355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Решетов » Чистилище-online (СИ) » Текст книги (страница 6)
Чистилище-online (СИ)
  • Текст добавлен: 7 августа 2021, 14:32

Текст книги "Чистилище-online (СИ)"


Автор книги: Евгений Решетов



сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 15 страниц)

Естественно, девушка вприпрыжку понеслась за ним, а оказавшись возле трупа, пораженно выдохнула, прижав ладони к щекам:

– Ого, да его сначала повесили, потом выбили глаза, а под конец отрубили руку! Вот изверги! Узнаю почерк тёмных!

– Вот всегда так, – прошептал Бад с обидой в голосе. – Чуть что – виноваты тёмные.

– Ну, конкретно в этом случае кое-кто приложил топор к этому издевательству, – мрачно напомнил орк, покосившись на меня колючими бледно-голубыми глазами.

– Да ты сам хотел этой самой рукой задушить девку, – огрызнулся я, гневно глянув на него.

– Ну чего ты принялся ворошить прошлое? Когда это было-то?

– Вот ты жук, – выдохнул я, покачав головой.

Тем временем параллельно с нашей лёгкой перебранкой светлый игрок взволнованно произнёс:

– Дейдра, пошли отсюда. Мы ему ничем не поможем.

– Ладно, пошли, – долетели до нас девичьи слова, приглушённые расстоянием.

– Вот и валите, – процедил гоблин, а потом неожиданно выдохнул, заметив что-то в траве рядом с собой: – О, ящерка. Мужики, может, наловим их? Они же съедобные.

– Некогда. Нам надо быстрее задание закрыть, – напомнил я, вдыхая насыщенный аромат чернозёма. – Сей, ты вроде самый глазастый, глянь – ушли они?

Тот кивнул и приподнял голову, пару мгновений смотрел вдаль, сощурив глаза, а затем выдал:

– Да вроде бы свалили. Не вижу я их.

– Шустрые ребята, – усмехнулся Бад, вставая в полный рост и выбираясь на тракт. – Да, светлых, действительно, и след простыл.

Ассасин оказался на дороге вторым, а потом и я вышел из укрытия. Орк же замешкался, что-то ловко накрыв лапищей. Похоже, он мимоходом поймал ящерицу и, судя по его предвкушающе сверкнувшим глазам, жить ей оставалось недолго. Я отвернулся, не желая наблюдать за её кончиной, а следом вдруг подумал о том, что как-то всё неправильно, словно мой мозг упустил что-то важное…

И тут, будто в ответ на мои мысли, что-то вжикнуло в воздухе, а буквально спустя миг из глаза ассасина выросло оперение плохонькой, самодельной стрелы. Игрок замертво упал на спину, как рубль во время дефолта в девяносто восьмом, а затем стал медленно бледнеть, словно призрак, который уходил в небытие.

В это мгновение из-за дуба долетели восторженные вопли:

– Я же говорил, что они где-то рядом! Ведь из обрубка руки всё ещё сочится кровь! Но какой выстрел, Дейдра, какой выстрел! А теперь стреляй вон в того хилого!

Под «хилым» парень имел в виду гоблина. А тот услышал его слова и незамедлительно прыгнул в траву, растущую по ту сторону тракта. И он как раз вовремя скрылся из виду – над дорогой вжикнула ещё одна стрела. Правда, она прошла далеко в стороне от того места, где прежде стоял Бад.

Я же бросил топор, поднял руки и стал истошно орать, видя светлого, который бежал ко мне:

– Не убивайте нас! Вы уже завалили Вилли! Нас всего двое осталось! Не убивайте!

– Дейдра, держи под наблюдением траву. И подойди ближе, а то опять промахнёшься. А с этим я сам поговорю! – проорал парень, довольно скаля зубы. – На колени, тёмная тварь! И моли о пощаде!

– Да, как скажете, – испуганно пропищал я, медленно двигаясь назад, чтобы оказаться в паре метров от орка, который залёг в траве.

– На колени! – снова взревел парень, сделав страшные глаза. – Или я вздёрну тебя на той самой верёвке, которая висит на твоём плече!

Игрок уже был возле меня, держа в руках меч, который отражал солнечные лучи, а потом вдруг на его лезвие появились языки самого настоящего пламени. Я удивлённо ойкнул, почувствовал жар, идущий от огня, а затем посмотрел в глаза парня. В них горело торжество, затмевающее способность трезво мыслить. Да, это то, что мне нужно.

В следующее мгновение мои ноги подогнулись, и колени почувствовали землю. А светлый картинно занёс пылающий меч и пафосно изрёк:

– Твоё последнее слово, грешник!

– Да не тупи ты! Действуй! – заорал я во всю глотку.

Парень удивлённо выпучил зенки, а затем дёрнулся всем телом, и по его лбу заструилась кровь. Дальше два звука слились в один – пронзительный крик девушки и хруст, с которым мой топорик, оказавшийся в руках орка, второй раз опустился на голову светлого.

Я же облегчённо выдохнул, шарахнувшись вбок, чтобы избежать встречи с рухнувшим лицом вниз телом:

– Фух, догадался.

– Ага, – промычал орк, глядя на меня безумными глазами и сжимая в руках окровавленный топорик.

– Молодец! Но только опять не тупи! В укрытие! Тут же лучница! – заорал я, нырнув в траву.

И как раз в этот миг мимо нас вжикнула стрела. Она прошла в паре метров от застывшего столбом орка, чем заставила меня сильно усомниться в снайперских способностях девушки. Похоже, ей крупно повезло, что она тем первым выстрелом с такого расстояния попала в ассасина. А тот, кажется, сильно прогневал местные высшие силы, которые отвечали за удачу. Или тупо так сложились обстоятельства. Короче, не знаю, что именно произошло, но девка явно не снайпер. Всё же Сею надо уйти с тракта. Поэтому я снова крикнул, призывно махнув рукой:

– Идиот! Ко мне!

Тот вдруг сильно вздрогнул, будто очнулся ото сна, а затем прыгнул в траву, лёг недалеко от меня и принялся горячо тараторить:

– Рей, я никого никогда… а тут… прямо по башке хрясь… Ты слышал, как она хрустнула? А кровь, кровь… Меня до сих пор всего трясёт.

– Сей, успокойся. Ты не убил светлого, а лишил только одной жизни. Он же не мог уже просрать все три? – пробормотал я, с разочарованием наблюдая за тем, как игрок растворяется в воздухе вместе с мечом, который лежал немного в стороне от него.

– Да, точно. Вон и клинок его пропал. Значит, у светлого осталась, как минимум, ещё одна жизнь, – облегчённо выдохнул орк. – А вот если бы его шмотки не исчезли, то всё – это была его последняя жизнь.

– Полезная информация, – еле слышно пробормотал я, сам изрядно нервничая из-за увиденной смерти, а потом, несмотря на эмоции, решительно выдал: – Сей, нам надо разобраться с лучницей. Ты мне поможешь?

– Ага, – последовал его ответ после короткой заминки.

Глава 9

Но нам не пришлось гоняться за девушкой. Когда мы выползли из травы, она уже была на вершине холма, где на пару мгновений остановилась, чтобы показать нам средний палец, а затем скрылась из виду.

– Вот и вали отсюда! – вдруг донёсся хриплый голос гоблина, который в эту секунду выскочил на тракт, грозно тряся кинжалом. – Эх, не успел, а то бы я её знатно покромсал! А вы, гляжу, и без меня справились. Я там просто ногу подвернул. Вообще не мог некоторое время двигать ею, но я всё-таки сумел увидеть, как наш бравый Сей раскроил этому светлому дегенерату башку. Просто красота! Подло, со спины, по-темному, по-нашему.

– Заткнулся бы ты Бад, – посоветовал я ему. – Пока ты там трусливо прятался, нас чуть на ленточки не порезали. Похоже, в светлых берут только тех у кого «отлично» по дисциплине «хитрость».

– Да я… да нога… – начал заикаться тот, опустив голову.

А вот орк уважительно произнёс, глядя на меня и не обращая внимания на притихшего гоблина:

– А ты, Рей, всё равно оказался хитрее. Я даже сначала подумал, что ты реально обделался от страха.

– А для кого я кричал, что нас двое осталось? Разве сразу не понятно? Да ещё я встал так, чтобы светлый оказался к тебе спиной. Он же вообще не ожидал твоей атаки. Кстати, сколько тебе славы за него дали?

– Сейчас проверю, – выдохнул игрок и на миг закрыл глаза, а затем довольно проронил: – Пятьдесят единиц.

– Ого, – изумился я, загнав брови к грязным волосам, прилипшим ко лбу. – Да-а, убийство игрока-антагониста действительно щедро оплачивается.

– Полтинник это ещё мало, – уверенно заявил гоблин, завистливо косясь на Сея. – Обычно сотню дают. А тебе почему-то только половину отсыпали.

– Хм, забавно, – задумчиво выдал я, а потом, повинуясь возникшей догадке, закрыл глаза и вызвал интерфейс. Да, так и есть – вторую часть награды за убийство светлого записали на мой счёт. И у меня теперь появилось пятьдесят единиц славы. Значит, в Чистилище не действует правило последней руки, когда все очки и опыт достаются тому, кто убил врага. Похоже, здесь слава делится, исходя из заслуг. Я ведь тоже приложил актёрские данные и хитрость к устранению светлого.

Когда я открыл глаза, то всё это поведал спутникам, а те покивали, соглашаясь, что, дескать, так справедливо делить славу. А потом я задал самый важный на данный момент вопрос:

– Товарищи тёмные, а что будем делать дальше? Нас ведь осталось трое.

– Технически мы и втроём можем завалить кротов, – стал рассуждать Бад, постукивая согнутым пальцем с обломанным ногтем по подбородку. – Условие задания мы не нарушим, так как принимали его вчетвером. А то, что один из нас помер – это уж наши проблемы.

– Надо двигаться дальше, – громыхнул орк, решительно нахмурив брови. – Гарика ждать не будем. Да и хрен его знает – рискнёт ли он в одиночку идти к полю?

– Короче, все голосуем за продолжение банкета? – уточнил я, протянув руку к своему топору, который до сих пор был в лапе Сея.

– Ага, – кивнул тот и торопливо передал мне оружие, точно гремучую змею. На лезвие до сих пор были видны капли крови.

– Вот и ладушки, – радостно проронил я, а затем быстро зашагал по тракту, оставляя за спиной то место, где добыл первую славу.

Гоблин и орк, не мешкая, двинулись за мной. Гигант уже привычно понёс на плече колья, а потом вдруг покосился на меня и с интересом спросил:

– Рей, а как ты так быстро придумал план по устранению светлого?

– Опыт, – проронил я, загадочно улыбнувшись.

Ну не рассказывать же ему о моём отце, который в молодости был довольно буйным типом, затевающим постоянные драки и споры. Только вмешательство некого психолога, посоветовавшего ему мысленно ставить себя на место своего оппонента, смягчило его характер. Благодаря этому подходу он стал понимать, что порой в глазах людей выглядит совсем не комильфо и его кулаки сами собой опускались. Ну а я обучился у отца этому приёму и даже пошёл дальше – стал пытаться предугадывать действия людей. И вот не делиться же всём этим с Сеем?

А тот меж тем вцепился изучающим взоров в моё лицо и жадно спросил:

– Какой опыт?

В этот миг я заметил, что гоблин начал прислушиваться к нашему диалогу. Так, похоже, есть шанс провернуть ещё одну сценку. Ну-с, начнём. Мои пальцы почесали влажный затылок, а затем рот принялся молоть откровенную чушь:

– Сей, ты только никому не говори, но я до попадания сюда проходил службу в очень секретном отделе одной правительственной организации. В неё брали хорошо если одного из тысячи, а уж учили нас там таким вещам, что лучше и не говорить о них… Так что – т-с-с-с. И больше меня не спрашивай о прошлом.

Орк вытаращил глаза, а затем истово закивал головой, но всё же позволил себе шёпотом спросить:

– А ты… ну… самого главного нашего вживую видел?

Я медленно кивнул с каменным выражением лица, после чего стал смотреть лишь на дорогу. А Сей торопливо перекрестился и выдохнул:

– Матерь Божья…

Гоблин тоже что-то потрясённо прошептал. Я же еле сдержал улыбку, рвущуюся на волю. Моя ложь была рассчитана именно на Бада. Орк-то явно будет молчать, а вот гоблин точно будет трепать языком о моём прошлом. Надеюсь, что такая легенда оградит меня от нападений светлых. Я бы без веской причины не стал связывать с каким-нибудь спецназовцем.

После этой «доверительной» беседы мы больше не разговаривали, а шли молча по тракту. И я решил воспользоваться этим временем, чтобы потренировать ловкость – начал подбрасывать в руке топорик, ловя его за рукоять.

В итоге я где-то минут десять занимался такой тренировкой, почувствовав, что к концу у меня уже ладонь начала болеть, а потом, после очередного холма, прервал свою прокачку.

К этому времени перед нашей троицей раскинулись поля сельскохозяйственного назначения. А обрабатывали их люди, живущие вон в той деревеньке, находящейся в паре километров от нас. Она раскинулась рядом с лесом и была окружена высоким бревенчатым частоколом. Я бы сходил туда, чтобы попробовать найти какое-нибудь задание, но пока времени на это явно нет. Нам бы с кротами успеть справиться.

Тут моим мыслям вторил и гоблин, приложивший ко лбу ладонь козырьком и мечтательно протянувший:

– А ведь в той деревне могут быть совсем простенькие задания: курей там загнать в сарай или крыс выгнать из амбара. Эх, жаль, что у нас каждая минута на счету.

– Ага, – буркнул орк и деловито направился к столбу с табличкой, который стоял возле ближайшего поля. Сей прочитал там что-то и уверенно крикнул, показывая рукой налево: – Нам надо обработать вон то поле со свёклой!

– Тогда давай скорее подготовимся! – громко бросил я и снял с плеча верёвку, которая уже успела до красноты натереть мою кожу. – Надо привязать наши кинжалы к кольям – и так легче будет валить кротов. Получатся самодельные копья.

– Рей, да ты голова! – восторженно проронил Сей с неким подтекстом. – А я-то думаю – на кой хер ему эта верёвка?

Я многозначительно моргнул, а потом быстро настругал верёвку на три равных отрезка и два из них передал орку и гоблину, после чего мы все вместе стали приматывать кинжалы к кольям. Последних гигант притащил сюда десять штук, так что если несколько сломаются, то невелика потеря – есть же ещё.

Но, как оказалось, я немного недооценил силу противника, ведь когда наша троица увидела заметное шевеление земли под рядами свекольной ботвы, то нам стало ясно – кроты каких-то ненормальных размеров. Такие могут и все наши колья переломать.

Орк даже лихорадочно выдохнул, выпучив глаза:

– Охренеть! Вы видите? Там под землёй ползёт какой-то хряк или Собянин тут роет ещё одну ветку метро!

– Вот так двадцать пять кротов, – прошептал я, потрясённо поправив сбившийся на затылок шлем, а затем быстро взял себя в руки и уверенно скомандовал: – Так, бойцы, у нас есть оружие, смекалка и стальные яйца, поэтому мы легко завалим каких-то там чернобыльских землероек. Берите колья и окружаем крота, а потом по моей команде атакуем. Всё поняли?

Игроки покивали головами, а затем мы двинулись к полю, отчего-то пригибаясь, словно крот мог увидеть нас. А тот знай себе лазил под землёй, и от его движений свёкла оказывалась на поверхности. Уж не ведаю – жрал её крот или нет, но своими действиями он точно губил часть корнеплодов. Видимо, поэтому барон и решил сократить кротовье поголовье, отправив нас сюда.

Тем временем мы уже приблизились к тому месту, где земля шевелилась наиболее интенсивно, а затем окружили эпицентр и по моему кивку синхронно воткнули самодельные копья. Что тут началось! Во все стороны полетели комья земли, словно под нашими ногами взорвалась граната, кто-то завизжал голосом гоблина, а наружу высунулась тёмно-коричневая башка звездорылого крота-мутанта. От обычных своих собратьев его отличали двадцать два кожных нароста на мордочке, которые напоминали звезду. И помимо этого, крот оказался размером с хорошего борова и весил килограмм сто. А ещё у него были весьма длинные, крепкие когти и острые, жёлтые зубы, которые он продемонстрировал, когда пронзительно запищал. Наверное, ему не слишком понравились три копья, торчащие из его спины.

Ну и после нашей атаки крот предсказуемо возжелал отомстить, блеснув совсем крошечными подслеповатыми глазками. А в качестве первой цели крот выбрал меня. Я еле успел отпрыгнуть, параллельно выдернув копьё. Когти противника пронеслись в считаных сантиметрах от моей груди. Я в эти доли мгновения почувствовал, как мой анус сжался до крепости алмаза. Крот едва не разворотил мне грудную клетку. А всё из-за этой долбанной ловкости, которая делала меня неуклюжим рукожопом. Я одновременно испытал закономерный страх и ярость. Вот же сучий мир! Но отступать нельзя, надо сражаться, поэтому я заорал, размахивая копьем перед мордой крота:

– Гасите его, пока я отвлекаю! Не стойте, как два трусливых Бада!

На гоблина мои слова произвели даже большее впечатление, чем на орка. Он с рычанием выдернул копьё из тела врага и с остервенением вонзил его снова. А Сей лишь успел вернуть своё самодельное оружие, а вот атаковать – тут уж он сам едва не попал под удар когтей крота, который опять завизжал и резко развернулся. Он потерял ко мне всякий интерес и решил отоварить того, кто только что воткнул в него копьё. Ну а так как гоблин и орк стояли рядом, крот разбираться не стал и попёр на Сея, полностью показавшись из земли. Я заметил, что по его жёсткой шерсти скатывались струйки крови. Мне стало жаль бедное млекопитающее, но я мигом вспомнил, что говорил бес о местных существах – после смерти они возрождаются. Но вот боль… похоже, что боль крот испытывал. Или он верещал для создания нужной атмосферы? Чистилище же отчасти игра. Да, наверное, так и есть, ведь вряд ли бы ангелы позволили мучить бедную зверушку. У меня прям от сердца отлегло после такого итога размышлений. И я с облегчённой улыбкой воткнул копьё в шею крота.

Тот опять завизжал и повернулся ко мне, натолкнув на логический вывод, который я торопливо озвучил вслух:

– Рассредоточились! Крот тупой, как пробка! Он атакует того, кто, по его мнению, последним попортил его шкурку! Так что по очереди тыкаем оружием в спину крота, а потом медленно отступаем! Сейчас очередь орка!

Сей кивнул и ударил противника копьём. Тот уже привычно заверещал и сконцентрировал своё внимание на зеленокожем гиганте. А обо мне он словно забыл.

В общем, как оказалось, крот довольно слабый противник, не блистающий умом, поэтому мы быстро лишили его жизни, не получив ни одной раны.

Когда наше трио завалило его, орк устало произнёс, вытирая землю, прилипшую к вспотевшему лицу:

– Ну и кабан.

– Ага, – согласно прохрипел я, присев на корточки и стянув с головы шлем. – А ведь нам предстоит завалить ещё двадцать четыре такие хреновины.

– А ещё этот дебафф, – промычал гоблин, демонстративно погладив себя по впалому животу, который уже почти к позвоночнику прилип.

– Слушай, а ведь мясо крота съедобное… – задумчиво протянул я, глядя на окровавленную тушу.

– Да? – удивился Сей, дёрнув головой.

– Ага, но в нём могут быть паразиты. Такое мясо надо хорошенько прожарить или проварить, – выдал я, окинув пристальным взглядом окрестность. – Ну это только если в деревню идти и там просить спички, но нам такой манёвр не подходит. Хотя… можно попробовать нарезать мясо на тонкие ломти и пожарить их на камнях, нагретых солнцем. Сейчас вон часов десять, а светило уже палит нещадно. Попробуем?

– Давай, – быстро согласился Бад, шумно сглотнув слюну. – Всё равно же ничего не теряем.

– Ну да, – поддакнул и орк, пожав могучими плечами.

– Отлично. Вы тогда идите и следите за землёй – если где-то зашевелиться, то сразу кричите. А я тут сам всё сделаю, – решительно проговорил я, после чего, не отвязывая кинжал от кола, стал разделывать тушу крота.

Тёмные же отошли от меня и начали бродить по полю, внимательно поглядывая на грядки свёклы. Ну а я, как уже заявил, стал потрошить мёртвую тушу, да не просто потрошить, а расчленять её, орудуя топориком. Кровь и кишки летели во все стороны, забрызгав меня до самого подбородка. И естественно, что я чуть не блеванул пока разделывал крота, зато мне удалось отрезать несколько тонких ломтей мяса и положить их на большой плоский камень, который оказался возле поля.

И вот тут вы спросите – а зачем же ты так раскрошил труп крота, если тебе нужно было всего несколько полосок мяса? А я отвечу – вы ведь не забыли, что мне достался класс «химеролог»? То-то же. Я расчленил крота, чтобы создать химеру, укладывающуюся, по весу, в двадцать пять килограммов. А вот теперь, когда я получил материал, мои пальцы принялись за дело.

Вскоре я сшил невообразимое нечто, напоминающее шерстяной шарик на двух ножках и с головой зайца. Химера получилась настолько мерзкой, что я едва сумел доделать её. Меня всего трясло от омерзения и отвращения. Но я прогнал эмоции и оживил её. Правда, химера даже не сумела встать, а только вяло трепыхалась на земле. Она своей недееспособностью подтвердила мои опасения насчёт того, что химер надо создавать примерно так же, как я создал лисазайца, а не вот это вот исчадие Ада. У лисозайца же были внутренности, сухожилия, скелет и конечности. Короче, анатомически та химера была крайне близка к обычному мёртвому животному. А вот нынешняя химера – это просто мёртвая плоть, собранная в шарик, к которому я пришил ноги и голову. Она чисто технически не могла принять вертикальное положение. Это как если бы из человека вынули берцовую кость и попросились встать. А тут даже хуже – у этой химеры много чего не хватало. Все связи организма были нарушены или полностью отсутствовали. Отсюда и её неспособность хоть что-то сделать, ну кроме как умереть и начать стремительно разлагаться.

Благо, что хоть игроки порядком удалились от меня и не видели её. Но если отринуть эмоции, то своего я добился – сила воли стала расти, а знания прибавили единицу за новый вид химер. А когда эта тварина померла, то я пришил к ней руку мертвеца, оживил и снова получил единицу к знаниям.

И я бы и дальше продолжил лепить химер и оживлять их, но в какой-то миг раздался громкий, призывный крик гоблина. Судя по всему, он отыскал крота. Поэтому я схватил самодельное копьё и ринулся к нему, заметив, что орк тоже побежал к Баду.

Спустя несколько десятков секунд я синхронно с орком достиг гоблина, и игроки выпучили глаза, уставившись на моё тело, покрытое засохшей кровью.

Я ни капельки не смутился и торопливо выдохнул:

– Там из этого крота такой фонтан крови вылетел. Просто охренеть.

– Ага, охренеть, – сдавленно промычал Сей.

– Ну а чего мы встали? Где крот? А вон вижу. Земля шевелится. Давайте приступать. Времени-то всё меньше и меньше, – протараторил я, решительно двинувшись к кроту, который ползал прямо под рядами свёклы.

Тёмные пошли за мной, а потом наша троица начала действовать ровно так же, как и в первом бою. И благодаря такой тактике мы и этого противника завалили без всяких потерь, а затем лишили жизни и третьего крота, четвёртого… двадцать пятого.

А параллельно с геноцидом кротов я бегал к химерам, оставляя игроков искать новых противников. И пока они разыскивали их, я поспешно пришивал к химере всё новые части взамен тех, что отрезал, а потом воскрешал уродца.

К сожалению, не все «запчасти» подходили для получения заветной единички к знаниям. Я не мог просто пришить новый клочок кожи к химере и тем самым увеличить знания. Тут требовалось что-то серьёзное – ещё одна конечность, голова или нечто подобное. А ведь общий вес тварины не должен был превышать двадцать пять килограммов. Поэтому вскоре я уже не мог «обновить» химеру и начал прокачивать лишь силу воли, расходуя ману на воскрешение.

Ну а когда наше трио добило кротов, мы почти побежали в город, прихватив с собой прожарившиеся ломти кротовьего мяса. Игроки прямо на бегу стали поглощать его, а я еле заставлял себя жевать мясо, думая о том, что моим спутникам крупно повезло – они ведь так и не увидели химер, в отличие от меня самого. Вот именно из-за этого у меня и не было особого аппетита, несмотря на то, что ел я только вчера вечером, да и то лишь хлеб и сырые грибы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю