332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Игорь Пыхалов » Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы » Текст книги (страница 14)
Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:24

Текст книги "Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы"


Автор книги: Игорь Пыхалов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 33 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Каждого из перечисленных пунктов в отдельности вполне достаточно, чтобы признать «документ» фальшивым. Но кроме этого, фабрикаторы «письма» допустили и ряд «мелких» (естественно, по сравнению с перечисленными «ляпами») проколов. Так, Джугашвили назван Сталиным, хотя этот псевдоним только что появился и был малоизвестен по сравнению с другими его партийными кличками; имя и отчество указаны как «Иосиф Виссарионович», хотя по правилам тогдашней русской орфографии следовало писать: «Иосиф Виссарионов» и т. д.

Остается только согласиться с мнением издававшегося Сувариным журнала: «редко появляется на свет фальшивка более фальшивая, чем эта» [506] .

Становится понятным и то, почему «документ» впервые «всплыл» именно в 1956 году, а не раньше – такая грубая подделка могла выглядеть убедительной лишь на фоне начатой Хрущёвым кампании самооплевывания.

Но, как часто случается с разоблачёнными фальшивками, «письмо Ерёмина» не кануло в Лету, а продолжает периодически всплывать, как только появляется соответствующий социальный заказ. В следующий раз о нём вспомнили в разгар горбачёвской антисталинской истерии. 30 марта 1989 года два доктора исторических наук – Г.А. Арутюнов и Ф.Д. Волков – публикуют статью в «Московской правде» [507] , в которой приводят текст «письма», сопроводив его следующим комментарием:

«В 1961 году один из авторов этой статьи – профессор Г. Арутюнов, работая в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства, нашёл документ, подтверждающий, что Иосиф Джугашвили (Сталин) был агентом царской Охранки.

Подлинник этого документа хранится в ЦГАОР (Москва, Большая Пироговская, 17) в фонде департамента полиции Енисейского губернского жандармского управления. Фонды министерства насчитывают около 900 тысяч единиц хранения. Приводим документ полностью».

Помимо «письма Ерёмина», в статье цитируется ещё один «документ», якобы хранящийся в архиве:

«Бакинскому Охранному отделению. Вчера заседал Бакинский комитет РСДРП. На нём присутствовал приехавший из центра Джугашвили-Сталин Иосиф Виссарионович, член комитета “Кузьма” и другие. Члены предъявили Джугашвили-Сталину обвинение, что он является провокатором, агентом Охранки, что он похитил партийные деньги. На это Джугашвили-Сталин ответил им взаимными обвинениями » [508] .

И, наконец, для пущей убедительности приводится свидетельство старого члена партии О.Г. Шатуновской:

«В 1962 году Ольга Григорьевна Шатуновская, будучи членом КПК и комиссии по реабилитации жертв культа личности, поставила перед ЦК КПСС вопрос об обнародовании материалов о Сталине как агенте царской Охранки. Хрущёв сказал, что сделать это невозможно. “Выходит, что страной более 30 лет руководил агент царской Охранки, хотя за границей и пишут об этом ”. Таковы были, по её воспоминаниям, слова Никиты Сергеевича» [509] . Однако три месяца спустя «Московская правда» была вынуждена опубликовать опровержение:

Официальная справка

Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР об информации в статье Г. Арутюнова и Ф. Волкова «Перед судом истории», опубликованной в газете «Московская правда».

В органе МГК КПСС и Моссовета газете «Московская правда» за 30 марта 1989 г. (№ 76) опубликована статья «Перед судом истории», в которой утверждается, что Джугашвили-Сталин был агентом царской Охранки.

Авторы статьи – доктор исторических наук ГА. Арутюнов и Ф.Д. Волков.

В статье указывается: «В 1961 году один из авторов этой статьи – профессор Г. Арутюнов, работая в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства, нашёл документ, подтверждающий, что Иосиф Джугашвили (Сталин) был агентом царской Охранки. Подлинник этого документа хранится в ЦГАОР (Москва, Большая Пироговская, 17) в фонде Департамента полиции Енисейского губернского жандармского управления».

И далее воспроизводится якобы найденный Г.А. Арутюновым в ЦГАОР СССР текст письма заведующего Особым отделом Департамента полиции полковника Ерёмина с информацией о том, что Джугашвили-Сталин являлся агентом царской Охранки (см. статью «Перед судом истории»).

В связи с данной публикацией и утверждениями авторов статьи ЦГАОР СССР после тщательной и всесторонней проверки имеющихся архивных документов считает необходимым сообщить следующее:

1. В статье указывается, что письмо полковника Ерёмина Г. Арутюнов нашёл в «фонде Департамента полиции Енисейского губернского жандармского управления». Такого архивного фонда в ЦГАОР СССР никогда не было и нет. Следовательно, найти вышеуказанное письмо полковника Ерёмина в не существовавшем и несуществующем архивном фонде невозможно.

2. Просмотр и изучение архивных дел фонда Департамента полиции Министерства внутренних дел и, в частности, Особого отдела Департамента полиции, которое возглавлял полковник Ерёмин, показало, что воспроизведённого в статье его письма не было и нет. Каких-либо изъятий листов в делах не обнаружено.

3. Имеется реестр исходящих бумаг из Особого отдела Департамента полиции, в частности, за 1913 год. В нём за 12 июля 1913 года отсутствует запись об отправлении письма полковника Ерёмина в «Енисейское Охранное отделение». В этой связи следует сделать существенное уточнение: в июле 1913 года Енисейского Охранного отделения уже не существовало, так как ещё в июне была проведена реорганизация в системе политического сыска, в результате которой вместо Охранного отделения функционировал Енисейский розыскной пункт. Заведующим Енисейским розыскным пунктом был Железняков

Владимир Фёдорович, а не Алексей Фёдорович, как об этом указано в так называемом письме полковника Ерёмина. Не было и нет данного документа в соответствующих архивных фондах и Красноярского краевого государственного архива.

4. Воспроизведённое в статье письмо полковника Ерёмина датировано 12 июля 1913 года. При изучении архивных дел Департамента полиции установлено, что полковник Ерёмин в это время уже не являлся заведующим Особым отделом Департамента полиции, так как 11 июня 1913 года был назначен начальником Финляндского жандармского управления.

Последний документ, который подписан полковником Ерёминым, имеет дату 19 июня 1913 года. В тот же день был издан циркуляр с предписанием впредь письма адресовать на имя нового заведующего Особым отделом Департамента полиции М.Е. Броецкого.

Следовательно, находясь в июле 1913 г. на другой работе и в другом месте, полковник Ерёмин не имел ни прав, ни возможностей и даже необходимости подписывать 12 июля 1913 г. служебное письмо со штампом особого отдела Департамента полиции, так как эта работа могла быть выполнена новым должностным лицом, в обязанности которого она входила, если бы была в том потребность.

5. Все документы, находящиеся в департаменте переписки, подписанные полковником Ерёминым по 19 июня 1913 года и его преемником Броецким в последней декаде июня 1913 года, имеют в левом верхнем углу типографски выполненный штамп «Заведующий Особым отделом Департамента полиции», а в воспроизведённом в статье письме Ерёмина этот штамп имеет следующий текст: «М.В.Д. Заведывающий Особым отделом Департамента полиции», т. е. отличается от хранящихся в деле такого рода документов. В имеющихся на этих документах типографских штампах нет слова «МВД» и везде «Заведующий», а не «Заведывающий».

6. По существовавшим в то время правилам ведения делопроизводства каждому структурному подразделению Департамента полиции устанавливалась строго определённая нумерация исходящих документов. Особый отдел Департамента полиции в соответствии с приказом имел номера, начиная с № 93001. Письмо же полковника Ерёмина от 12 июля 1913 года имеет № 2898, т. е. совершенно другой, не совпадающий с нумерацией, установленной для этого структурного подразделения.

7. Авторы утверждают, что «в ЦГАОР СССР – в фондах Бакинского Охранного отделения – имеется любопытный документ: донесение агента Охранки Фикуса». И далее в статье приводится текст донесения этого агента. […]

Во-первых, в ЦГАОР СССР не было и нет фондов Бакинского Охранного отделения. Следовательно, не было и нет воспроизведённого в статье документа, т. е. донесения агента Фикуса.

Во-вторых, в делах переписки Особого отдела Департамента полиции МВД с Бакинским Охранным отделением имеются Сводки об агентурных сведениях по партии «социалистов-демократов», которые составлены официальными лицами Кавказского районного Охранного отделения, и в них указанной выше авторами информации о Джугашвили-Сталине не содержится. В-третьих, донесения агентов Охранки, как известно, представлялись в устной форме, на основе чего составлялись Сводки об агентурных сведениях, которые направлялись в центр. Поэтому авторы статьи никак не могли обнаружить в ЦГАОР СССР, как они пишут, «любопытный документ: донесение агента Охранки Фикуса».

8. Приведя несколько текстов из донесения агента Фикуса о деятельности Бакинского комитета, авторы статьи пишут:

«Каждый шаг работы Бакинского комитета становился известным Охранке. Её осведомитель, то есть поставщик информации Фикусу, был весьма компетентным и честно служил тайной полиции. Мы можем предполагать, что им был И. Сталин».

Предположения авторов ни на чём не основаны. Если они дешифровали кличку агента Фикуса, как об этом указывалось в статье (хотя это было сделано задолго до них), то имели возможность получить весьма обстоятельную информацию из имеющейся в архиве справки о том, что был и чем занимался агент под кличкой Фикус. Им являлся Н.С. Ериков, крестьянин Тифлисской губернии, рабочий, проживающий под нелегальным именем Д.В. Бакрадзе. Этот человек состоял в социал-демократической партии с 1897 г., в 1906 г. был членом комитета в одной из городских организаций на Кавказе, в 1908 г. находился в Баку, в 1909 г. был членом Балаханского комитета, находился в близких сношениях с руководителями социал-демократических организаций.

В то же время с апреля 1909 по 1917 г. он состоял секретным сотрудником Бакинского Охранного отделения по РСДРП.

Следовательно, агент Фикус сам имел хорошую возможность получать необходимую информацию о деятельности социал-демократических организаций этого региона и не нуждался в специальных поставщиках ему сведений. К тому же он не имел права входить в сношения с другими лицами без особого на то разрешения.

9. В фондах Департамента полиции имеются документы, содержащие информацию о лицах, являвшихся агентами тайной царской полиции. В этих списках называются фамилии, имена, отчества лиц, поставлявших сведения, их агентурная кличка. В этих списках фамилии Джугашвили-Сталина нет.

10. После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года Временное правительство создало ряд специальных комиссий по выявлению провокаторов и агентов тайной полиции среди революционной демократии. Работа велась на основе изучения документов Департамента полиции (ЦГАОР СССР, ф.1467, 503, 504). Такого же характера проводилась работа советскими органами вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции. Среди выявленных провокаторов и агентов Джугашвили-Сталина не было.

Таким образом, в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР архивных документов, в том числе письма полковника Ерёмина от 12 июля 1913 года, донесения агента Фикуса, подтверждающих, что Джугашвили-Сталин являлся агентом царской Охранки, не имелось и не имеется.

Следовательно ни Г.А. Арутюнов, ни Ф.Д. Волков не могли ни в 1961 г., ни раньше и ни позже найти в архивных фондах ЦГАОР СССР так называемого письма полковника Ерёмина и донесения агента Фикуса, которых в действительности не было.

Авторы статьи «Перед судом истории» выдали за свою находку фальшивку, подделку так называемого письма полковника Ерёмина, опубликованную американским советологом

Исааком Левиным в американском журнале «Лайф» № 10 за 14 мая 1956 года [510] .

Приводим предоставленные ЦГАОР СССР копии двух документов, что имеются в архиве: с подписью А. Ерёмина и его штампом в левом верхнем углу, а также воспроизведённого по публикации в журнале «Лайф», который архивисты считают подделкой.

Эта фальшивка распространялась и раньше, распространяется и в настоящее время в Советском Союзе.

Даже И. Левин в своей статье в журнале «Лайф» вынужден был признать, что наиболее критически настроенные биографы Сталина, имея в виду провокаторство, «в том числе его злейший враг Лев Троцкий, отвергали это обвинение, как чудовищное и абсолютно недоказуемое».

Приходится сожалеть, что редакционная коллегия газеты «Московская правда» и её ответственные сотрудники при подготовке к печати статьи Г.А. Арутюнова и Ф.Д. Волкова «Перед судом истории» отступили от общепринятого в таких случаях требования и не сочли возможным обратиться в ЦГАОР СССР для подтверждения наличия в архивных фондах публикуемого этими авторами так называемого письма полковника Ерёмина и донесения агента Фикуса.Дирекция ЦГАОР СССР [511]

В том же номере «Московской правды» опубликовано и совместное письмо О.Г. Шатуновской и С.Б. Шеболдаева: «Мы вынуждены выразить своё отношение к статье Г. Арутюнова и Ф. Волкова “Перед судом истории”, опубликованной в “Московской правде ” от 30 марта с.г. Статья, к сожалению, во многом отклоняется от истины. Не подтверждается, по нашим данным, заявление Г. Арутюнова, что он “в шестидесятые годы по поручению Комиссии Президиума ЦК КПСС изучал архивные документы, связанные с деятельностью Сталина”. Не подкрепляется должным образом и стремление авторов статьи ради исторической правды, всестороннего её раскрытия помочь нынешней Комиссии Политбюро ЦК “представлением новых документов, касающихся личности Сталина”. И вот почему.

Основной такой “новый” документ, используемый Г. Арутюновым и Ф. Волковым как доказательство связей Сталина с Охранкой– “письмо Ерёмина ”, неоднократно публиковавшееся за рубежом, в частности в монографии Фишера “Жизнь и смерть Сталина”. Известный советолог Эдуард Смит предполагает, что “письмо Ерёмина” было в своё время воспроизведено кем-то из русских эмигрантов по памяти с утраченного оригинала. Этим, по его мнению, и обусловлены присутствующие в документе отклонения, не позволяющие признать его подлинным.

По вполне понятным причинам Ф. Волков и Г. Арутюнов не приводят номера фонда и единицы хранения публикуемого ими письма. Такого фонда попросту нет.

….

Выдумано авторами утверждение, что “в 1962 году Шатуновская поставила перед ЦК КПСС вопрос об обнародовании материалов о Сталине как агенте царской Охранки ”. На самом деле Хрущёв был информирован только о зарубежных материалах на эту тему, на что и последовал его ответ, приведённый в статье.

О своей “находке ” Г. Арутюнов объявил в 1987 году. Мы ему тогда поверили, полагая, что он серьёзно исследует вопрос. Вместо этого им с участием Ф. Волкова были предприняты попытки придать материалам сенсационный характер…» [512] .

Интересно, если сфабриковать письмо, «доказывающее», будто «известный советолог Эдуард Смит» в своё время являлся агентом КГБ, а когда обман раскроется, заявить, что письмо «воспроизведено по памяти с утраченного оригинала», чем и объясняются «присутствующие в документе отклонения» – как отнесётся к подобной «аргументации» американский суд?

Однако вернёмся к нашим баранам. Ничуть не смутившись открывшимися фактами, осрамившиеся доктора исторических наук действуют по принципу: «наглость – второе счастье». Вот что пишет Ф. Волков в книге, вышедшей три года спустя:

«Б.И. Каптелов и З.И. Перегудова утверждают, пытаясь опровергнуть документ, что “во-первых, в 1913 году Енисейского Охранного отделения как такового не существовало”. Столь компетентным товарищам следовало бы знать, что Енисейское Охранное отделение, по имеющимся документам, существовало.

Так, в справке царской Охранки за № 2840 от 19 декабря 1911 г., выданной ссыльно-поселенцу Елизавете Румба, говорится: “Дано знать приставу 3-го Енисейского уезда и сообщено тюремному отделению Енисейского губернского управления, начальнику Енисейского губернского управления (выделение моё – Ф.В.) и отделения корпуса жандармов ротмистру Железнякову ”» [513] .

Перед нами, говоря словами известного сатирика Аркадия Райкина, явная попытка «запустить дурочку»: Каптелов и Перегудова пишут о том, что в 1913 году не существовало Енисейского Охранного отделения, а Ф.Волков «опровергает» их документом, свидетельствующим, что в 1911 году существовало Енисейское губернское управление корпуса жандармов – совершенно другая структура.

Следующий перл Волкова выглядит так:

«Б. Каптелов и 3. Перегудова, как и другие исследователи, не оспаривают подлинность документа, но заявляют, что его не имеется в ЦГАОР; речь идёт о документе, свидетельствующем о заседании Бакинского комитета РСДРП» [514] .

Резонный вопрос – а как можно «оспаривать подлинность документа», если самого документа не существует?

Однако и на этом история фальшивки не кончается. Угар горбачевско-яковлевских разоблачений понемногу рассеивается, народ начинает переоценивать роль Сталина в истории нашей страны. Чтобы процесс не зашёл слишком далеко, надо срочно в очередной раз «обличить тирана» в газетах и по телевизору, благо недобросовестных историков для такой работы более чем достаточно.

И вот в газете «Известия» от 19 сентября 1997 года появляется статья «Сталин был агентом царской Охранки», подписанная неким Александром Нечаевым, обозревателем ИТАР-ТАСС. С энтузиазмом курицы, снёсшей яйцо, автор сообщает:

«“Вождь всех времён и народов” Иосиф Сталин, который почти тридцать лет руководил советским государством, в 1906 году был завербован царской охранкой и вплоть до своего избрания в ЦК партии в 1910 году поставлял жандармерии “ценные агентурные сведения ”, утверждается в документе, фотокопия которого впервые появилась в России. Её случайно обнаружил исследователь, публицист и профессор Московского государственного строительного университета Юрий Хечинов во время недавней работы над архивом младшей дочери Л.Н. Толстого Александры Львовны Толстой» [515] .

Разумеется, речь идет всё о том же «Ерёминском письме».

«Хечинов не сомневается, что найденная им копия сделана с подлинного документа, по нескольким причинам. Во-первых, подпись Ерёмина удостоверил бывший генерал Охранного отделения Александр Спиридович… Другим подтверждением подлинности документа является тот факт, что его оригинал был затем за крупную сумму заложен фондом в один из американских банков, где и находится по сей день» [516] .

Иных «подтверждений» подлинности письма в заметке не приводится. К свидетельству генерала Спиридовича мы вскоре вернёмся, что же касается второго «доказательства», то оно не соответствует действительности, так как «документ» был не «заложен» в один из американских банков, а помещён туда на хранение.

Попутно профессор Хечинов наглядно демонстрирует своё невежество в обсуждаемом вопросе, дав к «Ерёминскому письму» следующий авторский комментарий:

«После избрания Сталина в Центральный комитет партии в г. Прага (в 1910 году – Авт.) Сталин по возвращении в Петербург…» [517] .

Общеизвестно, что Сталин был избран, а точнее, кооптирован в ЦК не в 1910, а в 1912 году.

Конечно, «историкам» «наезжающим» на Сталина, прощаются и не такие ляпы. Но тут Хечинов зарвался – попытался присвоить себе лавры первооткрывателя «документа», за что и получил две недели спустя отповедь в тех же «Известиях» от ещё одного доктора исторических наук – проживающего в Бостоне Ю.Г. Фельштинского:

«В заметке “Сталин был агентом царской охранки ” (19 сентября 1997 года) профессор Юрий Хечинов сообщает о “найденном ” им в Толстовском фонде, в Нью-Йорке, письме заведующего Особым отделом департамента полиции Ерёмина об агентурной работе Сталина. Но ведь этот документ давно известен и за границей, и в России! Впервые он был опубликован в журнале “Лайф ” в апреле 1956 года. В последующие дни и недели – широко представлен в эмигрантской печати и вызвал полемику.

В России письмо приводилось в “Московской правде ” ещё в марте 1989 года и с этого времени вошло в историографию под названием “Ерёминский документ ”. Оно неоднократно перепечатывалось в российских газетах и журналах…

“Новое русское слово ” подробно рассказало об истории документа. Ю. Хечинов, судя по его недавнему телеинтервью, о ней знал. Знал, что письмо было вывезено из Китая, передано профессору М.П. Головачеву, а в 1947 году – Макарову, Бахметьеву и Сергеевскому – политическим деятелям эмиграции. Знал об экспертизе письма во Франции и Америке. О том, что оно всем давно известно. И тем не менее, захотел предстать первооткрывателем документа, обнародованного за границей более сорока, а в России более семи лет назад» [518] .

Уличив Хечииова в нарушении приоритета, Фельштинский умудрился ни разу не обмолвиться о такой «мелочи», что «Ерёминский документ» давно признан фальшивкой. И это не удивительно, поскольку сам Юрий Георгиевич является активным пропагандистом версии о «провокаторстве» Сталина. Поэтому, попеняв Хечинову за попытку присвоить чужую «славу», он приводит в своей публикации «действительно новый документ, касающийся провокаторства Сталина, который нигде ранее не публиковался» – то самое пресловутое письмо генерала Спиридовича, в котором последний подтверждает подлинность подписи Ерёмина.

Насколько авторитетно это свидетельство? Судите сами: генерал Спиридович написал своё письмо в 80-летнем возрасте, спустя сорок лет после обсуждаемых событий. А единственным образцом подписи Ерёмина, доступным ему для сравнения, была надпись, выгравированная на серебряном кувшине, которая, к тому же, сильно отличается от подписи на «документе» (достаточно взглянуть на приведённую выше фотокопию).

Ах да, есть ещё интуиция старого служаки:«Но не является ли письмо Ерёмина подложным, поддельным? Нет. И своими недоговорками, и всей своей “конспирацией ” оно пропитано тем специальным “розыскным ” духом, который чувствуется в нём и заставляет ему верить. Это трудно объяснить. Ноя это чувствую, я ему верю» [519] .

Легко догадаться, что точку в этой истории ставить рано. В последнее время либеральные СМИ начали очередную истерику по поводу «возвращения Сталина». А значит, надо ждать новых «сенсационных открытий», новых публикаций «письма Ерёмина». Итак, вся история о сотрудничестве Сталина с Охранкой базируется на халтурно изготовленном поддельном документе. При этом среди апологетов фальшивки мы видим как минимум четырёх докторов исторических наук, отбросивших не только научную добросовестность, но и элементарную человеческую порядочность. Увы, подобное поведение в отношении Сталина вполне типично для многих представителей научной и творческой интеллигенции. Как метко сказано в известной басне И.А. Крылова:

«А мне чего робеть? И я его лягнул:

Пускай ослиные копыта знает!»

Глава 2. Был ли Сталин низкорослым?

Какого роста был Сталин? Казалось бы, не всё ли равно? Величие или ничтожество государственного деятеля измеряется отнюдь не сантиметрами его роста. Впрочем, то же самое можно сказать и про обычных граждан. Попрекать человека невысоким ростом или изъянами внешности могут только нравственно ущербные люди.

Однако у борцов с тоталитарным прошлым каждое лыко в строку. Обличители сталинизма сладострастно смакуют действительные и вымышленные физические недостатки «тирана»: «Сталин же – сухорукий, низкорослый, рябой, с чудовищными комплексами, подозрительный – “ночная подслушивающая тварь ”, с чугунными гирями своих словес, никому ничего не прощавший (особенно самостоятельного ума)  – это ведь нечто совсем другое» [520] .

Особо продвинутые «исследователи», вроде «одного из видных специалистов США по изучению русской культуры методами психоанализа» профессора русской литературы Калифорнийского университета в Дейвисе Даниеля Ранкур-Лаферриера, строят на этом целые теории:

«В результате болезни или несчастного случая в детстве левая рука стала неправильно развиваться, оставшись заметно короче правой, и хронически не сгибалась в локте. Лицо его было в щербинах после перенесенной в детстве оспы (в простонародье его называли “рябой ” – 30, 107). Второй и третий пальцы на левой ноге были сращены вместе. Он так и не вырос выше 160 см (“Я заметил, что, когда его фотографировали, он поднимался на ступеньку выше других… ” – 200, 25)… Имея все эти недостатки, Сталин, должно быть, испытывал постоянное гнетущее чувство неполноценности» [521] .

Американскому профессору-психоаналитику вторят и некоторые отечественные авторы:

«Крупные, высокие и красивые люди раздражали низкорослого и рябого диктатора)» [522] .

«Низкорослый, сухорукий и рябой горец, неотесанный, грубый, злой, мстительный и невоспитанный, естественно, не привлекал женщин – они предпочитали ему холёных и образованных революционеров, выходцев из дворян с хорошими манерами» [523] .

Эти умствования настолько вздорны, что даже такой заядлый антисталинист, как Б.С. Илизаров, высказывает прямо противоположное мнение:

«Сталину явно нравилось, когда маршалы и охранники, советские герои и героини были дородны, с выразительными открытыми лицами, ясноглазы и светловолосы » [524] .

«О его [Сталина. – И.П.] специфическом природном обаянии говорит и то, что, несмотря на слабое здоровье и физические недостатки, у него никогда не было проблем с женщинами» [525] .

Каким же на самом деле был рост «кремлёвского диктатора»? Обратимся к документам. Как известно, будучи революционером, Иосиф Джугашвили неоднократно арестовывался.

«17 июля [1902 года. – И.П.] батумский городской врач Г.Л. Элиава под руководством подполковника С.П. Шабельского составил первое известное нам описание примет И.В. Джугашвили. Вот некоторые его детали: “Размер роста – 2 аршина 4,5 вершка”» [526] .

То есть, 162 см в переводе на метрическую систему [527] .

Однако когда в начале 1904 года Сталин бежал из сибирской ссылки, в телеграмме, отправленной в Иркутское охранное отделение, указан другой рост будущего вождя советского народа – 38 вершков. В пересчёте на метрическую систему это 169 см [528] :

«Крупные, высокие и красивые люди раздражали низкорослого и рябого диктатора». Надо полагать, особенно сильно раздражал «низкорослого диктатора» маршал Шапошников.

«Новоудинское волостное правление донесло, что административный Иосиф Джугашвили 5 января бежал. Приметы: 24 лет, 38 вершков, рябой, глаза карие, волосы голове, бороде – чёрные, движение левой руки ограничено. Розыску приняты меры. Телеграфировано красноярскому начальнику железнодорожной полиции. За исправника – Киренский» [529] .

Тот же рост—2 аршина 6 вершков (то есть, 169 см) – приведён и в учётной карточке Бакинского жандармского управления [530] .

В регистрационной карте, заполненной на И.В. Джугашвили Петербургским охранным отделением в сентябре 1911 года [531] , указан рост 174 см (см. фотография).

В «открытом листе», составленном в июле 1912 года при отправке Сталина в очередную ссылку – 2 аршина 6 вершков [532] , то есть 169 см.

Василевский и Рокоссовский тоже изрядно раздражали Сталина

Наконец, в регистрационной карте, оформленной Петербургским охранным отделением в марте 1913 года [533] , снова указан рост 174 см (см. фотография).

Глядя на фотографии, дотошный читатель может поинтересоваться, почему рост «политического преступника Иосифа Виссарионова Джугашвили» указан в сантиметрах? Ничего странного в этом нет. 4(16) июня 1899 года Николай II утвердил «Положение о мерах и весах», вступившее в силу с 1(13) января 1900 года. Согласно статье 11 которого «Международные метр и килограмм, их подразделения, а равно и иные метрические меры, дозволяется применять в Империи, наравне с основными российскими мерами, в торговых и иных сделках, контрактах, сметах, подрядах и т. п.,  – по взаимному соглашению договаривающихся сторон, а также в пределах деятельности отдельных казённых ведомств и общественных управлений с разрешения или по распоряжению подлежащих министров…» [534]

Однако физически измерение роста производилось в вершках, и лишь затем результаты пересчитывались в сантиметры. 169 см – 2 аршина 6 вершков, 174 см – 2 аршина 7 вершков. Очевидно, рост Сталина заключался в этих пределах, и оформлявшие документы жандармы округляли его то в большую, то в меньшую сторону. Что же касается самой первой цифры сталинского роста, 162 см, то она, по всей видимости, является ошибочной [535] .

Учётная карточка Бакинского жандармского управления на политического преступника Иосифа Виссарионова Джугашвили. 1910. РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д. 1647. Л.10

Из регистрационной карты Петербургского охранного отделения на И.В. Джугашвили. 1911.

Из регистрационной карты Петербургского охранного отделения на И.В. Джугашвили. 1913.

Сталин и Киров

Это вполне согласуется с послереволюционными данными. В конце жизни рост Сталина составлял 170 см [536] , а, как известно, к старости рост человека немного уменьшается.

Также любопытно взглянуть на совместные фотографии Сталина и Кирова. Как мы видим, Сталин заметно выше Сергея Мироновича. Между тем, согласно медицинскому заключению о смерти Кирова, рост последнего составлял 168 см [537] .

Итак, вопреки глубокомысленным рассуждениям психоаналитиков, рост Сталина явно превышал 170 см. Много это или мало? Согласно «Отчёту об общей воинской повинности в Империи за первое десятилетие», в 1874–1883 гг. средний рост новобранцев в целом по Российской Империи составил 164,1 см, в Привислянском крае (польские губернии. – И.П.) – 162,4 см, в Европейской России – 164,2 см, в Азиатской России (с Кавказом) – 165,4 см [538] . Самый высокий рост был у новобранцев из Курляндской губернии (167,0 см), следом шли Лифляндская и Эстляндская губернии (по 166,7 см), Кубанская область (166,6 см) [539] .Таким образом, для своего времени Иосиф Джугашвили вовсе не был низкорослым. Скорее он мог считаться человеком выше среднего роста. Впрочем, как я уже сказал в начале этой главы, величие го суд арственного деятеля измеряется отнюдь не в сантиметрах.

Глава 3. Легенда о Царицынской барже

Как мы видим, прошлое нашей страны продолжает оставаться благодатным полем для разного рода фальсификаций. Год за годом «властители дум» из числа прозападной интеллигенции поливают помоями отечественную историю. Цель их усилий проста и понятна – внушить населению России комплекс вины. Пусть люди вместо того, чтобы спокойно и с достоинством гордиться делами своих предков, рвут на себе одежду и посыпают головы пеплом, заходясь в пароксизме покаяния – так их будет легче приобщить к пресловутым «западным ценностям».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю