355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Кира Стрельникова » Принц Тёмный, принц Светлый… » Текст книги (страница 13)
Принц Тёмный, принц Светлый…
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:01

Текст книги "Принц Тёмный, принц Светлый…"


Автор книги: Кира Стрельникова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Ой, родной, еще как имею! Только такая деталь маленькая, ни один из вас не желает меня слушать… И не важно, что какая-то часть сознания предвкушает непривычное приключение и волнуется, я не давала согласия на свидание втроем! О чем и сказала. Ну, Йен же спросил.

– Да, имею!

– Почему?

Мне кажется, или его вкрадчивый, безумно сексуальный голос раздался ближе?! Эмоции всполошенно заметались, рассыпая по телу табуны бешеных мурашек, я едва не заерзала, но вовремя вспомнила, что сижу на коленях Оллера. А чувствовать силу его, хм, влечения ко мне не слишком хотелось.

– Потому что меня Оллер пригласил! – огрызнулась я, и тут этот вот самый его обнаглевшее высочество начал тихонечко так, очень ласково целовать мой висок, постепенно спускаясь к щеке. Я не выдержала и рявкнула: – Да прекратите уже, слышите!..

Я истеричкой стану с такими свиданиями, блин. Резко отвернулась от греха подальше, и тут же мне сообщили интимным шепотом, что не прекратят, ибо хочется и точка. А на мне серебристое кружево, черти бы сожрали эти Правила без соли и перца! Йен любезно напомнил, что я все равно должна ему свидание, возразить не успела.

– А что тебя смущает-то? – с искренним удивлением перебил Светлый. – Ну, посидим, поговорим. А если мне захочется поцеловать тебя, думаю, Олли великодушно отвернется, так ведь? – В голосе блондина явственно слышалось веселье.

Не, вы посмотрите на него, офигеть, какой умный! Возмущение и волнение переплелись в тугой клубок, где начиналось одно и заканчивалось другое, сказать сложно. А меня ты спросил, захочется ли мне целоваться с тобой после таких заявлений? Что я и не преминула высказать крайне язвительным тоном и без всякого уважения к титулам нахальных высочеств. Напросились сами и достали, оба! И таки да, мой глас остался гласом вопиющего в пустыне…

– Ты хотела, кажется, что-то узнать, Эрин? – невозмутимо поинтересовался Оллер. – Или уже передумала?

С трудом сдержала истеричный смешок. Передумаешь тут, как же, когда то и дело напоминают о моем нездоровом интересе. Ну, лианоссе ЛасГаллен, сыграем с господами принцами или таки струсим? Вариант первый: узнаем что-то новое, несмотря на увертливость и хитрость братьев в ответах, из чего потом в более спокойной обстановке можно попытаться составить стройную картину. Однако взамен получаем массу ощущений и впечатлений на грани, при этом от обоих принцев и в их присутствии… И далеко не факт, что внимание ты будешь получать по очереди, дорогая моя. Помашем фильмам категории три икса. При этой мысли позвоночник в очередной раз облепили горячие искорки, и мысль в голове почему-то задержалась. Так, нет, стоп. Вариант второй: я сейчас передумываю, меня наверняка сопроводят домой, и я изнываю от неудовлетворенного любопытства, зато моя девичья честь и сон остаются спокойными. Мм… чисто в теории. Потому что еще неизвестно, от чего стану маяться больше, от того, что случится, если соглашусь продолжать, или от мыслей, как бы оно было, если откажусь. Да уж, ситуевина.

Да ладно, к черту! Ну, двое мужчин, ну и что? Не раздевать же будут, в самом деле, вот до этого точно не допущу. Поцелуи… У меня все равно глаза завязаны, и я не вижу, смотрит кто-то из них или нет. Да, знаю, фиг отвернутся, но… опять же я этого не увижу и смогу уговорить себя, что никто на меня не смотрит. И все-таки не удержалась, уточнила:

– Йен, вы не уйдете?

– Нет. – Да кто б сомневался, а? – Прости, хорошая моя, – чуть тише добавил Светлый с легким сожалением. – Я вижу, тебе не нравится, но я останусь здесь и с удовольствием поучаствую в разговоре.

Не нравится, мягко сказано, мои нервы просто в истерике от предстоящего испытания! Хотя эмоции зашкаливают, как и гормоны. Эта кодла крепко спелась и теперь устраивает мне тут локальную революцию, наплевав на здравый смысл. Последний же и обидеться может, вот как сейчас, например, и молча удалиться в неизведанные дали.

Я сдалась. Итак, вперед и с песней, продолжаем спрашивать и позволять двум нахалам вести себя так, как им захочется. Дома подумаю, насколько правильно было с моей стороны такое поведение… Прислонилась к плечу Оллера, длинно вздохнула. Он вдруг погладил, и я ощутила, как его губы коснулись макушки. Поздновато меня утешать, желтоглазый обольститель, я все равно не забуду, как вы с братцем не захотели прислушаться к моему мнению.

– Хорошо, – пробормотала я. – Мне нужна информация, так или иначе.

– Тогда моя очередь отвечать на твои вопросы, Эрин.

Бархатный голос Йена и откровенное предвкушение в нем окончательно убедили в том, что вечер пройдет далеко не так невинно, как могло бы показаться. Светлый настроен не менее решительно, чем его брат. Нравится ли мне это? Какой-то части меня – да, несомненно, решительные мужчины всегда привлекали. Но та, которая всегда считала себя здравомыслящей и способной думать, невзирая на всякие отвлекающие моменты, умеющей анализировать и только потом уже что-то делать, категорически протестовала против происходящего. Ибо идея красиво сдаться настойчивым принцам казалась ужасно привлекательной…

Так, ладно, вопросы, Эрин. Давай-ка вернемся к насущному. Прокрутила в голове информацию, уже полученную от хитрого Оллера – невестой обязательно должна быть девушка с разноцветными волосами, и выбор жениха происходит только во время Игр. Что мы с этого имеем? Кто придумал такие мудреные условия и зачем? Естественно, забывшись, озвучила оба вопроса, и конечно, зря надеялась, что Йен не обратит внимания на мою оплошность. Угу, такому дай палец, руку по локоть оттяпает, как же… Отступать поздно, и я подтвердила, что да, таки два вопроса. Ответил Светлый в духе своего братца, чуть не заставив меня зарычать, но хоть узнала еще кусочек информации. Вспыли Лесные и какое-то проклятие. Я переполошилась: черт, надеюсь, не вляпалась в оное всеми конечностями, вот уж не хватало. Попаданка, да еще имеющая отношение к проклятию – фи, банальнее некуда! И да, я же говорила, не собираюсь спасать ни мир, ни отдельно взятых его жителей, что бы ни гласило это проклятие!

Естественно, я возмутилась беспределом Йена и его ответами, но меня нагло проигнорировали. Досада переплелась с волнением, а когда я услышала голос светлоглазого принца, проникновенный и такой… нежный, сердце решило окончательно поселиться в районе пяток, а возмущение очень быстро признало, что оно не право.

– Эри-и-и-и-и-н, – протянул Йен, и мои кости размягчились до состояния желе. – Моя очередь получать плату. Давай руку.

Я не стала задавать глупых вопросов и молча протянула, от неизвестности в желудке словно кто-то водил кусочком льда. Когда Йен взял мою руку, от прикосновения по коже как будто разбежались слабые электрические разряды. Ой. Сначала по нежному запястью легонько провели пальцем, оставляя огненный след, а потом там же оказались губы и язык брата Оллера. От мягкой щекотки я резко выдохнула. Перед глазами кружились серебристые звездочки, на коже цвели узоры, выплетаемые Йеном, от которых горело уже все тело… Теперь я понимаю, что чувствует кусочек масла на сковородке, потому что я ощущала себя примерно так же. Шевелиться не хотелось, возмущаться тоже, хотелось просто наслаждаться моментом, и чтобы Йен не останавливался. Вот как почуял, что у меня здесь чувствительная кожа! Хотя в прошлой жизни запястье не относилось к моим самым эрогенным зонам, а вот тут поди ж ты! Или это просто Светлый такой опытный? Моя рука дрогнула – Йен и не думал отрываться, а я уже в астрал выпала, почти забыв, где нахожусь и ради чего вообще все затеялось. Внизу живота свернулась обжигающе-горячая змея, время от времени покусывая и вызывая тягучую боль, вместо крови полыхал коктейль Молотова или чего покруче, с губ рвался стон, сдерживать который почти не осталось сил. Так. Сто-о-о-о-оп!!! Пора прекращать безобразие!

– Йен… х-хватит… – И голосок такой хриплый, все и без слов понятно.

– Тебе же нравится. – Он наконец оставил мою руку в покое, но ненадолго.

Разгоряченной влажной кожи коснулось прохладное дуновение, и все волоски на теле встали дыбом. Стон все-таки сорвался с моих губ, и тако-о-о-ой томный, что сомнений в моем состоянии, если таковые, конечно, у кого-то имелись, уже не осталось. Не то слово, нравится! Боже, ведь они толком-то ничего еще не сделали, один просто поцеловал, а второй – вообще только руки коснулся! Однако я уже на все согласна, здравый смысл упал в глубокий обморок, а остатки застенчивости давно пребывали в затяжном ступоре. Мысль о том, что все происходит не с одним, а с двумя мужчинами, уже не вызывала такого острого смущения, как раньше.

Я потихоньку приходила в себя. Пока братья беззлобно препирались, отметила, что Йен решил побыть душкой и простить мне необдуманно высказанный второй вопрос. Если думал, что я растаю от благодарности, глубоко ошибается. Предстоял следующий раунд вопросов-ответов, только уже с двумя принцами, и я не питала иллюзий, что меня ожидает дальше. Их высочества смелели с каждой минутой… Жару в мои эмоции добавил вредный Оллер, прижавшись щекой к виску.

– Тогда моя очередь, – натурально мурлыкнул он, ну чисто наглый рыжий котяра!

Что ж, продолжим.

Глава 9

Эрин

Я все-таки попыталась перевести наш разговор в нормальное русло, потому что когда тебя соблазняют сразу два опытных мужика, думать очень сложно, а уж тем более о серьезных вещах. Конечно, до моего сведения любезно довели, что просто так неинтересно, и посему занимательное действо продолжится. Чтоб вас, братцы-кролики, причем практически в прямом смысле! А вот когда Оллер снова попытался сжульничать с моим вопросом про леди Тонвуд, я всерьез рассердилась, злость на время разогнала розовый флер желания, и меня осчастливили ответом, что тут тоже замешаны Лесные.

– Да чтоб вас!.. – не сдержалась я, услышав очередную краткую реплику ушлого золотоглазого.

Спокойно, Эрин, зато у нас еще один кусочек ценных сведений. Так, уже два факта к этим Лесным относятся: что нужна разноцветная в невесты, и выбирать, кому она достанется, будет Ниалона. Это решали Лесные, так получается? А почему? Главное, не забыть, что мой следующий вопрос будет о проклятии, и вот фигушки вам, драгоценные, я попрошу объяснить, в чем суть проклятия! Не отвертитесь от нормального ответа, а то игра в одни ворота получается!

– Пить хочешь, Эрин? – поинтересовался рыжеволосый объект моих молчаливых ругательств, и до меня донесся звук наливаемого вина.

Ну в общем неплохо бы, а то от этих переживаний горло превратилось в наждачную бумагу. Я приоткрыла рот, ожидая, когда Оллер поднесет край бокала, но… Он меня снова поцеловал. И заодно вином напоил, ага. Я такое раньше только в кино видела, и мне всегда было интересно, как героини не захлебывались? Отвечаю: нормально не захлебывались. Я успела проглотить сладковатую, с пряным привкусом жидкость, прежде чем Оллер начал целовать всерьез. М-да, то, что было с фруктом, можно сказать, даже не цветочки, так, бутончики… Похоже, Темный тоже слегка слетел с катушек, потому что под его натиском все мысли о сопротивлении моментально вылетели из головы, и меня можно было брать тепленькой. Ничего не оставалось, как ответить, алкоголь вперемешку с взметнувшимися эмоциями пронесся по телу огненным шквалом, и я послушно прижалась к Олли, шалея от поцелуя. От дразнящего, настойчивого, уверенно изучавшего мой рот языка он становился то нежным, игривым, то напористым, почти жестким. Зуб даю, губы будут опухшие после таких сумасшествий… И самое удручающее, я не хотела, чтобы Оллер отпускал! Мои ладони, дернувшиеся в первый момент, чтобы упереться в грудь принца, мягко скользнули по ней вверх, я нащупала плечи и провела по ним до затылка, и пальцы зарылись в длинные, густые волосы, с удовольствием перебирая шелковистые пряди.

А ничего так рыжий шевелюру отрастил, мне нравилось, когда у мужчин ухоженные и не слишком короткие волосы. Кажется, я почти легла на руку Олли, от меня остался невесомый сгусток одних ощущений и чувств, я куда-то плыла легким облачком, пока не раздалось красноречивое покашливание Йена. Уф… Щеки опалило от вспыхнувшего румянца, едва осознала, что все это время Светлый беззастенчиво смотрел, и… и смаковал, наверное… Признаться, про блондинистого брата я почти забыла, Темный действительно мастер поцелуев. Не, я, конечно, женщина взрослая и опытная, однако, черт, привыкла, что подобные пикантные приключения совершались в компании одного мужчины!

– Я начинаю завидовать. – Тем не менее несмотря на явное смущение, недовольный голос второго принца заставил меня расплыться в довольной улыбке.

Оллер, оставив в покое мои горящие от безумного поцелуя губы, тихонько рассмеялся и погладил их пальцами, осторожно, едва касаясь.

– Эрин, ты такая нежная, страстная, просто находка. – Судя по тому, что лицо что-то защекотало и голос Темного слышался близко, он наклонился ко мне, проигнорировав замечание брата. – И так здорово целуешься, мм… – А вот это уже совсем шепотом, и губ коснулось его горячее дыхание.

Чуть не вырвался вопрос – находка для кого? Придержала не в меру говорливый язык в последний момент. Черт. Что я творю?! Что они творят?! Что вообще происходит, куда нас несет… Почему, кто бы сказал, мне приятно слышать, что Йен… эм… ревнует, нет? Или мечтает оказаться на месте Олли, а я почему-то и не слишком против? Дурдом, полный. Ладно, раз пошла такая пьянка. Поймала за шиворот разомлевшие и попрятавшиеся по углам сознания мысли, разыскала нужную и озвучила следующий вопрос, ответ на который принадлежал Йену.

– Что за проклятие, объясните?

Братцы, конечно, грамотно вели игру, давая ровно столько информации, сколько нужно, чтобы растянуть приятное времяпрепровождение, да только я тоже умею делать выводы и учиться на ошибках. И всякие сногсшибательные поцелуи не собьют меня с толку… Надеюсь. Ибо дыхание до сих пор подчинялось какому-то своему ритму, который никак не вписывался в нормальный. Услышав вздох Йена, полный неприкрытого сожаления, возликовала: уела, уела, ура! Теперь придется рассказывать, а не отделываться односложным ответом! Получи, светлоглазый искуситель!

– Хитренькая Эрин, – хмыкнул Йен, а у меня вдруг мелькнула совершенно детская и напрочь хулиганистая мысль показать ему язык. Но ведь могу огрести, кто их, этих принцев, знает, поэтому сдержалась. – Ладно, объясню, любопытная моя.

А вот предвкушение в его голосе категорически не понравилось! Он, что ли, тоже вознамерился поцеловать меня?! Еще одного подобного поцелуя я точно не перенесу и сгорю в огне собственных взбесившихся желаний, аки птица феникс…

– Ниалона прокляла нас с Оллером, сказав, что или кто-то из нас женится на ней, и она станет королевой, или ни одна из женщин не сможет стать нашей женой.

Так! Вот оно, наконец-то полезная информация и повод для размышления! Мозг тут же напрягся и послушно заработал на повышенных оборотах, я на время выкинула из головы притязания братьев на мою скромную персону. Получается, Ниалона сама претендовала на место рядом с одним из принцев, а теперь решает вопрос их женитьбы на другой? В чем ее выгода? Хотя… Я вспомнила про смерти разноцветных, и вдоль спины зазмеился холодок, слегка отрезвив разомлевшую меня. Всплыл следующий вопрос – сколько их было, этих разноцветных, скольких уже угробила леди Распорядительница? В том, что это она виновата, я не сомневалась, и пусть сколько угодно заливает про естественные причины! Моя пятая точка уверена, все мастерски подстроено. Неужели до принцев не дошло такое простое объяснение? Или как обычно, самое простое одновременно и самое незаметное? И вот еще, интересно, как это у дражайшей леди Тонвуд получилось проклятие повесить на братьев, а? Вариант только один, собственно.

– Ниалона – маг? – вырвалось у меня совершенно на автомате, и я, спохватившись, тут же зажала ладонью рот.

Поздравляю, Эрин, ты болваниха. Ну или болванка, это кому как удобнее.

– Нет, – выдохнул на ухо Оллер, и я поняла, что вот теперь можно начать паниковать, ибо наступил полный попадос.

Ответили оба, причем Йен еще не успел получить свою плату за ответ. И… это значило, что очень возможен тот самый вариант одновременного выполнения оговоренного условия. Так, так, нет, я не согласна с тем, что мне нравятся сразу двое мужчин, это как-то неправильно! А вообще, я же ничего не знаю об институте брака в Оймири, вдруг здесь расклады на троих нормальное явление?! Успела только испуганно вздохнуть, дальнейшее вызвало полный улет и отказ систем торможения – все нервные переживания переплавились в переживания иного рода. Серебряноглазый вновь поймал мою ладонь, обмакнул пальцы во что-то густое и наверняка сладкое и начал неторопливо слизывать лакомство. Решил повременить с поцелуями, или целовать меня на коленях Оллера не слишком удобно? Судя по тому, как крепко держит рыжий, отпускать он не намерен, даже к брату.

Е-е-о-о-о-о… От шаловливого и очень умелого язычка Йена, тщательно избавлявшего мои пальцы от варенья, подушечки буквально загорелись, став болезненно чувствительными, и я «поплыла» окончательно. Шарф на лице очень кстати лишил ненужного сейчас зрения, и все внимание сосредоточилось на ощущениях, остро приправленных осознанием пикантности ситуации. В прошлой жизни за мной не наблюдалось таких вспышек страсти, даже если любовник достаточно опытный, а сейчас… Неужели виновата такая маленькая деталь, как невинность бывшей владелицы этого тела? Что к нему еще никто не прикасался, кроме принцев, и оно не успело растратить весь свой потенциал? Ну и вообще, восемнадцать-девятнадцать отличный возраст для вступления в полноценно взрослую жизнь, и психика и физиология дозревают окончательно.

Лихорадочная попытка отвлечься от соблазнителей ни к чему не привела по одной простой причине: шустрые пальчики Оллера начали медленно вынимать шпильки из волос, а горячие губы Йена продолжили творить форменное безобразие с моими конечностями. Гордость и упрямство сели в обнимку в самом дальнем углу и с горя, что они уже на фиг не нужны, запили горькую. Я на полном серьезе задумалась, не махнуть ли рукой на свои принципы, да и нырнуть в волнующие и яркие ощущения с головой, позволив братьям делать что хотят… Соображалка тоже спешно паковала чемоданы, оставляя меня на растерзание инстинктам и желаниям.

Оллер закончил с волосами, затылку определенно стало легче, а мне – не сказала бы. Ладонь рыжего зарылась в них и начала тихонько массировать основание шеи, и моя голова сама откинулась, прижимаясь ближе к ласкающим пальцам. Ау, здравый смысл, вернись, я все прощу…

– У тебя просто восхитительные волосы, птичка моя, – мурлыкнул низким и ну очень довольным голосом Олли. – Не надо их закалывать больше, пожалуйста.

Ну вот, опять он про птичку. Но спрашивать сейчас чревато неизвестно какими последствиями, а у меня стоп-кран, похоже, сорван напрочь, и педаль тормоза вырвана с мясом. Бож-ж-ж-ж-же мой, я что, нимфоманка?! Как можно так остро реагировать на столь простые ласки?!

И, это, самый главный вопрос: я, конечно, все понимаю, вспыхнувшая страсть и все такое, но… неужели, кроме постели, я этих орлов больше не интересую никак? Здравая мысль, конкретно так задевавшая мою гордость, появилась очень вовремя, чтобы я собрала остатки силы воли в дрожащий кулак и аккуратно, настойчиво высвободила руку из загребущих лапок Йена.

– Х-хватит… – Спасибо автопилоту, благодаря ему голос прозвучал хоть и предательски сипло, но решительно.

Да, действительно, хватит. Все эти игры уже порядком надоели, если честно, и вымотали до предела. Пора прекращать безобразие, пока не поздно и я не пожалела о своей несдержанности. Стол вместо постели меня категорически не устраивает, если уж угораздило получить шанс на вторую жизнь в теле девственницы, то… А пусть-ка постараются, любовнички, пусть моя первая ночь любви в этом мире будет действительно волшебной! И не важно, кто из них будет в роли мужа. В прошлой жизни у меня все было просто до банальности: желание таки узнать, что за зверь такой, секс, вполне созревшее к девятнадцати годам, добренькие подруженции, подстроившие встречу с давним приятелем, который мне когда-то нравился, ну и… Поскольку ждать, пока появится постоянный молодой человек, терпения не хватило, я решила – почему нет. Парнишка симпатичный, претензий ко мне потом не будет, как и у меня к нему… В общем, было приятно, да, и хорошо. Но не до звездочек в глазах, и свой первый оргазм я получила гораздо позднее, чем стала женщиной.

Более того, прежде чем допущу до комиссарского тела, сначала разберусь, что за чертовщина тут творится. Поэтому решительно выпрямилась, переплела пальцы – ну, вдруг Йену придет нездоровая мысль снова измываться над ними! – и прочистила горло.

– Что такое, маленькая? – с легким беспокойством поинтересовался Оллер. – Мм, испугалась?

Да если бы, шустрый ты мой.

– Нет, – кратко ответила я и в который раз за этот вечер смела веничком обрывки мыслей. – Кстати, сколько времени? Мне не пора домой-то? Между прочим, меня там папа ждет!

– А у тебя больше вопросов нет? – с таким искренним удивлением спросил Йен, что я почти повелась.

– Я не планировала посвятить этот вечер исполнению ваших самых… сокровенных желаний, – ну очень выразительным голосом произнесла, с облегчением подмечая, что взбудораженные чувства и эмоции потихоньку возвращаются в норму, хотя то тут, то там в теле вспыхивали горячие звездочки, а от воспоминаний о поцелуе Оллера губы начинало покалывать.

– Давай по последнему вопросу, и поедешь, ладно? – вкрадчивым голосом змея-искусителя предложил Олли, снова прижавшись к моей щеке.

Ну… по последнему, ладно.

– Тогда моя очередь, так? – Голос Йена звучал спокойно, и вот это заставило настороженно замереть.

Однозначно, что-то задумал, хитрец блондинистый! Но задать еще пару вопросиков звучало так заманчиво… Ну-с, братцы, финальный раунд, да? Начнем.

– Если Ниалона не маг, то каким образом у нее получилось повесить на вас проклятие? – Я вовремя сдержалась и не задала вслед второй вопрос про количество прежних попыток.

Успеется.

– Она обладает определенными способностями, позволяющими ей это сделать, – и прежде, чем я успела поинтересоваться про эти способности, – Оллер же сказал, она не маг! – мое предплечье аккуратно сжали чьи-то пальцы. – Темный, отпусти ее. Иди-ка ко мне, Эрин.

А… О… я мявкнуть не успела, как оказалась на коленях Йена, и в следующий момент его губы накрыли мои, настойчиво, жадно, и без всякой нежности. Все мое с таким трудом восстановленное равновесие разлетелось сверкающей пылью, от страстного поцелуя в голове словно фейерверк взорвался. Не помню, как мои руки оказались на шее Йена, я задыхалась, жаждая, чтобы он не отпускал, и отвечая с восторгом путника, посреди пустыни дорвавшегося до оазиса с водой. Вот черт, а, верните педаль тормоза! И чей это, интересно, стон? Да еще такой томный, протяжный, полный наслаждения… Мой? Ой, кажется, мы увлеклись. И кстати, а почему это рука Йена уже в районе моей коленки, слава богу, поверх юбки? Эрин, я сказала, отпусти его шею и прекрати так прижиматься, сама потом пожалеешь, что не остановилась вовремя!

Не знаю, где у меня нашлись силы, но я со всхлипом откинула голову и уперлась ладошками в грудь Светлому, дыша, как марафонский бегун у финиша. Так. Надо всерьез поразмыслить, как окоротить аппетиты принцев, в самом деле.

– Весь вечер мечтал об этом, страстная моя. – Дыхание Йена обожгло ухо, и я непроизвольно дернулась. – Ш-ш-ш, Эрианор, ну что ты, – тихо рассмеялся он, и его наглые губы легонько коснулись шеи чуть пониже мочки. – Ты просто восхитительна, Оллер прав. Даже удивительно для девушки, выросшей вдали от столицы…

Ой. А вот тут да, мой просчет. Как бы реагировала на происходящее обычная восемнадцатилетняя девица? Да еще прожившая всю жизнь в глуши? Зашлась бы в истерике еще тогда, когда Оллер первый раз поцеловал меня. А уж при появлении Йена вообще ушла бы в себя без всякой надежды на возвращение и общение. Я же что творила? Огрызалась, отстаивала свои права, согласилась на сделку с принцами в угоду своему любопытству! Эм, дорогая моя, палимся, и сильно. Но тут уже ничего не поделать, надеюсь, братья спишут это на мою вольную жизнь вне надзора папеньки Кайла.

– Какая есть, – не слишком дружелюбно отозвалась я, скрестив руки на груди.

– И меня лично ты такой полностью устраиваешь. – От нежности в его тоне я чуть не растаяла, но вовремя дала себе волшебного пенделя.

Кто кого и каким устраивает, мы разберемся позже. Итак, последний на сегодня вопрос. Какой бы выбрать? Наверное, самый простой, потому что голова уже не варит, надо разложить информацию по полочкам и понять, чего еще я не знаю, а о чем можно и догадаться. И избавиться от ненужных и слишком сильных эмоций… Я устало вздохнула.

– Почему мне нельзя видеть ваших лиц?

– Эрин, птичка моя, не поверишь, – что-то как-то слишком много виноватых ноток, я опять начала напрягаться, – но это тоже условие Лесных.

– Офигеть, – сердито фыркнула и повернула голову предположительно в ту сторону, откуда слышался ответ Темного.

Все, мне пора домой, реально. Мозг пухнет, по телу бродят всякие желания, в памяти вспыхивают картинки этого нереального вечера на троих… Хочу в тишину своей спальни, где нет озабоченных принцев и их нездоровых поползновений!

– Ну, что на этот раз? – Я и не думала скрывать утомленность насыщенным свиданием.

Хм, судя по молчанию, кажется, проняло обоих забавников. Да, милые мои, вот так. Страсть страстью, но голову включать я тоже умею.

– На этот раз ничего, Эрианор, – тихим, задумчивым голосом отозвался Оллер, и я почувствовала, как он заботливо убрал прядь за ухо. – Твой вопрос был просто вопрос, а мой – просто ответ. Без всяких условий.

Да ладно?! Я недоверчиво хмыкнула. С чего бы это рыжему быть таким милым, а? Видно, что-то отразилось на моем лице, потому что Оллер тут же снова заговорил:

– В следующий раз, лианоссе, я бы тоже хотел задать вам кое-какие вопросы. – И хотя его голос звучал мягко, в нем слышалась непреклонность.

Очень тянуло ехидно осведомиться, а на каких условиях я должна буду отвечать, но удержалась. Что-то подсказывало, ответ Темного мне бы не понравился.

– Как и я, кстати, Эрин, – добавил нервных переживаний Йен, в данный момент обнимавший так же крепко, как недавно его брат.

Вот любопытные, а. Чего им так про меня хочется знать? И да, следующий раз – значит, мне готовиться к очередному волнительному свиданию? И тоже втроем или как? Не, домой, срочно. Словно в ответ на мои мысли, Йен встал, и я оказалась у него на руках. Ну… в данный момент мне уже все равно, честно. И так удобнее, учитывая завязанные глаза.

– Я распоряжусь насчет экипажа. – Захрустел гравий, и Оллер ушел быстрее нас.

Разговаривать настроения не было, навалилась вдруг легкая меланхолия и запоздалая неловкость за собственную необузданность, причем на трезвую голову, что еще грустнее. Ведь подумают, что я только для виду ломаюсь, и на самом деле такая легкодоступная…

– Так что, Эрин, теперь можешь сказать, кто из нас лучше целуется? – раздался веселый голос Йена.

Я не разделяла его хорошего настроения.

– Йен, скажите, а вот когда тому из вас, кто женится на мне, я надоем в качестве постельной игрушки, что будет? – тихо спросила я. – Пойдете искать новых ощущений и впечатлений на стороне?

Светлый явно не ожидал от меня подобного заявления, я даже с повязкой на глазах почувствовала его удивленный взгляд.

– Эрин… – озадаченно произнес он, но Остапа понесло, и я уже не могла остановиться, высказывая наболевшее.

– И что, неужели к прошлым разноцветным тоже так же клеиться сразу начинали, а? – Мой голос звучал ровно и так же тихо, без эмоций. Все эмоции выпили эти два вампира, свалившиеся на мою голову, видимо, за прошлые грехи, что воротила нос от мужиков… – И в постель укладывать? И тоже сразу вдвоем, Йен? Неужели все, на что хватает вашей фантазии в плане ухаживания за девушкой, – это поздний ужин, плавно переходящий в ранний завтрак, да страстные поцелуи в уединенных уголках? А потом еще и выспрашивать, кто лучше, вы или брат? Считаете, так можно завоевать внимание девушки?

Я выдохлась, и даже если зарвалась, плевать. Вот так, твое высочество, получи и распишись. И потом с братиком своим поделись, обязательно, может, зашевелится в мозгу хоть одна извилина-то, если она вообще там есть! А то, похоже, мальчики думают только нижней головой. Судя по молчанию Йена, варианта два: или обиделся на мою отповедь, или задумался. Хорошо, если второе. Если первое – ну и на фиг тогда, буду искать способы избежать свадьбы и затолкаю поглубже сожаление, что дальше поцелуев дело не зашло. Ведь на самом деле страсть пройдет, и… и что?

– Кстати, измен я не потерплю, – негромко добавила, чтобы уж совсем добить.

А то знаю, фаворитки всякие, ехидно-сочувствующие взгляды в спину, не надо мне такого сомнительного счастья! И еще призрак смерти, о нем не забываем…

– Лично я не настолько бессовестный, – ровным голосом отозвался Йен.

Ой ли, дорогой мой, ты еще не был в положении женатого, которому стало скучно с женой! Сколько я наблюдала таких вариантов в прошлой жизни, когда женились на волне страсти, а потом, через пару-тройку лет, расходились. Вот, кстати, про разводы можно у Кайла спросить, уж на этот-то вопрос он наверняка ответит.

Тем временем мы, кажется, уже пришли к дворцу – меня аккуратно поставили на пол и крепко сжали ладонь. До выхода шли молча, а там уже ждали Оллер и экипаж. Я сжала зубы: кто-то из них точно поедет меня провожать и, не дай бог, позволит себе лишнее! Вот тут церемониться не буду и заряжу по физиономии, невзирая на титулы! Хватит с обоих клубнички.

– Эрин, кто-то из нас должен с тобой поехать, – подтверждая мои мысли, заговорил Йен. – У тебя есть пожелания?

О как. Проняла моя речь начинающей феминистки, или надеешься, что тебя выберу? Я мысленно улыбнулась.

– Знаете, если по-честному, так я лучше бы одна добралась. – Сделала красноречивую паузу, давая принцам в полной мере осознать намек, и потом продолжила: – Но, поскольку Оллер получил сегодня чуть больше, чем вы, Йен, я не против вашей компании. И без комментариев, прошу вас! – повысив голос, добавила, предвосхищая всякие ехидные шуточки и подколки.

Боюсь, не удержалась бы от грубости. Наступил отходняк, и я с трудом сдерживала нервную дрожь, очень хотелось уже оказаться в экипаже и – в своей спальне.

– До свидания, лианоссе. – Голос Оллера звучал непривычно ласково, он взял мою холодную ладонь и поцеловал. – Спокойной ночи.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю