156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Приручить Красавицу (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Приручить Красавицу (ЛП)
  • Текст добавлен: 4 февраля 2019, 17:00

Текст книги "Приручить Красавицу (ЛП)"


Автор книги: Изабелла Старлинг






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Любое копирование текста без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО!

Перевод осуществлен исключительно в личных целях, не для коммерческого использования.

Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.

Автор: Изабелла Старлинг

Книга: Приручить Красавицу

Серия: Принцессы после тьмы. Книга 2 (разные герои)

Рейтинг: 18+

Переводчик: NataS

Редактор|Вычитка: Марина

Обложка: Iriska S.

Перевод группы: https://vk.com/lovestories2017 (Сказки для взрослых девочек).

Аннотация

Это не сказка. Это твой худший кошмар. И я чудовище, который сломает тебя.

Моё прошлое разбито. Вдребезги.

Все, кого я любил, ушли. И я никогда не позволю себе полюбить кого-то снова.

Но так было до неё… Белль Далтон. Дочь мужчины, который был должен мне больше, чем он мог когда-либо заплатить. Она шокирует меня, добровольно соглашаясь взять на себя долг отца ради своей семьи. Она согласна уйти со мной, и исполнять мои прихоти и желания.

Но, конечно, Белль боится меня, и... она должна.

Я не хороший человек, и не собираюсь становиться добрым. И все же, она не сможет долго сопротивляться мне. Милая маленькая девственница станет моей.

И возможно, только возможно, она сможет научиться любить чудовище…

Глава 1

Дом

– Приведите его ко мне.

Я наблюдал за тем, как Лука и Нико тащили ко мне человека. Затем они заставили его встать на колени перед моим троном. Его лицо было избито до неузнаваемости. Я едва мог поверить, что это был всё тот же человек, который работал на меня годы, перед тем, как оказаться на коленях передо мной. И я не собирался быть с ним нежным. Особенно сейчас, когда узнал, что он предал меня самым худшим способом.

– Ты знаешь, почему ты здесь? – спросил я его спокойно.

Предатель плюнул на мои, недавно отполированные до блеска, туфли, и поток русских ругательств хлынул из его рта. Я же ухмыльнулся и щёлкнул пальцами. В ту же секунду молодой паренёк подошёл ко мне и опустился на колени, чтобы отполировать мою обувь.

– На твоём месте я бы этого не делал, – сказал я предателю. – Ты только что затащил себя в ещё большее дерьмо, чем уже есть.

– Пошёл ты, Дом, – прорычал мне он и его русский внезапно сменил идеальный английский.

Вот именно по этой причине я никогда и не подозревал его. У Алексея не было русского акцента, поэтому я никогда бы не смог догадаться, что он тайно работал на мафию, пытаясь посягнуть на мой гребаный бизнес. Покушаясь на мою собственность, чтобы передать её своему боссу и всё время, притворяясь, что он мой лучший друг... Я всё ещё помню ту ночь в баре, которую мы провели вместе. Тогда он сказал мне, что я очень хороший друг, и он доверяет мне свою жизнь.

Теперь он пожалеет об этих словах, потому что я собираюсь покончить с ним.

– Ты покойник, – спокойно сказал я. – Есть последнее слово?

– Тебя накажут за это, – выплюнул Алексей. – Николай так просто не отступит. Тебе конец!

– Нет, – ухмыльнулся я. – На самом деле, это тебе конец.

И я выстрелил ему прямо в грудь.

Две пули в сердце.

По одной за каждую его ошибку.

Первая – шпионить за мной и передавать информацию о моём бизнесе своему боссу. Вторая – доверять мне.

Ему никогда не следовало этого делать.

Мальчишка преподнёс мне влажное полотенце, и я, вытерев руки, отбросил его в сторону. Потом сошёл со своего трона и, не оглядываясь, ушёл, оставив своих людей избавляться от тела.

Я не хотел признавать этого, но то, что сейчас произошло, вонзилось мне в сердце... вернее, в его изодранные останки.

Я не хотел убивать Алексея. До последней минуты я пытался притвориться, что это не его вина. Что его обманули, чтобы предать меня. Потому что мы стали настолько близки, что я почти видел в нём брата. Но брат никогда бы не предал меня так, как это сделал Алексей. Брат бы не стал грёбаным стукачом, передавая каждую деталь наших личных разговоров человеку, который был моим заклятым врагом.

Я подошёл к атриуму и посмотрел на жестокую игру природы перед собой.

Весь замок был засыпан снегом и толстый белый ковёр покрывал всё вокруг. Снег шёл уже несколько недель, и мы были практически отрезаны от внешнего мира. Жили на наших припасах и пытались совершать как можно меньше визитов в город, чтобы не вызывать подозрений. Немногие из местных знали, что мы живём в старом замке на холме, впрочем, им было наср*ть на это.

Но снег был не так красив, как опасен. Нам нужно было где-то спрятаться, ведь мы были лёгкой добычей в замке... Но другого варианта у нас не было. Потомки русских эмигрантов, бежавших из России сто лет назад, создавшие могучую русскую мафию, уже убили всех, кто был мне дорог.

Моего отца, мою мать, мою... Я не могу об этом думать.

Сжав руки в кулаки, я вернулся в зал к своим людям, подальше от жемчужно-белого снега.

– У нас есть еще одно дело,– сказал я, когда Нико и Лука подошли ко мне. – Некий Кристофер Далтон.

– Да, босс, – кивнул Нико. – Он должен тебе втрое больше, чем был на прошлой неделе. Этот чувак зависим... он вернулся к азартным играм вчера вечером, даже после нашего предупреждения.

– Что ж, – пробормотал я про себя. – Значит, нам нужно напомнить ему о долге сильнее. Верно?

– Да, босс, – сказали Нико и Лука в унисон.

Я пошёл в свою комнату, чтобы подготовиться. Надел слаксы, хрустящую белую рубашку, пиджак. Я всегда хотел выглядеть хорошо, даже видя страх в глазах предателей. И факт остаётся фактом – сегодня Кристофер Далтон будет покойником.

***

Мы подъехали к дому Далтона, и я вышел из машины в сопровождении двух своих головорезов и мальчишки.

Нико и Лука встали по бокам от меня, мальчишка впереди. Это было не потому, что я сам не мог осуществить нападение, а для того, чтобы меня не видели, когда я планировал осуществить свою месть.

Мои люди оставили меня звонить в дверной звонок маленького полуразрушенного дома, а сами затаились у соседнего здания. Я протянул к звонку руку в кожаной перчатке. Я презирал кровь на своих руках, поэтому делал всё в перчатках.

Раздался звонок в дверь, и я ухмыльнулся, услышав приближающиеся шаги.

– Сезам откройся, – пробормотал я и тут же жалкий пьяница невысоко роста открыл дверь.

Несколько секунд спустя Нико схватил его за горло и втолкнул обратно в дом. Мы вошли вслед за ними.

Я тихо закрыл за нами дверь, ухмыльнувшись пожилой соседке, проходившей мимо. Она помахала мне рукой, и я ответил ей тем же.

Оказавшись внутри, я огляделся вокруг. Комната была грязной, с разваливающейся на части мебелью. Похоже, у Кристофера Далтона совсем нет денег.

Ну, по крайней мере, его собственных. Зато у него было много моих.

Иногда я одалживал деньги людям, но никогда так много, как мы позволили взять Далтону. Это была ошибка Алексея, одна из причин, по которой я узнал, что он делал. Он бросал мои деньги в бездонную яму Далтона. И мне хватило на него одного взгляда, чтобы понять всё, что мне нужно было знать.

– Здравствуй, Далтон, – вежливо по-джентльменски сказал я.

На лестнице раздался звук шагов, и через секунду комната заполнилась детьми разных возрастов.

– Какого хрена? – рыкнул я, оглядывая комнату. – Кто это такие?

– М-мои дети, – выдохнул Далтон. – У меня их... несколько.

– Ну, конечно же, ты у нас папочка, – ухмыльнулся я, выхватывая пистолет из-за пояса. Тут же в комнате раздался крик девушки.

– Теперь давай поговорим о важном, Далтон, – рыкнул я. – О тебе. Ты взял у меня деньги и не возвращаешь. Звучит не очень, да?

Я опустил пистолет и присел рядом с мальчиком лет четырнадцати. Он был ещё ребёнком, но его внешность и блеск в глазах сказали мне, что он такой же хитрый, как и я в его возрасте.

– Ну и что ты об этом думаешь, парень? – вкрадчиво спросил его я.

– Я-я, – начал он. – Я думаю, что если всё так, как вы говорите, то у моего отца большие неприятности.

– Какое замечательное наблюдение, – «пропел» я, медленно хлопая в ладоши и ухмыляясь дрожащему от страха пьянице передо мной. – А теперь, парень, как думаешь, что я должен сделать с тем, кто должен мне денег?

– З-заставить заплатить, – пробормотал он, и я громко рассмеялся.

– Вот именно, парень, – сказал я.

Я снова окинул взглядом комнату. Да, обшарпанные стены, старая мебель и отсутствие личных вещей явно указывали на то, что жильё арендовано. И за него, скорее всего, едва платили.

А потом мой взгляд остановился на маленькой фигурке девушки, трусливо поглядывающей на меня из-за спины Кристофера Далтона.

В её глазах читалась невинность, но тело способно было свести с ума. Она обладала такой красотой, которую я никогда не встречал раньше. Она действительно была ослепительной красавицей. Губы девушки были соблазнительно пухлыми, а большие карие глаза обрамляли густые длинные чёрные ресницы. Её кожа излучала здоровое сияние, но она была слишком худенькой. Я смог разглядеть её сиськи и задницу, хотя платье на ней явно было ей велико и весело как мешок.

И эта девушка, принадлежащая к отбросам общества, поставила меня, гребаного мафиозного вора в законе, на колени одним только взглядом.

– Её, – зарычал я, и она сжалась от звука моего голоса, как будто он причинил ей боль. – Её, – повторил я, указывая на неё. – Приведите её.

Лука шагнул вперёд, растолкав её братьев в стороны и, схватил девушку за руку. Она вскрикнула, и мой член мгновенно отреагировал на это.

– Полегче, – рявкнул я, и хватка Луки на её руке ослабла.

– Ко мне. Веди её ко мне, – приказал я, и он заставил её встать передо мной, дрожащую в своём старом потрёпанном платье.

– Имя, – сказал я, глядя ей в глаза. Мой член стал дёргаться, как безумный, когда она посмотрела на меня своими чертовски невинными глазами.

– Ар... Ар… – начала она и её глаза наполнились слезами. Чёрт, она точно боится меня. В ней явно сработал первобытный инстинкт, потому что я был монстром, и её тело кричало ей бежать от меня.

Я протянул свою огромную руку к хорошенькому личику, и она вскрикнула, когда я схватил её за подбородок. Но теперь я был нежным. Я не мог причинить ей боль, не мог схватить её за волосы. Она была другой, она была особенной, и я не мог себе представить, что причиню ей боль так сильно, как хочет моё тело.

– Скажи мне,– приказал я ей, и она задрожала в моих руках. Её глаза затрепетали то открываясь, то закрываясь.

– Арабелль, – прошептала она, наконец, своими пухлыми губками.

– Белль, – сказал я. – Для меня ты – Белль. Поняла?

Мой большой палец скользнул по её нижней губе, немного оттянув её вниз.

– Кто ты? – заикаясь, прошептала она, и я ухмыльнулся, склонившись к её лицу.

За долю секунды я развернул её, и она вскрикнула, когда я собрал её длинные коричневые волосы одной рукой, осторожно приподнял их, обнажая длинную шею.

– Я чудовище из твоих кошмаров, – прорычал я ей на ушко и взглянул на её отца.– Доминик Блэквуд. Я человек, которому твой папа должен кучу денег, красавица. А теперь я заставлю его заплатить.

Глава 2

Белль

Моё тело задрожало, когда он сжал мне горло своими сильными пальцами.

Он был чудовищем. Таким огромным и сильным, что моя шея кажется мне цветком в его руке, стебель которого он легко может сломать одним движением.

Я продолжила дрожать от страха, даже не пытаясь этого скрыть.

Единственное, что я утаила, так это влажность между своих ног, которая впитывалась в мои трусики, пока незнакомец держал меня. Я не понимаю, что со мной происходит. И просто продолжаю открывать и закрывать глаза в замешательстве.

Мужчина заставил меня развернуться, и я посмотрела ему в глаза. Тут же моё сердце заколотилось как безумное.

Он выглядит так, как будто точно знает, что происходит в моей голове. Ухмыльнувшись мне в лицо, он внезапно отпустил мои волосы и шею, и я упала.

Эдриан подбежал и обнял меня, помогая мне встать, неотрывно глядя на мужчину.

Доминик Блэквуд.

И мой папа задолжал ему деньги. Он не похож на человека, которому я бы хотела хоть что-нибудь задолжать.

Его загадочные слова все ещё звучали в моих ушах, когда мужчина повернулся лицом к моему отцу.

– У вас образовался достаточно большой долг, мистер Далтон, – сказал он ему. – Теперь пришло время найти способ вернуть его.

Я посмотрела на отца, продолжая держаться за брата. Отец вздохнул и кивнул Блэквуду.

– Всё что угодно, – заискивающе пролепетал он. – Я сделаю всё, что вам будет угодно. Только, пожалуйста... не трогайте меня.

Господи, значит, папа действительно должен этому чудовищу. Теперь он и его люди могут навредить не только ему, но и любому из нас. И я ничего не смогу сделать.

Я крепко прижала Эдриана к груди, молясь, чтобы никто не причинил ему вреда.

У меня не было близких отношений с братьями. Они не любили меня, потому что я похожа на нашу маму. Эдриан тоже похож на неё, но он всем нравился и я не могу его потерять. Он мой единственный друг в доме, и в целом мире.

Я почувствовала на себе обжигающий мужской взгляд. Но не Доминика, а одного из трёх его приспешников. Тёмный взгляд мужчины пронзил меня до глубины души и я, поёжившись, отвернулась от него. Его взгляд как мне показалось, таил в себе обещание боли, и это заставило меня задрожать.

– И что же мне с тебя взять? – вслух задумался Доминик, расхаживая по комнате. – Может, мне стоит отнять твои ноги... чтобы ты не смог ходить?

Я хныкнула от этой мысли, а мой папа побледнел.

– Пожалуйста, – взмолился он. – Не надо, только не трогайте меня. Я сделаю всё что угодно, клянусь…

Доминик громко рассмеялся, и этот звук заставил мою кровь заледенеть.

– Я думаю, мне нужен небольшой сувенир, – сказал он, подхватывая пальцами рождественскую игрушку с нашей крошечной ёлки, которую мы украсили несколько дней назад.

Недолго думая, он подтолкнул игрушку, и она упала. Мы же в полной тишине смотрели, как стеклянный шар разбился о плитку, разлетевшись на мелкие осколки. Мне стало ещё страшнее, и мои руки сильно задрожали на груди Эдриана. Я не могу допустить, чтобы с ним что-то случилось... или с кем-то ещё. Я скорее уйду с чудовищем сама, чем позволю ему навредить кому-нибудь в этой комнате. Даже своему пьяному отцу.

Я решительно шагнула вперёд, толкнув Эдриана себе за спину.

– Возьми меня, – сказала я, и все в комнате посмотрели на меня. Я почувствовала их обжигающие взгляды, но ощутимее всего был взгляд Доминика.

Он ухмыльнулся и подошёл ко мне, наступив на стеклянные осколки, заставив их захрустеть под его отполированными до блеска дорогими ботинками. Он схватил меня за шею, но на этот раз не так нежно как раньше. Его прикосновение было грубым, и жестокие намерения были ясны. Доминик не собирался относиться ко мне хорошо, совсем нет.

– Взять тебя? – спросил он, облизывая губы и заставляя меня течь ещё больше. – Почему ты думаешь, что я хочу тебя?

– Ты считаешь меня красивой, – сказала я, поднимая голову и смотря ему прямо в глаза.

Я подумала, что сейчас кто-нибудь посмеётся над моими словами, но никто не осмелился издать ни звука. Сцена развернулась только между нами двумя – чудовищем и его жертвой. И мне надо быть готовой сыграть свою роль до конца.

– Разве это не так? – выдохнула я.

Он вновь ухмыльнулся мне.

– Я могу иметь такую женщину, как ты, каждую ночь, если захочу, – рыкнул он. – Почему ты думаешь, что я спишу долг твоего отца, только потому, что я смогу иметь тебя? Думаешь, ты слишком особенная, Белль?

Вдруг он протянул руку и прижал её к моей киске. Я вздрогнула и вздохнула.

– Думаешь, это у тебя особенное? – рыкнул он мне, склонившись к моим губам и явно насмехаясь надо мной. – Лучше, чем у любой другой шлюхи, которые у меня были?

Я вскрикнула, когда он сжал мою киску.

– Сэр, я... – залепетала я, и похотливая улыбка расцвела на его лице.

– Сэр? – переспросил он и его глаза «засверкали». – Ты справишься.

Внезапно он отпустил меня, и я почувствовала какую-то странную потерю.

Он развернулся и подал знак своим головорезам. Они тут же подошли ко мне и, схватив за руки, потянули к выходу. Я стала упираться и взывать о помощи, но моя семья просто смотрела мне вслед.

– Папа! – взмолилась я, но он просто посмотрел на меня остекленевшим взглядом и не сделал попытки помочь мне. – Кто-нибудь! Помогите! Пожалуйста!

– Арабелль! – закричал мой младший брат, но один из моих старших братьев удержал его прежде, чем он смог приблизиться ко мне. – Пожалуйста, нет!

– Прости, – пробормотал вдруг папа.

И вот тогда я сдалась и перестала сопротивляться. Моё тело повисло в руках у мужчин, и я позволила им вытащить себя из дома. Тут же мои босые ноги коснулись снега, и холод пронзил меня до самых костей. Доминика я больше не видела, а его головорезы затолкали меня в машину, припаркованную на улице. Я перестала сражаться с ними. Зачем мне вообще это делать? Я принесла себя в жертву, и теперь слишком поздно идти на попятную.

Они усадили меня на заднем сидении, а сами сели спереди, и я огляделась вокруг. Мои ноги замёрзли, а сердце гнало адреналин по всему телу. Оглядевшись ещё раз, я так и не нашла пути сбежать из машины.

Вздохнув, я постаралась смириться с тем, что у меня нет другого выхода. По крайней мере, долг моего отца списан... иначе, кроме отца, мог пострадать Эдриан, а я не могу вынести мысли об этом. Эдриан так молод, что не заслуживает плохого со стороны этих людей.

Мне вдруг стало горько оттого, что папа просто отпустил меня. Карточный долг оказался для него важнее, чем жизнь его единственной дочери. Мои глаза наполнились слезами от этой мысли, но я не позволила им пролиться. Я не хочу, чтобы эти люди видели, как мне больно. И я уверена, что они будут использовать боль только для того, чтобы мучить меня.

Машина тронулась, и я посмотрела из окна на единственный дом, который знала всю свою жизнь.

Мне было всего восемнадцать, но вся моя жизнь была нелёгкой

В семье я была единственной девочкой. У меня было семь братьев, родившихся до меня и мой младший братик Эдриан. Его все лелеяли, а обо мне никто из моих старших братьев не заботился. Они видели во мне лишь помеху, женщину в семье, такую же желанную, как бродячая собака. Я сама научилась заботиться о себе, когда была ещё совсем маленькой девочкой. Я боролась за себя, а потом и за своего брата.

Но теперь, я единственная, кто оказался готов взять на себя долг отца. Мужчина, который сделал все возможное, чтобы забыть о моем существовании, теперь должен мне всё.

Я стиснула зубы и поклялась себе, что заставлю отца заплатить за все, что мне придётся выдержать от рук Доминика Блэквуда. Я никогда не была мстительным человеком, но горечь и обида захлестнули меня, заставляя хотеть ещё больше разрыдаться. Но я решила остаться сильной перед головорезами Блэквуда.

Мы ехали, как мне кажется уже несколько часов.

У меня не было возможности узнать, сколько действительно пришло времени. Я могу судить о времени только из-за меняющейся погоды прямо за моим окном. Снег кружился хлопьями, покрывая землю ковром, который точно заморозил бы мои ноги. Двое головорезов на переднем сиденье смеялись, шутили и дурачились. Мне же стало вдруг интересно, знают ли они, что моя жизнь изменится к худшему. Мне стало интересно, волнует ли кого-то из них, что меня только что отправили умирать. Ведь я не сомневаюсь, что Доминик Блэквуд означает для меня смертный приговор.

Машина остановилась, когда уже стемнело. Головорезы вышли из машины, хлопнув дверью, а потом вытащили меня за волосы. Мои ноги тут же утонули в снегу и стали замерзать, я задрожала, когда они повели меня к видневшемуся вдалеке внушительному особняку.

Хотя особняк – это скромно сказано. На самом деле это был огромный замок, который простирался на многих акрах земли. Я никогда даже не знала о таком месте, как это, но, вероятно, потому, что местность была окружена лесом. Высокие ели скрывали от посторонних глаз замок и нам придётся ещё долго пробираться к нему по снегу.

Я взглянула на мужчин, и один из них рыкнул на меня, пытаясь напугать, а другой засмеялся.

– П-пожалуйста, – взмолилась я. – У меня нет... у меня нет никакой обуви.

Один из мужчин подошёл ко мне и, склонившись к моему лицу, рявкнул.

– Разве я похож на того, кого будет волновать это дерьмо?

Они оба снова рассмеялись, а я задрожала ещё больше. Головорезы толкнули меня в спину, и я чуть не упала на колени.

Собрав волю в кулак, я направилась к замку.

Вскоре мои ноги окончательно замёрзли, но я продолжила идти, пробираясь сквозь лес.

К тому времени, как мы достигли порога замка, мои зубы громко отбивали дробь, а я дрожала так сильно, что мне пришлось схватиться за стену, чтобы устоять на ногах.

Сквозь стук зубов я услышала медленные шаги над собой, и посмотрела вверх.

Доминик Блэквуд во всей своей тёмной красе, спускался по лестнице, наблюдая, как я дрожу, как потерянный котёнок. Он взглянул на меня и с отвращением скривил губы, прежде чем взглянуть на своих головорезов. Наверное, такой его взгляд не должен ранить меня, но именно это он и сделал. И я не хочу, чтобы он так смотрел на меня.

– Что вы с ней сделали? – рявкнул он на самого высокого из своих людей, который потешался надо мной. Тот ухмыльнулся, и я с ужасом увидела, как Доминик ударил его по лицу, заставляя мужчину упасть назад. – Она чертовски замёрзла. Разве я не говорил тебе быть с ней нежным?

– Да, сэр, – пробормотал второй головорез, игнорируя своего валявшегося на земле друга. – Мы приносим свои извинения.

– Хорошо, – рыкнул Доминик, пиная стонущего на земле бандита. – А теперь убирайтесь к черту с моих глаз. Я больше не хочу вас видеть.

Двое мужчин быстро ретировались, пока я стояла в углу. Невероятной силы страх окутал меня, и мне стало тяжело дышать. Доминик же подошёл ко мне и протянул руку. Но я покачала головой «нет», отказываясь принять её. Он удивлённо приподнял бровь, и я затаилась от страха.

– Посмотри на меня, Белль, – зарычал он. – Посмотри. На. Меня.

Я подняла глаза и посмотрела него. Это был первый раз, когда я откровенно осмелилась посмотреть на него.

Господи, этот мужчина невероятно огромный. Мускулистое тело, покрытое татуировками, грозилось разорвать на нём костюм. На шее Доминика красовался горящий череп, который ещё больше напугал меня. Его тёмные волосы коротко подстрижены, глаза ярко-голубого цвета. Он невероятно красив, но всё же опасен. Он похож на человека, который не думая дважды, причинит тебе боль. Боль мне…

Тогда почему его вид заставляет меня так дрожать, и я точно знаю, это не от страха? И почему я стала сжимать ноги, когда он подходил ко мне?

Возможно, чтобы скрыть мокрое пятно, которое он заставил появиться на моих трусиках.

– Я хочу, чтобы ты смотрела на меня, – сказал он, и его голос зазвучал спокойнее. – Я хочу, чтобы ты всегда смотрела на меня, Белль. Ты понимаешь?

– Да, – выдохнула я, когда он подошёл ещё ближе и его пальцы прикоснулись к моей коже, заставив меня зашипеть.

– Как твои ноги? – пробормотал он, и я быстро моргнула, заставляя его рычать. – Отвечай на мой вопрос. Я не очень терпеливый человек, как я уверен, ты скоро заметишь.

– З-замёрзли,– удалось сказать мне. – У меня нет об-буви.

– Я заметил это, красавица, – сказал он с усмешкой. – Но теперь тебе нужно позаботиться о них, иначе ты получишь обморожение. Так что пойдём со мной.

Он развернулся и пошёл в замок, не оглядываясь назад, чтобы проверить, иду ли я за ним.

Как только я почти догнала его, то вскрикнула от неожиданности, когда он внезапно обернулся, наступая на меня.

– Это Сара, – сказал он, отойдя в сторону, показывая мне маленькую женщину с дружелюбной улыбкой. – Она тебе поможет.

Я посмотрела на женщину недоверчивым взглядом, она мне улыбнулась. Конечно, Сара казалась достаточно милой, но я её не знаю. Я почти не выходила из нашего дома последние несколько лет и была на домашнем обучении. И вот теперь я здесь, с людьми, которых не знаю, и которые могут сделать со мной всё, что пожелают.

– Почему не вы?

Я удивила саму себя, задав этот вопрос, и он повис в воздухе.

Доминик подошёл ко мне, схватил прядь моих волос и сильно потянул за неё. Я ахнула, когда он намотал волосы на свой кулак.

– Потому что, – рыкнул он, – я не доверяю себе.

– Вы хотите причинить мне боль, – вздохнула я.

– Да, – зарычал он, злобно ухмыляясь. – И я это сделаю. Но не раньше, чем ты сама будешь умолять об этом, красавица.

Глава 3

Дом

Я не видел свою прекрасную пленницу несколько дней, с тех пор как оставил Белль в надёжных руках Сары

Я избегал её и целенаправленно держался подальше, потому что она заставила меня волноваться. Я становился совсем непохожим на себя, когда Белль была рядом. Я чувствовал себя рассеянным при виде прекрасных черт её лица и изгибах совершенного тела. Они настолько отвлекали, что я не мог сосредоточиться на единственном, что имело сейчас значение. И это была месть, а не соблазнительная маленькая брюнетка, которая зажгла искру внутри меня. В местах, которые давно уже должны были сгореть.

Я покачал головой, обдумывая всё и затягивая галстук на шее.

Наконец, после четырёх дней полного её игнорирования, я готов поиграть со своей новой игрушкой.

Я приказал Саре подготовить Белль к ужину со мной. Я купил платье, в котором хотел её видеть, и отправил его в её комнату вместе с парой туфель, строго инструктируя Сару позволить девушке надеть их, только если её ноги излечились от обморожения.

А теперь пришло время моей красавице спуститься и встретиться со мной в столовой. Взглянув на часы, я понял, что опоздал, и бросился из спальни в гостиную. Я заранее позаботился, чтобы никто не побеспокоил нас этой ночью. Ни мои парни – несмотря на их возражения – ни мальчишка, ни Сара. Я хотел остаться наедине с моей девочкой, чтобы она, наконец, могла начать отрабатывать долг своего отца. И, чёрт возьми, я собираюсь заставить её заплатить сполна.

Услышав звук шагов на лестнице, я повернулся и приклеился взглядом к спускающейся фигурке Белль. Меня будто опалило огнём.

Эта девушка прекрасна.

Прелестное личико Белль выглядело слегка задумчивым и растерянным. Она, крепко вцепившись в перила лестницы, медленно спускалась ко мне. Мгновение спустя как я увидел её, мне в ноздри ударил умопомрачительный запах Белль и я затаил дыхание. Чёрт, это девушка ходячая реклама. Правда, не знаю чего, но я точно знаю, что хочу каждый дюйм её невинного маленького тела. Чего бы мне это ни стоило.

Наконец-то Белль спустилась по лестнице.

Платье, которое я выбрал для неё, было создано специально для фигур «песочных часов», как раз такое и было у моей красавицы. Ткань плотно обтянула её тонкую талию, полные бёдра, аппетитную круглую задницу и мой рот наполнился слюной. Но окончательно меня свёл с ума огромный вырез в зоне декольте, который обнажил её совершенные груди. Чёрт, чёрт, чёрт! Белль самая красивая девушка из всех кого я видел и трахал в своей жизни. Одно только зрелище на неё уже было увлекательным.

Платье скромной длины доходило ей до колен, но сидело на ней так плотно, что Белль было трудно идти на высоких каблуках, которые я выбрал. Чёрные, лакированные туфли на высоком каблуке и с красной подошвой, напомнили мне, что она всё же уже не маленькая девочка, а вполне взрослая девушка, которая созрела для меня.

– Добрый вечер, – поприветствовал я её, когда она спустилась до подножия лестницы. Я как джентльмен потянулся к её руке, с удовольствием наблюдая, как её кожа покрылась мурашками, когда мои пальцы прикоснулись к запястью.

– П-привет, – заикнулась Белль.

Не мешкая ни секунды, я подтолкнул её в сторону столовой. Она вздохнула, и гордо приподняв голову, пошла навстречу своей погибели. Или моей. Одно я знаю точно – после ужина меня ждёт божественный десерт.

Её аппетитного тела в форме восьмёрки, покачивающегося на каблуках, стало достаточно, чтобы мой член болезненно запульсировал, заставляя меня хотеть дотянуться до брюк и погладить себя, когда я позволил ей идти впереди меня.

Столовую подготовили идеально. Стол сервировали серебряной посудой и хрусталём. Восхитительно аппетитными закусками был уставлен весь стол, как будто ужин должен был быть не на двоих, а на целую вечеринку с толпой приглашённых.

– Присаживайся, красавица, – сказал я Белле, «сверкнув» глазами и, занял своё место на одном конце стола.

Девушка подошла ко мне на дрожащих ногах и села рядом со мной.

Не напротив меня, на другом конце стола.

Она решила сесть рядом со мной, как идеальная, маленькая, покорная девочка. Чёрт, как уместно.

– Чего ты хочешь?– рыкнул я на неё, как только она села. – Почему ты не ешь?

– П-п-потому что ты рычишь на меня! – сорвалась она, и я удивлённо посмотрел на неё.

Белль сразу же опустила голову, покраснела, и это заставило меня засмеяться.

– Не волнуйся, красавица, – спокойно сказал я ей. – Я не причиню тебе вреда за то, что ты меня дразнишь.

Она вздохнула от облегчения, а я наклонился к ней ближе и прошептал ей на ухо.

– Я сделаю тебе больно чуть позже, потому что мы оба любим и хотим этого.

Пальцы Белль задрожали, и она с остервенением стала нарезать овощи на своей тарелке. Я же ел и посматривал на неё, утоляя один голод, и распаляя другой. По её телу. Белль действительно пленительная красавица и я не могу отвести от неё взгляд, когда она рядом со мной. Она как магнитом притягивает меня.

Белль поднесла вилку ко рту и, высунув розовый язычок, слизнула с неё кусочек. Чёрт, это зрелище чертовски восхитительно, и я заёрзал на стуле.

– Сара хорошо о тебе заботилась? – спросил я её, пока мы ели, и она в ответ слегка кивнула.

– Словами, красавица, ведь ты умеешь говорить. Я ещё не отрезал тебе язык... пока.

Белль побледнела от этой мысли, и мой член дёрнулся от вида её страха. Я плохой человек уже за одно то, что хочу причинить ей боль, но уверен, что ей это сильно понравится.

– Она вылечила мне ноги, – пробормотала Белль, беспокойно двигая кусочек курицы по своей тарелке. – Спасибо... за помощь. Мне действительно было сильно больно.

– Теперь тебе будет больно только тогда, когда я этого захочу, – просто сказал я, и она ахнула.

Я попытался отвести от неё взгляд, но это стало почти невозможно. Белль настолько пленительна, а её красота настолько захватывающая, что у меня перехватило дыхание. Её волосы волнами рассыпались по спине, и она выглядит сейчас намного здоровее, чем когда я впервые увидел её. Кожа светится и это говорит только об одном – она ест лучше в замке, чем дома.

– Что ты собираешься со мной сделать? – шепчет она, нарушая тишину и посмотрев на меня большими глаза. – Я хочу знать. Я не люблю сюрпризы...

– А ты не думала, что мне наср*ть – понравится тебе или нет? – прервал я её, и моя грубость заставила её покраснеть. – И не веди себя со мной как маленькая девочка.

– Но... – начала она, затем задумалась о чём-то и, положив руки на колени, покраснела ещё больше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю