332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » И. Ермаков » Интерфейсом об инженера (СИ) » Текст книги (страница 18)
Интерфейсом об инженера (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 06:00

Текст книги "Интерфейсом об инженера (СИ)"


Автор книги: И. Ермаков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 29 страниц)

– Смайл, а подпространство правда же безграничное? Там нашей картошке ничего не будет?

– Правда. Туда хоть планету всю засунуть можно, и даже галактику. Ничто не пересечется, не взаимоанигилируется. Там законы физики другие.

– Жалко, что машину туда засунуть нельзя, много Энергии уйдет. Елки-иголки, а если клетку? Клетку можно?

– Клетку можно. Странно, что я сам не предложил тебе не заниматься ерундой с этим самогрузчиком.

– Вот е… И чего мне с ним теперь делать?

– Ну продавай его теперь обратно. Или пусть стоит во дворе.

– Так его же или разукомплектуют воровайки, или гнить начнет. Воровайки – воровайку, смешно получилось.

– Ага, юморист. Значит – точно продавай. Или копи много Энергии , чтобы перенести его целиком в Инвентарь .

– А сколько надо?

– Весит он полторы тонны. На вес надо 150 Энергии . Плюс на аккумулятор еще 200. Ну и на объем 100.

– Так то нормально. Поднакопить можно и запихать в Инвентарь , пусть там в подпространстве стоит.

– По воровайке не забывай, что для того, чтобы ее оттуда достать, тебе надо будет еще 450 Энергии потратить.

– Ага, не забуду.

Глава 12. Коркино.

29 апреля-5 мая 2013. Вся неделя.

На тренировке в понедельник по самбо Катя получила неожиданное для нас предложение. Там ее спросили о том, есть ли у девушки желание участвовать в соревнованиях по этому виду боевых искусств. Соревнования были того же уровня, как и те, в которых Катя уже поучаствовала, соревнуясь на прошлой неделе по владению приемами дзюдо. Оказывается, что на них Катю заметили, а самбо и дзюдо были родственными ветвями на дереве, объединяющем все виды рукопашного боя. Поэтому не было ничего удивительного в том, что на тех соревнованиях был и кто-то из самбистов, занимавшихся в той же секции, в которой занималась Катя. Естественно, что девушка согласилась поучаствовать в этом межСАМБОистском междуСАМБОйчике. Скорость роста Мастерства на таком мероприятии тоже, наверняка, будет значительно выше, чем на обычных занятиях. Так что в среду на следующей неделе Кате предстоит очередной баттл.

– -

Во время шопинга на предыдущей неделе, меня посетила мысль о закупке готовой еды. Тогда я отложил ее на потом, чтобы получше обдумать. Раньше я уже заезжал в разные пиццерии и пирожковые, чтобы набрать там горячих блюд на вынос, а оказавшись дома – по братски делился ими с Катей во время наших застолий.

К сожалению, сама Катя готовила хреново. Мне не очень нравилась ее еда. Она вся была какая-то диетическая, безвкусная. Для язвенника или беззубого пердуна – самое то. Но я же, надеюсь, не такой. Ей нравилась как она готовит, вот пусть, если захочет, так и продолжает готовить, но только исключительно для себя. А я лучше попробую в столовой затариться. Значит, сейчас надо подумать, как себе заполнить свой Инвентарь готовыми горячими блюдами из этого заведения. Они пригодятся и дома, и на природе. Лично я постоянно испытывал лень, когда надо было покулинарить, а в нашей теперешней жизни зачастую уже просто и некогда было это делать. Мы все больше проводили времени на выездах и вылазках. Инвентарь , наполненный готовыми горячими блюдами, кардинально решал эти проблемы. Катю я не стал расстраивать своими выводами, решив, что если она захочет питаться как я, а не тратить свое время на кухне, то и для нее в моем Инвентаре найдется корочка хлеба.

При мыслях о месте, где можно было бы разжиться готовыми и горячими, а главное еще и вкусными блюдами, в моей голове встал образ столовой, в которой я питался на обедах, работая еще в офисе. Там готовили простые, домашние блюда. Супы – рассольник, лапшевик, харчо, солянка. Гарниры – пюре, макароны, гречка. Мясные блюда – котлеты, биточки, жареная курица. Салаты – винегрет, оливье, капустный, овощной. Ну и, конечно, компот из сухофруктов. Я подъехал в эту столовую, и спросил кассиршу о том, как бы мне пообщаться с хозяйкой или заведующей. Кассирша кликнула свою начальницу, та вышла к нам. Это была дородная женщина лет 50-ти, которая, спросив у меня, о чем это я хотел с ней пообщаться, и выслушав мой сбивчивый ответ, пригласила в свой кабинетик. Там я уже более подробно изложил ей придуманную мною легенду.

– Понимаете, я хочу по офисам разносить еду. Вашу еду. Люди ленивые, я уверен, что кто-то станет покупать сразу у меня, а не переться потом на улицу. Еда должна быть горячей, сразу готовой к употреблению и в одноразовой посуде. Ваше меню мне нравится, поэтому предлагаю нам с вами посотрудничать. Вы в накладе не остаетесь, ведь все равно будете продавать свою еду, только не им, а мне. Я у вас ее покупаю, а потом перепродаю. Вот такой мой бизнес-план.

– Хорошо, но вы должны будете весь свой заказ в полном объеме предварительно нам оплатить. Ведь мы вас не знаем и не хотим рисковать. И посуда тоже будет ваша. От нас вы будете вывозить блюда в своих кастрюлях и на своих противнях.

– Годиться, давайте тогда детальнее все обсудим. Я предлагаю составить меню из ваших блюд сразу на неделю, в расчете на 15 человек. Такое количество покупателей у меня предварительно уже есть. Эти люди согласны заказывать у меня готовые обеды и, надеюсь, они меня не обманут.

– -

Легенда была нормальной, ведь этот бизнес-план придумал не я. На моей последней работе к нам в офис уже носили готовую еду. Это были не частники, а люди из близлежащего кафе. Они решили таким образом расширить объем своих посетителей. Но цена обеда с доставкой была у них существенно выше, чем в их же кафе, но без доставки, да и ассортимент оказался не фонтан. Поэтому, наверное, и клиентов у них оказалось не так чтобы и много. Видимо поэтому через полгода они перестали так делать, видать это стало для них нерентабельно, с учетом логистических расходов и безвозвратных потерь при доставке. А может была и другая причина. На предыдущей работе в другой организации, к нам в офис тоже приносила готовую еду одна тетка. Вот реально – честь ей и хвала. Потому что она сама носила здоровенную сумку, в которой были и супы, и вторые блюда, причем все они были вкусными и явно ею самой приготовленными. Не знаю, она так и продолжает все это готовить и разносить, или нет. Я же оттуда давно уже уволился.

В отличии от тех разносчиков еды для ленивых, меня прибыль совершенно не интересовала. Мне нужна была сама еда. Денежные вопросы были для меня не существенными. Поэтому когда заведующая не сделала мне скидку на эти мои жалкие 15 порций, я даже не трепыхнулся. Но мой хомяк заставил меня яростно начать торговаться с этой женщиной, в результате чего я добился, что если стану в день заказывать не менее 50-ти порций, то скидку она мне все же сделает. Так себе для меня результат, потому что пока и пятнадцать порций в день нам будет достаточно, а значит я эту скидку никогда не увижу. Да и хрен с ней.

Заведующая и я начали составлять список того, что мне хотелось бы каждый день получать из столовой. Это было не так уж и легко сделать. Требовалось учесть ежедневную смену блюд, возможности кухни, а также, чтобы это все совпало с уже распланированным тут на неделю вперед меню. Но нам это удалось, я с заведующей все утрясли. Дальше пошло обсуждение технологии и финансирования. Мне рассчитали требуемую сумму, а также назвали время, в течение которого я должен буду вносить деньги. Мы обговорили и время, когда я смогу забирать отсюда свои готовые блюда. Кроме того мне объяснили какую посуду мне надо теперь приобрести и привезти сюда, чтобы они в нее все загружали, а я вывозил. Я просмотрел позиции и стоимость. Калькулятор в моей голове сказал, что нам вполне доступно внести в кассу деньги за еду сразу на всю неделю.

Все договоренности с заведующей были неофициальными, и расплатился с ней я наличными. Для столовой это была подработка, а мне договора были не нужны. Риск для меня тут был небольшой. Если сейчас обманут, то сами потом пожалеют. Этот заказ должен был стать только первым. Я поехал в хозяйственный магазин, где, как мне подсказала заведующая, можно купить подходящую тару. Затарился я тарой сразу на месяц и сразу отвез ее в столовую. Если меня не кинут, то уже с завтрашнего дня я смогу начинать набивать свой Инвентарь готовыми блюдами.

– -

Когда созвонившись со столовой на следующий день и удостоверившись, что меня не обманули, я приехал в эту общепитовскую точку, то начал принимать готовую еду. Я стал относить в машину баки и противни, но не грузить их в багажник, а делая только вид, что загружаю. На самом деле я перемещал еду в Инвентарь . Обкатав эту технологию на противне с жаренной картошкой, я вернулся и забрал следующее блюдо.

Пока я ехал домой, то решил, что хранить еду в баках и на противнях в Инвентаре будет не правильно, по крайней мере всю. Надо часть по тарелкам разложить или разлить, а их потом сразу же переместить в Инвентарь, пока все не остыло. К тому же, перед тем, как начать перекладывать, неплохо было бы еду продегустировать. Поэтому я сказал Кате сегодня на вечер ничего не готовить. Если не понравится, то уже не замарачиваться с тарелками, а сразу накормить столовской едой нашу канализацию или бомжам отдать. Но такое вряд ли случится, ведь эта столовая действительно была хорошая.

Вечером я сам организовал наше семейное застолье. Я усадил Катю за чистый стол. Она недоуменно на меня посмотрела, но выполнила мою просьбу. Я же, как фокусник, начала выкладывать на стол тарелки с готовыми блюдами, от которых исходил горячий пар. Потом я достал из Инвентаря хлебницу с уже нарезанным хлебом, соусы и солонки. Катя мне поаплодировала, и мы сели есть, а после помыли грязную посуду. Ее, уже чистую, я убрал в Инвентарь , вместе с соусницами и прочим. Стол остался девственно чист.

– Вань, а можно и мне в Инвентарь готовые блюда и разные соусы положить? – спросила потрясенная этим “волшебством” девушка.

– Мадам, не просто можно, а я на этом настаиваю!

После этой пафосной фразы мы начали делить кто что себе в Инвентарь положит. Разделили все поровну, хотя и не без боя. Мне с трудом удалось отстоять четверть тарелок с рассольником, который особенно понравился Кате. Дальше я поделился с девушкой своими планами на наполнение Инвентарей готовыми блюдами из столовой. Катя со мной была в этом вопросе солидарна и, чую, наш холодильник теперь тоже будет девственно чистым, как стол на кухне.

Грязные большие противни и кастрюли я решил поднакопить в Инвентаре , чтобы потом съездить на автомойку. Там их все сразу помыть под большим напором воды и с пеной. Пену, наверное, придется делать самому, потому что автомобильной их мыть я, пожалуй, не рискну.

Катя была от всего этого в восторге. Теперь ей совершенно не требовалась тратить время на готовку. Как я и подозревал, сие ежедневное таинство было для нее добровольно наложенной на себя епитимьей, от которой она теперь, с восторженным писком, избавилась. Я тоже радовался, ведь еда из столовой была явно вкуснее, чем то, что Катя готовила. К тому же больше не придется несколько дней подряд доедать один и тот же суп. Блюда каждый день будут новыми.

Чтобы обеспечить нас домашней едой надолго, я решил посчитать в течении какого времени придется ее заказывать и вывозить. Из столовой я планировал забирать еды на 15-ть человек один раз в день. Нас с Катей – двое, а едим мы три раза в день. На завтрак пойдет свежайшая выпечка из булочной, куда мне теперь тоже придется наведаться и массово там отовариваться пару месяцев. Остается – обед и ужин. Значит, мы в день будем съедать только четыре порции еды из столовой, а 11-ть остануться в Инвентарях . Получается, что за месяц мы получим 11x30=330 порций, которые хватит нам на 82 дня. За ту же пару месяцев, в течении которых я уже зпланировал свои походы в булочные, я смогу обеспечить наши застолья готовой едой тоже на полгода. Мдя, вроде нормально, но придется теперь, помимо топора и ножа, еще и с поварешками попрыгать туда – сюда.

Свои расчеты я пересказал девушке, и Катя, погладив меня по спине, предложила еще сильнее усугубить эту нервотрепку Походу, она мне теперь мстит, за свои, проведенные на кухне, если не годы, то уж дни – точно. Ее предложение было интересным. К чему замыкаться на домашней еде из столовки? Ведь есть еще и ресторанная еда. Ей очень понравился наш последний визит в ресторан кавказской кухни. С этим я согласился, ведь там действительно было вкусно. Мы стали думать как бы и там пополнить свои Инвентари .

Сработать по той же схеме, что и со столовой, у меня бы не вышло. Ведь помимо самой еды, тут была нужна и красивая подача блюда. В этом я не мастак, да и Катя – тоже. Придуманая нами измененная легенда была следующая. Мне якобы надо устроить банкет в помещении, где нет нормальной кухни, а значит и негде заниматься оформлением блюд. Поэтому мне нужна еда только на тарелках, которуя я должен был якобы быстро отвезти на место, пока она не остыла.

На следующий день я отправился в этот ресторан. При разговоре с их управляющим я изложил свою легенду, в красках рассказывая ему о еде на тарелках. Выслушав этот детский лепет, он, конечно, скептически на меня посмотрел. Для него такое было и необычно, и не совсем выгодно. Выгодно ему было, чтобы я для этого банкета арендовал весь их ресторан. Тогда он получил бы деньги и за еду, и за обслуживание, и еще чаевые бы обломились для официантов. Он ни в какую не хотел пойти мне навстречу, отстаивая свой меркантильный интерес, и мне пришлось ему пригрозить тем, что ресторанов в городе много. Кавказская кухня очень хороша, но дагестанская или вьетнамская тоже имеют место быть. Это заявление заставило его пойти на попятную, и мы начали торговаться, пока не сошлись в цене. Терять клиента ему было не в тему, потому что мне надо было не 1-2, или 15-ть, а сразу 50-т блюд. Сюда ежедневно, как со столовой, уже не поездить, поэтому я решил сразу заказать побольше. К сожалению, все блюда в этом случае будут одни и те же. Я выбрал те, которые мы уже тут ели и которые нам понравились в тот почти свадебный вечер.

В качестве утешения, управляющему я сказал, что если нам все понравится, то на следующей неделе я опять столько же закажу. В этом я ему не соврал, мы вчера запланировали сходить сюда еще раз, и попробовать что-то еще, нами не еденное, а то что понравится – заказать в большом объеме уже на следующий “банкет”. Деньги я сразу же отдал управляющему и поехал домой, чтобы обрадовать Катю вестью о моих успешных переговорах.

– -

На следующий день я разжился в том ресторане готовыми горячими блюдами на своих тарелках, которые я туда предварительно завез. Обычные тарелки тут не годились, нужны были особые ресторанные. Об этом меня управляющий вчера сразу предупредил, когда выяснил, что их тарелки я возвращать не собираюсь. Мне в тот день пришлось заранее заехать в магазин спецпосуды и приобрести их. Где такой магазинах есть у нас в городе я раньше и не подозревал, но управляющий дал мне адрес, поэтому я быстро, без всяких поисков, смог его навестить и серьезно затариться ресторанной посудой. Мне даже скидку сделали, за оптовую покупку.

Поужинав с Катей кавказкой кухней, мы сели и составили список ресторанов, в которых нам бы тоже хотелось побаловать наши вкусовые рецепторы. Выбрали рестораны с мексиканской, чешской и немецкой кухнями, вьетнамский ресторанчик и ресторан с рыбным меню. Мы решили, что этого нам, для начала вполне достаточно. В дальнейшем нам предстояло посетить их все, чтобы выбрать понравившиеся блюда. Так сказать, провести там тест-драйв. Калории у нас теперь откладывались исключительно правильно, из-за чего Катя была рада в двойне.

Если нам позволит время, то заказывая в этих ресторанах на вынос уже по 50-т оттестдрайвленных блюд, через пару месяцев в наших Инвентарях должно оказаться все меню всех понравившихся нам ресторанов со всего города. Вот такие мы как оказалось гурманы. Точнее им оказалась Катя, а я был с ней за компанию.

Вкусно поесть я любил, но мне все это нравилось не только из-за еды. Я в целом равнодушен к таким ощущениям, и даже когда негативное влияние на мои вкусовые рецепторы от курения полностью пропало, то я не стал гурманом. Мне просто хотелось разнообразия в пище. Но до французских ресторанных критиков, как в мультике Рататуй, мне было как до этого самого Парижу.

– -

То, что действительно двигало мной в этой гонке по ресторациям, было азартом коллекционера. Так я начал собирать новую коллекцию, которой нет ни у кого больше, из-за наших эксклюзивных Инвентарей . Ведь там все хранилось не портясь и не остывая. А коллекционировать я очень любил. Раньше я уже собирал марки, значки и вкладыши от жвачки. Вот ХЗ почему, но от коллекционирования я испытывал немалую радость, наверное, такой у меня склад мозгов.

Этот заброшенный склад, видимо, был причиной и того, что помимо коллекционирования, я еще любил все систематизировать и правильно раскладывать. Вот такой вот пыльный математический склад ума и ничего мне с этим не поделать, можно только немного пыль протереть. Я не видел в этом ничего криминального, ведь любовь к систематизации мне очень помогала в моей профессии.

Мысли о складе заставили меня пристально посмотреть на мой Инвентарь . С ужасом я понял, что там творилась уже такая каша, что меня спасала только абсолютная память. Фактически я уже был как Плюшкин, только с мусоркой не в доме, а в подпространстве. И хоть я и сейчас мог мгновенно находить нужную вещь в этом хаосе, но моя мания все упорядочивать заставила меня срочно приняться за составление каталогов и систематизацию всего хранимого там имущества. После инвентаризации у себя, я принялся за Катин Инвентарь . Целью всего этого стало то, что мы смогли оценить свои запасы и в будущем строить дальнейшие планы их наполнения, хотя вроде уже сейчас там теперь всего было в достатке.

Впрочем один упущенный момент я себе пометил. Я вспомнил про забытый букет на прошлой неделе и поэтому съездил к оптовикам по продаже цветов, чтобы затариться ими по полной программе. Потом я договорился с оформительницей в ближайшем цветочном ларьке и дал ей задание навязать мне из моих цветов разных букетов и веников так, чтобы все они были в двух экземплярах. Решил в этом вопросе подстраховаться на любой случай, цветы то у меня не завянут. Полезная штука этот Инвентарь , как я раньше без него жил то?

Прошедшие с начала недели дни оказалась крайне богаты приятными сюрпризами для моей девушки. Катя была на седьмом небе от счастья и смотрела на меня с особой любовью. Мне было чем гордиться. Полностью освободить девушку от кухонного рабства и каждый день водить ее в новый ресторан – это все-таки не каждому по плечу. Ну дык барышню надо баловать, тогда и она тебя порадует в постели. Катя меня в этом плане не разочаровывала и раньше, а теперь уж и подавно.

– -

Неделя двигалась к завершению, и я с Катей стали думать куда пойти охотиться. Мы решили не рисковать и не соваться снова в СНТ. Все-таки весенне-посевные работы на участочках уже понемногу начались, и людей там должно было уже поприбавиться. Значит, что расположиться нам надо не внутри, а рядом с ними, за воротами. И радиусом Агра накрывать всю их территорию. Тогда таниты уже сами из СНТ выбегут и помчатся к нам. Получился вполне рабочий план, который мы и приняли к действию.

Однако реализацию задуманной схемы рейда нам пришлось отложить на более далекое будущее. В четверг мне позвонила бабушка и пригласила на воскресенье к себе в гости.

Жила она всю жизнь в маленьком городке недалеко от Челябинска, который назывался смешно – Коркино. Находился он всего в 40-50 км от Челябинска по дороге в сторону Магнитогорска. До второй мировой войны – это была вообще деревня, а уже после ее окончания стала городом. Небольшой по площади, сотня квадратных километров, и с небольшим населением, достигавшим в лучшие его годы до 60 тысяч человек. Основным градообразующим предприятием там был коркинский угольный разрез. Это был, между прочем, не хухры-мухры, а Самый Большой в Европе открытый угольный разрез. Центр города был застроен хрущевками и брежневками. Где-то может и были панельные дома, но я их не видел. Всегда, когда я появлялся в этом центре, моему взору открывались одни кирпичные пятиэтажки.

Центр этого города был небольшим, там располагались автовокзал, больницы и были школы. Так то в центре я мало бывал, поэтому плохо его знаю. Основную площадь города занимал частный сектор. Это была куча улочек, вдоль которых стояли частные одноэтажные домики. В основном они были деревянные, с шиферными крышами. К домикам, как правило, прилагался участок, площадью в 10-15 соток. Все это выгораживалось деревянным забором и обязательным атрибутом таких подворий являлись большие, как правило тоже деревянные, ворота с маленькой калиткой, ведущие во двор. Чтобы заехать на подворье, у ворот распахивали две большущие створки, а в повседневной жизни, в основном, шмыгали через калитку. У всех были свои баньки и стайки для живности. Туалеты в таких домах были на улице, а воду брали из колодцев выкопанных в каждом дворе, хотя были и городские гидранты, стоящие на многих улочках. Вода в городе, кстати, была дерьмовая, желтая какая-то и с привкусом. Я страшно ее не любил, на такой воде только чай можно попить, разбавляя молоком и сахаром, и то, вкус получался специфическим.

Градообразующий разрез был здоровенной воронкой в земле, в которую, спиралью спускались вниз широченные дороги для самосвалов. Территория там была режимная, и я его только издалека видел, а к кромке, естественно не подходил. Он был несомненно достопримечательностью, причем почти единственной. Второй достопримечательностью Коркино были отвалы, которые его окружали.

Шлаковые отвалы появились, потому что по технологии, из земли, помимо угля, вытаскивали до хрена лишнего. Вот из таких отходов и складывались высоченные отвалы, окружающие город. Сейчас они уже покрылись травой, на них высаживали деревья, чтобы препятствовать их разрушению.

– -

В этом городе частично проходило мое детство. Будучи ребенком, я жил или бывал в гостях у бабушки и дедушки, которые жили в частном секторе на маленькой улочке, которая называлась Речной. Речной она называлась, по видимому, из-за того, что параллельно ей текла речушка Чумляк. Название речки было вполне оправданным, она вся заросла, покрылась тиной и от нее ужасно воняло. Из рыбы в ней плавали только рапаны, мерзкие и скользкие твари, состоящие почти из одних костей и слизи. Нас с братом возили туда почти каждый год. Летом мы, как правило, там находились пару недель, а одно лето – даже все три месяца.

Мой дедушка приехал сюда после армии, и здесь познакомился с бабушкой. С 25 лет и до пенсии он проработал шахтером на разрезе. Работал там он четко, про него даже в местной газете “Коркинская правда” писали. Человеком он был очень достойным и крайне трудолюбивым, поэтому я им гордился. Бабушка всю жизнь отработала в депо, обслуживающее железную дорогу, по которой вывозили уголь и отходы из разреза.

Детство несло мне массу светлых воспоминаний. Но суровая действительность в последующие годы набросала в них теней. Угольный разрез сейчас был то ли нерентабельным, то ли там уголь кончился. Вообщем он толком не работал, из-за чего на город обрушилась безработица и его население сократилось вдвое. На разрезе постоянно что-то горело, так что смог стал для города весьма привычным делом.

Прошлым летом мой дед, Иван Никифорович, умер. Именно в честь его меня, кстати, и назвали Ваней. Бабушка осталась одна, в старом доме ей было и тоскливо, и не по силам жить в одиночку. Жить одной, уже не молодой женщине в этой, по сути, деревне крайне тяжело. Воды из колодца натаскай, уголь в печку накидай, огород поливай. Все ее сыновья выросли, все стали городскими и жили в Челябинске. Но матушку свою они не забыли и не бросили.

Мои дядья как то быстренько скинулись и купили ей полуторку со всеми удобствами в центре города. Дом же остался стоять пустым и закрытым. Бабуля хотела его сдавать, но особо желающих не нашла. Без работы с деньгами у всех было плохо, да и дом уже был ветхим.

– -

Бабушка позвонила мне, ее первому внуку, чтобы узнать у меня как там мое житье-былье. Скучно ей было там одной, хотя людей в центре города было и поболее, чем на Речной. К тому же, после перезда, ее не забывали навещать подружки. После телефонных приветствий она пригласила меня к себе в гости, мотивируя это тем, что я совсем бабушку забыл и совсем ее не навещаю. Я действительно давненько у нее не был, да и расстраивать человека, от которого видел только добро, не имел ни малейшего желания. Подписавшись на то, что в воскресенье я стопудово к ней приеду, я сообщил об этом Кате, и мы начали корректировать наши планы на этот выходной день. Решили, что коль уж отказаться от поездки никак нельзя, то надо совместить приятное с полезным. Поэтому сначала съездим к бабушке, а потом уже поищем в этом городе место потише, чтобы оценить боевой потенциал коркинских танитов.

– -

В субботу я забрал новые копья. Они были существенно лучше уже имеющихся у нас, острые, с нескользящей ручкой, лезвие у них было с режущими кромками. Наши старые копья на их фоне смотрелись как дрова.

К завтрашней охоте мы стали тренироваться с новыми копьями, помахав ими из клетки, которую я доставил к безлюдному месту тренировки уже без помощи самопогрузчика. Клетка у нас была хоть и тяжелая, но, перемещая ее туда-сюда в Инвентарь , потратить пару Энергии совсем не зазорно. Я заказал у мужиков – сварщиков еще две таких же, правда, внеся еще раз изменение в проект. Теперь габаритами кузова самопогрузчика мы не были ограничены, поэтому можно было сделать их попросторнее. К тому же, я понял, что лазить в эту клетку через крышу – это ребячество, и заказал сделать в новых клетках нормальные двери. Заказывая их, я попросил мужиков – сварщиков сделать мне суровый такой металлический засов из полосовой стали толщиной 10 мм.

Вечером, я еще раз перепроверил мысленно все ли готово к завтрашнему дню и поняв, что вроде бы все в полном порядке, лег спать.

– -

Позарядкавшись и позавтракав, мы выехали к бабушке. Ехать в Коркино из Челябинска можно было двумя дорогами. Первая – это сначала через весь город, со всеми пробками доехать с нашего северо-запада до АМЗ и потом уже мчать оттуда прямо и прямо по трассе на Магнитогорск. Этот вариант был простой, но всю его прелесть убивали городские пробки. Вторая дорога вела с северо-запада на выезд из города в сторону Кременкуля, потом нужно было свернуть на объездную, а уже по ней доехать до съезда на шоссе до Магнитогорска. Этот способ был быстрее, чем с городскими пробками и светофорами. Но…, такой вариант, традиционно, тоже имел свое “но”.

Cейчас заканчивался апрель, уже был почти, елки-иголки, май. Снег уже в городе расстаял, дороги были чистыми и сухими. Вчера я переобул машину, поменял зимнюю резину на летнюю. Но у нас хоть и Южный, но все таки Урал, и этой ночью у нас выпал снег. Я с Катей охренели, выйдя из подъезда, увидев, что все на улице белое. А пока шли к машине, я понял, что еще и скользкое. Конечно это все махом расстает, пройдет пару дней и опять будет тепло и сухо. Но мне то ехать надо именно сейчас. Сев в машину, я не спешил начинать поездку, решив хорошенько подумать о том, по какой же дороге мне на летней резине все-таки поехать по этому катку.

Объездная дорога была хорошая, асфальтированная, но, елки-иголки, она была двухполосной. По ней в объезд города ездили большегрузы и просто грузовики. Слава богу, что такая дорога вокруг Челябинска была вообще, иначе этот поток грузов забил бы нам все улицы и проспекты. Однако из-за этого она была далеко не автомагистралью. Дорога постоянно петляла, было много подъемов и спусков, напрочь скрывающих для водителей обзор на пару километров вперед. Поэтому обогнать фуры было тяжело, если не идти на обгон на большой скорости, спеша воспользоваться секундами, когда становилось ясно видно, что на встречной полосе чисто. По сухому асфальту я бы поехал по объездной, обгонял бы и не парился.

А совершать резкие обгоны по скользкой дороге я вот ни в какую не хотел. Могло занести и все, пипец человечеству, ну и, конечно, мне. В данном вопросе для меня беспокойство о человечестве занимало второе место, я о себе и Кате заботился намного больше, но от такой меркантильной смены слагаемых, сумма не менялась.

Я принял решение ехать через город, придя к выводу, что по объездной со скоростью фуры, то есть 40-50 километров в час, время в пути было бы как минимиум такое же, а, возможно, даже и побольше. В городе ведь могло не оказаться этих пресловутых пробок, все-таки сейчас воскресенье, а вот фуры сто процентов будут.

– -

Доехали мы быстро, хотя без пробок все ж таки не обошлось. Скользкие дороги были и в городе, а это предполагает аварии. Шумахеры не успевали затормозить на светофорах и бомбили бамперы тех, кто успевал. А что творили маршрутные такси – это вообще тот еще треш. Как когда-то пошутили в КВН, самым быстрым животным на Земле теперь является не гепарт, а водитель маршрутного такси… Имя водителя в этой шутке я не помню, помню только, что оно было не русское, так что пусть будет – Джамшут. Нам встретились всего две таких аварии, что нас задержало, но не на много. Минут 30-ть мы ехали по городу, потом еще минут 20-ть по трассе и вот оно – наше славное Коркино.

Подарков бабушка не любила, говорила, что у нее все есть, поэтому мы купили тортик посимпатичнее в ближайшем к квартире бабушки супермаркете и отправились к ней.

Квартира у нее была хоть и маленькая, но уютная. Небольшая прихожая со шкафом для верхней одежды. Прямо и налево – кухня. Прямо направо – комната, где она жила. Слева – дверь в совмещенный санузел. Когда мы вошли в квартиру, я не удивился, что на кухне уже что-то разогревается. Бабушка всегда, когда к ней приезжали гости, стремилась их на убой накормить. Этот минус покрывал жирный плюс, так как готовила она очень вкусно. Ее супы и жареная картошка – это был для меня какой-то праздник живота.

– Это тебе, – сказал я бабушке, после того как мы троекратно расцеловались и протянул ей тортик.

– Ой, ну зачем вы? – как бы с обидой стала мне выговаривать бабуля.

Обмен подарка на выговор – это был традиционный бабушкин ритуал. Я поддержал эту игру и виновато развел руки. Дальше я представил бабушке Катю, и мы прошли на кухню. Перво – наперво для бабушки было и остается – это накормить гостя, чем она незамедлительно и занялась. Нас накормили и напоили чаем, в прикуску с подаренным нами тортиком. Мы сильно налопались и насилу отбились от добавок. Дальше встреча переместилась в комнату. Единственная в этой квартире комната была небольшой, но, как и вся квартира, уютной. Сразу за входом стоял диван, а справа от него – большой стол. Сидя на диване перед глазами оказывался телевизор, стоявший у противоположной стены. Всю эту стену занимали стеклянные шкафы с красивой посудой. Бабушке ее раньше постоянно дарили, и она для нее была дорога как память. В уголке комнаты разместился иконостас с иконами. Под старость религиозное рвение у бабули сильно выросло, она часто молилась и постоянно ходила в церковь. Я был к этому равнодушен, считая, что раз хочет – пусть ходит. Главное, чтобы в нашу православную церковь, не в какую-нибудь сраную секту.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю