355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ирина Шевченко » Наследники легенд » Текст книги (страница 6)
Наследники легенд
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:10

Текст книги "Наследники легенд"


Автор книги: Ирина Шевченко



сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

– Некоторые тайны лучше не трогать, – нахмурился Гвейн. – Но она у тебя упрямая и решение, как я понял, уже приняла.

– Да. И я не стал отговаривать. Единственное, в чем хотел помочь: узнать у тебя месторасположение гробницы.

– Извини, но не подскажу.

– Гвейн! Я понимаю, невмешательство, но в данном случае…

– Ничего ты не понимаешь, – махнул лапой дракон. – Усыпальница находится в Сердце Мира. Это пустоши. Я их не вижу. И никогда там не бывал. Мы ведь только Хранители, помнишь? И над мирами не властны – у тех своя жизнь и своя воля.

– Да будет тебе, сказочник!

– Иди ты, – буркнул обиженно Гвейн. И уточнил: – В Шамбалу.

Крыть было нечем. У миров действительно были секреты, которые они не открывали даже Хранителям.

Галла

Кто мне сейчас был нужен – так это Гайли. Причем не как советник лар’элланского посольства, а как доктор психологии. У меня появилась навязчивая идея, и без соответствующего лечения она крепла с каждым днем.

В итоге за две длани сложился четкий план действий. Жаль, что Рошан не смог узнать точное местонахождение усыпальницы. Но даже так мы рассчитывали потратить на ее поиски не больше двух месяцев.

– Ее искали веками, – предупредил Сэл.

– Два месяца, – отрезал Иоллар, – это максимальный срок, на который я согласен оставить детей. Не получится, вернемся в другой раз и начнем оттуда, где еще не были.

Лайс предлагал забрать малышей на Юули на время нашей отлучки. Шеф говорил, что при помощи Гвейна врата пропустят и Дэви. Но мы отказались: мурашки по коже от одной мысли, что дети будут в другом мире. А тут, в Марони, они под присмотром. И под охраной: и герцог, и король не поскупились выделить солдат и магов для этого дела. Ведь для них мы отправляемся на Саатар совсем с другой миссией. Кармолу снова понадобилась помощь Сумрака и Маронской Волчицы – на решающем этапе войны наши бравые вояки умудрились потерять императора.

«Мы были уверены, что он в Каэре, – рассказывала в недавнем разговоре Беата. – Не знаю, как им удалось скрыть его перемещение на Саатар. Но сведения достоверные, он там. Разведка сообщила, что Истман прибыл в расположение одного из полков на границе колониальных земель и Леса, но затем снова ускользнул от нас. Есть информация, что император с небольшим отрядом отправился в глубь материка…»

Я была шокирована. Император. С небольшим отрядом. В чужих землях. Бери да дави! И тут же сажай на престол всеми одобренного Растана Третьего, неплохого, кстати, человека (познакомились пару лет назад), но слишком уж зависимого от тетушки Аэрталь и дядюшки Дистена. Но это уже другой разговор. А сейчас о том, как (ну как, вы мне объясните?) можно было потерять Истмана. Там эльфы, там наши войска, посланные на подмогу по очередному союзному договору. А император как ни в чем не бывало разгуливает по Лесу.

Для его поисков организовали несколько групп. Нам с Ларом предложили поучаствовать в охоте, не особо надеясь на согласие. Но это предложение совпало с нашими планами, и мы, поломавшись для виду, его приняли. От нас не требовали непременного результата, а от отряда сопровождения получилось отказаться, мотивируя это тем, что мы сами наймем кого-нибудь из местных. Но если бы посчастливилось в ходе нашей экспедиции повстречаться с ублюдком, отправившим на костер наставника, я с удовольствием выполнила бы поручение короны и убила эту мразь собственными руками. Я ничего не забыла. К сожалению для многих, а порой и для меня самой, у меня слишком хорошая память.

– Ты не станешь ничего записывать, тана? – удивился Тин-Тивилир.

– Я запишу, – успокоил Лар.

– Вам сюда. – Палец тэвка ткнул в большое серое пятно на карте. – В пустоши. Но сначала надо будет пройти земли моих лар’элланских братьев.

– Нужно ли? – Я подумала о телепортации.

– Нужно, – ответил вместо полудемона муж. – Я выяснил: телепортационные каналы эльфы блокируют. Прыжки возможны, но на небольшие расстояния. Поэтому пару дланей потеряем.

– Ты не говорил. Но все же две длани не несколько месяцев. А что дальше, Тин?

Пустоши – пустое место, лишенное силы, но отнюдь не пустырь. Огромную территорию, на карте обозначенную слепым серым пятном, занимали леса, реки и горы, и нам повезло, что рядом был тот, кто мог рассказать о них, – лишь тэвки не ощущали той губительной пустоты, которой старались избегать и эльфы, и люди, да и представители прочих народов тоже не рвались за призрачную Черту. Потому так мало информации.

– «Слезы демонов», тана. Их собирают на границах пустошей. Но если эти камушки – слезы-капельки, то пустоши – это море. Там нет силы, я точно знаю.

– Милая? – Ил смотрел на меня с тревогой. – Может…

– Не пойдем? Ну уж нет. И демоны с этой силой. Я все равно собираюсь от нее избавиться.

Это странно и страшно, сила уже стала частью меня. Но если выбирать между магическим даром и свободой перемещения по Сопределью, ответ очевиден. Для меня, по крайней мере. Хоть в глубине души я надеялась, что можно будет оставить себе маленький кусочек…

– Хочешь, я пойду с вами? – без энтузиазма предложил Тин.

– Нет. Здесь от тебя больше толку. Не представляю, с кем еще можно оставить наших разбойников. Лучше расскажи все, что знаешь. А мы уж сами.

Мы с Сумраком – отличная команда. Лучше было бы только с Лайсом и Сэлом, как когда-то. Но Лайсу нужно возвращаться к жене на Юули.

– Ласси хотел остаться у вас на каникулы. Но раз вы уходите…

– Папа!

К чему относился возмущенный окрик Эн-Ферро-младшего, было не понять. То ли он, несмотря ни на что, хотел остаться на Таре, то ли не понравилось, что отец назвал его детским именем. Племянник здорово подрос – пятнадцать лет как-никак. Какой уж тут Ласси? Но в семье во избежание путаницы Лайсом его не называли. Тогда он придумал собственное имя, производное от имени Лайсарин – Рин. Но к этому Рину еще нужно привыкнуть…

– Пусть остается. Поможет Тину с малышней. А ты будешь навещать их почаще.

Нечестно с моей стороны подстраховываться таким образом, но Лайс не оставит сына без присмотра, а значит, и наших детей тоже.

– Я с вами. Во всяком случае, на Саатар.

Да, Сэл умеет огорошить.

– Если, конечно, Лар воспользуется связями и поспособствует моему увольнению в запас. Война еще не закончилась, и с этим могут быть проблемы.

Два года назад Сэллер в лепешку готов был расшибиться ради перстня мага и возможности служить во флоте. Хорошо, слава Буревестника сыграла ему на руку. А теперь он отказывается от успешной карьеры. И ради чего?

– Хочу найти Ная.

– А тебе не кажется, что твой брат обходится и без няньки?

Ил еще что-то хотел добавить, но Сэл так глянул, что супруг решил не развивать эту тему.

– Хорошо, – согласился он. – Пиши рапорт, проблем не будет.

– А Ная вместе поищем, – предложила я. – Нам все равно нужно будет собрать хотя бы десяток и найти проводников.

Глава 6

Тар. Западные земли, 1064 г.

С поисками Ная трудностей не возникло. Это недобитые имперцы никак не поймают наших магов и сулят награду за их головы, а у нас было самое надежное поисковое устройство: проще простого найти одного из близнецов, когда у тебя есть второй. К тому же в штабе откомандированных на Саатар кармольских войск, куда мы переместились из Азгара, нам указали примерное местонахождение небольшого вольного отряда.

У отважных партизан как раз была передышка перед очередными свершениями. Для отдыха они стали в людской деревеньке на границах с Лар’элланом. Именно такие поселения больше всего пострадали в этой войне. Бойцы Аэрталь не спешили их защищать, а каэрцы не видели в колонистах соотечественников и не одобряли их дружбы с эльфами. Вся надежда была на ополченцев, в ряды которых и затесались по истечении срочного контракта наши друзья Най и Ферт. Я и не думала, что так соскучилась по этим охламонам, пока, выйдя из очередного портала, не очутилась в парсо от них!

Местность, в которой мы оказались, была намного ближе к экваториальному поясу, нежели Марони. И если дома мы оставили весну, то здесь встретили лето. Деревня Ясуна, что можно было перевести как «змеиная», утопала в зелени окружавших ее садов. Пастораль. Белые барашки в синем небе, щебет птиц, крытые соломой крыши, над некоторыми из которых вьется легкий дымок, обещая сытный обед…

Стрела с алым оперением воткнулась в утоптанную землю прямо перед нами. Ну, здравствуйте.

– Кармол, – не делая лишних движений, но выставив незримую защиту, представился Сэл. – Друзья.

На всякий случай он повторил это дважды: на каэрро и на саальге.

С клена, раскинувшего зеленые лапы ветвей шагах в двадцати впереди по дороге, соскочил худощавый мальчишка с длинным луком и стрелой в зубах. Стрела тут же легла на тетиву и нацелилась в нашу сторону, а стрелок неспешно двинулся навстречу. Коричневая курточка, кожаные лосины, мягкие полусапожки. По мере приближения лучника стало понятно, что это не мальчишка, а девчонка – девушка лет семнадцати: русые волосы до плеч, светлые, то ли серые, то ли голубые глаза. Не эльфийка, не полукровка, но и не совсем человек.

– Друзья? – насмешливо переспросила она на каэрро с едва уловимым акцентом. – Знаем мы таких друзей.

Направила стрелу на Сэла, всмотрелась в его лицо.

– О как! – Лук тут же оказался за спиной, а стрела нырнула в колчан. – А ведь я тебя точно знаю! Ты Сэллер Буревестник, брат Ная.

– Откуда… А, ну да. – Друг махнул рукой.

– Вы похожи, – все-таки ответила девица. – Только у Ная два глаза.

Хамка.

– Если он Буревестник, – лучница обогнула Сэла и направилась ко мне, – значит, ты Волчица?

– Кто бы говорил, – скопировала я ее дерзкий тон.

– Что?

Давай-давай, хлопни еще пару раз ресничками, девочка.

– Я ошиблась? Должно быть, да, и ты оборачиваешься пушистой зайкой, чтобы погрызть морковки.

Девчонка испуганно икнула. Ну, извини, милая, ты первая начала, да не на тех нарвалась.

– Сэл, кого видишь?

– Оборотня, – как приговор огласил он.

Изменяющаяся, как говорят на Таре. Некоторые предпочитают оперировать понятиями метаморф или перевертыш. Но это не важно. Главное, что врожденная, а не проклятая.

– Оборотень, – подтвердил Сумрак. Сущности он различает не хуже магов.

Лучница схватилась за висевший на груди амулет. Видимо, этот кулон должен был защитить ее тайну.

– У братишки никогда не получались такие вещи, – разочаровал ее Буревестник, как и я, опознавший работу Ная. – Инструментальная магия – дело тонкое. И с чего он взялся ее для тебя мастерить?

– Потому что он разбудил это, – буркнула девчонка, разворачиваясь к деревне. – Давайте за мной.

– В смысле? – Даже под маской было заметно, как Лар свел брови к переносице.

А на Сэла напал внезапный приступ кашля.

– Если способность оборачиваться не проявляется в раннем детстве, – шепотом стала объяснять я мужу, – то обычно она просыпается в период полового созревания или же после первой эм… близости.

– Ясно.

– Надеюсь, у них это несерьезно, – негромко сказал Сэллер, откашлявшись. – Мама, конечно, намекала, что не прочь стать бабушкой, но, думаю, она хотела внучат, а не волчат.

– Не волнуйся. Когда у Ная было что-нибудь всерьез?

Впрочем, я не была уверена в своих словах. Я помнила Найара шалопутным мальчишкой, но ведь все меняются.

За так и не представившейся девицей мы прошли почти до околицы и остановились у деревянного навеса, под которым было свалено ароматное сено.

– Принимайте гостей, – неведомо кому прокричала лучница. – Это к Наю. Брат его.

Не глядя на нас, она развернулась и потопала обратно к клену.

– К Наю? – удивленно, смутно знакомым голосом переспросило сено. – Брат?

Над кипой сухой травы показалась голова: коротко остриженные темные волосы, острые уши, черное от загара лицо. Чуть вытянутые к вискам глаза изумленно расширились, а изо рта вырвалась замысловатая тирада.

– О чем это он? – спросил у меня Сэллер, не слишком хорошо знавший саальге.

– Рад нас видеть, – перевела я, опуская высказанные нам пожелания противоестественной близости с семью рогатыми демонами.

– Сэл! Галла! – С грацией укушенной слепнем козы Фертран Ридо перемахнул через гору сена и толстую деревянную перекладину и выскочил на дорогу: без рубашки, в закатанных до колен штанах – демонстрируя загорелый торс и красные царапины на лодыжках. – Это в самом деле вы?

– И я, – скромно напомнил о себе Лар.

– Вот это да! Каким ветром?

– Ферт, а мы тебя… ни от чего не отвлекли? – с ухмылкой спросил Буревестник, когда с объятиями, рукопожатиями и радостными возгласами было покончено.

– А? – не понял полуголый полуэльф. – А! Тьфу на тебя! Жара жуткая. Потому и… Ну а вы как, надолго к нам?

– Как получится, – ответил Сэл. – Для начала Ная повидать бы. Проведешь? Или ты на посту?

– Да, караул. Но больше почетный. Тут места тихие. К тому же нас там трое.

Из-под навеса уже выглядывали две любопытные мордахи: насколько я рассмотрела, люди – мальчишки лет двадцати.

– Не много для почетного караула? – задал вопрос Сумрак.

– Зато не скучно.

– А девчонка на дереве?

Мужу, как и мне, показалась подозрительной такая усиленная охрана в якобы спокойном месте.

– Вель? Не обращайте внимания, – отмахнулся Фертран. – Никто ее туда не посылал. Сама влезла. Наверное, уши караулит.

– Какие уши? – переспросила я.

– Долгая история. Идемте, к Наю вас провожу.

– Ридо! – окликнули негодующе из сена. – Решил нас без магической поддержки оставить?

– Магическая поддержка? – напрягся Сэл.

– А, квас остужать, – улыбнулся Ферт. – Расслабьтесь вы, тихо тут. На двадцать парсо вокруг ни одного имперца – руку даю на отсечение.

За те десять – пятнадцать минут, пока мы шли к дому, где обосновался Най, Фертран успел коротко посвятить нас в некоторые подробности жизни отряда. Всего под командованием некоего Арая, которого ни в коем случае (это было повторено трижды) нельзя называть тэром, собралось около сотни бойцов. Кроме наших шалопаев было еще четверо магов: двое из нашей же школы, друг назвал имена, но я таких не припомнила, а двое – местные, сами учились у практикующих тут чародеев и, как Ферт сказал, во многом уступали тем, кто получил перстни на Каэтаре.

– Специализация узкая. Плетения однообразные. Мы пытаемся их подтянуть, но пока без особых результатов. А вообще здорово, что вы нас застали. Парой дней раньше, парой дней позже – искали бы по лесам.

– Нашли бы, – заверил Сэл. – И много у вас… работы?

– Достаточно. После того как кармольцы стали перехватывать имперские суда, у имперцев начались перебои с поставками продовольствия для армии. Вот они и пытаются кормиться за счет местных. А еще хуже с йорхе, крысами. Мы так зовем остатки разбитых частей или дезертиров. Они собираются в банды от двадцати до ста человек, обходят кордоны эльфов и теряются в лесу. Общая поисковая сеть передвижения таких малочисленных групп не фиксирует, и эти уроды незамеченными пробираются к людским или смешанным поселениям. Ты же сама отсюда, Гал, должна помнить, как тут живут: тут деревенька, там хуторок. Земли большие, вот народ по ним и разбрелся. А к каждому поселку в десять дворов охрану не приставишь… У нас тут многие из таких поселков. Из тех, к которым помощь вовремя не пришла. Арай сам. Вель… Авелия, вы ее на дороге видели.

– Авелия? – Я вспомнила, как интерпретировали притчу о Каине и Авеле на Таре, популяризировав эти имена и их женские производные.

– Да, Авелия. Только не нужно ее спрашивать, есть ли у нее сестра по имени Каина. Уже нет. И у многих так. Потому и слава за нами такая: Кровавая сотня – слышали? Из-за того, что, если повстречаем имперский отряд или йорхе, живым никто не уйдет. Звереют люди, когда их видят. Своих вспоминают и…

– Ферт, а твои? – Я помнила, что его мать с сестрами жили в таком же поселке.

– Мои сейчас в Лар’эллане. Был у них зимой. Недолго. А вчера письмо отправил – тут почта вроде исправно работает. Я и вам хотел написать, но…

– Ладно, – хлопнул его по плечу Сэл, – на словах расскажешь.

– И вы мне. О себе, о… других.

Беседу решено было отложить, так как мы уже подошли к небольшой беленой хатке, где квартировали Най с Фертом. Входить в дом не пришлось: Найар Кантэ собственной персоной возлежал в тени дерева, на ветках которого краснели плоды, напоминавшие крупную черешню. Маг, лениво дирижируя пальцем, несложным заклинанием обрывал ягоды и ловил их ртом. Долго со смаком жевал, обсасывал косточку, а затем через полую тростниковую трубочку отправлял в прикрепленную на дереве мишень – какую-то имперскую афишку. Форма мужской одежды в отряде, похоже, была утверждена официально: на парне тоже не было ничего, кроме штанов, только не закатанных, а обрезанных до колен. После прогулки по солнцепеку я ему искренне завидовала. Вспомнилась хамка-лучница, застегнутая наглухо. Может, оборотни по-другому переносят жару? Но думать об этом было некогда: Сэл прижал палец к губам, остановив готового окликнуть Ная полуэльфа, и, пользуясь тем, что братишка его не видит, услужливо насобирал ему черешни. Огромный красный ком – пара ведер набралась бы – завис над головой ничего не подозревающего человека. В последний момент Най успел его заметить, но спасаться от града спелых ягод было поздно.

– Ферт! Скотина остроухая!

Полуэльф смущенно развел руками, мол, я тут ни при чем, а вскочивший с земли Найар ошеломленно протер глаза.

– Мы что вечером пили? – негромко спросил он у товарища, глядя на нас, как на приведения.

– Молоко, – пожал плечами Фертран.

– А ты не знаешь, чем тут кормят коров?

Не лучшая была идея с ягодами – через минуту мы все были в липком соке. Повезло только Лару, которого Най, мало с ним знакомый, обнимать не стал, ограничившись рукопожатием.

– Вам есть о чем поговорить, – сказал Ил братьям. – А мы с Галлой пока сходим к вашему Араю. Ферт, проведешь?

– Зачем?

– Мы прибыли в расположение воинской части, должны представиться командиру. – Мужа удивило, что пришлось отвечать на этот вопрос.

Странность объяснилась, пока мы шли по деревне. По пути нам встречались бойцы вольного отряда, заметно отличавшиеся от селян. Вряд ли кому-нибудь из этих парней и девушек исполнилось тридцать лет. В лучшем случае большинству из них можно было дать двадцать, с натяжкой – двадцать пять. Кровавая сотня, наводившая ужас на имперцев, – кучка детей, защищающих своих родных или ожесточенно мстящих за тех, кого защитить не смогли. И неудивительно, что эти дети не имели понятия об армейской дисциплине.

– В тебе говорит материнский инстинкт, – усмехнулся Сумрак, когда я шепотом поделилась с ним наблюдениями. – Не дети, а вполне взрослые люди и нелюди.

Может быть. Но я надеялась, что хотя бы командир Арай окажется взрослым дядькой с богатым боевым опытом. Увы, надежды не оправдались.

– Арай! Арай, спустись, познакомлю кое с кем!

Нет, это не шутка: белобрысый мальчишка, влезший на голубятню – предводитель этих неуловимых мстителей. Невысокий, худой, до черноты загоревший, как и его бойцы. Я не дала бы ему и семнадцати, но со скидкой на мешаную кровь – среди его предков числились эльфы – Араю могло быть уже около тридцати.

– Что за спешка, Ридо? У нас в гостях королева Аэрталь?

– Лучше.

– Дай угадаю. – Беловолосый остановился напротив нас. Его глаза, глаза взрослого, многое повидавшего человека, резко контрастирующие со всем обликом, сверкнули лукавым огнем. – Я не ошибусь, предположив, что, если сейчас прикажу схватить вас и сдам людям Истмана, награды хватит еще моим внукам, чтобы сыграть свадьбы правнукам?

– Ошибешься, – мрачно выговорил Ил. – Если только попробуешь выкинуть что-нибудь подобное, умрешь на месте.

– Значит, угадал. Сумрак и Маронская Волчица. Пару лет назад видел листовки с вашими портретами. Сумма вознаграждения впечатлила.

– Лар Ал-Хашер, – представился муж. – Моя жена Галла. Мы предпочитаем эти имена.

– Арай, – парень отер о штаны руку и протянул ее Иоллару. – К нам по каким делам?

– По личным. Решили навестить друзей.

– С Каэтара через океан ради встречи с друзьями? Винца попить, былое вспомнить и назад?

Нет, он определенно старше, чем выглядит.

– Хотели найти проводника до пустошей, – не стал юлить Лар. – А если будет кто-то, кто знает и те места, еще лучше.

– Другой разговор. Но у меня каждый человек на счету. Все зависит от того, зачем вам понадобилось в пустоши. Участвуете в большом гоне?

Кажется, Беата говорила, что это секретная информация. А мальчишка, поспорить готова, знал об Истмане.

– Что за гон? – поинтересовался Ферт.

– Погуляй, Ридо, – махнул на него командир.

Субординация тут все-таки соблюдалась, и Ферт поплелся к покосившемуся плетню, с другой стороны которого стояли две молоденькие селяночки, заинтересованно разглядывавшие нас с Ларом. Точнее, только Лара – темная маска будоражит воображение.

– Так вас послали за головой Истмана? Да знаю я, знаю. Наша сотня тоже не просто так по лесам бегает. Связь с Лар’элланом постоянная, обмен информацией, поддержка. Или решили, что мы тут в игрушки играем?

Сумрак не спешил отвечать. Я тоже молчала.

– Ладно, – поморщился Арай. – Давайте по-другому. Арвеллан – это мое настоящее имя. Дом Тихой Воды. Законный сын, как ни странно. Пройдете в комнаты – покажу бумаги. Страж Лар’эллана, капитан серебряной пехоты. Здесь я по личному распоряжению королевы. В первые годы войны мы пустили вопрос с поселенцами на самотек. Результат: сотни разрушенных поселков и тысячи убитых. А еще – такие вот юные мстители. Они не сидели бы, сложа руки, а поодиночке их всех давно уже перебили бы. Я нанизал двух перепелок на одну стрелу: не дал им погибнуть и собрал неплохой отряд, который теперь защищает мирных жителей. Понятно?

– Но почему только молодежь? – не удержалась я.

Арай-Арвеллан улыбнулся.

– Посмотрите на меня внимательно, тэсс Галла. Это и будет ответом. Кто пойдет за мальчишкой? Только такие же мальчишки. Кстати, ваши друзья стали настоящей находкой. Я удивился, когда они оставили службу, чтобы присоединиться к нам.

А я не удивлена. Ферт с Наем – тоже мальчишки. Даже война не заставила их повзрослеть.

– Обсудим теперь ваши дела, или все же хотите проверить мои слова и взглянуть на документы?

– Не стоит, – покачал головой Лар. – Где мы можем пообщаться, чтобы нам не помешали?

Полукровка кивнул на голубятню.

Глупость несусветная – но мы уже сидим на загаженной почтарями крыше и обсуждаем вопросы государственной важности.

– У меня приказ опознавать каждого убитого имперца. Радости мало, скажу я вам. Налетели, порубили в клочья, а я как полудурок ползаю потом среди трупов, сличаю каждую окровавленную морду с портретом государя-императора. Для своих – ищу того ублюдка, который убил мою семью. Странно, конечно, что мне его искать на третий год приспичило, но никто не удивляется – тут у некоторых похлеще заскоки. Задержитесь до весела, многое увидите.

– Мы не планировали оставаться дольше, чем на два дня.

Муж тоже снял рубашку, подставив солнцу обнаженную спину, – не обгорел бы. Или не замерз: не имея возможности раздеться, я остудила раскаленный воздух, и кожа сидевшего напротив Арая покрылась мурашками.

– А придется, – поежился от внезапного холода командир Кровавой сотни. – Если хотите хорошего проводника, нужно дождаться Белку, он в патруле сейчас. Еще десяток вам дам, если добровольцы найдутся. Рассказывать им суть дела или нет, решите сами. Маги вам, думаю, не нужны, но, если ваши друзья захотят пойти с вами, удерживать не стану.

А если не захотят, то мы оставим Араю подкрепление в лице Сэллера Буревестника. Он ведь твердо решил не бросать больше брата. Но я не стала сообщать капитану о такой возможности.

Лар сказал, что им будет о чем поговорить, – не ошибся. Скорее языки отвалятся, чем кончатся новости, которыми хотелось поделиться. Постепенно подошли к главному.

– Я ушел с флота.

Сэл бросил эту фразу будто между прочим, но Най насторожился.

– Будешь теперь с Галлой и Сумраком?

– Нет. Если ты не против…

– Шек! – Найар вскочил на ноги. – Л’лал эва! Я так и знал, Сэллер! Я знал, что наступит день, когда братишка явится на помощь. А ты не подумал, нужна ли мне эта помощь? Най Кантэ, просто Най Кантэ, без красивого прозвища, прекрасно справлялся со всеми проблемами без знаменитого Буревестника! И я многого добился!

– Я заметил, – невесело улыбнулся Сэл. – Еще немного, и за твою голову будут давать столько же, сколько и за мою. Для тебя так важно сравнять цену?

– Для меня важно не провести всю жизнь в тени брата. Не быть вторым.

– Что ж, разумное решение. Одиночка никогда не будет вторым. Единственный, он же первый. А я думал, из нас получилась бы неплохая команда.

– Извини, братишка. – Най снова присел на траву рядом с ним. – Я не гожусь в твою команду. Маронская Волчица, Сумрак – вот достойные напарники для тебя. Я свой предел вижу. И моя команда здесь. Я не одиночка. Есть Ферт, есть Моз. Мы неплохо сработались за это время.

– Еще один маг лишним не будет.

– Скажешь Араю, возьмет без вопросов. Но если я для тебя не пустое место, не делай этого.

– Ребячество. Ты не думаешь, что твой эгоизм может стоить кому-то жизни? Тому, кого ты не успеешь прикрыть, но прикрыл бы я, будь рядом?

– Возможно, – вздохнул Най. – Но когда я потеряю кого-то, буду знать, что в это же время, только в другом месте, мой брат сумел кого-то спасти. А когда от меня улизнет враг, буду думать, что где-то Сэл Буревестник накрыл сотню.

Следующие несколько минут тишину нарушало только негромкое чириканье засевшей в ветвях птицы.

– Это твое последнее слово? – уточнил Сэллер.

– Да.

– Хорошо. Этого предложения не было. Спрошу о другом…

Он вдруг забыл, о чем говорил. А причина этой забывчивости, премило покраснев, робко поинтересовалась:

– Я не помешала?

– Нет-нет, что вы.

Поспешно вскочив на ноги, Сэл стукнулся головой о толстую ветку. Солнце померкло, и на мгновение единственным источником света осталось тонкое девичье лицо с аккуратным прямым носиком, может, лишь чуть-чуть длинноватым, огромными васильково-синими глазами и губами, яркими и сочными, как те ягоды, что он просыпал на брата. С трудом оторвавшись от созерцания этого лица, обрамленного золотистыми локонами, Сэллер успел оценить стройную фигурку под легким сарафаном и вновь вернулся взглядом к губам. Реакция наблюдалась странная: чем дольше он смотрел на эти губы, тем сильнее пересыхали его собственные…

– Я позже зайду, – окончательно смутилась девушка и юркнула обратно в калитку.

– Заглядывай! – бросил ей вслед Най и дернул за руку застывшего брата. – Так о чем ты хотел спросить?

– Спросить? А, да… Кто это?

– Это? Лилэйн. Моя подружка… почти.

– Демона лысого! – огрызнулся Сэл. – Твоя сидит на дереве у дороги.

– Сидит? Кто сидит? – не понял Найар, но потом сообразил: – Вель? Ты видел Вель? И она сказала, что она моя девушка?

– Разве нет?

– Нет. – Братишка нахмурился. – Придумала себе что-то и чешет языком почем зря.

– Скажешь, у вас ничего не было?

– Было, – еще больше помрачнел Най. – Давно и всего раз. Но ей хватило. Знаешь, она хорошая девчонка, но немножко…

– Оборотень.

– Странная. Хотя и оборотень тоже. Сразу заметил? Не получилась, значит, защита.

– Не получилась. А к чему она вообще? Все же в курсе? Или нет?

– Это не от своих, они знают и нормально относятся… вроде бы. А вот если эльфов встретим…

– Слушай, а Лилэйн тоже в вашем отряде? – перебил Сэл.

– Да. Но она со мной.

Возможно, будь это произнесено другим тоном, продолжения не последовало бы. Но в голосе брата слышалось подначивание, вызов. И Сэллер его принял:

– Пусть она сама мне это скажет.

Галла

Сэл устроился у брата, а нам с мужем выделили комнатку в одном из домов в центре деревни. Лар наносил воды, и я с удовольствием выкупалась, а потом недолго поспала – все же устала за эту пару дней, а энергетическая подпитка хоть и помогает в дороге, полноценный отдых не заменит.

Партизаны старались не стеснять принявших их крестьян. В деревне расположилась лишь часть отряда: ночлегом под крышей в обязательном порядке обеспечили командира, всех девушек, которых среди бойцов было двенадцать, магов и раненых. Те, кому не нашлось места в домах, стали лагерем за околицей, на берегу небольшого озерца. Сюда же на общий ужин приходили вечерами и остальные. Нас тоже пригласили.

– Трапеза скромная, – извинился Арай. – Не хочется объедать местных, а свои запасы нужно беречь. Потому каша, сыр, хлеб да овощи. Вино есть, но больше пары стаканчиков я ребятам не позволяю. Лучше не расслабляться.

Каша была кукурузная. Сто лет не ела! Ее рассыпали по плошкам и передавали из рук в руки от большого котла. Хлеб, овощи и соленый овечий сыр раскладывали на больших досках, по одной такой доске на импровизированный стол на десять – двенадцать человек. А за вином, если было такое желание, нужно было идти к краю поляны, где под березой сидел на бочке сам командир. Арвеллан поскромничал – отнюдь не скудный ужин. В первые годы войны в Кармоле он показался бы нам роскошью: каша была щедро сдобрена зажаренным на сале луком, сыр был свежим, а вино выдержанным – от такого не так скоро захмелеешь, как от молодого, еще не до конца перебродившего (которое холодненьким хлещешь, не чувствуя крепости, а весь следующий день сожалеешь, что не обошелся колодезной водой).

В отряде уже знали, кто мы. Смотрели с уважением, но без священного трепета. Заметила пару удивленных взглядов, когда, покончив с едой, собрала пустые тарелки, свою и сидевших рядом парней, чтобы по примеру других вымыть их во впадавшем в озеро ручье. А что они думали? Что я прислугу потребую или буду тратить магический резерв на то, что можно сделать руками?

Солнце садилось за лиловый лес, загорались первые звезды и костры на поляне. Кто-то достал гитару… А ведь я соскучилась по походной жизни. Нет, не по боям, не по войне, а по таким вот вечерам. У Лара одно время тоже была гитара, и мы так же отдыхали у костра. Уставали за день, но не могли заставить себя лечь спать сразу же: нужно было посидеть, поговорить, послушать негромкий перебор – почувствовать себя живыми…

К гитаре присоединилась губная гармошка. Звуки музыки нарастали. Застучали ложки. В такт мелодии захлопали в ладоши ставшие широким кругом ребята.

– Танцы?

– Почти, – подмигнул Ферт. – Пошли, посмотришь.

В музыку влился звон металла.

На поляне в свете высоких костров кружилась пара.

В руках у темноволосого полуэльфа был длинный узкий меч и кривой орочий нож. У его партнерши, высокой стройной девушки с собранными в пучок золотисто-русыми волосами, кинжал и сэрро – лар’элланская сабля с длинным, чуть изогнутым клинком и рукоятью в треть длины меча. Когда-то я держала в руках такую. Как по мне, тяжелая, удлиненная рукоять нарушала баланс и создавала ненужный противовес клинку, а маленькая гарда пусть и предотвращала соскальзывание пальцев, но никак не защищала их от меча противника. Но девчонка, похоже, родилась с этой игрушкой. Излишний вес рукояти она использовала как дополнительную силу для ускорения вращения, и клинок успевал парировать удары как меча, так и ножа. Кинжалом она воспользовалась лишь один раз: неожиданно для соперника отведя в сторону саблю, приняла удар меча на узкое жало. Клинок полуэльфа соскользнул по лезвию и попался в ловушку загнутых вперед дужек. Затем изящный поворот кисти, будто бы без особого усилия. Я видела, как ломают таким образом рапиры, но меч парня был крепче, и девушка лишь отвела его в сторону, следующим приемом оставив противника без ножа (а могла бы и без пальцев!), и приставила острие сэрро к груди полуэльфа. Не будь я наполовину драконом и женой, а по совместительству и ученицей мастера меча, я не успела бы всего этого рассмотреть. Увидела бы только упавший в траву нож и сокрушенную полуулыбку проигравшего. Очевидно, это был не первый их танец, и партнерша всегда вела.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю