156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Где наша не пропадала 2 (СИ) » Текст книги (страница 1)
Где наша не пропадала 2 (СИ)
  • Текст добавлен: 2 октября 2018, 16:30

Текст книги "Где наша не пропадала 2 (СИ)"


Автор книги: Эйвери Блесс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Где наша не пропадала 2
Эйвери Блесс

ГЛАВА 1

– Аника, доставили еще два приглашения.

– Замечательно, – потирая от удовольствия руки, я потянулась за свитками. – Как думаешь, Таир, это все или мы получим еще парочку?

– Знаешь, дочка, – глава бродячих начал меня так называть с первых же дней нашего знакомства. Даже несмотря на то, что догадывался: я и старше его, и жить буду значительно дольше. Мы никогда не обсуждали тему моего возраста и социальной принадлежности, так же как и мое прошлое, или мои планы на будущее. – Спроси ты у меня об этом еще несколько месяцев назад, то рассмешила бы этим вопросом. Виданное ли это дело, чтобы эйры присылали пригласительные бродягам, предлагая им выступить на своем личном закрытом празднике и обещая заплатить такие деньжищи за один день работы. Мы раньше за месяц не всегда столько зарабатывали.

– Все когда-нибудь бывает в первый раз, – сломав печать, я развернула первый свиток и быстро пробежала по нему глазами. Текст примерно везде был одинаковый. Эйр такой-то, дальше шло полное имя с перечислением всех земель и регалий, прочитав которое всякий должен был проникнуться и затрепетать, воздав хвалу Богине за то, что столь великий человек обратил на него внимание. Только вот на меня это не действовало. Воспитана я не в том обществе и не в том мире. Это Таир, когда увидел первое приглашение и прочитал его, готов был тут же сорваться с места и бежать в ближайший храм и кланяться всем святым, вознося им молитвы и воздавая хвалу. Ну а когда пришло второе, от счастья уже вся наша труппа плясала. А наутро они даже собираться начали, несмотря на то, что новые номера еще не полностью отрепетированы. Они-то плясали, а я возможную будущую прибыль подсчитывала, так же как и убытки в случае провала. Да и понимала, это только начало и первыми нас переманить к себе захотят те, кто не хочет или не может достойно нам заплатить.

Так, впрочем, и получилось. В следующих пригласительных суммы оплаты наших услуг были более интересными. Мне тогда понадобились все мои ораторские способности, чтобы убедить народ остаться на месте и не торопиться. Так как именно благодаря мне и моим советам наша труппа сейчас оказалась на гребне волны, то меня послушали. С оглядкой, но все же.

Продолжим. В начале пригласительных шло имя, после него уже и само обращение. Если вкратце, то получалось что-то типа: буду рад, если вы согласитесь выступить на празднике в честь первого дня рождения моего сына или дочери, одного или нескольких. Правда, писали более витиевато, и просьба больше походила на приказ, но общий смысл все равно был один. Зачем только так много бумаги и чернил тратить? Ну да ладно, не мое – не жалко. Нравится им пыль в глаза пускать, ну и на здоровье. В конце текста указывалось, когда сие мероприятие состоится, а также где и сколько нам за него заплатят.

Первые три приглашения были от хозяев ближайших земель. С одной стороны принять их было для нас удобно, ехать далеко не надо. А вот с другой – платили они почти в два раза меньше, чем более именитые эйры, территории которых располагались гораздо дальше.

Сумма, указанная в конце свитка, не обманула моего ожидания и неимоверно порадовала. На землях этого господина мы еще не выступали, да и добираться до них не очень удобно и по времени не меньше двух декад, возможно, именно этим и сказывается то количество нулей, что я наблюдала. Таким образом попытались подстегнуть наше желание и интерес к их предложению. Довольно хмыкнув, я показала цифру Таиру.

– Что скажешь?

– Ты, как всегда, оказалась права. Только не слишком ли мы долго перебираем клиентов? Они же от нас ждут ответа. Некоторые уже восемь дней как ждут. Смотри, чтобы не получилось так, что мы останемся, в конечном счете, ни с чем, да еще и оскорбим всех этих господ.

– Ты прав, тянуть дальше не стоит. Давай только посмотрим, что нам предлагают в последнем свитке и сделаем окончательный выбор клиента.

Раскрыв его, я от неожиданности вздрогнула. Вот как-то не ожидала, что одно из приглашений окажется от моего недомуженька. У него все же родилось двое деток. Сын и дочь. Узнать бы еще кто из девушек кого ему родил. Хотя… какая мне разница? Меня это не касается. Да и вообще, я обещала никогда не возвращаться в Лауваль, не искать встреч с Арканой и не напоминать о себе. Вот только что делать с любопытством, так неожиданно проскользнувшим ужом в душу? Оно же меня замучит. И чем буду меньше пытаться думать об этом, тем сложнее будет противостоять желанию узнать, кто кого довел до белого каления. Смог ли Аркана приструнить Айлише и Тильду, или девчонки из него веревки вьют?

Нет. Зачем самой напрашиваться на неприятности? Да и какая разница, кто ему кого родил и которая из дамочек сейчас главенствует в замке? Хотя, если бы у меня спросили, я бы поставила на Айлише. Но помимо любопытства меня посетила еще и зависть. Нет, не злобная и черная, и не из-за того, что у него родились дети. Точнее, не совсем из-за этого. Забеременеть и родить, если я правильно поняла то, что мне рассказывали Олдер и Илди, я могу хоть сейчас. Не за один день, но с этим не должно быть проблем, главное, найти подходящего долгожителя. Проблема была в том, что у него появился кто-то свой, близкий, родной, а я одна, бегаю по миру и скрываюсь ото всех, не имея ни семьи, ни кола, ни двора. Это не ревность. Так сложилось, что первые полгода после моего изменения, я вливалась в жизнь труппы бродячих артистов, особо не замечая ничего вокруг. Меняя свое восприятие мира и себя в этом, новом для меня, мире. Я хоть и чувствовала себя всегда молодой душой, но одно дело чувствовать, а другое стать молодой на самом деле. Все-таки возраст меняет не только взгляд на жизнь, но и мировоззрение, а также поведение людей. Благодаря отношению окружающих ко мне, которые знать не знали ту развалину, которой я была еще совсем недавно, а приняли меня такой, какой увидели: молодой и слегка наивной (все же многие вещи, обыденные в этом мире, я не понимала в силу другого менталитета), вскоре мой внутренний мир стал более-менее соответствовать моему внешнему образу. А то первое время, после очередного моего высказывания или поступка, довольно часто ловила на себе недоумевающие взгляды. Спустя полтора года, которые я путешествую с бродягами, от старухи не осталось и следа. Разве что воспоминания у меня в голове. Да и те из-за количества всего того нового и необычного, что я увидела, пережила и узнала стали блекнуть.

По-прошествии непродолжительного времени, после того как я появилась в труппе и бродяги меня начали воспринимать как свою, я стала замечать заинтересованные взгляды молодых парней, направленные в мою сторону. Гормоны, бушующие в молодом и юном теле, просили пуститься если и не во все тяжкие, то хотя бы пошалить, но вот мозг останавливал. Одноразовые встречи мне не нужны. Не тот я человек. А вот на большее пойти боялась. Окружали меня сейчас обычные люди с продолжительностью жизни семьдесят-восемьдесят лет. Мне же жить в сотню раз дольше. А это значит, согласись я с кем-то на что-то большее, чем одноразовый секс, то вполне возможно, даже скорее всего так и будет, к нему привяжусь. Да и мужчина, возможно, захочет продолжения вроде свадьбы и детей. А я не смогу дать ему не того, ни другого. Рожать мужчине с обычной продолжительностью жизни ребенка я не только не могу, но и не хочу. Иначе что меня ждет потом? А потом, мне придется наблюдать, как близкие и ставшие родными люди будут сначала стареть, а после и умрат. Я уже когда-то пережила смерть мужа и сына. Больше не хочется. Ту боль ни с чем не сравнить и никогда не забыть. Да, со временем она притупилась, но все равно осталась. Поэтому и не шла ни с кем из труппы на сближение. А оставлять ее сейчас и начинать вести образ жизни, соответствующий моему статусу долгожительницы, чтобы познакомиться с кем-то, я еще была не готова. Хотя Олдер мне про это уже все уши прожужжал. С ним мы встречались в среднем раз в месяц. Мой бывший охранник всегда меня находил, где бы я ни была, в какой бы город бродяг не закинула путь-дорожка.

Время от времени, после какого-нибудь выступления, ко мне подбегал кто-то из детей и вручал записку, в которой почерком Олдера было написано, где и когда он будет меня ждать. Я всегда была рада его видеть. Первые несколько раз, пока мы еще не уехали очень далеко от его земель, на встречи и Илди приезжала.

Все наши посиделки заканчивались приблизительно одинаково. Со стороны Олдера просьбой прекращать это сумасбродство и обещанием меня всем обеспечить. А если мне так сильно хочется и дальше путешествовать, он все организует в соответствии с моим нынешним статусом. Я же ему напоминала, что уже давно являюсь взрослой самостоятельной личностью, умеющей принимать взвешенные решения и это мой выбор на данном этапе жизни. А также то, что он обещал не вмешиваться в мою жизнь. Мне не хотелось познавать окружающий мир, сидя в дорогой карете. Через раболепные и услужливые улыбки не увидеть настоящих людей и соответственно не узнать чем и как они живут.

Так как в банк я не ходила и соответственно не снимала деньги ни Арканы, ни Олдера, то последний все время в момент расставания всучивал мне довольно толстый кошель на мелкие расходы. Поблагодарив его, я всегда их брала в надежде, что ему хоть так будет спокойнее и легче.

– Аника, о чем задумалась? Что-то не так с тем приглашением? – обеспокоенный голос Таира вывел меня из задумчивости, и я еще раз взглянула на имя моего недомужа.

– Все с ним нормально. Просто еще одно приглашение. Такое же, как и остальные, – говоря это, я отложила свиток в сторону. – Ну что же, Таир, давай выбирать, кого из эйров мы обрадуем своим визитом, ответив согласием на их страстное желание лицезреть нас. Тех троих, которые прислали приглашения первыми, я бы отбросила. Итого у нас остается еще три приглашения. Что скажешь про них?

Я все же решила не идти на поводу у своего любопытства, так как отлично помню пословицу про кошку и что с ней случилось за то, что совала свой нос не туда куда надо. Ей даже ее мифические девять жизней не помогли. А значит принимать приглашение Арканы не стоит. Вот только Таир, нахмурившись, потянулся к нему, чтобы прочесть самому, что там написано. Поджав губы, я отвернулась, делая вид, что еще раз просматриваю свитки тех эйров, суммы вознаграждения которых меня особенно заинтересовали.

– А что с этим не так? – пожилой мужчина внимательно вчитывался в приглашение Арканы.

– Да ничего, все там нормально, – постаралась сказать это как можно более безразличным голосом. – Насколько я помню, земли этого эйра находятся несколько в стороне, да и сумма оплаты не самая большая. Нам же все равно надо отсеять еще троих. Было бы хорошо, – мечтательно произнесла я, – если бы они праздники устраивали по очереди, а не одновременно. Тогда мы бы смогли отлично заработать, побывав у каждого из них.

– Что уж поделаешь, – Таир с сожалением вздохнул, окинув взглядом все свитки, – дети у всех долгожителей рождаются примерно в одно время. А так как большие праздники они устраивают, первый раз когда ребенку исполняется год, а следующий уже на его первое совершеннолетие, а это через сто лет, то нам стоит хорошо обдумать, к кому ехать. До второго празднования мы не доживем.

– Тогда, возможно, стоит поехать к тому, кто платит больше? Когда еще получится так заработать?

Не то чтобы я была очень меркантильная, но и романтичной особой никогда не была. Нам вон скольких животных кормить надо, да и не так давно мы довольно сильно потратились, чтобы закупить инвентарь для новой программы. Когда я только попала к бродягам, у них толком не было никакой организации. Вроде как несколько трупп и артистов держались вместе, так им было безопаснее путешествовать и выступать. Ели каждый из своего котелка. Правда, со своего заработка все должны были скидываться Таиру по двадцать процентов и если вдруг у кого-то случалось несчастье: покалечился он, или телега сломалась – с общака брали деньги чтобы помочь попавшему в беду. А так, каждый выкручивался как мог для своей семьи сам. При этом не всегда в рамках закона. Вроде как они и вместе, одна община, один коллектив, в котором бродяги готовы были защищать другого от любого чужака, а на деле, все же все сами по себе.

Поездив с ними какое-то время, я внесла предложение объединить их номера в одно представление, которое будет идти в закрытом шатре. Создать первый в этом мире переездной цирк-шапито, за посещение которого люди будут платить. Первоначально мою идею мало кто оценил. Бродяги не верили, что кто-то будет покупать билеты, чтобы посмотреть представление. Они могли часами выступать на площади, собирая медяки, которые им давали, да и то не все зрители. А тут платить.

Так как оказалось, что я все же не артистка и меня не прельщает выступать перед толпой народа в надежде, что мне подадут на кусок хлеба (а я на тот момент уже четыре декады жила за счет Таира, так как от наотрез отказывался брать с меня деньги), то я решила все необходимое для переносного шатра приобрести за свой счет. Тем более, что у меня осталась еще неплохая сумма с той, что мне когда-то дал Аркана, да и Олдер на тот момент, уже несколько раз добавил. Это я молчу про деньги на счетах. Но они пусть пока лежат неприкосновенным запасом. Еще неизвестно как жизнь завтра повернется.

Не все артисты были против моей идеи. А главное, что Таир меня поддержал. И вот засели мы за разработку конструкции для шатра. Ни они, ни я толком не знали, что для этого понадобится. Все что я смогла поначалу, это сделать общий набросок. Но это не помешало нам уже спустя шесть декад натягивать первую конструкцию. К нашей общей радости, люди пошли. Это было что-то новое для этого мира. А за новое, интересное и необычное народ готов платить.

Теперь это уже не были разрозненные номера, все было собрано в одну программу. Как спектакль: со своим сценарием и общей идеей, где для каждого из нашей труппы нашлась роль. Для закрытого помещения артисты могли создавать более интересные номера с более сложными и захватывающими трюками. Теперь у них были страховки и несчастные случаи, которые калечили не только тела, но и души, прекратились. Кроме того, мы перестали зависеть от природы. Все равно, что на улице – дождь или снег, внутри шатра было тепло, сухо и весело. Бродяги стали более защищенные и уверенные в своем завтрашнем дне. Теперь они были действительно как одна семья.

Деньги, полученные за представления, сначала распределялись на пропитание животных (теперь они содержались за общий счет, как ездовые, так и те, которые выступали или демонстрировались как экзотика), потом на инвентарь как для выступления, так и для передвижения, на костюмы, на оплату стоянки (да-да, некоторые градоначальники за нее теперь с нас стали брать деньги), за возможность проехать через город с музыкой, песнями и плясками, рекламируя будущее представление, зазывая и демонстрируя себя и животных. И только после всего этого, остаток делился между всеми артистами в зависимости от затраченного труда. Но даже в этом случае бродяги получали больше, чем раньше. И получали постоянно. Больше никто не жил впроголодь.

О нас стали говорить. Нас стали приглашать. И главное, к нашей труппе перестали относиться как к нищебродам и попрошайкам. Нас стали уважать. Мы это заработали. Точнее они. А я… а я стала казначеем нашей труппы. Бухгалтер – это не профессия, это состояние души. Вот я и просиживала часами, просчитывая где и как можно еще заработать или как минимизировать расходы. Этим я занималась когда-то в своем мире, а теперь и в новом. А еще мы с Таиром были конферансье. У главы бродячих, правда, роль ведущего получалась гораздо лучше. Язык у старика отлично подвешен. А какие он выдает шутки и экспромты. Зрители на них всегда реагировали улыбкой или смехом. Я же просто была на подхвате. А если случался какой-то казус или заминка, могла спеть, отвлекая на себя внимание зрителей. Мои песни, хоть и были необычными для этого мира, но народу нравились. Ирланды, несмотря на то, что они любили учить разные трюки и номера, не выступали перед толпой. Им физически было трудно не реагировать на эмоции зрителей. А у последних, они не всегда были только положительные. Люди же разные.

Если акробаты, дрессировщики и жонглеры давно известны этому миру, то вот клоуны нет. Эта новинка также привлекла к нам большое количество зрителей. Люди на представления ходили семьями, с детьми и стариками. Наш приезд становился маленьким праздником в каждом селении и городке. Теперь нас ждали. Везде. Мы отлично понимали, что скоро и другие последуют нашему примеру, но на данный момент именно мы снимали сливки.

– Аника, не все так просто. Не забывай, нам еще писать отказ нескольким уважаемым и что неприятно, гордым и заносчивым эйрам, у которых имеется не только власть и сила, чтобы нас наказать (на случай если они сочтут себя оскорбленными нашими действиями), но и возможность.

Вот сейчас я растерялась. А ведь действительно. Если один из приславших приглашение окажется таким, как скажем Айлише, отказ на нас может и аукнуться.

– И что же делать?

– Выбрать наиболее влиятельного. Того, с кем остальные не захотят связываться. А также не смогут нас обвинить в непочтении из-за того, что мы им отказали, выбрав кого-то менее достойного, чем они. В этом случае мы со спокойной душой принесем свои извинения, что не смогли принять их приглашение, так как… – Таир принялся разворачивать по очереди свитки, просматривая имена на них – эйр Рейн Аркана, попросил присутствовать на праздновании дня рождения его детей.

По-видимому, Богиня этого мира еще та шутница. И мне все же придется нарушить свое слово, посетив владения моего недомуженька. И ведь ко мне из-за этого не подкопаешься, я же это делаю не по своему капризу, а по личному приглашению. Возможно оно и к лучшему. Мое любопытство успокоится, и я спокойно продолжу свое путешествие. Во всяком случае, я на это надеюсь. Шансов, что меня кто-то узнает в Лаувале, нет. Главное только самой себя не выдать.



ГЛАВА 2

К границе территорий замка Лауваль наш караван из подвод и телег добрался уже глубокой ночью. Мы показали охране приглашение и нам разрешили разбить лагерь. А как только первые лучи восходящего солнца окрасили небосвод в оранжевые тона к нам пришел Дамир. По-видимому, он по-прежнему работал управляющим в доме Арканы. Нам разрешили разместиться несколько в отдалении, чтобы наши телеги не мозолили глаза высокородным гостям, и показали где именно поставить шатер, пообещав, что после обеда к нам подойдет хозяин и тогда уже будет подписан договор. Мужчина, впрочем, как всегда, был предельно вежлив. Несмотря на то, что я специально мелькнула перед его глазами, не обратил на меня никакого внимания. Вот и замечательно. Это вселяло надежду, что даже если случайно меня кто-то из обитателей замка увидит, то не узнает.

Но все же, от греха подальше, я решила не светиться и не попадаться на глаза своим старым знакомым. А это значит, я не буду ни выступать с другими артистами, ни помогать Таиру. Придется ему самостоятельно вести шоу-программу. Я же по мере своих сил буду помогать с организацией праздника за кулисами.

К обеду мы уже почти закончили с установкой шатра. Все входы закрыты, надежно пряча от чужих глаз закулисную жизнь бродяг. Нечего всяким ротозеям заглядывать как на самих артистов, так на рабочие моменты, вроде репетиций и подготовки номеров. Зрителям надо видеть только яркое и фееричное представление, а не то, как мы к нему готовимся. А пока необходимо проверить натяжку как креплений всех канатов, веревочных лестниц и другого оборудования и инвентаря, так и страховок. После чего у нас будет несколько дней для репетиций и окончательного прогона программы, согласованной с нанимателем.

Сейчас нам надо было что-то решать с местами для зрителей. Обычные лавки, даже обитые тканью, для господ эйров точно не подойдут. И пока мы с Таиром, стоя в стороне от арены, обговаривали этот момент, полог входа откинулся и в центр шатра вплыла Айлише со свитой подчиненных, при этом скривив недовольно носик и раздавая указания. И кто бы сомневался.

– Фу, какая безвкусица. Какие кричащие цвета. Так и режут глаз, – ну да, полотна для пошива шатра мы использовали ярко-красного и желтого цветов. Так чтобы строение было видно издалека и в любую погоду. Особенно во время ночной подсветки. – Примерно этого я от этих нищебродов и ожидала. Это никуда не годится. Хорошо, что я приготовилась заранее к такому плачевному зрелищу. Внесите ткани.

Все артисты замерли. Такого хамства мы давно не встречали. Хотя вру. Настолько откровенного хамства мы не встречали никогда. Все же некоторые труппы бродяг были не совсем добропорядочными гражданами, чтящими букву закона. Да что там, некоторые общины бродяг были скорее шайками, не брезгующими не только грабежами, но и более темными делишками. Например, заказными убийствами. И никто точно не знал, какая из трупп чем занимается. Поэтому люди все же остерегались открыто оскорблять романтиков с большой дороги. Можно ведь и нарваться на неприятности.

Пока мы все замерли неподвижными изваяниями, Айлише продолжала.

– Значит так, синей тканью задрапируете стены, а из золотистой сделаете ламбрекены. И да, на каждой стене повесьте герб вашего эйра. Никто из приглашенных не должен забывать, на чей праздник он пришел. Так, что дальше?..

Девушка ненадолго задумалась, осматриваясь по сторонам, а я тем временем рассматривала ее. Беременность на Айлише никак не сказалась. Да что там. Она выглядела отлично. Стройная, красивая, уверенная в себе, с горделивой осанкой. Похоже, все же в замке заправляет именно она. В общем-то, я так и предполагала.

– Значит так, вот здесь надо сделать возвышение и поставить кресла для эйра и меня, а также два детских стульчика. Вот эти веревки над нами надо убрать и эту деревяшку также, – говоря это, девушка указала на один из основных столбов, поддерживающих шатер. – Она будет нас загораживать от гостей и мешать наследнику. Ладно, с этим все понятно, пока приступайте. Я потом скажу, что еще сделать. Так, кто здесь главный?

Таир отмер и медленно пошел в сторону раскомандовавшейся принцески. Пока у него нет слов, но надеюсь, это продлится недолго. Главное, чтобы он слова подобрал правильные, а то ведь бродяги народ простой, несмотря на те деньги, что нам обещаны, может и послать кое-кого очень далеко, и другие артисты его в этом поддержат.

– Я здесь главный.

– Бродяга, ты как ко мне обращаешься?! Или тебя совсем ничему не учили, раз элементарных правил приличий не знаешь?

Недовольно поджав губы, девушка стала нетерпеливо постукивать носком ботинка по полу.

– Добрый день, сиера, я глава этой труппы, Таир Ластар. Вы хотели меня видеть? – старик выплюнул приветствие, сжав зубы. О том чтобы поклониться, он даже не подумал. Незамеченным это не осталось. Недовольный взгляд Айлише прошелся сначала по Таиру, а потом и по остальным артистам. Ни один из нас не наклонил голову, приложив руку к сердцу. Все же какое-то чувство самосохранения в ней теплится, так как по этому поводу она промолчала и решила перейти сразу к делу.

– Да. Прикажите своим людям помочь моим работникам привести здесь все в надлежащий вид. А то не хватало мне еще из-за вас опозориться перед гостями. Развесьте ткани и уберите все то, что я приказала. Постамент, кресла и столики, как для нас с эйром Арканой, так и для гостей, принесут из дворца. Если вы что-то испортите, возмещать будете полную стоимость предметов. И помните, мебель во дворце очень дорогая. Чуть позже я расскажу, как все разместить согласно иерархии высшего общества, чтобы никого не оскорбить. Вы все равно в этом не разбираетесь. Пригласила… на свою голову. Теперь самой приходится все решать и делать.

По сжавшимся кулакам Таира и хмурым лицам остальных артистов я поняла, что все сейчас может очень плачевно для нас закончиться, особенно если народ сорвется. А эта дура совершенно не понимает, что нарывается. Война между зарвавшимися долгожителями и простыми людьми давно закончилась, но небольшие возмущения и стычки, часто со смертельным исходом, происходят до сих пор. И это несмотря на то, что посмевшего убить или смертельно ранить другого человека, ждет наказание хуже смерти. Насколько я слышала, это работа в шахтах, где добывают самирскую руду. Именно при ее расщеплении высвобождается наибольшее количество энергии, необходимой для работы, как обычных светильников, так и для функционирования большинства достижений техники этого мира. Вот только люди, добывающие ее, начинают заживо гнить и распадаться. Именно по этой причине, энергия так дорога, а в шахтах работают только преступники, на которых надевают подчиняющие браслеты. Из-за последних, осужденные не могут ни сбежать, ни наложить на себя руки, ни прекратить работу, выполнять которую они будут до последнего вздоха и только смерть освободит их от наказания. А наступает она по прошествии года.

– Сиера, – подбежав к Таиру, я встала рядом с ним, – дело в том, что выполнить ваше пожелание мы не можем. Эта деревяшка, как вы выразились, является одной из основных несущих балок, поддерживающих шатер. Если ее убрать, то он может завалиться в самый неподходящий момент и накрыть всех ваших гостей. А нам бы очень не хотелось, чтобы из-за необдуманного поступка кто-то пострадал. Думаю, вы так же этого не хотите.

– А ты кто такая? – брезгливо взирая на меня, поинтересовалась Айлише.

В отличие от нее, я все утро работала, поэтому одета была в удобную одежду. А это: простые темные брюки, темная рубашка и удлиненная темная жилетка. Свои густые, длинные, темно-русые волосы я заплела в две косы и уложила короной на голове. Так они не мешали. А еще у меня не очень чистые руки и уверена, что и лицо также чистотой не отличалось, так как не единожды убирала выбившиеся из прически и падающие на глаза пряди волос тыльной стороной ладони. Но это все не мешало мне также гордо держать голову и уверенно смотреть на зарвавшуюся дамочку. А еще, общаться с ней как с неразумным глупым ребенком. И судя по бешенству, блеснувшему в ее глазах, она это поняла.

– Это моя дочь и первая помощница.

– Вот пусть и помогает. Например, веревки ваши висячие с потолка уберет. И нечего вмешиваться в разговор старших, тем более ее никто не спрашивал. Совсем люди стыд потеряли! Ничему своих детей не учат!

– Уважаемая, – мое, 'уважаемая' было больше похоже на оскорбление, чем на слова почтения, – эти как вы выразились 'веревки' страховочные тросы. Их нельзя убрать, так как они обеспечивают безопасность артистов во время трюков.

Меня тут же смерили уничижительным взглядом, скривив при этом недовольно губки.

– Это вы что, без того чтобы вас за ручку держали, ничего и сделать не можете? Что-то мне кажется, вас перехвалили. Я скажу эйру, чтобы он изменил сумму вашего гонорара в договоре. Мне кажется, она несколько преувеличена. В разы преувеличена. Раз элементарных вещей, которые выполняют другие бродячие за медяки, вы не можете делать не перестраховавшись, за ту сумму, что мы вам платим. Возможно, вы просто бездельники, лодыри и трусы, которые только и могут, что деньги из добропорядочных людей требовать.

Это она меня что, пытается на слабо взять? Усмехнувшись, сложила руки на груди, внеся предложение.

– Во-первых, вы нам еще ничего не заплатили. Во-вторых, наши артисты не будут из-за ваших капризов и на потеху высокородной публики, рисковать своими жизнями. А в-третьих, давайте-ка мы вас, такую храбрую и смелую, скажем, на нижние стропила подсадим, а вы уже с них сами спуститесь. Без страховки. А мы посмотрим. И заметьте, трюки я вас выполнять не прошу.

– Да как ты смеешь, безродная, маленькая… А-а-а.

Голос у нее остался все таким же мерзким. Возмутившись, девушка замахнулась, чтобы отвесить мне пощечину, но мои ирланды тут же угрожающе зашипели с двух сторон от меня, наставив свои жала на попытавшуюся ударить меня Айлише. И откуда только взялись? Вроде бы их рядом не было. Прервавший истерические вопли вопрос, меня, почему-то, абсолютно не удивил.

– Что здесь происходит?

К нам широким шагом приближался раздраженный Аркана. Его появление вызвало у меня кривую усмешку. Все как всегда. Смотрю, в этом доме ничего не меняется.

– Эйр, – Таир, да и остальные присутствующие в павильоне, тут же почтительно склонили головы, прижав в знак приветствия и уважения правую руку к груди. Чтобы не выделяться из толпы, последовала общему примеру. – Для меня – честь получить ваше приглашение и видеть вас в своем шатре.

В ответ муженек небрежно кивнул, окинув хмурым взглядом всех участников спора, отдельное внимание уделив моим пернатым охранникам.

– Так все же, что здесь происходит? – повторил свой вопрос Аркана и вопросительно посмотрел на Айлише. Ну что же, послушаем, что пропоет нам эта птичка. Интересно, она помнит, что ирланды не нападают просто так, а только когда угрожают их хозяину или члену семьи?

– Эта бродяжка оскорбила вас, предложив мне, матери вашего наследника, развлечь ее, лазая по этим их веревкам.

По-видимому, все же помнит, раз не обвинила меня в нападении на ее венценосную персону. Не настолько она глупа, как кажется на первый взгляд. И разговор наш девушка удачно перевернула, да так, что Аркана теперь уже меня прожигал холодным вопросительным взглядом. И ведь если не вдаваться в подробности, я ей действительно предложила именно это. Вот только что удивительно? Пользуясь своей властью, местный царек мог дальше ничего и не уточнять, а просто приказать своим солдатам схватить меня. Хотя… опять же, кто бы рискнул это сделать? Помимо двух пернатых и очень опасных рептилий, защищающих меня, в бой были готовы ринуться все мужчины из нашей труппы. А это не нужно ни Аркане, ни мне. Значит, придется оправдываться в попытке разрядить и сгладить ситуацию. Ничего. Оправдываться – это не врать. Язык у меня не отсохнет пока буду рассказывать о произошедшем, со своей точки зрения. А если повезет, так еще и воспользуюсь случившимся, чтобы собрать наш лагерь и свалить отсюда подобру-поздорову. По-хорошему, если это сделать шустро, то мы успеем договориться с другим эйром.

– Ваша… – блин, и кто она ему? Как на Земле называют женщин, которые прилипают к обеспеченным мужикам и сосут из них деньги, я знаю. И еще не так давно не постеснялась бы назвать все своими словами, но если сейчас так поступлю, тогда конфликта точно не избежать. А он никому из здесь присутствующих не нужен, – …дама в категоричной и оскорбительной форме потребовала убрать один из опорных столбов, что может привести к нарушению всей конструкции шатра. Из-за чего он станет неустойчивым и может в любой момент завалиться. После чего в такой же форме приказала убрать всю страховочную оснастку павильона, потому что она ей кажется неэстетичной. Что, в свою очередь, может привести к трагическому случаю со смертельным исходом одного из артистов прямо во время выступления на праздновании дня рождения ваших детей. Не думаю, что это именно то зрелище, на которое прибудут посмотреть ваши гости. А когда я отказалась это делать, ваша дама назвала нас трусами, лентяями и мошенниками. Вот после этого я ей и предложила самой попробовать подняться под купол и спуститься вниз, без страховки. Это было сделано не с целью повеселить нас, – если быть более точной, то не только с этой целью. Думаю, большинство из здесь присутствующих с интересом понаблюдало бы за этим зрелищем, но эйру-то об этом знать не обязательно. Так что продолжим, – а с целью, чтобы она на личном опыте поняла насколько это опасно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю