижнюю часть спины. Соседние машины, однако, могли принять этот жест на свой счет. Как девушка приличная, вводить их в заблуждение Юля наотрез оказалась.

Эти упражнения, хоть и не привели к нужному результату, навели ее на идею получше. Она попросила Григория повернуть зеркало заднего вида так, чтобы он ее не видел. Потом приказала мне отвернуться к окну. Через секунду слева от меня раздались звуки борьбы человека и мокрой одежды.

– Держи за окном, пока не высохнет! – потребовала Юля, передавая мне футболку.

Посетившая ее мысль была простой и гениальной. Понимая, что аэропорт уже рядом, к выполнению задания я подошел со всей ответственностью. Чтобы обеспечить максимальную площадь обдува, держал футболку обеими руками, каждые тридцать секунд поворачивал другой стороной к ветру и даже выворачивал наизнанку. В результате через несколько минут почти вся влага испарилась.

В этот момент мы притормозили неподалеку от съезда на дорогу в аэропорт. Нас догнала машина с открытым окном у заднего сиденья. Из него высунулась уже знакомая морда собаки.

– Эй, дружок! Как дела? – радостно закричал я, размахивая Юлиной футболкой.

Пес подозрительно посмотрел мне в глаза – я почувствовал необходимость объясниться:

– Не волнуйся, похороны отменяются! Одежда высохла, ни одна собака не пострадала!

Он недоверчиво наклонил голову. Я махнул футболкой в его сторону: пусть убедится, что не обманываю. В ту же секунду вероломный пес, сбросив личину добродушия, схватил ее зубами и изо всех сил потащил на себя.

Этот ход застал меня врасплох, но я все-таки удержал футболку в руке и дернул обратно. Он уперся лапами в дверь и еще сильнее сжал зубы. Было видно, что сдаваться не собирается. Более того, маленький мерзавец выглядел так, будто получал удовольствие от предложенной ему игры.

– Зачем ты отдал футболку собаке? – завопила Юля за моей спиной. – Ты что, совсем спятил?!

Времени на препирания не было:

– Не кричи, лучше помоги вытащить!

Я попросил Григория во что бы то ни стало держаться бок о бок с соседним автомобилем. Юля обхватила меня за пояс. Объединив усилия, мы постепенно начали брать верх. Голова пса почти полностью вылезла из окна. В ближайшее время ему предстояло принять непростое решение: вернуть украденное или вылететь из машины вместе с ним.

В этот момент я услышал громкий звук приближавшегося мотора. Посмотрев назад, увидел мотоциклиста. Он быстро двигался между рядами прямиком к растянутой футболке. В голове пронеслись картины увиденной однажды подборки мотоциклетных аварий. Я бросил быстрый взгляд на пса. Оставалась надежда, что он заметит опасность и благородно решит, что жизнь байкера не стоит потной тряпки, о которой он еще минуту назад ничего не знал. Но пес продолжал тянуть футболку так, словно без нее дальнейшая жизнь не имела ни капли смысла.

Осознав, что выбора нет, я разжал пальцы. Через секунду беспечный ездок с ревом пронесся в сантиметрах от моего лица. Пес скрылся в салоне, Юлина футболка – вместе с ним. Соседний автомобиль ускорился и, минуя съезд на аэропорт, проехал прямо. Григорий свернул на Международное шоссе. В машине воцарилась тяжелая тишина.

– Почти сухая была, – чуть слышно произнес я.

– Сейчас подошла бы и мокрая, – с трудом удержался от смеха Григорий.

Юля молчала, как будто ее не было. Вина за случившееся мешала соображать, поэтому я спросил, какие мысли есть у Григория. Он ответил, что никаких проблем в нашей ситуации не находит.

– Если ты не видишь в машине полуголую женщину, это не значит, что ее там нет, – подала голос Юля.

– В полуголой женщине есть определенная недосказанность, – признал он. – От нее следует тем или иным способом избавиться. Идеальный вариант тут, понятно, не уместен, поэтому остается только одно – найти новую одежду.

В результате короткого обсуждения мы договорились, что по прибытии я отправлюсь в зону прилета караулить господина Дадли. Григорий осмотрит местные торговые точки на предмет наличия футболок подходящего размера, а Юля подождет его в автомобиле. Вскоре Григорий свернул на парковку. Стараясь не смотреть на Юлю, мы пообещали, что все будет хорошо, вышли из машины и направились к зданию аэропорта.

Самолет господина Дадли должен был приземлиться точно по расписанию через пятнадцать минут. Чтобы скоротать время, я купил мороженое и занял столик в ближайшем кафе. Сказать по правде, мне очень нравится быть в аэропорту, когда лететь никуда не надо. Вокруг царят извечные суета и хаос: опаздывающие несутся с чемоданами на регистрацию; недоверчивые металлодетекторы беспрерывно звонят, подозревая в терроризме всех, включая младенцев и домашних животных; а прилетевшие, отстояв длинную очередь на паспортный контроль, спешат вернуться к обычной жизни с решимостью, которой она вряд ли заслуживает.

Когда торопиться некуда, время вокруг волшебным образом замедляется. Как забивший на коллектив ленивый муравей, вы можете отползти в сторону и с удовольствием понаблюдать за разбегающейся по своим маршрутам пестрой массовкой.

Выцепляя из толпы отдельные лица, вы наверняка попадете в плен праздного любопытства. Куда и на кой черт, к примеру, летит этот противный старикашка, который, отпугивая людей палкой, пролез без очереди к стойке регистрации? Или тот щуплый лысоватый командировочный, спешащий к стойке такси? Интересно, ждет ли его дома жена и не поймает ли он ее через час в постели с мускулистым любовником? Заметив киоск упаковки багажа, задумаетесь о том, какие испытания и невзгоды надо встретить на жизненном пути, чтобы завернуть чемодан в пленку перед тем, как ненадолго с ним расстаться. Верных ответов, к сожалению, не узнать, но ничто не мешает принять за правду те, которые вам больше нравится.

С удовольствием доев шоколадное мороженое, я позвонил Григорию. По его словам, вопрос с гардеробом был успешно улажен. Через несколько минут на горизонте появились две знакомые фигуры.

– Смелый ход! – сказал я в полном изумлении, осмотрев Юлину обновку. – Вы помните, мы человека из Англии встречаем, а не из Северной Кореи?

– Совсем плохо? – спросила она.

Голос выдавал, что ответ ей уже известен. Я повернулся к Григорию:

– Все в порядке, говоришь? Ты о чем думал, когда это покупал?

На новой футболке красовался В.В. Путин в зимнем обмундировании верхом на коне. На нем были солнцезащитные очки, а за спиной висела винтовка. Слева от главного героя – большая надпись: «Нас не догонят». По расслабленной позе наездника было понятно, что он никуда не торопится. Вероятно, дизайнер хотел сказать, что на какой бы скорости ни ехал в светлое будущее президент, остальные страны будут передвигаться еще медленнее. Если же допустить, что в штат модного дома пробрался американский агент, картинка могла намекать, что за спиной всадника никого нет, а сам он не стремится пришпорить коня, потому что у него и так все в порядке.

– Других вариантов не было, – объяснил Григорий.

– Все киоски проверил? – усомнился я.

– Везде только патриотические футболки. Некоторые – весьма агрессивные.

Я внимательно посмотрел на Юлю, затем подошел поближе и аккуратно перекинул висевшие за спиной волосы вперед, закрыв лицо всадника.

– Так лучше, – согласился Григорий. – Если не будет трясти головой, сойдет за любителя лошадей или девчонок из «Тату».

Юля исполнила припев «Нас не догонят», показывая, что легенду уяснила и готова работать под прикрытием. Закрыв вопрос с гардеробом, мы переключили внимание на прилетевших пассажиров. Надо было вычислить господина Дадли по фотографии, полученной от Макса.

– Вон идет! – воскликнула Юля, указывая на невысокого мужчину в очках.

Улыбаясь и оглядываясь по сторонам, он бодро катил тележку к месту, где толпились встречающие. На нем были светлые летние брюки, голубая рубашка и элегантный синий пиджак.

– Вполне вероятно, – согласился Григорий. – Судя по улыбке, иностранец.

– Наши, по-твоему, не улыбаются? – язвительно спросила она.

– Только когда уезжают, – пояснил мой друг. – Чем дальше, тем шире улыбка.

В ответ Юля тряхнула головой, обнажив лицо президента, и пообещала Григорию, что, если он будет позорить страну в присутствии гостя, она лично напишет на него донос в ФСБ.

– Ладно, больше не буду, – сказал он примирительным тоном и тут же добавил: – Прячь быстрей! Смотрит!

Мужчина в очках перестал оглядываться и направлялся прямиком к нам.

– Юля? – спросил он, аккуратно припарковав тележку.

– Добро пожаловать в Москву, господин Дадли! – улыбнулась она, протягивая руку.

– Пожалуйста, зовите меня Роберт, – сказал он. – В жизни вы еще более симпатичная, чем на фотографиях!

Чтобы не быть голословным, господин Дадли нежно обнял Юлю и поцеловал в правую щеку. Потом хотел поцеловать в левую, но Юля уже отодвинулась, полагая, что приветствие окончено. Заметив, что это не так, вернула щеку на место. После этого оба на секунду замерли в преддверии возможного третьего поцелуя, но в конечном итоге остановились на двух.

– Это мои друзья Дима и Григорий, – представила нас Юля. – Попросила их составить компанию, пока будете в Москве.

Господин Дадли пожал нам руки и сообщил, что с нетерпением ждет возможности познакомиться поближе. На этом приветствия закончились. Я взял управление тележкой на себя и размашистыми шагами направился к выходу. Через несколько метров на пути возник коренастый мужчина в джинсах и рубашке с коротким рукавом. На груди висела пластиковая карточка, сообщавшая, что он работает таксистом.

Если говорить мягко и дипломатично, мое отношение к обитающим в аэропорту бомбилам можно описать как сильную неприязнь, переходящую в агрессивную ненависть. Каждый раз, когда волею судьбы я оказывался на милости этих навязчивых проходимцев, поездка заканчивалась попыткой грабежа и громким скандалом. Не будет преувеличением сказать, что мне довелось испытать большинство изобретенных этой шайкой способов обмана беззащитного человека с чемоданом. Для меня накручивали счетчик в Киеве и завышали курс местной валюты в Праге. Питерский таксист, размахивая заранее заготовленной купюрой, нагло врал, что я дал ему сто рублей, а не тысячу. А в московском аэропорту «Домодедово» сердобольный водитель, обещая снизить плату за поездку, подсадил двух попутчиков. Раскидав колоду карт, они пытались выудить деньги банальным шулерством. Когда поняли, что не выйдет, выкинули на пустынное шоссе вместе с чемоданом.

– До центра недорого поедете? – спросил человек с карточкой на груди.

– Поедем, – честно ответил я, продолжая быстро катить тележку к выходу.

Почуяв запах добычи, он оживился:

– Отлично!

– Что отлично? – спросил я.

Он пришел в легкое замешательство:

– Хорошо, что поедете. Я очень рад!

– За нас?

– Тому, что вместе поедем, – пояснил таксист.

– Хотите с нами? – спросил я. – Три тысячи рублей устроит?

– Вполне, – согласился таксист, – очень разумная цена.

– Через интернет дешевле будет, не пробовали?

– Ну… там ждать надо, к тому же непонятно, кто приедет!

– Нас тоже ведь не знаете?

Он расщедрился на комплимент:

– Вы люди порядочные, сразу видно.

– Ладно, – согласился я, – давайте три тысячи, подбросим до центра.

Сообразив, что над ним издеваются, водитель сбросил маску услужливого халдея. Под ней было привычное лицо быстро стареющего гопника с полукриминальным прошлым. Такие без последнего слова не уходят.

Встал перед тележкой, перекрыв дорогу:

– Самый умный, да?

Сильная неприязнь уступила место агрессивной ненависти.

– Отойди или задавлю! – прорычал я и резко двинулся вперед.

Таксист отскочил в сторону, чуть не сбив проходившую мимо даму с коляской. На прощанье размахнулся и что есть силы пнул лежавший на тележке чемодан. Тот свалился аккурат под ноги догнавшего нас господина Дадли. Англичанин споткнулся, перелетел через багаж и под испуганный крик Юли рухнул лицом вниз на пол аэропорта.

Таксист продемонстрировал неплохую для его возраста стартовую скорость и, ловко лавируя между пассажирами, рванул к выходу. Посмотрев ему вслед, я осознал, какой тяжелый выбор стоит перед полицейским, чей напарник был только что ранен. С трудом подавив желание броситься в погоню, склонился над господином Дадли, чтобы узнать, как он себя чувствует, и, если потребуется, предложить ему держаться.

Наш гость уже пришел в себя и ерзал ногами, пытаясь подняться. Вокруг, причитая, копошилась Юля.

– Опять повздорил с таксистом? – раздался сзади голос Григория.

Вместо ответа я предложил ему сосредоточиться на оказании первой помощи. Мы взяли пострадавшего за подмышки и осторожно потянули вверх. Приняв вертикальное положение, Роберт виновато улыбнулся:

– Друзья, простите ради бога мою неловкость! Не понимаю, как угораздило так глупо упасть!

По горящему взгляду Юли было ясно, что у нее никаких сомнений не было. Однако выдавать меня не стала и попыталась дело замять:

– Роберт, вы здесь совершенно ни при чем! Дима пытался объехать женщину с коляской, и чемодан случайно соскользнул на пол.

– Все ли в порядке с женщиной? Ребенок не пострадал? – взволнованно спросил он. – Им не нужна помощь?

– Не переживайте, с ними все хорошо! – успокоила его Юля. – Потерпевший только один. Как вы себя чувствуете?

Роберт подобрал слетевшие очки и вернул их на место. Потом осторожно приложил руку к щеке – под правым глазом была большая ссадина:

– Пустяки! До вашей свадьбы заживет!

Пока наш гость отряхивал одежду, я заметил, что на месте, с которого он только что поднялся, лежит какой-то маленький предмет. При ближайшем рассмотрении он оказался флешкой на 64 Гб.

– Возьмите. Обронили, наверное, – сказал я, протягивая найденный гаджет.

Роберт осмотрел флешку:

– У меня похожая штука в чемодане лежит. Эту никогда не видел.

– Популярная модель, – подошел поближе Григорий, – у меня дома точно такая же.

– Странно, что прямо под вами лежала, – удивился я.

– Наверное, кто-то выронил, – сказала Юля. – Надо сдать в комнату потерянных вещей.

– Пустая трата времени, – возразил Григорий. – Обронить можно где угодно. Никто и не подумает, что она тут валяется. Форматируй, и все 64 Гб твои.

Представить, что владелец флешки вернется за ней в аэропорт, действительно было сложно. Я предложил господину Дадли оставить ее себе в качестве компенсации за несчастный случай. Он вежливо отказался:

– Вам наверняка нужнее. К тому же, Дима, вы спасли женщину с ребенком. Пусть это будет маленькой наградой!

Я густо покраснел и спрятал флешку в карман.

– Не возражаешь? – Григорий мягко отодвинул меня от тележки.

– Надеюсь, на сегодня это последний подвиг? – грозно прошипела на ухо Юля.

Я попытался представить себя жертвой обстоятельств, но заинтересовать ее не смог: она отмахнулась и взяла Роберта под руку.

Через пять минут мы были в машине. Устроившись с гостем на заднем сиденье, Юля спросила, как прошел полет.

– Замечательно! – ответил господин Дадли. – Без опозданий и практически не трясло. Еда тоже ничего. Только вот… с напитками недоразумение вышло: не оказалось на борту томатного сока. Некоторые пассажиры были очень недовольны.

– Форменное безобразие! – согласилась Юля. – В самолетах только его и пьют. Без томатного сока разрешение на вылет давать нельзя.

– Вот и они о том же! Говорят, об отсутствии сока авиакомпания обязана оповещать заранее. Слава богу, проводники вошли в положение: принесли вторую порцию курицы и помидоры из бизнес-класса.

Юля рассмеялась, а господин Дадли на секунду задумался. Потом продолжил уже серьезно:

– И кстати, еще. Перед вылетом случилось одно странное происшествие. В моем ряду у окна сидел мужчина. Совершенно, знаете, обычный: джинсы, футболка, очки от солнца. На вид лет тридцать пять-сорок. Поздоровался со мной, когда садился. Я был с краю у прохода, а место между нами свободно. Так вот, проводники уже всех посчитали, встали в проходе. Начинают рассказывают, как правильно умирать, если будем падать. И вдруг впереди начинается какая-то суета. Двери открываются – в салон заходят двое мужчин в костюмах. Очень похожие, только один чуть выше. Идут по проходу, останавливаются рядом со мной. Я подумал: опоздавшие, сядет сейчас кто-то посередине. Но нет! Смотрят на моего соседа, и тот, что повыше, говорит: «Господин Джонсон, пройдемте, пожалуйста, на выход». Тот поднялся, забрал сверху сумку и ушел вместе с ними. Не говоря ни слова!

– Неужели арестовали? – воскликнула Юля.

– Странно, что молчал, – подметил Григорий. – Спросил бы, в чем дело. Или кто такие для порядка.

– Наверное, знал, – предположил я. – Опасный человек, похоже, если с самолета сняли.

– Кто бы он ни был, в результате мне достались три свободных сиденья. Лично я ему за это очень благодарен! – подытожил с улыбкой господин Дадли.

Оставшаяся часть пути прошла без приключений. Жара наконец спала. Надвигавшиеся с запада серые тучи намекали, что к вечеру пойдет дождь. Юля рассказывала о работе, а господин Дадли делился воспоминаниями о последней поездке в Россию, пытаясь разглядеть что-то знакомое за окном. Подъехав к гостинице, мы пожелали Роберту хорошего отдыха и договорились встретиться следующим утром для прогулки по центру.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю